Sacra Terra: the descent tempts

Объявление


городское фэнтези ♦ NC-17
Соединенные Штаты Америки, Нью-Йорк
январь-февраль, 2017 год
CHAOS [6170] vs ORDER [5523]
«Несомненно, Крис не будет единственным человеком, умершим рядом с Аббадоном, но вряд ли кто-то делил с ним свои последние минуты, нежась в ванне и наблюдая, как Высший демон увлеченно гоняет по розовой от крови пене желтую резиновую уточку...» [читать дальше]
Headmaster's treatment [24.01.2017]
Alistair Horne & Christopher Parker

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » Love and blood » Welcome to the new age [27.08.1023]


Welcome to the new age [27.08.1023]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Seelie Queen & Nathaniel Force
http://i.imgur.com/h9jpvZN.gif http://i.imgur.com/IuIy01i.gif
Герцогство Гаско́нь , ночь;
27 августа, 1023;

•••••••••••••••••••
Разиэлю и в голову не пришло предупредить нижнемирцев о том, что отныне на свете существуют Сумеречные Охотники, предназначением которых является защита этого мира от демонов и их порождений. Первое знакомство Натаниэля с нефилимами чуть было не стоило ему жизни, если бы не помощь одной прелестной дамы. Похоже, отныне он обязан ей по гроб своей долгой бессмертной жизни.

•••••••••••••••••••
I feel it in my bones,
In my veins, my blood is running cold.
Just lead me on.

Отредактировано Nathaniel Pierce (2017-07-16 23:09:00)

+5

2

На заре времён многое было иначе. Сумеречный мир волею Высших сил, притом далеко не божественного происхождения, начинал своё становление. Кто-то решил, что представители Нижнего мира, которых впрочем тогда так ещё не называли, должны быть уравновешены другой силой и совершенно иного происхождения. Фэйри были одной из самых древних рас на земле, предпочитая держаться подальше от суеты простого мира, прячась в своём измерении. Не то, чтобы было чего бояться, но многие не хотели иметь дело с простыми смертными или же с Детьми Луны или Ночи, видя в них если не потенциальную угрозу, то, по крайней мере, нечто такое, что представляло мало интереса для такой мудрой расы, как феи. Но Королева Благого Двора придерживалась другого мнения: ей был интересен этот мир и его обитатели, и как мудрый монарх, чей взгляд должен быть устремлён далеко вперёд, женщина хотела знать тех, с кем, возможно, однажды придётся делить этот мир. Она догадывалась, что когда-нибудь её поданные и те, кто вверил в её руки свою жизнь, захотят покинуть Летний Двор, если на на совсем, то на длительный срок, желая исследовать его, познать и, быть может, открыть для себя что-то новое. Красноволосая их понимала, - любознательность не порок, но лучше быть готовым к тому, что может приготовить новый, неизвестный мир.
И этот мир приготовил им нефилимов, Сумеречных охотников, - новую расу полулюдей-полуангелов, призванных сражаться с порождениями зла. Демонами проще говоря. Это напоминало хаос. Джонатан Охотник преследовал благую цель, он хотел защитить своих - простых людей, которые ничего не могли противопоставить ни демоническим отродьям, ни другим расам. Слабые, тщедушные, не такие выносливые, не обладающие какими бы то ни было выдающимися талантами, - они были беззащитны в этом мире перед лицом опасности. Разиэль внял их мольбам, но задумывался ли Ангел, какой хаос это может создать здесь, на земле? Мир ещё не был готов к Законам, Соглашениями, мирным Договорам, которые были бы способны хоть как-то урегулировать взаимоотношения между ними всеми. Королева понимала и это, ведь эволюция - страшная сила, и для всего так или иначе нужно время, ко всему нужно прийти и до всего нужно дойти не только умом, но и сердцем, а для этого могут потребоваться годы, века, возможно, тысячелетия.
Юг Франции в это время года был прекрасен: бескрайние лесные массивы этой территории поражали воображение даже Леди Летнего Двора. Однажды оказавшись в этом месте, она любила возвращаться сюда вновь и вновь. Любила фэйри бывать и на побережье этого дивного места, чьи мелкопесчаные пляжи притягивали внимание не только местного населения, но и других людей, стягивающихся сюда со всей Франции. Но в основном это было днём, ночью люди предпочитали прятаться по своим домам, и это пустынно-уединённое время женщина любила больше всего. Ничто и никто не отвлекали её от ночной прогулки, бывшей в общем-то бесцельной. Ну разве что душу порадовать, да природой полюбоваться.
Чуткий слух Королевы уловил что-то. Она не сразу поняла, что происходило в непосредственной близости от неё, но в миг насторожилась. Погоня? Кажется, несколько людей гнались за кем-то. Но были ли это в самом деле люди? Фэйри инстинктивно сделала пас рукой, заставив ветки близстоящих деревьев расступиться, пропуская вперёд. Красноволосая сощурила ярко-голубые глаза: человеческое зрение было неспособно увидеть то, что увидела она. Несколько Сумеречных охотников гнались за... вампиром. На такой скорости было сложно что-либо рассмотреть, и фэйри больше почувствовала, кто перед ней, нежели увидела, и всё же заинтересовалась. Странное чувство. Обычно она предпочитала держаться подальше и не вмешиваться в дела, которые никоим образом не касались её народа. Какое ей дело до охотников, и уж тем более до одного-единственного вампира? Добротой душевной Королева Благого Двора не отличалась и не то, чтобы каждый день спасала проклятые души от смерти, но...
Очередной пас рукой раздвинул ветки деревьев, мешавших наблюдать за погоней: преследователи и их жертва неумолимо приближались к тому месту, где находилась фэйри. Даже с их ангельскими рунами, нефилимам было крайне трудно тягаться в скорости с вампиром, и всё же они нагоняли. Воздух начал накаляться, сгущаясь на пару сотен метров вокруг. Напряжение, страх, отчаяние. Этому вампиру было страшно, и лишь желание жить гнало его вперёд. Красноволосая чувствовала запах крови - кто-то был ранен.
Даже спустя тысячу лет она вряд ли ответит на вопрос, почему резко рванула вперёд, выставляя вперёд изящно сложенные ладони, с которых слетел сноп розовых искр. Охотников, выбежавших в поле, накрыло плотным туманом. Послышались голоса - нефилимы были в замешательстве, ведь туман не давал им пройти, и в нём совершенно ничего нельзя было углядеть. В такой ситуации преследование продолжать было практически невозможно, и всё же они не остановились, начав медленно продвигаться вперёд. Королева нахмурилась: а эти охотники смелые, надо отдать им должное. И куда подевался этот вампир? Этот туман должен был задержать и его. Фэйри потребовалось некоторое время, чтобы отыскать беглеца, замеревшего не более, чем в пятидесяти метрах от нефилимов. Там, где ступала красноволосая, туман расступался, пропуская свою хозяйку вперёд.
Стоило ей оказаться перед вампиром, как всё стало происходить слишком быстро. Он был слишком напуган и готов был бежать - только куда? - и фэйри, решительно шагнув к нему, прислонила тонкий палец к его губам, призывая к молчанию. Вторая её рука легла вампиру на плечо, крепко и уверенно сжимая. От фэйри не исходило никакой угрозы, он должен был это почувствовать, - впрочем, не зря говорят, что феям верить нельзя, но здесь был явно не тот случай.
Туман отступил так же неожиданно, как и появился, моментально исчезая, будто бы по щелчку пальцев. Сумеречные охотники загомонили, озираясь по сторонам и пытаясь определиться, куда побежал вампир.
Прошло не меньше десяти минут, пока Королева Благого Двора и вампир стояли, надёжно скрытые её магией прежде, чем нефилимы побежали по ложному следу в противоположную им сторону. Женщина убрала руку с плеча вампира и отступила на шаг назад, с любопытством разглядывая того, кого спасла.
Совсем юный...

