Sacra Terra: the descent tempts

Объявление


городское фэнтези ♦ NC-17
Соединенные Штаты Америки, Нью-Йорк
январь-февраль, 2017 год
CHAOS [6170] vs ORDER [5523]
«Несомненно, Крис не будет единственным человеком, умершим рядом с Аббадоном, но вряд ли кто-то делил с ним свои последние минуты, нежась в ванне и наблюдая, как Высший демон увлеченно гоняет по розовой от крови пене желтую резиновую уточку...» [читать дальше]
Headmaster's treatment [24.01.2017]
Alistair Horne & Christopher Parker

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » A problem of memory » I'm only joking, I don't believe a thing I said [20.12.2016]


I'm only joking, I don't believe a thing I said [20.12.2016]

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Clary Fray & Evangeline Richards
http://s3.uploads.ru/t/F6Bqc.gifhttp://sf.uploads.ru/t/FlMKg.gif
Уютное кафе где-то в Европе, вторая половина дня;
20 декабря, 2016 год;

•••••••••••••••••••
Не разговаривайте с незнакомцами, которые случайно встретились вам в моммент безмятежности. Не верьте ни одному их слову.
Кто знает, может ваша встреча не столь уж случайна?

•••••••••••••••••••
Maybe the planets
Are trying to become the stars,
And we really came from Mars.
The earth is alive,
And man is a parasite,
And Heavenly bodies make us fight

Отредактировано Evangeline Richards (2017-09-19 14:08:21)

+2

2

Иногда дни в жизни Клэри Фрэй в самом деле были обычными. Никто не собирался её похитить, пытать или убить, никто не мучал её нервную систему обидами, ссорами или претензиями. Даже погода сегодня была прекрасная, хотя вчера шёл дождь. Казалось, что Вселенная дарила рыжеволосой самый обыкновенный, ничем не примечательный день, который она могла провести в тишине и спокойствии. В груди теплилось давно позабытое ощущение, будто где-то глубоко-глубоко зарождалось вдохновение, которое ещё не оформилось в конкретную идею, но при должном настрое и обстановке, вполне могло бы. Сидеть в квартире-портале и упускать прекрасную возможность не хотелось вовсе, поэтому наспех покидав в наплечную сумку все необходимые для рисования принадлежности, Клэри черканула записку для Джейса и Джонатана, оставила её на кухонном столе и была такова. На всякий случай она прихватила из оружейной пару клинков, которые отправились в недра сумки в след за карандашами.
Выйдя на улицу, девушка поняла, что даже не знает, где на этот раз остановилась квартира-портал. Судя по тёплой, местами даже жаркой погоде, они были где-то на юге, но точнее Кларисса сказать не могла. Несмотря на то, что за последние полгода они много где побывали, она всё равно не могла сходу понять, что за город был выбран Джонатаном на этот раз. И как назло мимо никто не проходил, чтобы хотя бы понять, на каком языке здесь разговаривают.
Погуляв с полчаса по городу, в котором Фрэй не обнаружила ни одного высотного здания, она набрела на какое-то небольшое кафе с летней верандой. С веранды открывался прекрасный вид на широкую улицу, которая, судя по всему была пешеходной, или, по крайней мере, с ограничением движения для автомобилей.
Выбрав один из пустых столиков, в углу веранды, Кларисса развернула стул лицом к улице прежде, чем опуститься на него. Подошедший спустя минуту официант заговорил с ней по-английски, чем только усложнил задачу в определении их местонахождения. Нефилим, улыбнувшись, заказала свой любимый латте с карамельным соусом. Достав альбом из сумки, девушка прислонила его к согнутой в колене ноге и посмотрела прямо перед собой. Причудливой формы здание, стоявшее на другом конце улицы, будто бы насмешливо улыбалось художнице, призывая нарисовать именно его. Кларисса посмотрела вправо, затем влево, - но не обнаружила там чего-то мало-мальски привлекательного. А здание и правда было красивым с архитектурной точки зрения... Разложив на столе пенал с карандашами, рыжеволосая достала один из них, наставив кончик на альбомный лист.
Когда она пришла сюда, веранда показалось ей совершенно пустой, без единого посетителя. И если бы Кларисса так быстро не погрузилась в свои собственные мысли, она бы заметила, что это было не так.
Но пальцы, уже с уверенностью обхватившие карандаш, принялись за черновой набросок.

+2

3

В Испании кипела подготовка к Рождеству. Нельзя было пройти по улице, чтобы не врезаться в очередного "Пер Ноэль", а вечером в глазах рябило от обилия праздничных огней на домах. Южане умели праздновать с размахом.
Можно было бы вполне задаться вопросом, каким образом религиозное празднование дня рождения сына Бога умудрилось так прокатиться через массовую культуру, что превратилось в таинство в честь проникновения в жилище пузатого мужика с мешком. Лишь потому что Лилит хорошо знала людей, она не стала даже раскапывать этот вопрос, а лишь мирно сморела на переодетых актеров в красных балахонах.
В целом ее даже радовала окружающая обстановка: наступил разгар дня, а потому в глазах не рябило от обилия искуственной подсветки, ахитектура была приятна глазу, а население спокойно и несуетливо. К тому же погода располагала к себе солнцем без намека на дождь, что несомненно радовало после долгого времени в обледеневшем от сырости и холода Большом Яблоке.
Лилит потянулась в плетеном кресле, потложив в сторону книгу, которую в течение получаса читала. Прыгать через пространство, на самом деле, не так уж и сложно, если знать как, по крайней мере, если ты высший и у тебя кроме этого больше нет никаких занятий. Правда, человеческое тело неприятно реагировало на такие скачки слабостью в мышцах и легкой мутностью мыслей, оттого Лилит нисколь не беспокоилась, что милая прелесть Джонатана все еще где-то бродит, не спеша приходить по проложенному для нее маршруту. У нее был теплый плед, забавная человеческая книжка и ароматный кофе с корицей в идеальной белой чашке. Иногда надо спуститься до самого примитивного уровня, чтобы почувствовать себя по-настоящему живой.
Впрочем, долго наслаждаться не получилось: медно-рыжая макушка показалась в округе совсем скоро и выглядела немного растерянно.
Заходи, малышка, у меня есть для тебя кое-что сладкое. Лилит усмехнулась, возвращаясь к книжке. Прелесть наконец-то решилась расположиться на веранде спиной к Лилит, пришлось выждать еще какое-то время, пока та не обустроится и не уйдет официант.
- Простите, мисс - демоница окликнула Клэри, уютно кутаясь в мягкую ткань, - У вас что-то упало
Она кивнула вниз, где под ногами девушки валялась милая серебрянная подвеска в форме совы, видимо, оторвавшаяся от цепочки. Точно нельзя было сказать, когда она там появилась, но вряд ли можно было не заметить ее раньше, когда Фрэй двигала стул и выбирала удобное место - глаза птицы горели ярко-зелеными камнями, сверкая под южным солнцем не хуже рождественских огней.

+3

4

Мимо веранды, на которой расположилась Клэри, прошла небольшая группа людей, о чём-то весело галдящих, и нефилим, наконец-то, смогла распознать их речь, напомнившую ей испанский язык. Впрочем, точное местонахождение по-прежнему оставалось загадкой. Испания была большим государством, и пусть крупных городов здесь было не так много, но множество мелких, раскиданных по 50 провинциям, было предостаточно. Они могли быть где угодно, но, пожалуй, сейчас это не имело значения.
Предрождественская суета настраивала на соответствующий лад. Раньше нефилим обожала этот праздник, который всегда ассоциировался с елью, подарками, фирменным пуншем от Люка и их одинаковыми с Саймоном свитерами. Кажется, это было так давно... Это Рождество будет первым, которое оно проведёт вдали от матери, Люка, Саймона, - одним словом, всех, к кому она успела привязаться за своё недолгое пребывание в Институте Нью-Йорка. Руна тёмного альянса слегка нагрелась, пытаясь отвлечь Клариссу от пагубных мыслей, которые внезапно закрались в её голову. Девушка тряхнула головой, и ярко-рыжие волосы рассыпались по плечам огненной волной, окончательно выбившись из слабой резинки, которая была не в силах сдержать это воздушное облако.
Она же собиралась рисовать... Это чудесное здание определённо стоило того, чтобы его запечатлеть не только на листе бумаги, но и в памяти.
Латте давно принесли, и любимый напиток мирно остывал на столике, пока рыжеволосая задумчиво водила карандашом по листу, изредка касаясь чуть шершавой поверхности ластиком. Многие движения происходили на автомате: Клэри не всегда смотрела на лист, ведь она прекрасно знала, что рука итак знает, что делает. Изумрудные глаза внимательно цеплялись за фасад здания, стараясь наметить основные моменты и опорные точки, после чего можно будет приступать к непосредственно рисунку, обрисовывая набросок и вдыхая в него жизнь.
Фрэй рассеянно обернулась на голос, который, кажется, обращался к ней. Перед ней стояла невысокая, темноволосая девушка, на её плечи был накинут тёплый плед, что невольно привлекало к себе внимание. Клэри было довольно жарко, но, возможно, во всём виновата кожаная куртка, которую она так и не сняла?
Рыжеволосая посмотрела туда, куда указывала незнакомка, но от долгого фокусирования зрения на деталях, находящихся вдали, в первые мгновения вблизи ей было трудно рассмотреть, что именно лежало на полу, подле стула.
— Я не думаю, что это моё, - но инстинктивно Клэри всё же потянулась к блестящей серебром и изумрудами подвеске. Нет, эта подвеска совершенно точно не её... Нефилим уже было хотела отдёрнуть руку, но вместо этого пальцы сомкнулись вокруг прохладной поверхности, и только сейчас Кларисса ощутила, что метка на предплечье нагрелась настолько, что почти обжигала. Обычно так она веласебя рядом с Джонатаном, подпитываясь его тёмными, мрачными идеями, сотканных словно из самой бездны. Но ещё никогда Фрэй не испытывала ничего подобного рядом с другим человеком. Но человеком ли?..
Она выпрямилась, глядя на темноволосую девушку, всё также стоявшую рядом с её столиком и неуверенно протянула подвеску вперёд.
— Спасибо большое, но кулон не мой, я... - Клэри умолкла, пульсация в метке становилась почти невыносимой, и это мешало сосредоточиться.

