Sacra Terra: the descent tempts

Объявление


городское фэнтези ♦ NC-17
Соединенные Штаты Америки, Нью-Йорк
январь-февраль, 2017 год
CHAOS [2884] vs ORDER [3046]
«Не зря примитивных называют «примитивными»! Их мозг не способен спрогнозировать даже ближайшее будущее, что уж там говорить о планах на жизнь! Сокрушался маг, обращаясь к сидевшему напротив коту. [читать дальше]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » Love and blood » young and in love [14.06.1966]


young and in love [14.06.1966]

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Melody Lynn & Odette Hartmann
http://i.imgur.com/5bmdWOp.png
где-то в Нью-Йорке, ближе к закату;
14 июня 1966;

•••••••••••••••••••
Когда живешь и дышишь одним человеком, то мозг генерирует идеи со скоростью света - что сделать еще, куда пойти, что показать этому самому любимому человеку, чтобы он был счастлив? По крайне мере, так было у Одетт. Она была готова на все, даже, казалось бы, на сущие безрассудства, чтобы увидеть, как улыбается ее Мэлоди. Похоже, это работало, а если так, разве остальное важно?

•••••••••••••••••••
You get ready, you get all dressed up
To go nowhere in particular
Doesn't matter cause it's enough
To be young and in love

+5

2

Одетт практически бежала, каким-то чудом умудряясь не спотыкаться через собственные ноги. Хорошо, что сегодня она надела сравнительно короткое платье и довольно удобную обувь, иначе точно упала бы. Она безбожно опаздывала – на целых полчаса, которые грозили вот-вот перерасти в сорок минут. А там и до часа недалеко. И почему она решила вдруг пойти пешком? Да еще и прихватила с собой небольшую, но вместительную сумочку, до верха набитую всякими нужными вещами. Девушка посмотрела на аккуратные часы на запястье – отлично, тридцать пять минут. Оставалось надеяться, что Мэлоди так же опоздает, увлекшись, к примеру, укладкой своих роскошных медных волос, блестящим водопадом струящихся до самой талии. Солнце неумолимо клонилось к закату, совершенно не желая прислушиваться ко внутренним мольбам Хартман. Разве она много просила? Просто зайти, вот уже на сорок минут позже.

Сегодня, казалось, все было против Оди. И ворчливая домоуправляющая, решившая зайти как раз тогда, когда родителей не было дома, вынудив девушку провести мучительные полчаса наедине со всякими важными бумагами. Выставив женщину за дверь, Одетт спешно побросала все необходимое в сумку и тут же выбежала из дому, только посреди улицы вспомнив, что забыла запереть дверь. Пришлось возвращаться, и потом почти бегом бежать к месту их с Мэди встречи. И почему-то именно сегодня решили перекрыть несколько улиц под предлогом облагораживания тротуаров, поэтому Оди пришлось делать приличный крюк. Но ничто не могло остановить окрыленную предвкушением Одетт – ни сварливые пенсионерки, ни ключи, ни дорожные работники.

Наконец, она добралась до нужного места, высматривая среди толпы бегущих по своим делам людей знакомый силуэт. В груди вдруг потеплело, а на лице сама по себе появилась шальная улыбка, когда на пересечении двух улиц она заметила родную рыжую макушку. Мэлоди стояла к ней спиной – наверное, вглядывалась туда, откуда должна была появиться Одетт, но черт бы побрал эту новомодную плитку. Что ж, ей даже лучше – в голове тут же родилась совершенно глупая, но такая привлекательная идея.

Устроив сумку поудобнее, Оди подошла ближе к Линн, и, в предвкушении прикусив губу, накрыла ее глаза ладонями, тут же расплываясь в широкой улыбке. Хотелось рассмеяться вслух, но Одетт сдержалась, лишь едва слышно хихикнув.

- Угадай, кто это, - произнесла она, чувствуя, как прохладные ладони Мэлоди мягко накрывают ее собственные. Спустя пару мгновений девушка уже стояла к ней лицом и, не дав ей возможности произнести хоть что-то, Оди привстала на носочки, легонько целуя девушку в уголок губ. Отстранившись, Хартман виновато нахмурилась, смущенно прикусив губу. – Прости за опоздание. Ты не поверишь, что произошло.

Отредактировано Odette Hartmann (2017-08-17 22:16:45)

+4

3

Мэлоди уже начинала волноваться. Нет, ожидание ее не утомляло и не нервировало, как можно было бы предположить, она привыкла, что Одетт не отличалась пунктуальностью и даже сама приходила в заранее оговоренное место на десять минут позже. В этот вечер Линн и сама прилично опоздала, проспав весь день после бессонной ночи с Натаниэлем, который в силу своей сущности вел преимущественно ночной образ жизни. И все равно девушка прождала довольно долго, а любимая блондинка все никак не появлялась. Паника и волнение за Оди постепенно завладевали мыслями сирены, и она в который уже раз бросила взгляд на наручные часы. Еще десять минут и она точно отправится на поиски Хартман, потому как бездействие было слишком утомительным. Но прежде чем Мэди успела что-то предпринять, ее слух уловил знакомую поступь, а глаза накрыли мягкие ладошки. Представив, как Одетт для этого привстала на носочки, девушка не сдержала счастливой улыбки.