+4

3

Прошло всего несколько лет с тех пор, как Натаниэль оставил своего наставника, решив продолжить свой путь по жизни самостоятельно. Гастон напоследок посоветовал молодому вампиру держаться поближе к "своим", ибо вместе они сильнее. Нейт молча согласился со старшим товарищем, подумав, впрочем, что ему хотелось бы какое-то время побыть одному. Слишком много всего произошло в его жизни, и слишком много ещё ждало впереди, на протяжении долгих веков. Нейтан только-только смирился с тем, что он вампир, что он бессмертен, и вынужден питаться кровью, но этого было мало. Ему нужны были ответы, но где их найти он не знал. Казалось бы, по людским меркам он был уже довольно стар, и многое успел повидать, но становление вампиром словно не просто обнулило какой бы то ни было человеческий опыт Нейта, а словно отбросило его в минус, и теперь ему приходилось наверстывать то, что все эти годы ускользало от его понимания. Решив, что пока не готов покинуть родные края, Натаниэль, взяв себе фамилию Форс, обосновался на Юге Франции, на окраине герцогства Гасконь. Его мать была родом из этих мест, потому вампир чувствовал некую связь с этими краями. Во время одной из ночных прогулок по лесу, о котором так много рассказывала его матушка, Нейт почувствовал запах, который вот уже пару десятков лет оказывал на него особое влияние – запах крови. Юный вампир непроизвольно выпустил клыки, а ноги сами понесли его к источнику аромата. Спустя пару мгновений, Форс уже стоял на небольшой поляне, залитой лунным светом, преломляющимся сквозь верхушки деревьев. Крови было много, она была повсюду, также как и высушенные до последней капли человеческие тела. Простые крестьяне, это было понятно по их одеждам, юноши и девушки, едва ли шестнадцати-семнадцати лет от роду. Натаниэль насчитал семь тел, а то время как ещё одно, восьмое, всё ещё подавало признаки жизни. Но, учитывая темный силуэт, склонившийся над телом извивающейся жертвы, это было ненадолго. С трудом поборов желание присоединиться к собрату, Форс приблизился к нему и оттащил от полуживой девушки со светлыми волосами.

Что за беспредел ты здесь устроил? – воскликнул Нейтан, всеми силами стараясь не обращать внимание на кровь, сочащуюся из ран девушки прямо у него под носом.

Нет, Форс не был героем или праведником, который стал бы осуждать вампира за дорожку из обескровленных трупов. Такова была их природа – злой рок сделал из них хищников, вынужденных жить таким образом. Но если они хотели и дальше жить и охотиться, стоило делать это с умом – Натаниэль уже не раз наблюдал панику, которую поднимают люди, если смертей от укусов неизвестных животных становится слишком много. А ему слишком нравилось в Гаскони, чтобы сбегать отсюда из-за какого-то недоумка, вынудившего селян пойти на них с вилами. Однако спасенная девушка, видимо, посчитала иначе. С трудом поднявшись на ноги, она ухватилась за плечи своего спасителя, ища поддержки, шепча и моля защитить её от этого чудовища, и это стало её роковой ошибкой. Как бы успешно ни было обучение Нейта самоконтролю, но когда кровоточащая хрупкая шея оказывается в сантиметре от твоего лица, ты не можешь игнорировать это. С глухим рычанием вампир вонзил клыки в сонную артерию девушки, тут же ощущая столь желанный металлический привкус на кончике языка. Сложно было осознавать, что вкус крови отныне единственный вкус, который он может различать, но со временем Нейт научился и в нем улавливать всевозможные оттенки и нотки. Кровь этой девушки оставляла послевкусие весеннего солнца, пробуждающейся ото сна природы, пения птиц и горных ручейков. Она была слишком молода, чтобы умереть такой глупой смертью, но, кажется, её судьба уже была предрешена. Испуганный крик, который зазвенел в ушах вампира в момент укуса, уже сошел на нет, а поначалу напряженное и сотрясающееся в попытках вырваться тело обмякло в его руках. Жизнь постепенно уходила из невинной девчушки, просто оказавшейся не в том месте не в то время, по капле переходя Натаниэлю, продлевая его существование на этом свете.

Именем Ангела Разиэля, вы ответите за свои злодеяния, демонические отродья!