+3

5

Глаза сов горели яркими, словно прожекторы, огнями, а тела змей оплетали гладкими канатами стволы старых, скрюченных от времени деревьев, хранящих округу в мертвой тишине где-то очень далеко отсюда. Обитель Лилит казалась заброшенной и пустынной, но на самом деле была переполнена образами и кошмарами, что прокрадывались в человеческое сознание самыми темными ночами. Серебряная побрякушка сверкнула в солнечных лучах. Совы и змеи.
- О, правда? - милое лицо Евы улыбалось, с добрым любопытством глядя на девушку, изумруды в глазницах блестели переливались. Солнце меж этих двух источников света казалось блеклой тарелкой из пылившегося в шкафу сервиза. Абсолютна пустая улица заполнилась тишиной, прерываемой шуршанием ветра в листве. Куда-то подевались официанты.
- Хм, наверное. я ошиблась. Мне казалось, за все утро сегодня тут кроме вас больше никого не было - ее плечи приподнялись вверх в подтверждение слов, и вновь опустились, прячась под уютными складками ткани.
Лилит подошла ближе и наклонилась, оказавшись практически лоб в лоб с рыжеволосой, с интересом посмотрела на кулон
- Красивая вещица - она повернула голову и оказалась лицом к лицу с Клэри, все с тем же доброжелательным выражением любопытства продолжая задавать вопросы. Ее голос разливался сладкой патокой, напоминая чем-то беззаботные переливы птичьего пения.
- Вы американка? У вас знакомый акцент -
Это было в крайней степени забавно наблюдать смятение, едва заметной тенью таившееся во взгляде юной Фрэй, как менялось ее лицо при встрече взглядов. Милое дитя, её не стоило расстраивать, поскольку демонице было предельно ясно, каким эффектом обладает оттенок грусти на этой мордашке для окружающих её людей.
Лилит потянулась за книгой, оставленной на соседнем столике, с ее плеча соскользнули края пледа, обнажая нежное шифоновое платье, не совсем подходящее для долгого сидения на улице. Милые вещи вызывали в демонице чувство внутреннего спокойствия и наполненности, в общем-то, с таким расчетом в комплект к платью могла бы идти и сама Фрэй, но, к сожалению, современность не терпела рабовладения и носить с собой разрешала разве что противную маленькую собачку.
Глаза совы продолжали сверкать, отражая лучи, как бы подмигивая и намекая, что не сова отражает Солнце, а Солнце - сову. ТОставался также интересным вопрос, оставит ли девушка себе нового "питомца" или же предпочтет не рисковать, подбирая подозрительные находки. Лилит бы на ее месте не стала. Она будто бы только сейчас заметила потерянное выражение на лице Клэри и вопросительно склонила голову набок, рассматривая её в подробностях.
Какая прелесть, эти юные охотники. Кровь и молоко, ни капли яда

+3

6

Переливающиеся глаза-изумруды на кулоне невольно притягивали взгляд. Клэри толком не могла ответить на вопрос, почему так сложно было отвести взгляд от незатейливой вещицы. Бесспорно, украшение было красивым, тонкой работы - ювелир явно постарался, придав совам поразительное сходство со своим прототипом, и эти глаза... Они были словно живые. Но чем дольше Фрэй смотрела на кулон, тем сильнее бесновалась руна тёмного альянса: ощущение стало практически навязчиво-болезненным. Невыносимо хотелось прикоснуться к предплечью, почесать зудящую кожу, успокоить метку. Пока что картинка не складывалась воедино, и голова рыжеволосой была наполнена лишь образами и обрывками мыслей и непонятно откуда взявшимися ощущениями.
— Совершенно точно, - Кларисса кивнула, и когда поняла, что новоиспечённая знакомая не собирается забирать украшение из её рук, помедлив с пару секунд, отложила его на край стола. Инстинктивно - подальше от её принадлежностей для рисования. Нефилим не чувствовала прямой угрозы от украшения, но несмотря на всю его притягательность, явственно ощущала, что брать его не стоит. Можно считать это злополучным правилом из разряда тех, которым учат детей - не разговаривать с незнакомцами, ничего не брать у них, даже конфет. Да и за месяцы пребывания с компании Джонатана, Клэри уяснила одну вещь: случайностей не бывает. Каким бы умным не считал себя Моргенштерн, его враги иногда дышали ему в затылок. Кто знает, сколько из них успели прознать о том, что он весьма недвусмысленно связан с младшей сестрой, которая хоть и была охотником, всё же не могла сравниться с ним, а, значит, априори становилась лёгкой мишенью. Невольно Кларисса подумала о клинке серафимов, лежащим в сумке, которая висела на спинке стула, и о стило, лежащем в кармане джинсов. После чего перевела взгляд на мило улыбающееся лицо своей собеседницы. Наверное, это всё паранойя. Джонатан тоже в последнее время нервничал и страдал манией преследования, может это передалось ей от него? Нефилим вдохнула, попытавшись расслабиться. Если она будет в каждом прохожем видеть угрозу, так и с ума сойти недолго, и всё же...
— Красивый кулон и правда, но не совсем в моём стиле, - отозвалась Фрэй, кинув быстрый взгляд на украшение, мирно лежащее неподалёку на столике. Глаза-изумруды призывно поблёскивали, и девушка поспешила отвести взгляд, возвращая всё своё внимание темноволосой девушке.
В непринуждённых вопросах незнакомки вроде бы не было ничего такого и, обхватив кружку с латте обеими руками, Кларисса поднесла её к губам и сделала глоток любимого напитка.
— А вы хорошо разбираетесь в акцентах, - улыбнулась рыжеволосая. Ей самой акцент девушки показался до боли знакомым. Так говорят только в Нью-Йорке: растягивание слов, артикуляция согласных, особое произношение гласных... Клэри прожила 18 лет в Бруклине и готова была побиться об заклад, что права. Если это так, то и незнакомке ничего не стоит распознать, откуда она родом.
— Я из Лос-Анджелеса, - беззастенчиво соврала Фрэй, улыбаясь чуть шире и делая ещё один глоток латте.
— А вы? В Испанию приехали в отпуск?

+1

7

- Это несложно, если много путешествуешь по миру, а наплыв мигрантов в Европе только способствует развитию навыка. В конце-концов, вы точно не англичанка - слишком непринужденная - Лилит отошла назад на свое место, возвращая в руки книгу и кофе, и устроилась в кресле с обстоятельностью кошки, выбирающей место для сна. Внимание ее на секунду привлек официант, убиравший столики неподалеку: его взгляд был прикован к серебряной побрякушке. Вещи, заряженные демонической энергией, необъяснимо притягивают людей: то ли потому что их манит плещущая в них энергия, то ли от того, что падать всегда приятнее, чем подниматься в гору. По крайней мере, до момента попадания в конечную точку.
- О, Город Ангелов - Лилит улыбнулась, как Джоконда с картины, усмехаясь про себя в мыслях над забавным каламбуром, возникшим среди ее ассоциативных связей. Она было хотела подколоть девушку насчет бледного цвета кожи, который в LA при местном климате и прочих равных достигается круглосуточным сидением в подвале, но благоразумно промолчала, глядя на собеседницу с дружелюбным интересом - Забавно, но именно там никогда не была. Не доводилось - лицо Евы в этот момент выразило нечто неопределенное между мечтательностью и насмешкой. Сейчас было самое время вспомнить все стереотипы, ходящие в народе про этот город. Насколько Лилит сама знала о сложных внутренних взаимоотношениях американских граждан по отношению к жителям разных частей страны - Эви этот город недолюбливала и считала его жителей туповатыми и ограниченными, глядя на них с изрядной долей снобизма: "Вот у нас-то в Нью-Йорке движуха, культура и богатый внутренний мир!". Демоница сводила эти эмоции к присущему людям состязательному инстинкту. Впрочем, выяснять, у кого длиннее, любили представители всех рас и видов, что в очередной раз намекало на то, что где-то Всемогущий прогадал с мифом о сотворении человека и в какой-то момент прошляпил опасность и недоглядел за создателем теории эволюции.
- Я местная. Не так давно стала - Лилит снова покосилась на офцианта, который нервно оглядывался на столик рыжеволосой, явно не понимая, что ему дальше делать с чувствами, которые возникли где-то в глубине его сердца.
В общем-то, маленький тест для любимой сестренки сына был пройден: она мила, симпатична, не полная дура и вообще полная прелесть - демоница сама бы не отказалась иметь такую у себя дома, если б ей предложили. Программа минимум выполнена, можно закругляться. Но Лилит не была бы собой, если б хоть раз отказалась пощекотать кому-то нервы.
- Camarero, venga aquí por favor - официант вздрогнул от неожиданности, после чего подошел и услужливо наклонился ближе, чтобы клиентке было комфортно говорить со своего места. Пока та сообщала ему информацию о "внезапной находке", выражение лица паренька успело три раза поменяться, будто разом замигали все цвета светофора. Выслушав, он коротко кивнул, нервно сглотнув подошедший к горлу комок, и широкими шагами мгновенно унесся с терассы, по пути прихватив побрякушку со стола Клэри.
- Они оставят у себя на случай, если хозяин объявится -  сообщила Лилит девушке, вновь улыбнулась и уткнулась в книгу, намекая на то, что не намерена продолжать беседу и дальше.
Но тишина, воцарившаяся между ними продолжилась недолго. Буквально через несколько минут из глубины здания кафе послышался странный шум и агрессивные крики. Словно пушечный выстрел, выбив дверь, на улицу вылетело тело, очевидно, отправленное туда в полет чьим-то сильным ударом.
Ох, люди. Они никогда не меняются - Лилит равнодушно перевернула страницу.