- Даже не знаю, кто бы это мог быть, - обхватив ладони Оди, Линн обернулась и сразу же была встречена легким поцелуем - все же на улице они не могли себе позволить вольностей. - Я волновалась, малышка, - пробегаясь взглядом по лицу и одежде девушки и не замечая ничего, что могло бы указать на неприятности, Мэди облегченно выдохнула. - И сегодня ты побила все рекорды.

Линн не злилась. Она просто не могла злиться на этого голубоглазого ангелочка. Наверное, она простила бы ей любую шалость, любую оплошность, стоило только заглянуть в глаза цвета неба, где не было даже намека на злой умысел или нечто подобное. Невинное дитя, угодившее в лапы чудовища, которое погубило не одну жизнь. Обычно Мэлоди старалась не думать о том, какая между ними пропасть, что их отношения обречены и что она скрывает от Одетт правду. Ложь, хоть и вынужденная, лишь добавляла поводов для беспокойства и самобичевания, но другого выбора у Линн не оставалось - втягивать Оди в опасный сумеречный мир было за гранью добра и зла. Пусть лучше она остается в счастливом неведении, а когда придет время, Мэлоди или обо всем ей расскажет, или же впервые использует на ней свои силы, внушив забыть ее раз и навсегда. Но до того душераздирающего момента оставалось еще много времени, они были молоды и влюблены, и ничто не могло разрушить их счастье.

- Что это у тебя? - сжимая в ладони нежные пальцы Одетт, Мэди кивнула на сумку, которую принесла девушка. - Что у тебя на уме, ангелочек?

+4

4

Глядя на взволнованную Мэлоди, чей взгляд тут же смягчился, Одетт испытала все оттенки вины.  Как она ни старалась избавиться от своей ужасной привычки опаздывать, сколько бы лекций не прочла ей мать и учителя школы, все без толку. Но почему-то именно глаза Линн, смотрящие на нее с невероятно опьяняющей добротой и любовью, в который проскальзывал лишь небольшой, едва заметный, огонек недовольства, заставляли Оди раз за разом все сильнее ругать себя за это.

- Это, - ответила Одетт, сжимая ладонь Мэди в ответ. – Сюрприз. Ты увидишь все сама, - улыбнулась она, увлекая девушку дальше по улице. – Идем, нам надо успеть к очень важному событию.

Они пошли по наполненной людьми улице, прямо так, за руку. Одетт то и дело ловила на себе осуждающие, иногда даже злые взгляды прохожих, увидевших в этом невинном жесте нечто большее, чем просто дружбу. Хартман прекрасно знала, что их отношения не одобрялись в приличном обществе, но видит Бог, насколько ей было плевать на мнение других. Особенно когда Мэлоди была рядом с ней, даря ей теплое и уютное ощущение покоя, счастья и безопасности. Рядом с ней Оди чувствовала себя самой особенной, самой нужной. И ей отчаянно хотелось дарить Мэлоди такие же ощущения. Хотелось, чтобы рядом с Одетт она чувствовала себя счастливой, хотелось как можно чаще видеть на ее лице ту искреннюю улыбку, которую девушка так любила.

Обхватив ладонь Линн покрепче, Оди вела ее к месту назначения, попутно рассказывая обо всем, что случилось с ней за сегодняшний день. Для нее это стало почти необходимостью – делиться с Мэлоди происходящими в ее жизни событиями, если Линн не принимала в них непосредственного участия.

- Миссис Эйч сегодня как с цепи сорвалась, - хмуря брови, рассказывала Оди. – Отчего-то ей срочно понадобилась оплата этого месяца, и еще какие-то бумаги. И почему она вечно приходит, когда дома только я одна? Ну, да неважно. А потом, - Одетт с трудом сдержала срывающийся с губ смешок. – Я забыла запереть квартиру. Хорошо, что не успела уйти далеко. Что? – переспросила девушка, глядя на одарившую ее трудноразличимым взглядом Мэлоди. – Я торопилась, - добавила она в свое оправдание.

Наконец, они достигли нужного дома – вычурная высотка, которую отстроили совсем недавно. Одетт бросила короткий, но довольный, взгляд на Мэлоди и провела ее внутрь. Кивнув коменданту, которому днем ранее заплатила целых десять долларов, Одетт вошла в кабину лифта и, дождавшись, пока Мэди займет место подле нее, нажала кнопку последнего этажа. Пока они поднимались наверх, Хартман не сводила глаз со своей любимой. Она осмотрела каждый сантиметр ее светло-зеленого платья, каждый миллиметр ее оголенной кожи, ее глаза, лицо, впитывая все это, не в силах насытиться. Она предвкушала момент, когда пухлые губы девушки украсит широкая улыбка, а пока она, не сдержавшись, притянула Линн к себе и оставила на этих губах поцелуй. Оди ни на что не прервала бы его, если бы не покачнувшийся лифт, с шумом открывший перед ними свои двери.

- А теперь тебе придется довериться мне, хорошо? – спросила Одетт, даря девушке подбадривающую улыбку, которая как бы говорила, что все в порядке. Дождавшись кивка от Мэди, Хартман зашла ей за спину и накрыла ее глаза ладонями, совсем как несколько минут назад, когда они только встретились. – Только обещай не подсматривать.