Оторвавшись от трапезы, Нейт выронил девушку из рук, и та безвольным кулем упала к его ногам, пачкая кровью одежду и обувь. Подняв глаза, вампир увидел на пригорке троих мужчин. Они были одеты в похожие черные одежды, на оголенных участках кожи виднелись замысловатые темные узоры, а в руках они держали необычного вида оружие. Они не были похожи на крестьян или даже французских дворян – больше походили на воинов, но с непривычным для взора Нейтана снаряжением.

Вы ещё кто такие? – поинтересовался Форс, пристально изучая своих оппонентов.

Моя закуска, – вампир, который всё это время молча наблюдал за тем, как Форс поглощает его "ужин", резко подался вперед, обнажая клыки. Это было его большой ошибкой, ибо двое мужчин сделали синхронный выпад с двух сторон, легко разрубив вампира на части. Леденящий ужас сковал сердце Натаниэля при виде этого зрелища. Его виду досталась способность стремительно регенерировать, поэтому убить их было довольно сложно, но, видимо, даже эта способность не могла вырастить новую голову на шее вместо отрубленной. Впервые вампир умер на глазах у Форса, и он не хотел становиться следующим.

Дальше всё происходило слишком стремительно – Нейтан встретился взглядом с мужчинами и бросился наутек, буквально прочитав в их глазах, что его ждет та же участь. Он думал, что вампирская скорость даст ему огромное преимущество, но незнакомцы по какой-то необъяснимой причине могли двигаться почти столь же стремительно. Погоня продолжалась несколько минут, и они ушли от злополучной поляны уже довольно далеко, когда всё вокруг внезапно заволокло непроглядным туманом. Первым порывом было продолжить побег, но здравый смысл кричал, что нельзя стремиться вперед, если не можешь хотя бы примерно предугадать что ждет тебя там. Действуя столь опрометчиво можно было легко самостоятельно напороться на острый клинок, облегчив преследователям работу. Но откуда взялся этот туман? Форс озирался по сторонам, но не видел даже собственной руки, отведенной в сторону. Сердце гулко билось о грудную клетку, разгоняя по телу волны адреналина вперемешку с паникой. Неужели такой будет его кончина?

Неожиданно густой белый дым расступился перед изящной женской фигурой. Её алые волосы слишком ярко выделялись на фоне непроглядного тумана, а голубые глаза сияли не хуже звезд в ясном ночном небе. Она была красива, непередаваемо прекрасна, словно сам Ангел, сошедший с небес, но было в ней в то же время что-то дьявольское – то ли блеск в глазах, то ли изящный изгиб губ, от которого сложно было отвести взгляд. Всё существо вампира тянулось к этому прелестному созданию, и в то же время отчаянно хотело убежать, скрыться от этого пронзительного взгляда. Наверное, поэтому Форс придерживался средней позиции, а именно – стоял как вкопанный, с ужасом и трепетом наблюдая за приближением незнакомки. Мгновение, и вот указательный палец ещё изящной ладони касается губ Нейта, словно остерегая от необдуманных слов и действий, а вторая ладонь сжимает его плечо. В ту же секунду туман рассеялся, и стало понятно, что преследователи находятся в непозволительной близости от Форса и этой молодой особы. Всё ещё парализованный происходящим, Натаниэль понимал, что должен бежать, должен пытаться спасти свою жизнь, но два бездонных голубых океана глаз не выпускали его из своего плена. Что ж, по крайней мере, он мог погибнуть, созерцая нечто по-настоящему прекрасное. Успокаивая себя подобными мыслями, Нейт расслабился и отдался на волю судьбы. Какого же было его удивление, когда трое незнакомцев, озираясь и переговариваясь, прошли в двух метрах от вампира, не обратив на него ни малейшего внимания. А потом ещё, и ещё раз. С их губ слетали фразы вроде "куда он мог подеваться" или "он не мог уйти далеко", словно тот, кого они ищут, не стоял на расстоянии вытянутой руки от одного из них. Нейтан понял, что судьба вновь столкнула его с чем-то новым, необъяснимым, но до тех пор, пока это спасало ему жизнь, он готов был принять этот подарок, не задавая лишних вопросов. Наконец, преследователи определились с маршрутом и скрылись из поля зрения вампира. Только тогда незнакомка прервала их контакт, делая шаг назад.

Полагаю, я обязан вам жизнью, – голос вампира немного дрожал от пережитого волнения, но он постарался взять себя в руки. – Как я могу отблагодарить вас, прекрасная леди?

Почтительный кивок головы в знак уважения. Не смотря на то, что Нейт не появлялся "на публике" уже много лет, вынужденный свести своё существование к ночному образу жизни, он всё ещё помнил манеры, которым был обучен ещё при дворе графа Бургундского. Он не понимал как этой девушке удалось одурачить его преследователей, а, главное, зачем ей это было нужно, но был безмерно благодарен ей за это.

Вы знаете кто это был? Я впервые вижу нечто подобное, – люди, которые могу передвигаться почти также быстро, как вампиры? Да, это было более, чем необычно. – Впрочем, необычный туман и сбивающие с толку чары я тоже вижу впервые, не сочтите за дерзость.