+3

8

Незнакомка продолжала настораживать Клэри. Не то, чтобы она давала повод для этого, и всё же рыжеволосая не могла отделаться от назойливого ощущения, что что-то здесь не так.
— В Англии я даже не бывала, вы правы, - продолжала без зазрения совести врать Клэри. На мгновение в памяти услужливо вспыхнули воспоминания об их пребывании в Лондоне. Церковь, подарившая столько приятных минут Джейсу и Клэри пока они искали таинственный кулон-артефакт, запрятанный в лучших традициях тамплиеров, обожавших загадки и мудрёные инструкции по нахождению «сокровищ». Рыжеволосая вспомнила и то, как Джонатан и Джейс вырезали целую стаю оборотней в пригороде Лондона, чтобы получить немного крови этой расы, столь необходимой для ритуала обращения Чаши. Им не нужно было так много, но, должно быть, Моргеншерн посчитал, что так будет веселее. Прошло не так много времени, но воспоминания яркими вспышками вторгались в сознание Фрэй, будто в Англии она была только вчера. Туманный альбион навсегда будет окрашен для неё в такие яркие цвета.
Девушка улыбнулась, гадая, поверила ли ей новоиспечённая знакомая, услышав слова про Лос-Анджелес. Но времени на раздумья не было, в самом-то деле, может она плохо загорает? Что было не так уж далеко от истины: к её бледной, почти молочного цвета, коже загар приставал с трудом - кожа едва-едва золотилась, даже если Клэри пребывала на солнце всё своё свободное время, семь дней в неделю.
— Город Ангелов, - кивнула нефилим, старательно припоминая другие известные и не очень факты об этом городе на случай, если это может понадобиться. По части придумывания легенд она не была профессионалом, но про Лос-Анджелес она хоть что-то знала со слов Эммы и Джулиана. С другими городами обстояло сложнее.
— Возможно, ещё побываете, там красиво, правда очень жарко в любое время года. Но океан компенсирует, - продолжала Фрэй в надежде продемонстрировать свою осведомлённость и знание дела.
Крутившийся неподалёку официант привлёк внимание и Клэри. Молодой человек убирал с соседних столиков и периодически посматривал в сторону Клэри, что тоже весьма и весьма настораживало. Нефилим хотела было вернуться к рисованию, но поселившаяся внутри тревога не давала этого сделать. Официанта подозвала её собеседница, и тот, услужливо склонившись к ней, слушал то, что ему говорили по-испански. Кларисса на этом языке не говорила, в отличие от того же Джонатана, а потому разобрала лишь отдельные слова, которые с трудом позволили уловить смысл фразы. Официант забрал кулон в форме совы со столика Клэри и скрылся внутри кафе. Девушке бы почувствовать облегчение, но нет. Внезапно завязавшаяся беседа закончилась почти также неожиданно, как и началась: темноволосая уткнулась в книгу, словно негласно возвещая о том, что их беседа окончена, и каждый может вернуться к своим делам. Рыжеволосая посмотрела на альбом для рисования, на карандаши, лежащие рядом, и безнадёжно остывший латте, к которому она едва ли притронулась.
Обернувшись на двери кафе, где парой минут назад скрылся взволнованный официант, Фрэй не увидела ничего подозрительного, и... ошиблась.
С оглушительным свистом дверные створки распахнулись, и из кафе вылетело чьё-то тело, а вслед за ним официант, который совсем недавно забрал кулон в форме совы. Глаза молодого человека лихорадочно блестели, будто он был не в себе. Кларисса несколько секунд наблюдала за разворачивающейся сценой, после чего вытащила из сумки стило, быстро рисуя на запястье руну невидимости. Гламур скрывал её от посторонних глаз - никто из примитивных не сможет её увидеть, а её новая знакомая в образовавшейся суматохе может даже не заметить, что та исчезла.
Наивная Клэри.
Вслед за стило Фрэй, достала из сумки клинок серафима и, прошептав имя ангела, активировала его. Она быстро преодолела разделявшее их с официантом расстояние, готовая в любой момент оглушить его, если он решит пойти дальше и продолжить свои действия в отношении коллеги по работе.
Какого чёрта тут происходит?
Нефилим внимательно вгляделась в его лицо: он что, одержим? Внезапно официант остановился, будто бы увидев Клэри. Но этого не может быть. Он же обычный человек! Фрэй покрепче обхватила рукоять клинка, отступая на полшага назад и загораживая собой неловко распластавшееся на полу тело. Ему бы встать и уйти, бежать отсюда, но, видимо, шок был сильнее.
По-хорошему бежать надо было и самой Клэри, не привлекая к себе лишнего внимания, но охотничьи инстинкты оказались сильнее.

+2

9

- Дети в наше время такие беспокойные... Да, Антонио? - за спиной Лилит внезапно возникла фигура владельца кафе. Он глубоко вдохнул, набирая воздуха для выразительной речи о том, как не стоит рассказывать старым знакомым про свой маленький бизнес, по крайней мере до тех пор, пока он не начнет приносить такой объем прибыли, который покрыл бы в полной мере взятки полицейским. Отточенными плавными движениями он опустил на стол папку для счета и застыл у стола, подобно статуе, уткнувшись в смартфон. Судя по интенсивности нажатия на сенсорный экран и вполне конкретно определемой эмоции на лице, Лилит предположила, что он строчит полное эпитетов сообщение своей страховой компании.
Сделав глубокий медленный вдох, Лилит скинула с плеч покрывало, и тут же ощутила прохладу ветерка сквозь тонкий шифон, от которой по коже пробежали мурашки. Из кармашка в открытой папке двумя рубинами на нее глядела сербряная сова. Черная матовость камней в металлических глазницах не давала абсолютно никакого отблеска, скорее пожирая свет, чем отражая его.
- Как мило с твоей стороны - сладко улыбнулась демоница, хлопая длинными ресницами с периодичностью метронома, настроенного на три четверти.
- Ты, как всегда, очарователен. И бизнес в гору идет, я вижу. С твоими-то талантами - из здания кафе с воплем выбежала девушка-официантка.
Вокруг, тем временем, разворачивалась нешуточная драма. Немногочисленные посетители благоразумно предпочли оказаться подальше от "поля битвы", в чем, определенно, нельзя было их винить. Оставшиеся же воззрились на происходящее с тем интересом, что смотрят трешовые реалити-шоу по кабельному телевидению. Обезумевший официант, насколько Лилит могла понимать в испанском, яростно рыча декламировал речь, по уровню драматичности достойную самого Шекспира, вещал о распутной Марианне, о ревности, измене и сексе на заднем сидении автомобиля. Его оппонент, пару минут назад вылетевший из дверного проема, всем своим видом давал понять, что он в душе не понимает, не только почему коллега вызверился на него с такой яростью, но и кто такая Марианна. Впрочем, это не мешало ему активно огрызаться, словесно подтверждая догадки товарища о непорядочности девушки, прибавкой к этому ставя под сомнение умственные способности ее воздыхателя. Взгляд его постепенно стекленел, делая его пугающе похожим на атакующего, который потерял последние черты адекватности. Струйка слюны стекала по его подбородку, капая на воротник, но он, не замечая того, был совершенно поглощен конфликтом. Цепная реакция запущена - началась любимая часть Лилит.
Клэри не теряла времени, но это совершенно не спрятало ее рыжую головку от насмешливого взгляда сценариста этого маленького представления. Впрочем, и от попавших под магию талисмана это ее мало защищало. Они не видели девушку человеческими глазами, но тому, что сидело внутри них, достаточно было ощущать присутствие чего-то живого поблизости.
Недавно подавшая голос официантка, с ужасом бормотавшая про себя чтото о своих горестях, сгорбившаяся в углу, внезапно замолчала, выпрямившись, и медленно направилась в сторону нефилима. Карие глаза смотрели сквозь, но слова, наполненные раздражением и злобой, были направлены невидимому адресату. Движение официантки становились все более порывистыми, и тем временем как парни с дикими воплями начали драку, она пыталась ухватить нечто впереди себя, чего не видела.
Антонио смачно матерился на латинском, набирая полицию.
Со стороны вся эта вакханалия вглядела как один большой эпилептический припадок. Лилит заглянула в пустую чашку и проканючила - Антооонио, можно мне еще кофе? -
Официантка завопила снова, но к женский крик в этот раз был похож на рычание дикого зверя. С этим воплем она бросилась вперед, на бесплотного противника.