Через несколько поворотов и парочку дверей, они оказались на крыше здания. Плоская крыша высотки, казалось бы, что в ней может быть особенного? Но Оди не зря выбрала именно это место. Один из богатых владельцев одной из квартир разбил на крыше собственный сад, с газоном и цветами, даже двумя деревьями, которые невесть как вполне себе хорошо здесь расположились. Одетт казалось, что Мэлоди оценит этот небольшой островок зелени посреди оживленного города. А еще отсюда открывался великолепный вид на город, и на закат. Именно на него девушка хотела посмотреть в компании своей любимой.

- Сюрприз, - протяжно произнесла Одетт, широко улыбаясь и отнимая ладони от глаз Мэлоди.

Отредактировано Odette Hartmann (2017-08-17 22:17:18)

+4

5

Не в первый раз Одетт придумала что-то такое, что простому человеку на ум точно бы не пришло. Мэлоди  даже и не думала начинать гадать, куда Оди собиралась отвести ее на этот раз - это было совершенно бессмысленно. За неполный год отношений эта маленькая неугомонная девчонка заставила сирену облазить пол Нью-Йорка, они бывали в местах, о которых Мэди, живущая здесь добрых пять десятков лет, даже и не слышала - все же Натаниэль интересовался совершенно другой жизнью и делал все с размахом. В самом начале отношений Линн чувствовала неловкость, потому как считала, что это она должна быть инициатором их вылазок - в силу своего возраста даже для Оди, которая думала, что та старше нее на два года, но вскоре Мэди осознала, что все это сумасшествие делает ее девочку немного счастливее, и сдалась.

Слушая щебетание Одетт и сжимая ее ладошку, Мэди не могла отвести от нее взгляд: белокурые локоны струились по желтому платью, которое подчеркивало солнечный образ девушки, хотя она в любом одеянии была похожа на солнышко, стоило лишь улыбнуться и хлопнуть пару раз длинными ресницами. Любоваться Хартман можно было вечно, но история, которую она рассказывала, все же привлекла внимание сирены, вызывая у нее полный недоумения взгляд. Малышка так спешила к ней на свидание, что оставила дверь открытой - впрочем, ничего удивительного, в этом была вся Оди, огонек в юбке.

Войдя в новую многоэтажку, Линн недоверчиво огляделась, не понимая, почему Одетт привела ее сюда. Ничего примечательного в этом здании не было, но девушка продолжала покорно следовать за своим личным солнышком, которое уже ждало ее в лифте. Заметив, что Оди нажала на кнопку последнего этажа, сирена хитро улыбнулась, догадываясь, что сегодня у них будет свидание на крыше, но она не собиралась собственной догадкой портить сюрприз Одетт. Чувствуя на себе голодный взгляд голубых глаз, Линн повернулась лицом к блондинке, а та словно ожидая этого сигнала, подалась вперед и коснулась губами губ Мэди, заставляя сердце в груди забиться чаще.

- Когда это я тебе не доверяла, - вздохнула Мэлоди, послушно закрывая глаза под нежными ладошками. - Только обещай, что мы не упадем, - припомнив один случай, закончившийся разбитыми коленками, парировала Линн, уверенная, что Оди за ее спиной закатила глаза.

Одетт не было нужды говорить, что они добрались до пункта назначения - Мэди поняла это по едва ощутимому летнему ветерку, который коснулся ее лица. Она приготовилась удивиться - приличия ради, но когда Оди убрала руки от ее глаз, Линн не смогла сдержать восторженный возглас. Не сказать, что девушка повидала много крыш, но все, на которых она бывала, отличались друг от друга лишь видом, который с них открывался, здесь же, высоко над шумным городом, был самый настоящий сад, с травой и деревьями, которых порой так не хватало Мэлоди, выросшей в утопающей в зелени стране фэйри.

- Оди, малышка, ты просто чудо, - покрутившись вокруг собственной оси, Мэди схватила девушку за руки, и притянув к себе, вовлекла в долгожданный и полный нежности поцелуй. - Здесь так уютно и красиво, - не выпуская Хартман из объятий, прошептала она, - я даже не буду спрашивать, как тебе удалось найти это место. Иногда мне кажется, что ты волшебница, которая по ночам создает всякие великолепные места, чтобы вызвать у меня восторг.

Приобняв любимую за талию, Мэлоди подошла с ней вместе к самому краю крыши, откуда можно было беспрепятственно насладиться видом опускающегося за горизонт солнца. Так вот к чему была вся эта спешка - еще немного, и они бы уловили лишь несколько прощальных лучиков. Мэди перевела взгляд с солнца на Одетт, любующуюся закатом - это зрелище ей нравилось намного больше, тем более, что небесное светило было куда более долговечным, чем простая смертная девочка, с которой Мэлоди когда-нибудь все же придется расстаться. От этой мысли в груди защемило и Линн лишь сильнее прижала к себе Оди, касаясь губами ее виска и шепча, уткнувшись лицом в светлые пряди: - Люблю тебя, мой ангелочек.

+5

6

Выражение лица Мэлоди говорило громче любых слов. Оди с неприкрытым удовольствием наблюдала за удивленно приоткрытыми губами, глазами, жадно изучающими новое место. Почти мгновенно удивление на лице девушки сменилось искренним восторгом, и Одетт не могла не улыбаться в ответ Мэди. Ее Мэди, такой радостной и счастливой. Хартман в очередной раз поняла для себя – она сделает все что в ее силах, лишь бы чаще видеть ее такой. Это, в конечном счете, было целью всех ее безумных поступков и изощренных сюрпризов. Правда, получалось это у нее с переменным успехом – однажды она только напугала Мэлоди, чуть-чуть не покалечив себя, но об этом случае она предпочитала не вспоминать. Подумаешь, неудачи бывают у всех.