+4

4

Надо отдать должное этим охотникам - упорства им было не занимать. Интересно, чем им так не угодил этот вампир? Или дети Ангела, в надежде не разочаровать своего божественного родителя, рьяно хватались за любую работу и пытались выполнить её идеально? Трое крепких, сильных мужчин, чьи тела были испещрены рунами - Королева уже видела их неоднократно - всё никак не хотели уходить, рыская буквально в шаге от фэйри и вампира, но так и не находя свою жертву. Магия Королевы Благого Двора была слишком сильна, чтобы трое рядовых нефилимов могли ей что-либо противопоставить. Она слышала, что Ангел Разиэль даровал им какую-то особую руну, позволяющую сопротивляться магии фей, но ведь непосредственно на них она и не воздействовала, она укрывала вампира, а, значит, нефилимы совершенно точно не могли распутать этот таинственный, волшебный клубок из хитросплетённых чар.
Если бы красноволосая не вмешалась, вампиру, вне всяких сомнений, пришёл бы конец, при том не обязательно быстрый и безболезненный.
Фэйри заглянула в зелёные глаза вампира, бывшие всё ещё широко распахнутыми, недоверчивыми, удивлёнными. Казалось, в них отражаются все эмоции разом: от медленно утихающего страха до священного ужаса, что, возможно, перед вампиром оказался куда более опасный противник, чем трое охотников до этого, а главное - неизвестного ему вида.
Губы Королевы дрогнули в полуусмешке, спустя мгновение превращаясь в улыбку. Вампир пытался сдерживать своё волнение, но фэйри не винила бы его даже, если бы он пребывал в куда более нервозном состоянии. Не каждый день за тобой гонится трое охотников, о существовании которых ты и понятия не имеешь, и кроме первобытного страха почти не испытываешь других эмоций. И мыслить рационально тоже не можешь.
— Полагаю, что да, - чуть растягивая слова, отозвалась фэйри. — Меня зовут Аредэль, - чуть помедлив, добавила Леди Летнего Двора. Своим настоящим именем она представлялась редко, и всё же это было её имя, данное ей при рождении. Немногие удостаивались такой чести, но что-то во взгляде юного вампира, в почтительном кивке головы и в том, как он пытался держаться рядом с ней, было что-то такое, что располагало к себе. Это было трудно объяснить, но на заре времён всё было гораздо проще. Даже Королева и её взгляды на жизнь.
— Возможно, однажды, вы спасёте жизнь мне, кто знает? - усмехнувшись, продолжала красноволосая. — Так что пока, я думаю, простой благодарности хватит, - феи любили сделки, но отчего-то сейчас даже язык не повернулся предложить нечто подобное вампиру. Её ведь никто не заставлял его спасать, верно? Она сама ринулась вперёд, почти с заботой накрывая их своей магией. Было бы странно после такого называть цену за свои услуги. Если вампир захочет, он сам её отблагодарит... когда-нибудь.
— Нефилимы, - Королева повернула голову в том направлении, где скрылись трое неизвестных. — Ещё их называют Сумеречными охотниками, дети Ангела Разиэля. Наполовину люди, наполовину ангелы, - хотя, конечно, на условную половину, - усмехнулась красноволосая, вновь возвращая своё внимание вампиру. — Странно, что вы до этого не встречались с ними, они вроде как хранят порядок в этом мире и баланс сил, - фэйри кивнула на перепачканную в крови рубашку вампира. — Советую быть осторожнее, их всё больше, - её народу охотники пока что не угрожали, да и дивный народец редко убивал простых смертных, разве что по большой нужде или случайно, а вот вампиры или оборотни - другое дело. Наверняка, нефилимы давно прознали, что эти две расы не всегда могут контролировать свою жажду крови или же обращение. — Никогда не слышали о фэйри? - изогнув брови, продолжала Леди Летнего Двора. — Нас ещё называют дивным или волшебным народцем, но не обманывайтесь на счёт названия, - склонив голову чуть ниже, проговорила красноволосая.
Фэйри развернулась и сделала несколько шагов в сторону, ступая на одну ей ведомую тропинку, жестом призывая вампира последовать за ней. Казалось, что сама трава расступалась под её ногами, деревья отводили ветви, а прекрасные цветы прятали колючки, чтобы не поранить нежную, ни чем не защищённую кожу ног.
— Поведуете мне, чем же вы прогневали Охотников, что они хотели вас убить? - впрочем, она могла догадаться о том, что произошло, и всё же было интересно, что же расскажет ей юный вампир, насколько будет честным, открытым, - или испугается сказать правду?
— Идёмте, я уведу вас подальше от этого места, здесь всё ещё небезопасно, Охотники могут вернуться, - Леди Летнего Двора развела руками, и на первый взгляд непроходимые кустарники прижали ветви к стволам, пропуская фэйри и вампира вперёд.

+3

5

Аредэль. Нейт с интересом повторил имя девушки про себя, пробуя его на вкус, будто хорошее вино. Необычное имя, достойное поистине внеземного существа. Впрочем, именно такой и казалась ему незнакомка. Все в ней завораживало – ее молочно-белая кожа, казавшаяся почти прозрачной и придающая ей утонченности, мягкие переливы ее мелодичного голоса, ласкавшего чувствительные уши вампира, ее длинные алые волосы, ниспадающие на плечи, а более всего – ее глаза. Кто-то мог сказать, что цвет их неестественен, но Натаниэль точно знал, о чем они ему напоминают. Ясное небо в самый разгар жаркого дня. До боли голубое и такое притягательное. Он все еще помнил этот цвет, хотя не стоял под солнцем и небом уже много лет.

Страх начинал постепенно покидать его, уступая место смятению и живому интересу. Его все еще мучил вопрос о том, кем являлись те странные мужчины, напавшие на них. Очевидно, что Аредэль была прекрасно осведомлена об их природе.

В таком случае, примите мою безграничную благодарность, прекрасная Аредэль, - Нейт вернул девушке ее легкую улыбку, склоняя голову. – Меня зовут Натаниэль. На случай, если вам интересно имя незадачливого вампира, которого вы спасли.

Форс проследил направление взгляда Аредэль – в воздухе еще висел такой необычный, новый запах крови неизвестных. Повисшую на мгновение тишину нарушил голос девушки, рассказывающий ему об этих невиданных доселе созданиях. Вопреки его ожиданиям, это нисколько не прояснило ситуацию, порождая только больше вопросов. Нефилимы, Сумеречные охотники, наполовину ангелы. Откуда, а главное, когда, они успели появиться на этой земле? Очевидно, они не спешили уведомить мир о своем прибытии или же письмо, предназначенное Натаниэлю, потерялось в дороге. Действительно странно, что это был первый раз, когда он сталкивался с этими существами, да еще и слышал о них впервые. Удивительно. Возможно, их сила, ловкость и быстрота достались им от ангела? Ангел, подумать только. И кто дал им право убивать ему подобных? Вампиры, конечно, не отличались высоким моральным компасом, особенно те, которых он успел повстречать на своём пути, но жизнь вынудила их быть такими. Этот мир поставил перед ними лишь два варианта для выбора: питаться и жить, или умереть. Все вампиры однажды уже умирали, поэтому ничего удивительного не было в том, что они как могли цеплялись за ту иллюзию жизни, что у них осталась. Именно иллюзию, ведь сердце их не билось, кожа была холоднее мрамора, а главным их желанием была кровь. Пожалуй, ему и правда стоит вести себя осторожнее, раз уж он мог погибнуть лишь за то, кем являлся.