Отредактировано Evangeline Richards (2017-11-04 02:42:09)

+2

10

Абсурдность разворачивающихся перед Клэри событий постепенно перевалила за все отметки допустимого. Повидавшая немало за всё время своего пребывания в Сумеречном мире, Фрэй едва ли не растерялась. Какого чёрта происходит? Обычный погожий денёк в Испании, в преддверие Рождества, что могло пойти не так? Рыжеволосая судорожно соображала, пытаясь понять, что она упускает из виду, хотя ответ на вопрос, казалось, был очевидным и был перед самым её носом. Но то ли смачно ругающиеся на испанское молодые люди мешали ей сосредоточиться, то ли Кларисса в самом деле пока никак не могла сложить два и два, чтобы определить источник всех бед. Она быстро нарисовала себе руну глоссолалию, чтобы понимать, о чём, собственно, ругаются эти сумасшедшие. Это больше походило на поток сознания: нефилим понимала все слова, но не понимала смысла. Один обвинял другого, и тот, в свою очередь, всё отрицал, не просто защищаясь, но нападая. Девушка почти в ужасе наблюдала, как взгляд второго участника драки постепенно стекленеет, совсем как у первого, а струйка слюны, стекающая по подбородку, лишь подтверждала догадки Клэри об одержимости. Или о проклятии. Или о каком-то очень мощном и внезапном магическом вмешательстве... Неужели...
Из рассуждений рыжеволосую вырвал истошный вопль официантки, которая в полной решимости двинулась на неё. Нефилим поудобнее перехватила клинок, направляя лезвие вниз, чтобы никого не поранить. Разбираться с дракой или припадком официантки было бессмысленно - они скорее покалечат друг друга, чем она их остановит. Рыжеволосая отступила на полшага назад, ногой толкая стул вперёд, об который спустя мгновение споткнулась официантка - это должно было её замедлить.
Фрэй заозиралась по сторонам: внимание привлёк мужчина средних лет, уткнувшийся в смартфон, и сидевшая неподалеку от неё - знакомая Клэри. Впрочем, знакомая сильно сказано, она даже имени её не знала. Девушка была на удивление спокойной, даже расслабленной - разворачивающиеся в кафе события, казалось, её совсем не трогали, скорее как раз наоборот, они её забавляли. Их глаза на мгновение встретились, и Фрэй наконец-то поняла, как просчиталась - темноволосая видела её. Руна невидимости надёжно скрывала её от глаз примитивных, но незнакомка, судя по всему, принадлежала к Нижнему миру.
Изумрудные глаза нехорошо прищурились, и буквально в несколько шагов Кларисса преодолела разделявшее их расстояние.
— Прекрати немедленно этот дурдом! - воскликнула рыжеволосая, готовая наставить клинок аккурат на девушку. Острие опасно покачнулось, и всё же Фрэй удалось сдержать свой порыв: угрожать незнакомцам оружием не самая лучшая тактика.
— Я знаю, что это ты устроила, прекрати сейчас же! - взгляд невольно упал на раскрытую папку, из кармашка которой выглядывала та самая серебряная сова, что некоторое время назад привлекла внимание и самой Клэри. Стоявший рядом Антонио, как его назвала, темноволосая, кажется, совсем опешил. Ну ещё бы.
— Кто ты, чёрт побери, такая? Маг? - когда-то она бы обязательно добавила «именем Конклава...», но после всего разве она имела на это право?

+2

11

Лилит мгновенно вскинула руки вверх в жесте повиновения, глядя прямиком на острие клинка, мягкими бликами продолжающегося из руки охотницы. На смуглом лице читалось удивление, смешанное с испугом от неожиданности атаки, хотя легкую наигранность не составляло особого труда разглядеть. Папка для счета, которую демон держала в руках до этого мгновения, громко плюхнулась на стол, спружинив, и серебряная сова выскочила из своего временного убежища, гулко звякнула, выкатившись прямиком на середину стола. Два ярко-алых рубина в её глазницах мягко блестели на солнце, отражая калейдоскоп  отраженного света на окружающих поверхностях.
- Боже, боже!.. - с искренним раскаянием воскликнула Лилит, пытаясь изобразить извиняющийся взгляд.   - Кажется, меня поймали с поличным
По-детски беспомощно она посмотрела на рыжую, а потом повернулась к Антонио. Ошалевший от происходящего владелец заведения поджал губы, громко выругался на испанском, выражая все, что он думает о создателе безделушки и сложившейся ситуации в целом одни словом, и помчался поднимать с земли свою подчиненную, которая растерянно сидела на земле в обнимку со стулом, утирая с лица бегущую кровь. Парни продолжали драку, но уже без былой задоринки, и действо напоминало скорее мышиную возню, официантка же, окончившая битву с мебелью, с позором проиграла, встретившись лицом с землей, и всеми силами пыталась как-то справиться с разбитым носом.
- Вот так навернулась... - Лилит нахмурилась, на лице ее отразилась боль, будто бы она сама на своем теле ощутила внезапное столкновение с твердой поверхностью. Вручив подчиненной полотенце, испанец своими силами принялся за решение судьбы главного поединка, но уже было понятно, что оба участника выиграли себе увольнение.
- ...примитивные - Она неслышно вздохнула, смахивая с лица непослушные пряди кончиками пальцев, и вновь перевела взгляд на Клэри. В ее голове вертелись всевозможные варианты дальнейших событий. В конце-концов, она пришла лично проверить, с кем это там так носится Джонатан, и имелся ли вообще смысл оставлять все как есть. По крайней мере Лилит убедилась, что девушка вела себя достаточно благоразумно, чтобы не умереть в перве же десять секунд, и не кидалась с оружием на противника, чью силу оценить у нее не было возможности. Безусловный плюс и хоть какая-то способность к аналитическому мышлению. Нет большего горя для матери, чем когда сын на полном серьёзе связывает себя с девой, чья голова не обременена такой бесполезной вещью как мысли. Стоят тогда по всей земле великие плачи по загубленным судьбам, и бледные тени идут к местам паломничества в надежде на чудо, потому как наука бессильна в борьбе с человеческой тупостью.
Но в случае с Фрэй Лилит была скорее удовлетворена и спокойна, чем нет. В одном из пунктов внутреннего списка существ, которых она готова терпеть, была поставлена уверенная галочка, но список с занесенными данными был всего лишь временный. Нет предела совершенству — оставалось тем не менее еще с десяток вариантов, в которых рыжая призналась бы за достойный пример для подражания всем заблудшим, но против природы не попрешь, и склонность к геройству обратно не затолкаешь. Лилит даже могла наверняка сказать, от кого эти черты были унаследованы. Хорошая девочка. Она ласково улыбнулась, глядя на девушку.
- Маг ли я? - демоница негромко рассмеялась, пряча улыбку за сложенной пополам ладонью.
- В общем-то да, я кое-что понимаю в магии. -  Совсем чуточку. Вот, например, повернуть движение планеты в обратную сторону у неё всегда получалось плохо. Вечно катаклизмы, внезапные смерти, изменение движение планет, светопреставление, и вот уже новые люди рассказывают своим детям, что раньше человечество было слеплено из глины и потому не выжило и развалилось от простого дождя. Но какая разница? В конце-концов, кому это могло бы понадобиться? Ужасно непрактичное заклятие.
Демон указала ладонью на плетеное кресло напротив себя. приглашая Клэри сесть за столик, сама тем временем не шелохнувшись со своего места, всем видом показывая, что ей так очень удобно и вообще замечательно, особенно когда теплый плед защищает от несущейся с моря прохлады, достигающей кафе периодическими порывами ветра.
- Прошу прощения за это маленькое представление. Антонио разозлил меня, он такой холодный ко мне в последнее время - Лилит скорчила лицо обиженной девочки, глядя в сторону испанца.
Несчастный Антонио, услышавший свое имя, обернулся на хозяйку с выражением лица осужденного на смертную казнь, и с обреченным видом направился в здание за потребованной чашкой кофе. Построенные перед ним в рядок официанты с подпорченными лицами и не совсем целой одеждой, казалось, по-прежнему не замечали ничего вокруг, будто единственной целью их жизни было навалять хороших люлей своему сопернику, но и тут им пришлось поплестись следом за работодателем.
- Приятно встретить тебя, Клэри. Можешь звать меня Евой ...если бы ты знала, насколько это иронично. Будто бы само собой разумеющееся, знать имя юной Фрэй, воспринималось поведение демона. Девушка потёрла переносицу в задумчивости и устроилась на своем месте поудобнее, скидывая с себя теплые объятья ткани. Самым важным в этот момент занятием, судя по сосредоточенному виду, стало перекладывание вещей на столе в одной ей известном порядке - книга, пустая кофейная чашка, папка для счета, связка ключей с неприметным брелком. Последней она коснулась совы, переведя взгляд на нефилима. Внимательно глядя на рыжеволосую, словно бы спрашивая разрешения на то, чтобы взять опасный предмет в руки, она зажала тонкую серебряную пластину головы между кончиками среднего и указательного пальцев. Не то чтобы одобрение было ей нужно, но резких движений делать не следовало — поранилось уже достаточно людей, чтобы закрыть злодейский «To do list» на сегодня.
- Ты знаешь, что это? И почему из более чем десятка людей вокруг оно захватило только одного?

