Sacra Terra: the descent tempts

Объявление


городское фэнтези ♦ NC-17
Соединенные Штаты Америки, Нью-Йорк
январь-февраль, 2017 год
CHAOS [4884] vs ORDER [4811]
«Готов поспорить, железная леди будет рыдать в три ручья, потом сгребёт блондинчика в охапку, затискает до полусмерти, свяжет по рукам и ногам и утащит в семейное гнездо. Там то он и проведет остаток жизни, поглощая бабушкины пирожки... [читать дальше]
Why'd you let the evil in? [02.12.2016]
Christopher Parker & Joshua Kushner

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » A problem of memory » Be in the right place the right time [09.01.2017]


Be in the right place the right time [09.01.2017]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Clary Fray & Magnus Bane
http://funkyimg.com/i/2y88e.gif http://funkyimg.com/i/2y88f.gif http://funkyimg.com/i/2y88g.gif
Лондон, Англия;
9 января, 2017 год; после обеда;

•••••••••••••••••••
Клэри знала только одного человека, который мог бы рассказать ей про Эрондейлов, и она поспешила связаться со старым другом и назначить встречу в любом удобном для Магнуса месте, исключая Нью-Йорк.

•••••••••••••••••••
♫ ♫ ♫
We got our eyes wide open
and feeling like we are almost there.
Words unspoken disappearing in the air
And all I see is you and I
You're the only lifeline

+2

2

- Мне плевать, что ваши акции падают! Не надо было заключать сомнительных сделок с подозрительными личностями! В этом мире никому нельзя доверять! Закончив фразу, Магнус с грохотом повесил трубку, чуть не сломав стол пополам.  - Идиот! Рядом, в урне догорали остатки свеже-подписанного контракта с крупной строительной фирмой, чей генеральный директор только что звонил в надежде заставить Регента Бруклина сменить гнев на милость. Но Магнус был непреклонен. Он ненавидел, когда ему врут, но еще больше ненавидел, когда попавшись на лжи, после, начинают давить на жалость. Если вкратце, ситуация заключалось в следующем: на днях к нему в лофт пожаловал представитель компании, занимающейся строительством в престижном районе Нью-Йорка. Ведя работы по сносу какого-то ветхого домика, подрядческая организация столкнулась с полтергейстом, как их любили называть смертные, который чуть не довел рабочих до инфаркта. Заблудшему духу было абсолютно наплевать на грандиозные планы мэрии города возвести на этом месте элитный, торговый центр. Он наотрез отказывался переезжать и перепробовав нескольких «горе-экзорцистов» руководство компании, конечно же по чьей-то рекомендации, приняло решение обратиться к профессионалу, то есть к нему. Но как выяснилось, дело было вовсе не в приведение, а в том, что директор этой самой компании несколько лет назад заключил сделку с демоном-мамоном, отдав душу в обмен на деньги и процветание в то время еще никому не известной фирмы. Свою часть сделки демон выполнил исправно. За пару лет компания превратилась в строительного гиганта, регулярно получая от города заказы на возведение крупных объектов, и теперь пришла пора платить по счетам. То, что происходило с рабочими, было лишь началом конца, маленьким предупреждающим звоночком, вслед за которым должен был последовать настоящий колокольный перезвон. Магнус не сомневался, что через пару недель этот самый «призрак» уже будет обитать у несчастного директора в квартире, медленно сводя его с ума, пока тот сам не наложит на себя руки. Именно так и действовали эти твари – доводили своих жертв до суицида, получая их душу, а заодно и жизнь.
Не зря примитивных называют «примитивными»! Их мозг не способен спрогнозировать даже ближайшее будущее, что уж там  говорить о планах на жизнь! Сокрушался маг, обращаясь к сидевшему напротив коту. Тот внимательно слушал и казалось даже понимающе покачивал головой, полностью разделяя неодобрение своего хозяина. – Нет, ты слышал этого кретина?!  Без пяти минут в могиле, а все деньги считает! Лучше б о душе подумал! Возмущенно фыркнул он испепеляя взглядом телефонную трубку. Комната моментально наполнилась запахом горелого пластика. - Как будто мне больше нечем заняться! В последнее время количество часов, которые Магнус посвящал работе, росло в геометрической прогрессии, грозясь оставить его без отдыха и личной жизни. Разломы появлялись то здесь, то там, и в какой-то момент он стал ощущать себя швеей, по ошибке выбравшей не ту профессию. Как говориться: «да вы батенька, не на того учились!» Плюс ко всему, его бойфренд уже два дня не ночевал дома, носясь по городу с колчаном наперевес и отлавливая выбравшихся из Эдома демонов. Такая ситуация совсем не способствовала укреплению их отношений. А еще, чтобы добить наверняка, Алека недавно назначили новым главой Института и это повлекло за собой кучу дополнительных проблем:  с Верховным регентом, с  советом четырех, с  Конклавом и далее по списку, которому невидно было ни конца, ни края. Какой-то жуткий день сурка. Магнус старался по возможности помогать, но у него и своей работы хватало, а всякие примитивные идиоты лишь добавляли ему головной боли. Короче говоря, сплошной стресс. Еще чуть-чуть и начнут появляться седые волосы, а потом и морщины. Потушив щелчком пальцев полыхающую мусорку он уселся в кресло и устало закинул ноги на стол. С чего начать? Или может плюнуть на всё, похитить Алека и уехать в отпуск? Нет…надо разобраться с тем мамоном. У бедолаги ведь есть семья, дети... Что с ними станет? Не пройдет и двух недель с момента похорон, как они обанкротятся. Демон алчности заберет назад  все до копейки.  Как же я устал…кругом одни балбесы. Откинув  голову на спинку кресла и прикрыв  глаза, маг попытался представить пляж, пальмы, белый песок и бескрайние морские просторы. Катарина говорила, что визуализация помогает расслабиться. Несмотря на то, что теперь вся его жизнь, так или иначе, состояла из проблем и поисков путей их решения, он не жаловался. После недавних событий Магнус вообще старался как можно меньше эмоционировать, а если нужно было срочно высказаться, шел изливать душу коту. Кто-кто, а Председатель Мяо был прекрасным слушателем. Причина этих изменений крылась в  Клэри. Даже сейчас, спустя 3 недели с момента их встречи в Брюгге, ему было ужасно стыдно за свое  поведение. Сколько лишнего он тогда наговорил, да что уж там – закатил настоящую истерику! Магнус поежился. Даже вспоминать об этом не хотелось. Позор на его волшебную голову! Председатель Мяо забрался на коленки и уткнулся влажным носом в руку.
– А вот меня гладить некому…скользя ладонью по мягкой шерсти маг сам не заметил, как задремал под размеренное урчание. Времени на нормальный сон катастрофически не хватало, так что теперь он мог спать хоть на стуле, хоть на столе, хоть, как лошадь, стоя.