Чем больше говорила Аредэль, тем больше Нейт удивлялся, и поражался тому, сколько же еще он не знает об этом мире. Удивительно, как всего одна прогулка может стоить такого огромного багажа впечатлений. Ангельские отпрыски и волшебный народец. Из всего того, что успела продемонстрировать ему Аредэль, ее народ вполне оправдывал свое название – чего стоили ее завораживающие чары, скрывшие их от посторонних глаз, ее ангельская красота и поистине королевская манера держать себя. Что же было в ней такого, что могло заставить его если не изменить свое мнение, то хотя бы подтвердить ее же собственные слова?  Возможно, это была дьявольская искорка, которая нет-нет, да мелькала во взгляде Аредэль? Или едва заметная тень, падающая на ее лицо, когда она с интересом склоняла голову? Или нотки ее голоса, иронично подскакивающего вверх? Ответа на этот вопрос Натаниэль пока не нашел.

Я мог бы сказать, что стал всего лишь жертвой случая, – печально усмехнулся Форс, – но это было бы правдой лишь наполовину. Впрочем, если мне до сих пор удавалось не сталкиваться с этими созданиями, думаю, этой ночью всё же не обошлось без провидений свыше, – хотелось верить, что раз уж высшие силы свели его не только с Сумеречными Охотниками, но и с прекрасной спасительницей, то они не желали ему смерти. На сегодняшний день. – Гонимый тягой к крови, я стал свидетелем массового кровопролития, устроенного другим вампиром. Я лишь хотел остановить его, но... – Нейтан запнулся, глядя на свою окровавленную рубаху, – но оказался недостаточно силен, чтобы противостоять инстинктам, покуда жертва сама маячит кровоточащей раной перед твоим лицом. Тогда и появились они, убив того вампира у меня на глазах. Я должен был стать следующим, если бы не Ваша помощь, Аредэль, – Форс встретился со взглядом ярких глаз, отчасти удивленный собственной откровенностью. Впрочем, незнакомка смотрела на него так, словно и сама прекрасно знала что произошло, а вопрос задала лишь из вежливости, да чтобы посмотреть что ей ответит Нейт.

Аредэль увела его в сторону, туда, где казалось и не было никакой тропы, но лес будто слушался ее, любезно расступаясь перед девушкой и ступившим за ней вампиром. Странно, но эта магия не пугала его, не вызывала отторжения. Нейт как завороженный следил за этим действом, пока они уходили все дальше в лес. Он чувствовал необъяснимое расположение к этой молодой особе. Не только потому, что она по каким-то, понятным только ей причинам – разве кто-то спешит на помощь кровососущим созданиям только потому что в будущем они могут спасти жизнь в ответ? − решила спасти его. Что-то было такого в ее улыбке, в ее речи, что заставляло Натаниэля отбросить сомнения в ее намерениях. По крайней мере, на какое-то время.

Не хотелось бы показаться грубым, – вампир собрал всю волю в кулак, дабы задать вопрос, который вот уже несколько минут крутился у него в голове, – и уж тем более невежественным, но я и впрямь впервые слышу о фэйри. И, как я вижу, это огромное и непростительное упущение с моей стороны. Было бы очень интересно побольше узнать о вашем, как вы сказали? Дивном народце? – нет, он не мог просто принять факт существования каких-то совершенно новых и незнакомых доселе видов, не попытавшись разузнать о них как можно больше. Вероятно, когда-нибудь его чрезмерное любопытство будет стоить ему жизни, но Форс всем сердцем надеялся, что случится это не сегодня.