+2

12

Несмотря на решительный настрой Клэри, она не питала иллюзий в отношении новоиспеченной знакомой, явно не надеясь, что та устрашится и, признав поражение, отступит. Впрочем, брюнетка вскинула руки в притворном жесте повиновения, заставив губы Клариссы сжаться в одну линию, а острие клинка - опасно покачнуться. Разумеется, она не собиралась нападать на неё - она держала себя в руках и была способна трезво оценить ситуацию, прежде чем выдвигать гипотезы и предположения, и всё же происходящее явно разозлило Фрэй. День должен был быть тихим, спокойным и уютным, а предрождественская суета, царившая вокруг, была призвана помочь расслабиться, но нет. Теперь нефилим чувствовала себя раздражённой, нервной и напряжённой, и по большей части из-за того, что она не до конца понимала, что здесь происходит, и каким образом темноволосая устроила это представление. А Клэри, как и любому другому человеку, очень не нравилось чего-то не понимать - вполне логичные эмоции.
Не без сочувствия рыжеволосая посмотрела в сторону персонала кафе - все они выглядели так, будто вернулись с поля боя, - побитые, в порванной одежде. Но на их лицах не было и тени разочарования или расстройства, словно происходящее прошло мимо них и ни в коей мере не коснулось их сердец. Зато хозяин кафе явно был в бешенстве! Он говорил что-то на испанском, причём в столь экспрессивной, свойственной южным людям, манере, что Фрэй невольно вздрогнула, вновь возвращая своё внимание брюнетке.
— Мне кажется, это жестоко. Эти люди не заслужили, чтобы становиться вашими марионетками потехи ради. Какой вам с ним прок? - не удержалась Кларисса. Она не представляла, какую выгоду девушка могла извлечь из подобного хаоса кроме злорадного, внутреннего удовлетворения? Существовали немало тех, кому нравилось смотреть на страдания других.
— Кое-что? - переспросила нефилим, явно неудовлетворённая ответом, но клинок тем не менее дезактивировала, по-прежнему сжимая гладкую рукоять в руках. — И что это может значить? Вы либо маг, либо нет. Магией владеют не так много рас, - продолжала Клэри. Ещё были фэйри, но их представителей было сложно спутать с кем-либо ещё, несмотря на искусно-наведённый морок: Кларисса смогла распутать даже чары Королевы Благого двора.
Но сюрпризы на этом не закончились. Стоило услышать своё имя, девушка чуть было не поперхнулась воздухом, удивлённо всматриваясь в лицо темноволосой девушки, представившейся Евой.
Она совершенно точно не была ей знакома - столь колоритную внешность Фрэй обязательно бы запомнила. Нет, Еву она видела впервые. Можно было предположить, что Ева - одна из знакомых Джонатана, но старший брат никогда не называл её Клэри, исключительно Кларисса, и никак иначе. Клэри её называли в Нью-Йорке, но она не припоминала, чтобы там встречалась с магом или фэйри по имени Ева. Становилось всё подозрительнее и невнятнее, и клинок Фрэй так и остался лежать в её руке, так и не отправившись в сумку. Впрочем, приглашение сесть на свободный стул рыжеволосая всё же приняла. Из любопытства, конечно же.
— Откуда вы меня знаете? Потому что я вас, Ева, совершенно точно не знаю и вижу впервые в жизни, - твёрдо отозвалась нефилим, и всё же решила попытать удачу, задав ещё один вопрос. — Вы знакомая моего брата? Других объяснений я просто не вижу... - последние слова были сказаны тише, словно Клэри обращалась к себе, нежели к Еве. Да и в действительности, какого были шансы на то, что на другом конце планеты она могла случайно встретить кого-то, кого знала ещё в Нью-Йорке?
Нефилим не без интереса наблюдала за тем, как темноволосая принялась перекладывать на столе вещи, в известной только ей последовательности. Но гвоздём программы, разумеется, была всё та же злополучная сова, из-за которой в кафе случился апокалипсис в миниатюре. Фрэй нахмурилась, посмотрев на сову, а после перевела взгляд на Еву.
— Это какой-то проклятый артефакт? - неуверенно предположила Кларисса. И снова это мерзкое, неприятное чувство, когда она чувствовала себя донельзя глупо, не понимая чего-то, в то время как Ева, кажется, знала абсолютно всё. — Я не очень сильна во всём этом, так что, боюсь, не смогу ответить на ваш вопрос, - честно призналась рыжеволосая, но не сдержав любопытства, продолжила:
— И что же это такое?

+3

13

Само собой, Клэри было труднодоступно узнать не только личность перед ней, но и получить информацию про все происшествия, в которых Лилит уже успела покопаться в мозгах некоторых жителей Нью-Йорка, имевших кое-какое знакомство с рыжеволосой, и особым образом в эту братию был включен сам Магнус Бейн, незабвенный и невыносимый. Так что, составить более-менее полную картину о личности девушки не представляло большой сложности.
- Я старая знакомая твоих родителей - прозвучало с ноткой ностальгии в ласковом голосе, подкидывая еще больше дров в костер любопытства рыжеволосой. Алиса последовала за Белым Кроликом в нору и уже начала проваливаться всё глубже и глубже. Совсем скоро она достигнет Страны Чудес.
- Не сказать, что мы были близки, но я всегда интересовалась, как поживают "старые друзья". Это было практически невозможно узнать, если честно. У твоей мамы настоящий талант.. А! Вот и кофе! -
Антонио самолично выплыл к их столику с двумя чашками на подносе и с сильнейшим испанским акцентом сообщил, что это за счёт заведения. Атмосфера за столиком приобретала окраску дружественно-семейных предпраздничных посиделок. Хозяин кафе собирался было уплыть...
- О, посиди с нами!.. - радостно прощебетал сладкий голосок. В этот момент Лилит вполне напоминала женщину из породы вечновосторженных, которых не трогает ни война, ни эпидемия, ни мировой экономический кризис - у них всегда все замечательно и будет ещё лучше. Короче говоря, если испанец чувствовал себя обреченным до этого, то теперь он совершенно убедился в том, что просто так его не отпустят.
- Антонио тоже мой старый друг - последовали пояснения для юной Фрэй, пока испанец медленно приземлялся на третье кресло за столиком. Устроившись, он одарил девушку обаятельнейшей улыбкой, при этом все равно напоминал привидение безвинно повешенного за чужое преступление. Поднос остался лежать у него на коленях в качестве напоминания о повседневных делах, которые будто бы столпились у него за спиной в очереди, ожидая, когда ими займутся.
- Он не очень разговорчивый - Лилит усмехнулась и сделала глоток, чтобы затем вернуться к обсуждению безделушки. Глаза у нее загорелись, как у мальчишки, что ясным летним днем лупой прижигает муравьев на заднем дворе дома, пока благочинные мать и отец семейства заняты чтением воскресной газеты. Пальцы её заскользили по резным краям металла, подбираясь от художественно выполненных перьев хвоста по крыльям к ярким глазам птицы в металлических глазницах. Причудливый узор на металле мягко вел прямо к ним, так что на пути не встретилось никаких препятствий.
- Занятная вещица. Весь трюк, само собой, в камнях - последовало объяснение. Глаза птицы, почти не отражающие никакого света, смотрелись как два кровавых провала.
- Вся остальная птица вокруг них - что-то вроде каркаса. Два условия - по каждому на глаз - должно выполняться, чтобы всё сработало, но ёмкости надолго не хватает, на моей памяти никто не заработал ничего серьёзнее сломанной руки... -  на лице Лилит на несколько секунд появилось задумчивое выражение, будто бы она размышляла над тем, как бы исправить эту досадную оплошность.
"Топорная работа. Опытный маг сразу поймёт, что происходит, когда почувствует потоки вокруг. Но сложно повторить. Мало кто способен" - прокомментировал испанец, с видом знатока, поглядывая то на птицу, то на Клэри, избегая встречаться взглядом с обладательницей вещицы. Разобрать его речь было довольно сложно из-за своеобразного произношения, явно было, что официанты в заведении владели иностранным куда лучше хозяина кофейни. Помимо этого, язык тела выдавал в нем нетерпение - он был похож на пса, который ожидал разрешение взять лакомство.
- А еще, если бы у магов был госнаркоконтроль, то нам бы грозили санкции - Лилит фыркнула. Она нашла нужный выступ на кулоне и слегка надавила на него. Камни из глазниц совы выпали на заранее подготовленную салфетку, лежащую на книге, и пустой каркас из серебра за ненадобностью отложили в сторону.
- Они были в ходу в Индии какое-то время. А потом примитивные догадались, что есть ганджа... - кривая ухмылка поползла по левой стороне лица брюнетки. Она надавила пальцем на один из камней, и подняла его с салфетки на уровень глаз. Он занимал не более пятой части подушечки указательного пальца, напоминая яблочное зёрнышко по цвету и форме. Рука её медленно наклонилась в сторону Антонио, пальцы которого побелели от того, как сильно сжимали поднос
- Зерно древа познания... за такое ты готов любить меня вечно - последняя фраза вместе с улыбкой была адресована испанцу, и, судя по его взгляду, можно было с уверенностью сказать, что он был полностью согласен с этим утверждением. Он осторожно наклонился и деликатно собрал камень губами из рук демоницы, на несколько секунд замер, смакуя привычные ощущения во рту, а затем проглотил. Лилит махнула рукой, делая знак ему уходить, что незамедлительно было исполнено. На лице испанца читалось полное удовлетворение.
- Человеческие эмоции прекрасны на вкус, хотя так, как Антонио, их никто давно не использует. Он, в каком-то смысле наркоман... ты, наверное, уже догадалась, что моя совушка работает как своеобразный аккумулятор? - улыбку демона можно было трактовать как довольную, взгляд внимательно рассматривал Фрэй, считывая реакцию.
- Но, неправдой было бы сказать, что эти люди не заслужили того, что произошло. Магия не сработала бы, если бы этот парнишка был так уж невинен
Тёмные брови нахмурились, а уголки губ поползли вниз. Невинных в понимании Лилит в принципе не существовало. Религия говорила христианам каяться за то, что сын Бога перенёс мучительную смерть на кресте ради спасения человечества. Демоница считала этот момент лишь хитрым трюком массового сознания, которое приказывало людям каяться лишь за свою человеческую природу, притягивая факты из реальности за уши. Кому как не ей было знать, насколько сильно было в них чувство, заставляющее лезть вон из кожи, чтобы заслужить любовь, неважно, чью, партнера, родителя или Господа. Как бы там ни было, официант, умыкнувший сову, каялся за гораздо большее количество вещей, чем мог бы похвастаться среднестатистический европеец его возраста, большинство из которых никем из современного общества не одобрялись. И он искал возмездия, которое освободило бы его от тяжести. Частично он его нашел.
Лилит нагружала рыжую обрывками информации, ожидая, какой вывод из всего этого последует. При этом лежащий на столе клинок производил должное психологическое воздействие, постоянно напоминая, что дружественной эту встречу назвать нельзя. Но демоница знала, что несмотря на решимость храброй девочки атаковать запутывающую мысли противницу в случае опасности, она не сможет серьезно ранить, даже если очень сильно захочет.
Второй совиный глаз по-прежнему лежал на салфетке, ожидая своей участи, но был убран в сторону, чтобы не мешать дальнейшей беседе.
- Впрочем, мы закончили со своими делами... раз уж я объявилась тут двадцать лет спустя, словно внезапная фея-крёстная, не могу не поинтересоваться, нужна ли какая-то помощь вам с братом? Никто не обижает? -
Всё чудесатее и чудесатее