Мягкие руки Линн притянули девушку к себе, вызывая толпы мурашек, тут же забегавших по телу. Оди всем телом подалась вперед, прижимаясь к Мэлоди и открывая губы навстречу долгожданному, настоящему поцелую. Одетт никогда не думала, что простой поцелуй может вызывать такой шквал эмоций, без слов описывать что-то, что и сказать было трудно. Сейчас она – помимо сумасшедшей влюбленности и безумного трепета во всем теле − чувствовала всю благодарность, которую любимая вкладывала в этот личный жест. Оди не сдержалась, слегка улыбнувшись в поцелуй.

- Я рада, что тебе нравится,
- произнесла Одетт, чуть склонив голову и разглядывая лицо Мэлоди, казавшееся уж совсем невыносимо красивым в свете закатного солнца. Что уж говорить о ее рыжих локонах, будто перенимавшим огонь от небесного светила. Хартман тут же захотелось потрогать это мягкое и такое родное пламя ее волос, заплести девушке красивую косу, но она остановила себя – у них впереди весь вечер. - Лучше не спрашивай. Сойдемся на том, что я и правда владею магией, - хихикнула Оди. На самом деле, ей посчастливилось знать одного парня, который знал другого парня, который знал коменданта этого дома и сообщил, когда на крышу можно будет пробраться. Пообещал даже включить небольшие фонарики, спрятанные среди травы, как только стемнеет.

Слова Мэлоди подарили ей приятное теплое чувство, медленно разливающееся в груди - несмотря на то, что Линн порой очаровательно ворчала, когда Одетт тащила ее в очередное «секретное место», ей нравилось это. Как и сейчас, когда они, обнявшись, стояли на краю крыши, наблюдая за разлившимся по горизонту закатом, окрашенным в желтые и оранжевые тона. Оди уютно устроилась в объятиях Мэди, чувствуя себя на своем месте, в безопасности, дома. А если так, разве остальное имеет значение? Разве может суета внешнего мира, мнение других людей, препятствия и расстояние сравниться с этим непередаваемым чувством, сокрытым где-то в сердце, знанием того, что ты нашел своего человека? Одетт, конечно, была еще слишком молода, но в таких делах возраст не был, как ей казалось, помехой. Она не могла ошибиться в чем-то настолько важном.

Оди прикрыла глаза, готовая замурчать от удовольствия, когда губы Линн нежно коснулись ее виска и до ее ушей донесся едва слышный мелодичный шепот девушки. Она переплела тонкие пальцы Мэди со своими, в очередной раз расплываясь в широкой улыбке. Ну не могла она сохранять спокойное и серьезное лицо, когда рядом была ее Мэлоди, когда она обнимала ее так как сейчас, и говорила ей такие слова. Хартман аккуратно повернулась лицом с девушке, не разрывая теплых объятий, заглянула той прямо в глаза, тыльной стороной ладони проведя по щеке Линн.

- Я тоже тебя люблю, Мэлоди, - почти шепотом произнесла она, касаясь своим лбом лба Мэди.

Одетт не знала, столько они простояли в таком положении, но солнце уже успело почти полностью закатиться за горизонт, оставив на поверхности лишь небольшой кусочек, который стремительно уменьшался. Оди шумно вздохнула и, тряхнув головой, легонько нажала Мэлоди на нос. Она взглянула на девушку с игривой улыбкой, прикусив нижнюю губу.

- А, тем временем, у нас впереди вся ночь, - торжественно сообщила она, направившись к брошенной на траве сумке. Деловито порывшись там, Одетт достала небольшой плед, который тут же расстелила на газоне. - Надеюсь, они не слишком обидятся на нас за это, - пожала плечами она, но тут же подпрыгнула на месте, будто вспомнив что-то важное. Глядя на Мэлоди широко раскрытыми глазами, девушка поднесла ко рту сжатый кулачок, задумавшись кое о чем. - Мэди, а как же твои старики? Тебе разве не нужно идти к ним сегодня?

Недавно Мэлоди устроилась сиделкой в больницу где-то на пересечении Бруклина и Манхэттена, поэтому часто пропадала там по ночам, помогая больным и старикам справляться с их недугами. Одетт восхищалась ее выбором, но совсем забыла об этом, когда планировала вечер, и теперь чувствовала себя неудобно.

Отредактировано Odette Hartmann (2017-08-19 22:16:44)

+3

7

Было забавно наблюдать, как Одетт говорит о магии, даже не подозревая об ее существовании. Забавно и немного грустно. Огромный секрет Мэлоди давил на нее с необычайной силой и в голове крутилось множество причин, посвятить Оди в свои тайны, но все перевешивал страх. Страх за Одетт, которая может навлечь на себя беду, пожелав стать частью мира Мэди, страх за их отношения, ведь девушка могла испугаться, ужаснуться способностям сирены, не принять то, что в сумеречном мире считалось нормой. Или просто сойти с ума, посчитать, что сошла с ума, поверить в свое безумие. На другой чаше весов находился комфорт Линн, в случае, если Оди приняла бы ее реальность, ведь гораздо приятнее не скрывать от любимого человека даже элементарные события из своей жизни. Блеск округлившихся от удивления голубых глаз, если бы Одетт согласилась посетить измерение фэйри. Возможность быть с ней рядом как можно дольше, не опасаясь, что блондинка скоро ее перерастет внешне. Мэлоди понимала, что все возможные плюсы были слишком эгоистичными, служащими только ей, но не Оди, в то время как минусы были направлены прямо на Хартман, угрожая ее жизни и здоровью. Выбор был очевиден - молчать до последнего.