+2

6

О, дивный, новый мир!
Если бы он и в самом деле был таким, каким мог показаться на первый взгляд. От Королевы не укрылось то, с какой жадностью и одновременно растерянностью Натаниэль слушал её слова. Наверное, всем, кто недостаточно прожил на этом свете, происходящее казалось безумием в чистом виде. То, с какой скоростью изменялся мир, стоило первым охотникам появиться на земле, поражало воображение. Нефилимы пытались установить свои порядки, правила, которые они едва ли успевали доносить до сведения зарвавшейся по их мнению нежити. Если бы вампир задал свой вопрос вслух - кто дал им на это право? - он был бы чертовски прав, и Аредэль бы его даже поддержала в этом. Но фэйри всё же прожила чуть больше, чуть больше видела и слышала, и гораздо больше понимала в этом мире - такова её природа. Волшебный народец не просто так называли «мудрым» народцем, - казалось, знания текли по их венам с самого рождения.
— Натаниэль, - нараспев произнесла Леди Летнего Двора. — Какое благозвучное и мягкое имя, - без тени смущения продолжала красноволосая. — Представляю, какое смятение вы испытываете, пока я рассказываю о нефилимах, - фэйри улыбнулась.
— Думаю, не один вы задаётесь множеством вопросов. К сожалению, не уверена, что могу ответить на них все... Знаю лишь, что первые Охотники появились не так давно, когда в наш мир вторглось великое множество демонов. Демонам ведь всё равно кого убивать - нас с вами или простых людей. И некто по имени Джонатан, тогда он ещё был мирянином, призвал Ангела Разиэля, - воодушевлённо рассказывала Королева Благого Двора, припоминая звучную историю, пересказанную ей одной из своих поданных.
— Удивительно, что Ангел откликнулся на зов простого человека, но произошло чудо, и Ангел ответил Джонатану, даровав ему какие-то могущественные артефакты, о которых я, увы, не знаю, но знаю то, что с помощью них Джонатан получил способность создавать новых Охотников. Уж не знаю как... - красноволосая чуть сморщила носик. Она не любила чего-то не знать, но, к сожалению, как не старалась, подробностей так и не узнала. — Возможно, это просто легенда, которая не имеет ничего общего с реальностью, но как говорит мой народ - «все легенды правдивы», и если нефилимов правда можно создавать с помощью каких-то артефактов, нам с вами стоит поостеречься, - баланс сил в природе - вещь довольно хрупкая. Кто знает, кто однажды его нарушит, и какое наказание за это придумают Охотники? Они считали, что делают праведное дело, благословлённые самим ангелом, но отчего-то совершенно не думали о том, что нижнемирцы вроде Натаниэля - юные, неопытные, гонимые жаждой - просто пытались выжить. Они не стремились причинить вред людям и, возможно, даже не хотели убивать, но ведь и сами умирать они тоже не хотели. Будут ли доблестные Сумеречные охотники разбираться и с этим?
Леди Летнего Двора вздохнула, ненадолго погружаясь в собственные мысли.
— Провидение существует, Натаниэль, даже не сомневайтесь, - согласно кивнула фэйри. Когда-нибудь, спустя много-много лет, они обязательно вспомнят об этом разговоре и рассмеются.
Фэйри внимательно слушала рассказ вампира. Признаться, он её удивил своей откровенностью. Не то, чтобы она ждала услышать ложь, но то, с какой искренностью он рассказывал о том, что не устоял перед жаждой крови, поразило в самое сердце. Возможно, всё дело в том, что Аредэль видела куда больше, чем остальные, смотрела глубже, читала по глазам. Для кого-то подобное признание могло бы оказаться не более, чем красивым рассказом, но не для неё. Она кротко улыбнулась Натаниэлю, запоминая каждое слово и безмолвно благодаря его за честность, которой она не забудет. Кто знает, возможно, даже никогда не забудет?
— Вы уже поблагодарили меня, - напомнила Королева фей, и всё же не смогла сдержать очередной улыбки. Пока они углублялись в лес, где звуков и света становилось всё меньше, опасность, отчётливо ощущающаяся в воздухе, отступала. Охотники уже были далеко, и сюда они вряд ли вернутся - не станут же они, в самом деле, в третий раз прочёсывать один и тот же участок? Здесь, в чаще, было гораздо темнее, и Королева сомкнув ладони, спустя мгновение выпустила в воздух несчётное количество маленьких, золотистых светлячков. Светлячки, послушные воле своей хозяйки рассредоточились над головами Аредэль и Натаниэля, освещая путь, но всё же находясь на почтительном расстоянии, дабы не мешать. Так-то лучше.
— Желание узнать больше сложно назвать нежевеством, так что спрашивайте, Натаниэль, если у вас есть вопросы. Я постараюсь на них ответить, - светлячки сложились в нечто похожее на купол, освещая лица фэйри и вампира мягким, золотистым светом.
— Фэйри - наполовину демоны, наполовину ангелы,  - как сказку, чарующе-томным голосом, начала свой рассказ Аредэль.
— Говорят, что мы также прекрасны, как ангелы, и столь же порочны и коварны, как демоны. Мой народ живёт в другом измерении, где время течёт совершенно по-другому. Это дивный край, где горы выше небес, а вода в озёрах чище любой слезы, но там, к сожалению, нет солнца,- вздохнула красноволосая. — А я так люблю солнце! Поэтому часто я прихожу в этот мир, чтобы совершить очередную прогулку прежде, чем вернуться домой, - фэйри улыбнулась, смотря вампиру прямо в глаза.
— Наш народ обладает мудростью прожитых веков, хотя мы не считаемся бессмертными, просто умеем управлять временем. Наша магия не похожа на магию чародеев, если вы когда-то встречались с подобными, она уникальна и пленительна, - Королева повела в воздухе указательным пальцем, и светлячки сложились в причудливый узор, который при ближайшем рассмотрении напоминал пейзаж - горы, солнце и, кажется, поле. Леди Летнего Двора усмехнулась. — Мой народ многочисленен и разнообразен. Среди нас есть и эльфы, и дриады, и русалки, и норны, и берсерки, и даже тролли, и гоблины, и много кто ещё, - видя замешательство вампира, красноволосая звонко рассмеялась.
— У каждого вида свои особенности, но, думаю, на сегодня хватит теории. Вы выглядите утомлённым, Натаниэль, - отозвалась фэйри. — У вас есть дом? Я могу проводить вас туда. И по дороге вы мне расскажете о себе, что скажете?

+1

7

Форс словно заворожённый слушал рассказ Аредэль. Мелодичный перезвон её голоса лился, будто горячая патока, и казалось, что его можно слушать часами, днями, неделями. Да и сама девушка была столь прекрасна, что вампир украдкой пару раз ущипнул себя, дабы убедиться, что это не сон. Её рассказ о Сумеречных Охотниках поражал воображение. Было сложно представить, будто сам Ангел спустился на землю, дабы помочь простым людям. Демоны. Натаниэль слышал о них от своего наставника, но никогда не встречал. Были ли они так ужасны, какими пыталась их представить Аредэль? Возможно. Но были ли многим лучше эти самые Ангельские создания, пришедшие в этот мир, чтобы убивать? Убивать демонов и их порождения, но разве это многое меняет? И что значит, что Охотников можно создавать с помощью артефактов? Как это происходит? Слишком много вопросов без ответов, которые тяжким грузом оседали в подсознании Нейта. От внимания мужчины не ускользнули нотки недовольства в голосе фэйри, когда она признавалась в незнании каких-то деталей, и это подкупало ещё больше. Возможно, истоки её недовольства были совершенно иными, нежели у Форса, но она также стремилась знать всё, и даже больше. И преуспела в этом явно сильнее, нежели молодой вампир, едва начинающий познавать азы сумеречного мира. Но что удивительно – девушка не пыталась показать своё превосходство или самоутвердиться за счет нерадивого юнца, она искренне и открыто делилась с ним информацией, словно спасения его жизни было недостаточно, и она считала своим долгом оградить Форса от будущих ошибок.