+3

14

Возможно, Клэри и пропустила большую часть своей жизни, которую она должна была прожить в Сумеречном мире, а большую часть воспоминаний, которые блокировало заклинание Магнуса, так и не удалось вернуть, - она навёрстывала упущенное семимильными шагами. Дело было не только в том, что Кларисса была ребёнком особенных родителей, над которыми ставили эксперименты, в результате которых в её венах текло гораздо больше ангельской крови, нежели в остальных нефилимах. Быть может, во всём была виновата пресловутая связь с Итуриэлем, которая не покидала рыжеволосую с тех самых пор, как магическая блокада пала. Все эти сны, видения, новые руны, что создавала Клэри, - всё это было не только даром небес, но и проклятием, выливающимся в головную боль, кошмары и навязчивые идеи.
Сейчас, в эту самую секунду, эта идея только начала зарождаться, будто бы вторя усиливающейся пульсации в руке в том месте, где была руна тёмного альянса. Когда два этих начала во Фрэй вступали в борьбу, можно было ждать беды или по крайней мере нервного срыва.
Поначалу нефилим списала боль и зуд в руке на какие-то факторы извне, возможно, Джонатан нервничал, находясь где-то далеко, но через связь она всё равно могла чувствовать его. После Кларисса решила, что демоническая магия в её венах реагирует на присутствие другой тёмной магии поблизости. Теперь же услышав слова Евы о том, что она была старой знакомой её родителей, Клэри была почти уверена в том, что причина в самой Еве. Только она никак не могла нащупать эту самую связующую нить, но она совершенно точно была.
— Никогда не встречалась «со старыми знакомыми» родителей, - несколько напряжённо отозвалась девушка. — Не думала, что у них остались общие знакомые, - продолжала Клэри. Перед ней явно сидел кто-то, заставший их родителей ещё женатыми, а, значит этот кто-то был знаком с маленьким Джонатаном, но никак не с ней. Джослин ушла от Валентина задолго до её рождения. Распутывая этот непонятный клубок, Кларисса словно брела во тьме, на ощупь, спотыкаясь, но отказываясь останавливаться.
Фрэй посмотрела на подошедшего к ним Антонио, который спустя минуту занял предложенный ему стул. Владелец кафе выглядел, мягко говоря, не очень. Клэри никогда такого не видела, но решив, что кофе не такая уж плохая идея, да и вряд ли оно отравлено, решила сделать глоток из своей чашки. Как никак, а кофе было её маленькой слабостью.
Рыжеволосая внимательно слушала то, что говорила Ева, - Антонио несколько раз комментировал её слова, но Клэри как будто бы уловила лишь часть слов, даже со специальной руной речь испанца была не особо разборчивой. Не без интереса Фрэй проследила, как темноволосая аккуратно извлекает маленькие красные камни из глазниц металлической совы, а спустя мгновение Антонио почти счастливо и с удовольствием съедает один из красных камушков. Девушку едва не передёрнуло от такого зрелища.
— Но зачем это Антонио? - всё ещё не до конца понимая, как простой человек мог подсесть на нечто подобное, вопросила Кларисса. Впрочем, в Сумеречном мире существовало много необъяснимого и странного: от доноров, которых держали вампиры, до зависимых от вампирского венома или фейской пыльцы людей и нефилимов. Как говорится, у некоторых весьма своеобразный вкус, и рыжеволосую не должно было это удивлять.
— Какая избирательная магия, - недоверчиво пробомортала девушка, не до конца понимая, что же в словах Евы по-прежнему не давало ей покоя. Или в её внешнем виде? Или в том, что она знала её родителей? Клэри хмурилась, пытаясь сосредоточиться, но боль в руке становилась почти нестерпимой - инстинктивно она отставила чашку с кофе и потянулась к предплечью, где красовался широкий кожаный браслет, подарок Джонатана, за которым была скрыта горящая алым руна. Стоило прикоснуться к браслету, как Фрэй незамедлительно ощутила жар, исходивший от кожи даже сквозь него - это не было совсем нормальной реакцией, но случалось и такое.
Нефилим посмотрела на Еву, и та произнесла свой последний вопрос, упомянув брата и тем самым запустив невидимый механизм. Яркая вспышка из воспоминаний врезалась в сознание на полном ходу, словно поезд. Кларисса вновь переместилась в поместье Уэйландов, где они с Джейсом в подвале обнаружили Ангела Итуриэля. Перед смертью Ангел показал им много различных воспоминаний, но среди них было одно, которое в данную минуту выделялось ярче других.
Валентин -  молодой, без морщин и привлекательный; взгляд его темных глаз был ясен, - он стоял на коленях в кругу деревьев; в центре опушки он начертил пентаграмму, и листья, что оказались прямо над знаком, ссохлись, почернели. Посреди пятиконечной звезды сидела женщина: точеная фигура, блестящие волосы, лица в тени не видно; кожа оголенных рук чиста и белоснежна. Левая кисть раскрыта над чашей у края пентаграммы, из длинного пореза в сосуд стекает кровь — черная в свете луны. А может, она черна и по своей природе.
— Ребенок, в чьих жилах потечет эта кровь, — заговорила женщина, — силой своей превзойдет демонов, что обитают в бездне между мирами. Он станет могущественней Асмодея  и Шедим . Если обучить его должным образом, он сумеет все на свете. И предупреждаю: она вытравит из него все человеческое.
— Благодарю, госпожа Едома . — Валентин потянулся за чашей, и женщина взглянула на него. Женщина была прекрасна, но в пустых глазницах у нее извивались черные щупальца.

Увидев это в первый раз, Клэри чуть было не взвизгнула от ужаса, но сейчас это всего лишь было яркое воспоминание, вспыхнувшее перед глазами в тот самый момент, когда девушка так нуждалась в ответах.
— Лилит, - прошептала нефилим и чуть было не упала со стула и не смахнула со стола чашку с кофе, выйдя из своего транса.
Возможно, Клэри и пропустила многое в своей жизни, и многому не успела научиться, но в отличие от большинства людей у неё был Ангел-Хранитель, который пусть и не всегда, но присматривал за ней.
— Я знаю, кто ты, Ева, - наконец, произнесла Фрэй. — Но зачем? - только и смогла выдавить из себя Клэри, и в этом вопросе было скрыто так много других, не мене важных вопросов. Зачем она искала с ней встречи? Зачем пришла? Зачем устроила это представление? Это что, было проверкой? И почему было не спросить напрямую у Джонатана, нужна ли ему помощь или нет? Ей совершенно точно не была нужна её помощь - иметь дела с Высшими демонами было не просто опасно. Самоубийственно.

+3

15

Солнце скрылось за облаками, чарующая картина ясной и солнечной испанской зимы немного померкла в их тени, и потянуло совсем не летним ветром. Кожа человеческого тела покрылась мурашками, растекаясь по ней приятными ощущениями. То самое, почему Лилит с Асмодеем так хорошо сошлись во взглядах и не пытались убить друг друга так же часто, как остальных своих собратьев, заключалось в кристально-прозрачном взаимопонимании наслаждения и гедонизма друг-друга. Мать демонов находила очень много плюсов в пребывании в этой реальности по большей части из-за ощущений, которая она дарила, хотя за всем этим калейдоскопом чувственности не стоило забывать о делах.
- Это что-то вроде обезболивающего для него, результат занятных экспериментов над собой. В то время не знали, что подобные вещи вызывают привыкание - Лилит потерла переносицу указательным пальцем, не уточняя, что ещё за "то время", пока перебирала в мыслях все возможные варианты от простого стирания памяти о травмирующих событиях, до банального алкоголя, которые смягчали бы побочный эффект от пожирания осколков душ, заключённых в камень. Если бы только он изначально прибегнул к более простым вариантам, вряд ли ему пришлось продлевать свою агонию новой порцией плацебо, дающей временное просветление. Жизнь испанца расползалась на лоскуты, словно ткань, из которой ножницами то там, то тут повырезали части с красивой вышивкой, оставив лишь тонкие полоски, едва скрепленные слабыми нитями. И как бы не пытался, невозможно было их заштопать - ткань только крошилась в руках, распадаясь на жалкие обрезки. Чужие эмоции, стремления, чувства не были способны заглушить в голове голоса тех, кого больше не было рядом.
- Магия не избирательна, она максимально логична. Даже вода горит при определенных условиях, хотя в этом нет ни грамма волшебства... - легкая усмешка на её лице была вполне добродушной, словно у пожилого профессора университета, объясняющего основу основ первокурсникам. Насколько Лилит могла судить, сумеречные охотники в массе своей не утруждались пониманием вселенских процессов, ограничиваясь уроками каллиграфии по телу, но у Фэйрчайлд в этой сфере были явные преимущества, хотя бы потому что ей не промывали мозг в течение всей её жизни. А пара лет в сознательном возрасте - и рядом не стояла.
- Но он довёл себя до того, что больше ничего не действует. Самые забористые средства уже испробованы, а хор голосов в голове всё равно не утихает. Исследователи всегда немного безумны в своих решениях, особенно когда боль потери затмевает их разум - демоница качнула головой, разглядывая выражение лица Клэри. Спектр эмоций был восхитителен, можно было сказать, что девушка была словно чистый лист, на котором можно было рисовать любыми красками что не придёт в голову. Она рядом, она близка, она на пороге открытия...
Может быть даже не пришлось бы давать столь расплывчатую подсказку, у маленького ангела с имбирными волосами были и иные помощники.
- Бинго! - Лилит расслаблено зассмеялась, услышав своё имя, слегка запрокидывая голову, и одарила рыжеволосую широчайшей улыбкой. Демон любила эту особенность лица Эванджелин: от кукольного умиления благодаря пухлым губам и скульптурным очертаниям, до оскала чеширского кота при выражении самых доброжелательных эмоций. Прищуренные тёмные глаза и ряд белых зубов обостряли разом всю картину, широкая улыбка Ричардс совсем не шла, и как бы говорила: "Что ж, милашкой мне не быть, но по крайней мере вы это зрелище никогда не забудете".
Лилит улыбалась, не оставляя ни малейшего различия между собой и довольной нарциссической кошкой, которой не надо охотиться на мышей, потому что они сами идут ей в лапы.
- Что именно "зачем"? - угольная бровь вопросительно выгнулась
- Зачем хочу познакомиться с тобой? Зачем провоцирую двусмысленную ситуацию, толкающую тебя на активные действия? Зачем продолжаю милую беседу, вместо того чтобы соответствовать твоему представлению об ужасных "высших демонах"? -
Каждый из уточняющих вопросов уже содержал часть ответов, и демоница пожала плечами, как бы подтверждая, что никакой разницы для Фрэй, в общем-то, нет
- У всего этого лишь одна причина и ты точно знаешь, как его зовут - Лилит посмотрела на сестру своего сына обезоруживающе беспомощно, охватывая себя руками в защитном жесте. Она не скрывала свое слабое место, но вряд ли Клэри могла по нему ударить.
- В моих интересах узнать тебя поближе и удостовериться, что в порядке, но боюсь, что меня не совсем правильно поняли - будто яростную потасовку можно было как-то неправильно понять, но дело было не в ней, тем более, что никто серьёзно не пострадал. На разрушенных спокойствии и устоявшихся представлениях очень легко было выстроить что-то новое.
Было ли дело в Джонатане, в руне, что скрепляла истоки порока в их сердцах, в Джослин Фрэй, о которой она не переставая думала все эти годы и бесконечно злилась... Была ли это вина? Лилит забыла подобные чувства.
Она поднялась со своего места, оставляя вещи лежать на столе в том же виде - потёртая книжка, сова, одинокий камень на белоснежной салфетке с рождественским узором, - и кивнула, полупрощаясь в изящном жесте, с той же виновато-беспомощной улыбкой.
- Была рада познакомиться, Кларисса. Я не откажу себе в удовольствии насладиться видом побережья, более тебя не побеспокою - Бесшумно, словно призрак, утопая в струящихся складках лгкого платья, демоница  покинула кафе и словно бы уплыла из виду, скрывшись за углом, в действительности направилась в сторону моря, где с небольшого каменистого пляжа открывалось дышащее прохладой и солью море.