Молчать, когда она смотрит на тебя огромными голубыми глазами, которые в сгущающихся сумерках казались темно-синими.
Молчать, когда ее пухлые розовые губы шепчут о любви, когда с предыханием произносят твое имя.
Молчать, когда она замирает в твоих объятьях, будто опасаясь разрушить и без того хрупкий момент счастья.
Молчать и молить Бога, Дьявола, ангелов, демонов - все равно кого, чтобы это счастье длилось вечно.

Легкий щелчок по носу вернул Мэлоди в реальность и пока она хмурилась, Одетт уже суетилась вокруг нее, доставая из сумки плед и расстилая его на траве.

- Кто "они"? - переспросила Линн, потеряв нить разговора, но встретив такой же непонимающий взгляд Оди, которая на мгновение отвлеклась от своих дел, сирена лишь махнула рукой, мол, забудь. не имеет значения. - А мои старики, - Мэди не сдержала улыбки, надеясь, что она не покажется блондинке подозрительной, - мои старики сегодня обойдутся без меня. Будут развлекать друг друга.

Некоторое время Линн говорила девушке, что она проходит стажировку в какой-то организации, возится с бумагами и прочей ерундой, которую могут доверить восемнадцатилетней девушке. Отчасти, как это обычно бывает у фэйри, это было правдой. Мэди иногда помогала Натаниэлю, разбирала документы и помогала находить полезных для его развивающейся корпорации новых сотрудников. А еще она училась в полной мере использовать свои способности, оттачивала свои умения уже без пристального надзора Натаниэля, как это было несколько лет назад. По началу, ее личная жизнь никак не влияла на привычные дела и отговорка о работе в офисе действовала отлично. Они с Одетт встречались несколько раз в неделю по вечерам, а потом Мэди была вольна делать все, что пожелает, а именно, проводить время в обществе Пирса и вести уже ставший для нее привычным ночной образ жизни, будто она и сама была вампиром. Но когда ее отношения с девушкой перешли на новый уровень и Оди периодически оставалась у нее на ночь, совмещать стало сложнее. Тогда и появилась история о том, что Линн присматривает за стариками. Что тоже отчасти было правдой - если она не была рядом с Одетт, значит она была с Натаниэлем или Аредэль, возраст которых насчитывал не одно столетие - чем не старики? Хоть и упоминание их - внешне молодых и красивых, в таком контексте всегда вызывало у Мэди истеричный смешок, который ей удавалось трансформировать в легкую теплую улыбку.

- И я даже не хочу знать, как они будут это делать, - продолжила Линн, морщась от образов, услужливо подсунутых слишком хорошей памятью. Все-таки надо было постучаться тогда, а не залетать в спальню Нейта на всех парах. - Я была там прошлой ночью, - пояснила она, - и спала весь день, сегодня у меня выходной. И завтра тоже, - подумав, добавила рыжая, - можешь остаться у меня. Если хочешь, - не сомневаясь в ответе, Мэди хитро улыбнулась и уселась на плед, в ожидании, когда ее неугомонная девочка закончит со всеми приготовлениями и наконец присоединится к ней.

+1

8

На секунду Оди даже смутилась – Мэлоди будто не поняла, о чем спрашивает девушка. Но она списала это на ее неразборчивую болтовню – Хартман иногда изъяснялась непонятно даже для себя самой. Но еще несколько мгновений – и лицо Линн осветила теплая улыбка. Ее слова вызвали у Одетт хитрый смешок. Она всегда так язвительно шутила о своих подшефных пенсионерах – об их времяпрепровождении, о старческом маразме и склерозе, да и много еще о чем. Но ее глаза при этом выражали такую любовь, что Одетт с чистой совесть смеялась над всеми шутками, прекрасно зная, что этим они и являлись – невинными добрыми шутками. Очевидно, что общение с живыми людьми больше приходилось по душе Мэди, чем бесконечная возня с бумагами, которой она занималась до этого.

- К тебе? – переспросила Одетт, смущенно улыбаясь.

Она сама не понимала, почему приглашение к Мэлоди до сих пор вызывало в ней такие эмоции, хотя, казалось бы, между ними больше не осталось никаких неловкостей, барьеров и лишнего смущения. В последнее время она стала все чаще оставаться в небольшой, но уютной съемной квартирке Мэлоди. Казалось, что там они могут спрятаться от всего мира, что там их не достанут беды и ненастья, осуждение и косые взгляды других людей. Там они были предоставлены сами себе, и своим, порой совсем не праведным, желаниям. Именно они все еще заставляли Одетт смущенно краснеть, когда она думала об этом где-то на публике, но она готова была поспорить – если бы об этом узнала Мэлоди, она бы смеялась над ней по этому поводу всю оставшуюся жизнь.

- Ты же знаешь, я всегда только «за», - ответила, наконец, Одетт. – Особенно если это не одноразовое предложение, - хихикнула она. – Мне нравится проводить время у тебя. И с тобой, - добавила она, послав девушке воздушный поцелуй.