Как только Нейт подумал, что ничего удивительнее он в своей жизни ещё не встречал, Аредэль легко взмахнула рукой, освещая им путь кучей крохотных огоньков. Натаниэль наблюдал за этим, широко распахнув глаза, пока не понял, что это были не просто огоньки, а сотня маленьких светлячков, бесшумно перебирающих в воздухе невесомыми крылышками. Откуда они взялись? Почему следуют за малейшим движением хрупкой руки Аредэль? На что ещё способно это чарующее создание? Явно довольная произведённым впечатлением, фэйри улыбнулась и начала новый рассказ, на этот раз о своих собратьях, и это было в разы интереснее, чем сотворение расы охотников. Каждое новое предложение разжигало любопытство Форса с новой силой, каждое открытие вызывало желание узнать как можно больше. Несомненно, фэйри не могли не удивлять, начиная от их происхождения от ангелов и демонов одновременно, заканчивая жизнью в ином измерении. Подумать только, насколько слеп он был всё это время, как много невероятных вещей день за днём проплывали мимо него. Необычная магия, которую продолжала демонстрировать его спутница, поражала до глубины души. Натаниэль чувствовал себя пятилетним ребёнком, которому отец впервые показал какой-то элементарный фокус. Тогда ему казалось, что отец обладает настоящей магией, а тот лишь потешался над его детским восторгом. Наверное, также чувствовала себя сейчас и Аредэль, видя лихорадочный блеск в его глазах и глупую улыбку, не желавшую сходить с лица. Нейту бы ухватиться за эту мысль, взять себя в руки, перестать вести себя как несмышленое дитя, но обстоятельства были сильнее отголосков разума.

Так значит все фэйри обладают подобными чарами? – поинтересовался вампир, наблюдая как светящийся купол перестраивается, становясь похожим на пейзаж, миной назад столь красочно описанный незнакомкой. – Пленительна, пожалуй, самое подходящее описание для этой магии.

Аредэль стала перечислять множество разновидностей дивного народца, и некоторые из этих названий в действительности были знакомы Натаниэлю, вот только он раньше не знал, что всех их объединяет схожее происхождение и принадлежность к одной расе. Юный вампир пытался впитывать каждое слово как губка, но всему наступает предел. Информации становилось всё больше, и становилось всё труднее расставить всё по полочкам в своей голове, увидеть картину целиком, ясно и чётко. Видимо, эти мысли отразились на его лице, ибо прелестная дева предложила закончить с теорией. На сегодня. Означало ли это, что это не последняя их встреча? Не без тени смущенного удивления, Нейт отметил про себя, что ему определённо хотелось бы увидеть Аредэль ещё раз. И даже не один. Пусть даже она больше не будет рассказывать ему о новых, неизведанных доселе гранях мира, вампиру приятно было бы просто находиться подле неё, слышать её мелодичный голос, видеть эту мягкую улыбку и озорной блеск в глазах, с потрохами выдающий частичку демонического происхождения. Фэйри спросила его о доме, и Форс замешкался с ответом. Был ли у него дом? Отчего-то, небольшая хижина на окраине герцогства, в которой он проживал последние пару лет, уже не казалась ему таковым. Всё его существо стремилось, жаждало оказаться в том месте, которое могла бы назвать домом хрупкая девушка с огненными локонами, стоящая перед ним. Перед глазами всё ещё мелькали живые картинки, возникшие в сознании когда Аредэль описывала место обитания фэйри. Другое измерение, иной ход времени, красивейшие пейзажи и, только вдуматься, отсутствие солнца! Того самого, что невольно стало злейшим врагом Натаниэля после "перерождения". Вот куда хотелось бы отправиться Нейтану, где он, казалось бы, мог почувствовать себя живым и счастливым. Но не говорить же об этом Аредэль. Она итак сделала для него слишком много. Потому, отбросив несбыточные мечты, Форс протянул ладонь девушке, чтобы она могла взять его под руку во время их импровизированной прогулки к его жилищу. Интересно, насколько далеко от него они успели уйти?

Сочту за честь, миледи. Каждая минута, проведённая в компании с Вами, для меня является подарком судьбы, – вновь склонив голову в почтительном жесте, Нейт принял ладонь Аредэль и положил себе на сгиб локтя. – Правда, не могу представить, что Вам могло бы быть интересно знать о таком, как я? Спрашивайте о чём угодно, я отвечу.

+4

8

Во времена, когда солнце было ярче, а мир представлялся большим, неизведанным и далеко не всегда круглым, и Аредэль была другой. Она ещё не могла знать, что рядом с Натаниэлем она останется такой навсегда, изменившись лишь для других...
А пока её сердце было преисполнено желанием помочь юному вампиру, спасти его не от только от охотников, но и от самого себя, выведя на более ровную, не такую извилистую тропу. Это желание по-прежнему не поддавалось ни более точному описанию, ни логическому объяснению, да и нужно ли это было? Фэйри были наделены не просто развитым шестым чувством, они словно ощущали что-то в воздухе, и Королева предпочитала не игнорировать подобные порывы души и сердца. Чем бы они не были вызваны, они явно появились не спроста, а с их причинами и следствиями она разберётся когда-нибудь потом, не сейчас.
Натаниэль внимательно слушал её, внимал каждому слову, словно от этого зависела его жизнь. Леди Благого Двора было приятно такое внимание - не все её поданные с таким упоением слушали её, но юный вампир был искренен, и это подкупало ещё больше. Подобная сентиментальность была не присуща Аредэль, но что-то в вампире было такого, что заставляло сердце невольно сжиматься, живо откликаясь на каждый взгляд, улыбку или же звук его голоса. Она видела, что он тянулся к ней, как цветок тянется к живительной прохладе дождя, и не могла отказать ему в этом.
От Леди Летнего Двора не могло укрыться то, с каким восторгом Натаниэль наблюдал за светлячками, покорными воле фэйри. Это было лишь малой толикой магии, которой обладала Королева, но которую она не спешила демонстрировать. К чему пугать и волновать и без того неискушённое сознание? Всему своё время. Девушка не смогла отказать себе в удовольствии, наблюдая за реакцией вампира, и поведя рукой в причудливом жесте, заставила светлячков перестроиться в другую, совершенно иную картину. Перво-наперво угадывался ровный диск небесного светила - то ли солнце, то ли луна, а ниже, в свете его лучей две фигуры, бредущие по извилистой тропе. Возможно, не самая удачная аллюзия, но фэйри не смогла удержаться, исподлобья глядя на Натаниэля - что же он увидит в этой картине? И увидит ли?
— Природа магии фэйри уникальна, мой юный друг, не могу утверждать однозначно, что все феи обладают подобными чарами, это зависит от многого, - витиевато произнесла красноволосая. Она не хотела выдавать себя и своё истинное положение среди фэйри и не знала, как ещё ответить на вопрос Натаниэля. Её магия была сильна, потому что она была одной из первых среди своего народа, Королевой, чья сила подпитывала измерение фэйри, которое в свою очередь напитывало её саму. Это было сложно представить, но ещё сложнее было объяснить тому, кто не имел никакого отношения к магии и только-только узнал про существование Охотников. Им не стоит торопить события. Королева и сама не заметила, как в собственных мыслях стала рассуждать о возможных встречах в будущем. Как это произошло? Она знает Натаниэля всего ничего, но уже допускает мысль о том, что это не последняя их встреча?
Их взгляды встретились, и Аредэль готова была поклясться, что юный вампир думает о том же самом - он не хотел с ней расставаться, но, если это придётся сделать, он бы хотел увидеться вновь. В этот момент девушка ощущала поразительное единение со своим новым знакомым, пусть и природа этого внезапного единения до сих пор оставалась ей неизвестной.
— Почему вы столь низкого мнения о себе, Натаниэль? Жизнь каждого может быть интересной и достойной внимания, вне зависимости от его происхождения, расы и других вещей, - Королева улыбнулась, поудобнее устраивая свою ладонь на сгибе локтя вампира.
— Например, где вы родились? Как давно? Как стали вампиром? И где ваш наставник? Неужели вы один? - мысль о том, что юный вампир мог оказаться совершенно один в этом жестоком, таком новом и непонятном мире, показалась Аредэль невыносимой. Теперь, когда она спасла ему жизнь, она чувствовала ответственность за неё - не хотелось бы, чтобы она оборвалась внезапно и стремительно, стоило ей уйти и оставить его. Вампиры были сильной расой, несгибаемой, гонимой жаждой крови и выживания, однако, даже их представителям в одиночку было чрезвычайно трудно противостоять тяготам этого мира. Фэйри на мгновение задумалась.
— Вам точно есть куда идти? - с сомнением начала красноволосая, всматриваясь в лицо вампира. Светлячки обеспокоено перебирали крылышками над их головами, словно ощущая волнение своей Королевы.
— Я могла бы предложить Вам отправиться со мной... на какое-то время. Пока вы не восстановите силы и не будете готовы вернуться, - осторожно закончила свою мысль фэйри.
Однажды Натаниэль будет с улыбкой вспоминать о том, как одна из самых сильных и влиятельных женщин, которых он когда-либо знал, рядом с ним была кроткой, уязвимой и иногда даже неуверенной в себе. И неважно сколько бы прошло лет – сто лет, двести или же тысяча.