Через какое-то время на терассе появился Антонио. Заметив одинокую Фрэй он вначале указал жестом на место, где раньше располагалась его старая знакомая, которой он, откровенно говоря, был не очень-то рад, а затем показал двумя пальцами шагающего человечка в сторону выхода. Получив подтверждение, испанец нахмурился, оглядывая всё оставленное, сжав губы в одну прямую линию. Он забрал со столика чашку хозяйки и обратился к Клэри, услужливо наклоняясь к уровню её лица, все тем же ломанным акцентом, выговаривая букву "р" с особой страстью.
- За счёт заведения, прекрасная мисс. За доставленные неудобства

+3

16

В какой-то момент и Клэри стало холодно, что она инстинктивно свела вместе полы кофты, прячась от ветра. Лилит же наоборот, словно наслаждалась происходящим. Фрэй не могла толком ответить, что натолкнуло её на эту мысль: выражение глаз или едва дрогнувшие уголки губ. Развить мысль у девушки не было времени, но будь его чуть больше, возможно, она бы задумалась о том, что демоны на земле пребывали в человеческом теле, не в их собственном, а в сосуде, который они вероломно заняли и подчинили своей воле. Была ли девушка, чью жизнь украла Лилит, всё ещё жива где-то в глубине? Или же после встречи с Высшим демоном от неё осталась только оболочка?
— Хотела бы я сказать, что понимаю, но нет, - твёрдо отозвалась Кларисса. Антонио, которого она поначалу приняла за человека, кажется, давным-давно таковым не был, иначе как объяснить его странную зависимость от непонятных, а от того ещё более диких вещей, о которых рассказывала демонесса?
Как ни странно, но стоило Фрэй узнать о том, с кем она имеет удовольствие познакомиться, дышать стало немного легче. По крайней мере её не убьют и вряд ли даже попытаются. Не то, чтобы рыжеволосая питала иллюзии в отношении демона и её взаимоотношений с Джонатаном, но если всё то, что рассказывал старший брат, правда, то она не захочет ранить Моргенштерна, сделав что-то с его младшей сестрой. В их связи было много нюансов, в том числе и полезных, например, Клэри отчётливо чувствовала отношение светловолосого к ней - она чувствовала, что нужна ему, и это чувство так часто пульсировало в руне тёмного альянса вместе с кровью, сводя с ума и подталкивая их к друг другу. Нет, Лилит определённо не причинит ей вреда. Возможно, устроит очередную проверку, потреплет нервы, быть может, даже даст паре огненно-рыжих волосков упасть с её головы развлечения ради, но не более того.
Подобная слепая уверенность могла аукнуться Клариссе серьёзным просчётом - никогда не стоило забывать о том, что демоны не могут любить, и верить им тоже, в общем-то, нельзя.
Темноволосая одарила Клэри улыбкой, от которой внезапно стало не по себе, а вдоль позвоночника побежали липкие мурашки. Если не знать, кто скрывается внутри миловидной брюнетки, можно было бы купиться и на эту тёплую улыбку и нежный взгляд. Впрочем, Фрэй он не понравился с самого начала, заставляя насторожиться, и интуиция не подвела её.
— Ну, я догадываюсь, что всё это... - нефилим повела рукой. — ... своего рода проверка. Связывая нас с Джонатаном физически, ты шла на риск и, наверное, хотела убедиться, что я не угроблю его, случайно выйдя в магазин. Одного только не пойму, почему сейчас? Прошло почти полгода, если мы оба ещё живы, значит, я не так безнадёжна, как ты могла подумать, - конечно, за эти шесть месяцев случались разные ситуации. Когда её похитил дроу и пытал, а досталось им обоим, - они могли погибнуть. Но кто был в этом виноват? Если бы Моргенштерн не украл у тёмных эльфов древнюю книгу и не забыл посвятить в свои планы Клариссу, возможно, им удалось бы минимизировать издержки. А когда Вероника едва не убила Клэри, заманив её в ловушку оппозиционеров? Не почувствуй тогда Джонатан, как в ногу Клэри вонзился топор, не телепортируйся он прямиком на заброшенный склад, они могли бы погибнуть во второй раз. Но опять же, причем здесь была Клэри? Во всём этом не было её вины. Теоретически.
— Так что, проверка пройдена? - отозвалась Фрэй, не мигая глядя на Лилит.
Темноволосая попрощалась с Клариссой так внезапно, что рыжеволосая на минуту опешила, растерянно глядя на то, как она уходит, а после переводя взгляд на оставленные на столе вещи. Откуда ни возьмись появился Антонио, и нефилим с трудом удержалась, чтобы не вздрогнуть.
— Спасибо, - неуверенно отозвалась девушка, тут же поднимаясь с места, и начиная собираться. Взгляд изумрудных глаз то и дело возвращался к вещам на столе. Нет, нельзя их было здесь оставлять, а Лилит, тем временем, почти скрылась за углом улицы. Подхватив свою сумку и вещи демонессы, Клэри выбежала с веранды и последовала за Лилит. Повезло, что Фрэй знала, куда ведёт эта дорога, ошибиться было трудно, потому как завернув за угол, темноволосой там уже не оказалось. Магия какая-то. Клэри прибавила шагу, почти что переходя на бег, и догнала Лилит лишь на самом пляже, в нескольких метрах от воды. Ноги увязли в песке, а рыжеволосая этого даже не заметила.
— Эй, ты забыла свои вещи! - окликнула нефилим. — Или специально их оставила, не знаю! Но в любом случае это не самая лучшая идея, люди же кругом! - взволнованно продолжала Фрэй, оказываясь рядом с Лилит и протягивая ей потёртую книжку и сову. Кларисса старалась не соприкасаться с удивительной совой, удерживания её на поверхности книжки - от греха подальше.