Оди облизала пересохшие губы и уселась на плед, раскрытой ладонью похлопав по свободному местечку рядом с собой. Мэлоди устроилась рядом, а Оди обвила руки вокруг ее плеч, притягивая девушку к себе. Так привычно, знакомо, тепло и правильно. Хартман бы ни на что не променяла такие тихие моменты наедине, когда шум большого города доносился до них будто сквозь пелену, хотя они сидели на крыше здания в центре города. Одетт глубоко вздохнула, готовясь сообщить Мэлоди важную, как она считала, новость.

- Я давно хотела тебе кое-что сказать, солнышко, - вполголоса произнесла Оди почти касаясь губами мочки уха Линн. И почему ей так сложно сказать, казалось бы, такую простую вещь? А может, она только раздувала из мухи слона? – Ты же помнишь, что мне нужно будет поступать в колледж в будущем году? Родители хотели отправить меня в Филадельфию, в Университет Святого Иосифа. Ты их знаешь, - Одетт не нужно было смотреть Мэлоди в лицо, чтобы знать – девушка закатила глаза. Она не одобряла выбор родителей Оди, и убеждала девушку переубедить их. – Но, знаешь что? Я решила, что останусь в Нью-Йорке. Я не хочу отправляться в очередную католическую школу, и я совершенно точно не хочу покидать тебя, - Одетт улыбнулась, целуя Мэлоди в рыжий затылок. – Ты мне нужна. Куда я без тебя?

+3

9

Мэлоди нравилось, что до сих пор даже мимолетные фразы об их близости вызывали у Одетт смущение. Легкий румянец, вмиг появляющийся на ее щеках с милыми ямочками, делал девушку еще привлекательнее и вызывал желание только продолжать неловкий для нее разговор, чтобы подольше насладиться картиной. Люди, со своими нелепыми моральными принципами, только усложняли друг другу жизнь и, хоть Линн и прожила достаточно долго в мире примитивных, никак не могла - и не собиралась привыкнуть к их искусственным рамкам и показной нравственности. А Одетт все никак не могла избавиться от предрассудков, укоренившихся в ее голове.

- Ура, мы будем спать до обеда, - Мэди вскинула кулачки в воздух, нарочито бурно радуясь решению Оди. На самом деле, она просто любила просыпаться не одна. Просыпаться, прижимая к себе своего ангелочка, оплетая ее руками и ногами так, что блондинка начинала жаловаться на нехватку воздуха. Просыпаться, никуда не торопясь, любоваться спящей Одетт, по-детски подоткнувшей ладошку под щеку, а когда станет скучно, начать будить ее нежными поцелуями в плечи, водить пальцами по гладкой коже, терпеливо ожидая, когда девушка, не открывая глаз, расплывется в улыбке и подомнет под себя Мэди, требуя дать ей поспать еще пять минут. К слову, если первой просыпалась Одетт, все происходило с точностью наоборот, и Мэлоди даже трудно было определить, что ей нравится больше. Да и не имела такая мелочь значения. Главным было то, что они просыпались вместе.

Был особый шарм, сидеть в объятьях Одетт, на утопающей в зелени крыше, смотреть, как небо постепенно темнеет, прощаясь с последними лучами солнца, как на противоположной стороне небосвода уже можно заметить самые яркие звезды и тонкий серп луны постепенно становится заметнее. Откинув голову на плечо Оди, Мэлоди готова была петь от счастья, но это было практически единственное, что она никогда не позволяла себе в присутствии любимой. Их отношения должны были быть чистыми, без примеси магии, без сомнения в том, что девушка очарована не самой Мэди, а лишь ее голосом.

- Опять они за свое, - Линн закатила глаза, услышав новость. - Не понимаю, зачем переезжать, если можно и здесь, в Нью-Йорке получить хорошее образование, - не то чтобы она когда-то пробовала это сделать. - Хочешь, я поговорю с ними? - приподнявшись, сирена повернулась к  Одетт и посмотрела в голубые глаза, - ты же знаешь, я умею быть убедительной.

На самом деле, в отличии от самой Одетт, Мэди не гнушалась использовать свои силы на ее окружении - на родителях, слишком категорично относящихся к отношениям единственной дочери в столь раннем возрасте, к тому же еще и с девушкой, на подругах, откровенно завидовавших ее счастью, на знакомых, глядящих вслед с явным осуждением или даже презрением. Всё, ради того, чтобы ангелочек был счастлив.

- Никуда я тебя не отпущу, даже не надейся, - улыбнулась она, обхватывая лицо Оди ладонью и, прежде чем накрыть ее пухлые губы своими, замечая на щеках столь знакомый румянец. - Никогда.

+3

10

Как бы Одетт ни старалась, ей не удалось сдержать широкой и счастливой улыбки, стоило ей услышать слова Мэлоди. Осознание того, что девушка также не хочет расставаться с ней, приятно грело душу, даже учитывая тот факт, что Оди и так была больше чем уверена в ответе Линн. Ей никогда не нравилась идея переезда куда-то еще, а еще больше она не одобряла религиозный вектор образования, которое так старалась получить девушка, и которое так старательно старались дать ей родители. Разве что Оди была не против какого-то еще колледжа, но родители никогда так не думали, предпочитая считать, что закрытое учреждение поможет оградить их малышку от коварного и бесчестного мира, в котором каждый второй будет охотиться за ее невинностью. Если бы они только знали всю правду о времяпрепровождении Одетт, они давно бы посадили девушку под домашний арест, запретив ей выходить на улицу вообще. Оди постаралась припомнить хотя бы один из последних ее безрассудных поступков, но на ум пришел только безбилетный проход в кинотеатр – одно из ее личных достижений.