+1

9

Удивительно, но очаровательная незнакомка словно и впрямь интересовалась им, его жизнью, и в это сложно было поверить. Но, раз уж дама спрашивала, Нейт не мог отказать ей в такой легкой просьбе.

Что ж, если Вам действительно интересно, – вампир едва заметно улыбнулся, накрывая ладонь Аредэль, покоящуюся на сгибе его локтя, своей. – Я родился недалеко отсюда, в Бургундии, чуть более шестидесяти лет назад. Мой отец был слугой, и его отец был слугой, и отец его отца тоже. Моя судьба была предрешена с самого начала. По крайней мере, так я думал первые девятнадцать лет своей жизни, – Натаниэль горько усмехнулся, вспомнив ряд событий, которые привели его туда, где он был сейчас, – пока не встретил своего наставника и его семью. Все они были вампирами, одними из первых, насколько я знаю. Я помог им обосноваться при дворе, где прислуживал. Они прожили там двенадцать лет, после чего уже не могли бы более оставаться без подозрений со стороны дворян. Тогда Гастон предложил мне отправиться с ними, освободиться из-под гнёта графа. Я согласился. Так он и стал моим наставником. Несколько лет мы путешествовали вместе, он обучал меня азам, рассказывал о негласных правилах вампирах, но не так давно я почувствовал, что дальше должен двигаться самостоятельно. Должен разобраться с тем, кто я есть, и как мне жить с этим дальше, – слишком подавшись в воспоминания, Форс осёкся на полуслове, решив, что переборщил с откровениями. – Как бы то ни было, теперь я один, и если бы не Вы, это одиночество могло бы стоить мне жизни, – вампир взглянул на спутницу из-под полуопущенных ресниц, вновь склонив голову в почтительном жесте.

Он не жаловался на одиночество, он находил в нём своё очарование и успокоение. По крайней мере, вплоть до сегодняшнего дня, когда на какие-то жалкие доли секунды ощутил, будто его жизнь небезразлична для кого-то ещё. И он бы солгал, если бы сказал, будто это чувство не было приятным. Однако фэйри восприняла его слова несколько иначе, словно усомнившись в том, что у одинокого вампира есть дом.

Конечно, я обосновался на краю деревушки, – начал было Форс, но следующие слова девушки совершенно сбили его с толку.

Натаниэль не верил своим ушам. Возможно, Аредэль и впрямь могла читать мысли, или же он просто был для неё подобно раскрытой книге. Отправиться вслед за ней? Туда, где он смог бы увидеть солнце, пусть даже не совсем настоящее, и не скрываться от него в страхе исчезнуть с лица земли? Иметь возможность видеться с ней, общаться, узнавать больше о фэйри в целом и о ней в частности? Казалось, что если он осмелится согласиться на это, в ответ над ним лишь посмеются, обвинив в излишней наивности и доверчивости. Но всё же, Аредэль смотрела на него так робко и открыто, что Натаниэль не смог сдержать своих истинных чувств.

Я был бы просто счастлив отправиться в Ваш мир, очаровательная Аредэль. Если это вообще возможно. Я, как Вы понимаете, не очень знаком со всеми порядками и правилами этого мира, – Форс взял хрупкую ладонь в свои руки и коснулся губами костяшек тонких пальцев. – Всего лишь на время, как Вы точно подметили.

А ведь он даже не знал, что время в царстве фэйри понятие совершенно не поддающееся какому-либо объяснению. И то, что там покажется неделей, в современном мире может стоить десятилетий. Впрочем, когда эта информация откроется Натаниэлю, он лишь в очередной раз подивится тому, как многообразен и интересен этот мир. И у него впереди будет не одно столетие, чтобы познать все его таинства.

+2


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » Love and blood » Welcome to the new age [27.08.1023]