+1

17

Море дышало ровно и спокойно, омывая в своих водах лучи зимнего солнца и неспеша поглаживая песчаный берег набегающими волнами. Оно делало это точно так же, как десять, сто, тысячу лет назад, проживая множество человеческих поколений сквозь череду веков. Продолжало свой постоянный ритуал приливов и отливов ещё в те времена, когда Лилит была совсем юной и невинной, воздевающей руки к небу только чтобы благодарить и восхвалять. Не оставляло своего занятия и гораздо раньше, когда лишь Бог и его ангелы могли наблюдать за тайными мыслями, медленно текущими в глубине. Кажется, именно оттуда, из воды и соли, в бесконечной темноте зародились начало и основа всего.
"В начале сотворил Бог небо и землю.
Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою."
Первая жена Адама слушала тихий и спокойный, словно сама Вечность, голос, зовущий забыть о скоротечном времени и вернуться в его объятия морской пеной. Но продолжалось это свидание совсем недолго.
Общество Высшего было навязано девушке, так что, Лилит закрыла глаза на преследование, учитывая, что вариант событий, в котором нефилим будет бегать за Матерью всех демонов из необходимости передать забытые вещи был настолько маловероятным, что его наступление явно стоило того, чтобы быть в спокойном расположении духа.
- Ты уже начала скучать по мне? - по лицу скользнула пустая улыбка, взгляд демона медленно переместился по воде и песку, чтобы остановиться на Клариссе.
Абсолютно незамутненная. Вытянутые руки девушки будто бы держали сову на подносе, в нетерпеливо подрагиващем жесте, и Лилит не спешила принять подношение. Крошечного камня из глаза совы среди вещей не наблюдалось, а где-то совсем рядом источник магии затухал в конвульсиях, то вспыхивая новой силой, то пропадая.
Вот и пришло твоё время, Антоний. Жизнь угасла в нём давным-давно, и лишь пустая оболочка, поддерживаемая слабым огоньком воспоминаний и мимолётных удовольствий, бродила по свету уже почти целый век. Душа умерла, но осталась её слабая тень, по инерции скользившая сквозь бытие в будущее.
Лилит посмотрела на книгу в руках Клариссы, затем - на неё саму, и вновь на книгу. Обычная, в слегка потёртой кожаной обложке без надписей, тонкие страницы которой были заполнены арабской вязью. Громкий смех последовал незамедлительно, сопровождаемый закрытыми от удовольствия глазами.
- С чего ты взяла, что книга менее опасна, чем украшение? - неприкрытое любопытство читалось на её лице. Неспеша, явно получая удовольствие от момента, Лилит взяла в руки украшение, не прикоснувшись ни к чему более, и начала медленно продевать в ушко цепочку на шее, аккуратно расстегивая застёжку у затылка, плавно скользя по длине к уровню груди, посекундно поправляя то одно, то другое, проверяя симметрию...
- Можешь полистать - с тем же интересом поглядывала на рыжеволосую демон в процессе, кивнув на предмет в её руках.
Прекрасное создание, которое мыслило в совершенно иной системе ценностей. Клэри уже назвала их милое знакомство "проверкой" и воспринимала всё как ни много, ни мало, целое испытание, когда Лилит просто прощупывала очертания личности охотницы, оценивая их устойчивость. Мать демонов не упускала из внимания, что общение с Высшим для юного нефилима уже проверка нервов на прочность, но ведь любое знакомство по сути своей проверка: кто перед тобой и что с этим делать? Демоница не стала ни в чем разубеждать. Так или иначе, именно в результате этой встречи будут приниматься решения о дальнейших действиях, и пока что картина складывалась в целом в пользу Фрэй.
- Ты забавная -
Наконец-то Лилит приняла из рук девушки книгу, мягко улыбаясь. Та мгновенно вспыхнула столбом изумрудного пламени у демоницы в руках, обдав волной жара, и лишь растворяющийся на ветру пепел теперь напоминал о её бывшем существовании. Глядя просто и открыто, демон, наверное, не выглядела как та, кем являлась. Может как мать, как подруга, чья-то дочь, жена или сестра, просто абстрактная женщина, вышедшая из морской пены, чтобы стать упрощенным символом для многих поколений. Образ, стоящий спиной к беконечной глади моря. Лишь самые бестолковые из демонов действительно похожи сами на себя. В пронзительной чистоте зимнего пейзажа в голубоватых и аквамариновых тонах, в эту секунду Лилит выглядела как кто угодно другой, чем она сама. И в этой идеальной рамке она высказала то, что действительно имела на уме.
- Что бы не случилось, несмотря ни на что, ты навсегда останешься его сестрой. Никто и ничто в целой Вселенной не сможет этого изменить. Я не могу игнорировать твоё существование, и избавиться от тебя тоже не могу, хотя, не спорю, если бы я одна могла бы заменить ему весь мир - я бы так и сделала... Можешь порадоваться, Фэйрчайлд, - теперь мы дружная семья.
Лилит ступила в сторону моря и вода расступилась перед ней, открывая вязкую песчаную дорогу, усеянную природным мусором. Фрэй вольна была уходить, или пойти следом, в конце-концов, ничего тайного и противозаконного в действиях демона не было. Хотя эта добровольная попытка пообщаться со "злом во плоти", которым всех представителей расы считали нефилимы, не могло не забавлять одну из древнейших его воплощений.
Мир меняется, а люди думают, что меняются. Дочери Евы - все, как одна, что миллион лет назад, что сегодня, непрерывно пытаются жертвовать собой ради всех подряд...

+2

18

Наверное, бросаться вслед за Высшим демоном было не самой лучшей идеей, пусть даже из благих побуждений. Клэри не была дурочкой, однако, как показал опыт общения с Королевой Благого Двора в прошлом - ей предстояло многому научиться в общении с теми, кто по праву носил гордое звание великих манипуляторов и хитрецов всех времён и народов. Можно ли было ставить Леди Летнего Двора и Лилит на одну ступень? Даже если и нельзя, то Фрэй вряд ли преуспела бы в общении хоть с одной из них, в тщетных попытках разгадать до конца, что же им на самом деле нужно.
Иногда лучшее, что можно сделать, это просто покориться судьбе, оставив на её усмотрение, что же будет происходить дальше. Бояться за свою жизнь, повстречав демонессу, рыжеволосая давно перестала, разве ей было что терять, сейчас?
Морской воздух приятно обдувал разгорячённое лицо, пока Лилит не торопилась забрать из рук Клэри, что та ей протягивала. Взгляд внимательных глаз блуждал то по водной поверхности, то невзначай касаясь песка, то снова встречаясь с глазами Клариссы. Если бы девушка не знала, кто перед ней, она, наверное, бы подумала, что Лилит в самом деле любопытно, что произойдёт в следующую секунду. Должно быть, это походило на эксперимент с бедными, подопытными зверьками, которых пускали в лабиринт, а затем попеременно открывали и закрывали различные входы и выходы из нехитрого сооружения.
Но, кажется, Фрэй в самом деле удалось удивить женщину - её появления здесь она никак не ожидала. Во всяком случае так скоро. Хорошо это было или плохо, Клэри не могла с точностью ответить, но реакция определённо была. Наверное, это всё же лучше, чем равнодушие? Рыжеволосая и сама не могла понять, с чего вдруг её взволновало мнение «матери» Джонатана. Обычно Кларисса стремилась угодить во всём старшему брату, то ли подгоняемая магией руны альянса, то ли своим собственным желанием наверстать упущенное время. Но причём здесь Лилит? Причинно-следственную цепочку нефилим додумать не успела - её рассуждения прервала демонесса.
Фрэй едва не выронила из рук книгу, о которой только что весьма пространным образом отозвалась темноволосая, но всё же сдержалась, лишь посмотрела на невзрачную книжку так, будто бы держала в руках ядовитую змею. Высший демон снова играл с ней? Быть может, желание понравиться ей продиктовано простым чувством самосохранения?
Кларисса уже нарушила с десяток заповедей родителей вроде тех, которые гласят не разговаривать с незнакомцами, ничего не брать из их рук, не идти с ними, не вестись ни на какие уговоры... Можно было бы нарушить ещё одну, и в действительности открыть и полистать книжку, но... Не стоило.
Рыжеволосая упрямо мотнула головой, чуть подтолкнув книгу вперёд, чтобы Лилит поскорее забрала её у неё. Но Высший демон не торопилась облегчать ношу нефилима, сначала забрав лишь украшение, после чего медленно и неспешно принявшись одевать его на цепочку. Движения темноволосой были плавными, грациозными, чётко выверенными, что Кларисса невольно позавидовала этому качеству. Когда-то Валентин утверждал, что создания Нижнего мира были одарены теми качествами, которые нефилимы могли воспитать в себе лишь путём долгих и упорных тренировок. Подобная грация казалась чем-то врождённым, что всегда было в Лилит, в то время как самой Фрэй приходилось часами потеть в тренировочном зале, чтобы научиться держать баланс и всё в таком духе.
Она и сама не знала, почему вспомнила об этом сейчас.
— Сочту это за комплимент, - отозвалась нефилим, облегчённо вздохнув, когда женщина забрала книгу. Столб изумрудного пламени едва ли не ослепил рыжеволосую: пожалуй, она правильно сделала, что не стала открывать книгу. Кто знает, чем бы всё это обернулось?
По-хорошему надо было попрощаться, развернуться и уйти, но Клэри не шевелилась. Она смотрела на Лилит, которая, в свою очередь, смотрела на Клариссу открыто и просто, будто они были старыми друзьями, которые знали друг друга тысячу лет. Метка на руке потеплела, словно призывая Фрэй успокоиться, не искать подвоха там, где его нет.
Но правда ли его здесь не было?..
Но странным и непривычным был не только взгляд, которым смотрела Лилит, но и слова, что сорвались с её губ. Когда Джонатан рассказывал о «матери», у Клариссы в голове не укладывалось то, с какой теплотой и нежностью Моргенштерн это делал. Конечно, она слегка утрировала, но всё же. Она же Высший демон! Мать всех магов! Как?.. Но сейчас стоя перед Лилит, глядя в её лицо, пусть ей и не принадлежавшее, Клэри почти прониклась моментом. Если в демонах и существовала способность любить, или нечто похожее на это чувство, путь в извращённой, исковерканной, неправильной манере, то, кажется, Лилит любила её брата, как бы парадоксально это не звучало. Какие последствия были у этой любви, рыжеволосая не знала, но сейчас она верила Еве.
Возможно, именно поэтому Кларисса не сумела по-настоящему удивиться и впасть в благоговение перед божественностью момента, когда воды расступились перед Лилит, тут же ступившей на «песчаную дорогу». Кларисса уже была в шоке от того, что сегодня с ней происходило.
Возможно, именно поэтому она сделала почти что уверенный шаг вперёд, следуя за Лилит туда, куда едва ли ступала нога человека или нефилима. Потом, конечно, можно будет обругать себя за доверчивость и опрометчивость, да вообще за всё, что сегодня произошло, но любопытство - это не порок, а желание узнать то, что было дорогу её брату, не может быть неправильным. Не так ли?
Через несколько мгновений Кларисса нагнала Высшего демона - теперь их разделял лишь шаг, почтительная дистанция, чтобы не мешать друг другу идти, но достаточная для того, чтобы слышать друг друга.
Нефилим думала, что вода будет шуметь в ушах с таким оглушительным звуком и свистом, ведь фактически они ступали по морскому дну, но ничего такого не происходило, словно они попали в другое измерение, отключив все посторонние звуки. Рыжеволосая посмотрела по сторонам - вода вздымалась с обеих сторон подобно нерушимым стенам. Лилит достаточно было пожелать, и Клэри навсегда будет погребена под толщей воды...
— Он дорог тебе, - неожиданно отозвалась Клэри. — Кажется, ты всё сделаешь для него. Но... почему? То есть... Джонатан удивительный, во всех отношениях, но ты же... - девушка силилась подобрать слова. — Я имею ввиду, разве для Высших демонов подобные вещи не кажутся чем-то вроде песчинки в море, столь неважным и несущественным, не заслуживающим вашего внимания? Я думала, вы неспособны... - любить. Кларисса замолчала, перепрыгнув через какой-то мусор.

+1


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » A problem of memory » I'm only joking, I don't believe a thing I said [20.12.2016]