- Я знаю, что ты можешь, - хихикнула Оди, встречаясь с хитрым взглядом карих глаз. – И каждый раз удивляюсь этому твоему умению. Знаешь, с такими талантами тебе стоит идти в бизнес или политику. В общем туда, где нужно мастерски дурачить огромное количество людей, заставляя их поверить в то, что все сказанное тобой – правда. Не то что бы я считаю, будто ты дурачишь людей, и вообще… - Оди, казалось, запуталась в собственных мыслях, раздумывая, не сказала ли она ничего лишнего – в который раз.

Но поток ее бессмысленной болтовни был умело прерван Мэлоди, обхватившей лицо девушки руками. Притянув ее лицо ближе, Линн поцеловала Оди так, как умела только она – нежно, в то же время с таким чувством, что Хартман покраснела до кончиков ушей. Столько личного, интимного было в этом поцелуе, что она невольно задумывалась о продолжении, позволяя сознанию галопом унестись в неведомые дали, совершенно забывая об исключительной способности Мэлоди к убеждению, заставляющей девушку задуматься, а не была ли ее любимая каким-то искусным гипнотизером, каждый раз уводящим ее окружение от неудобных разговоров и косых взглядов в спокойное и размеренное состояние, когда они были просто рады за Одетт и Мэлоди. Но это совершенно не пугало и не напрягало Хартман, скорее наоборот, дарило ощущение безмятежного счастья.

- Я знаю, - ответила она, отстраняясь от Мэлоди. – Я знаю, я просто хотела сказать, что я тоже не оставлю тебя. Я… люблю тебя, и мне кажется, - Оди покачала головой, машинально убирая за ухо упавшие на лоб пряди светлых волос. – Что буду любить до конца своей жизни. О Господи, мне кажется, я сейчас звучала как заправский любовник со страниц любовного романа, - рассмеялась Одетт, почувствовав себя очень неловко. На самом деле, она сказала ровно то, что чувствовала, но то, как она это сказала, заставило фразу звучать слишком претенциозно и напыщенно. Она не сомневалась, что Линн обязательно поймет ее, но это нисколько не помогало делу. – Я правда так думаю, - добавила она. – И вообще-то, я кое-что тебе принесла.

Покопошившись в своей бездонной сумке, Одетт извлекла оттуда небольшое, аккуратное украшение для волос, которое было скорее похоже на изящный венок из белоснежных, но приятных на вид цветов. Стоило ей увидеть это чудо в лавке родителей одной из ее подруг, как ей тут же захотелось сделать Мэлоди подарок. Не то что бы она часто баловала любимую всякими безделушками – практически никогда, своих денег у нее было кот наплакал – но, этот ободок ей захотелось тут же вплести в длинные рыжие волосы, убрав их в красивую прическу, которую она потом с таким же удовольствием распустит.

- Просто… просто так, - прокомментировала Оди, смущенно улыбаясь.

+2

11

Сердце Мэлоди предательски заколотилось в груди, когда Одетт заговорила об умении убеждать. Девушка даже не представляла, сколько правды было в её словах, как близко она подобралась к сущности Мэди, а та ведь даже ни разу не использовала свои способности при ней! Знай Оди о существовании сумеречного мира, она бы обязательно поняла, что перед ней отнюдь не человек. К тому же, Мэди в каком-то роде уже была вовлечена и в политику – будучи информатором Королевы Благого Двора, и в бизнес – помогая Натаниэлю в работе. Даже в этом Оди попала в точку.

– Я подумаю над твоим предложением, – засмеялась Линн, пытаясь обернуть всё в шутку. – Стану первой женщиной президентом… А что, давно пора, - она наигранно надула губы в ответ на улыбку Одетт. – Испокон веков королевы правили ничуть не хуже королей, даже лучше, – и у нее был один конкретный пример перед глазами, идеал, к которому она продолжала стремиться. – Да и ты разве не хочешь быть первой леди? Первым же указом узаконю однополые браки, – не задумываясь о том, что практически сделала предложение своей девушке, продолжила Мэди, – я была бы прекрасным президентом, не правда, малышка?

Заметив, что Одетт всерьез задумалась над ее словами, Мэлоди не сдержалась и прыснула со смеху, вновь обнимая девушку и прижимая к себе. Разумеется, Линн не стремилась к политической карьере среди примитивных, но в ее словах была доля её настоящих желаний и мыслей. Сама она не обращала никакого внимания на окружающих и жила полной и счастливой жизнью, но не могла не заметить порицающие взгляды даже из-за малейшего двусмысленного прикосновения, и как они отравляли жизнь Оди, всё еще зависимой от чужого мнения.

– Сахарочек, я не против окунуться в наш личный любовный роман, – Линн ни на секунду не сомневалась в искренности Одетт, да и чувствовала она практически то же самое. – Главное, чтобы у истории был счастливый конец.

Мэди не терпелось увидеть, что же покоится в недрах сумки Одетт, но та как назло довольно долго искала подарок. Не удивительно, что ожидание того стоило – Мэлоди невольно протянула руку и прикоснулась к девственно белым и нежным цветам, которые переплетались между собой, образуя очаровательный венок, который казался воздушным, даже праздничным. И как кстати они заговорили о свадьбе несколькими минутами раннее! Оди смутилась, видимо тоже вспомнив о том разговоре, но Линн поспешила ее успокоить.

– Разве нам нужен повод? – Мэди оторвалась от разглядывания венка и одарила девушку теплой улыбкой. – Он невероятный, – прошептала она, взяв украшение в руки и внимательно изучая каждый изгиб – кажется, дело не обошлось без магии, или же его создал человек, побывавший в мире фэйри, уж слишком знакомо и волшебно выглядела простая безделушка примитивных. – Спасибо, конечно, но, – Мэлоди выдержала паузу, наблюдая, как улыбка на лице Одетт постепенно улетучивается, уступая место волнению, – но я не могу оценить подарок по достоинству, пока он не займет свое законное место.

Мэди отдала украшение девушке и повернулась к ней спиной. Потянув за кончик длинной ленты, удерживающий рыжую косу в более-менее собранном виде, она распустила волосы и отбросила ленту в сторону, не заботясь о том, куда она упадет.

– Я целиком и полностью в твоем распоряжении, малышка, – промурлыкала Мэлоди, чувствуя, как тонкие пальцы нежно погружаются в её роскошную копну волос, и прикрывая глаза от удовольствия. – Если я засну, то ты обязана меня простить.

+1

12

Услужливая фантазия Одетт тут же унесла ее в день инаугурации Мэлоди – тысячи зевак, собравшихся посмотреть на первую женщину-президента, занявшую столь высокий пост в таком юном возрасте, Линн, в строгом костюме, который бы очень шел ей, тут сомнений не было никаких. Это могло бы стать настоящей сенсацией, почти переворотом мира. Оди удрученно вздохнула – разве можно было помыслить о таком, когда даже на целомудренно держащихся за руки девушек некоторые бросали чересчур осуждающие взгляды? Но от таких глобальных мыслей ее спасла фраза Мэди, вогнавшая девушку в краску.

- Первая леди первой леди страны – звучит неплохо, я подумаю над твоим предложением, - промурлыкала Оди, улыбаясь в ответ на тихий смешок Линн. Она была настоящей мастерицей в этом – сначала произносила какие-то серьезные вещи с такой интонацией, что сложно было ей не верить и не прислушиваться, а потом ее лицо преображалось, украшенное легкой и игривой улыбкой, а с губ срывался тихий смешок. В такие моменты в Одетт тут же просыпалось желание покрепче обнять девушку. Как собственно и сейчас, но Мэлоди будто прочитала ее мысли, позволяя Хартман, в который раз вдохнуть такой родной запах ее кожи, на секунду расслабившись в объятиях любимой.

- Ты же знаешь, что я ненавижу несчастливые финалы, - поморщилась девушка. Она и правда терпеть не могла истории, которые заканчивались печально хотя бы для одного из героев. Нет, некоторые прочитанные ею книги произвели на Оди неизгладимое впечатление в плане языка, сюжета и героев, но их концовка убивала все, что она отметила до этого. Возможно это было глупо и наивно, но Хартман ничего не могла с собой поделать. – Поэтому наш не может быть никаким другим!

Увидев, с какой теплой улыбкой, и легким, едва заметным налетом грусти в теплых карих глазах, Мэлоди приняла украшение, Одетт даже на мгновение растерялась. Она привычно улыбнулась в ответ на теплую улыбку Линн, но то, как она рассматривала ободок и слова, сказанные ранее ею, погрузили Оди в странное беспокойство, заставляя ее чувствовать себя студентом-незнайкой на важном экзамене – волнительно, с примесью чувства неизбежного провала. Хотя, казалось бы, волноваться было не о чем. Что через несколько мгновений подтвердила Мэлоди, протянувшая ей ободок и повернувшаяся к ней спиной.

Это был их маленький ритуал, своеобразная традиция. Такая простая и невинная, но сколько в ней было всего. Одетт провела рукой по длинным волосам Мэлоди, пропуская рыжие локоны между пальцев. Она невольно залюбовалась их медными переливами – казалось, будто солнце отдало девушке весь свой богатый закатный свет, оставив частичку себя в Линн. Оди аккуратно приложила украшение к голове девушки, тут же оплетая его волосами, удерживающими его от падения. Привычными движениями она заплетала локоны Мэлоди в красивую, свободную косу. Казалось, будь Мэди кошкой, она бы давно уже мурчала от удовольствия, и Одетт прекрасно понимала это чувство. Сама она не раз проваливалась в сон, стоило ее белокурым волосам оказаться в умелых руках Мэлоди.

- Конечно, прощу, но имей в виду, что я буду просто обязана разбудить тебя, а ты будешь обязана не швырять в меня этой сумкой, - с улыбкой произнесла Одетт, прекрасно осведомленная о любви Мэлоди ко сну и нелюбви к пробуждениям. – Сна не в нашем списке дел на сегодня.

Она поцеловала рыжую, такую родную, макушку, мысленно отмечая еще один пункт в вышеупомянутом списке дел на сегодняшнюю ночь. Она обещала запомниться влюбленным  девушкам надолго.

+2


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » Love and blood » young and in love [14.06.1966]