Существо вылезало из-под земли, словно паук, растопырив ноги и руки. Покрытая черной слизью голова вращалась в разные стороны, а изо рта высовывался длинный как у рептилии раздвоенный язык. Оно карабкалось все выше и выше, впиваясь огромными когтями в землю и оставляя там глубокие борозды…

Магнус резко открыл глаза, щурясь от света маленьких лампочек, украшавших потолок.Сколько времени прошло? Он все так же сидел за столом, а на коленях, обеспокоенно подняв голову, лежал его кот.  – Опять... Как на счет миски теплого молока? Председатель одобрительно мяукнул. – А мне чего-нибудь покрепче....В  руке возник бокал с медовой жидкостью, которую маг тут же осушил одним глотком. И сразу как-то полегчало, а после второй сделалось совсем хорошо – остатки сна рассеялись, унося прочь образ демонического существа. Его сны имели свойство периодически повторяться, некоторые не менялись неделями, но эту тварь Магнус видел впервые, и очень надеялся избежать более близкого знакомства. Странные проклятия, демоны, которых он раньше никогда не встречал…вокруг происходило все больше загадочных вещей, которым маг не мог найти объяснения и это беспокоило. Возможно, мысли материальны, а может  кто-то наверху решил пощадить его бедные нервы, но внезапно воздух в комнате наполнился запахом гари, и через секунду на стол упал обугленный клочок бумаги. Точно такой же, как и месяц назад. Магнус подскочил на месте, чуть не раздавив напуганного кота. – Хорошего понемножку, брысь. Ну наконец-то! Последний раз Клэри связывалась с ним неделю назад, сообщив в письме, что передумала встречаться с матерью и с тех пор больше не объявлялась. Может планы поменялись, а может что-то случилось, Магнус понятие не имел, что происходит. Поделиться переживания с Алеком он тоже не мог, так как дал обещание держать все в секрете, и это лишь усиливало тревогу, как бы с девушкой ни случилось чего-нибудь страшного. Ух, до чего же он не любил все эти тайны! Словами не передать! После возвращения в Нью-Йорк маг перерыл все свои архивные записи, но так и не нашел объяснения тому, что почувствовал в тот день на мосту. Кое-какие догадки были, но все они казались слишком фантастическими, чтобы сойти за правду. Пока его глаза бегали по строчкам, в голове уже созрел отличный план. Девушка писала, что хочет  поговорить и предлагала ему выбрать место встречи. По понятным причинам проводить её в Нью-Йорке было слишком опасно, так что Магнус решил следовать принципу: «хочешь остаться незамеченным, смешайся с толпой». Лучше всего для этих целей подходил старый добрый Лондон. А учитывая, что регент Бруклина был давним поклонником Конан Дойля, выбор пал на Бейкер-стрит – вполне себе реальную улицу в лондонском районе Мэрилебона, усеянную частными гостиницами и небольшими, уютными пабами. Там-то уж точно никому не придёт в голову их искать. Отправив девушке огненное послание с согласием и точным адресом, куда перемещаться, Магнус приступил к сборам. На то, чтобы переодеться и привести себя в порядок, ушло где-то два часа и когда он прибыл в номер 22, заранее забронированный на его имя, Клэри уже ждала его внутри. – До сих пор не могу поверить, что ты можешь создавать порталы. Маг приветливо улыбнулся, раскрывая объятья  - Рад, что с тобой все в порядке, бисквитик!

Отредактировано Magnus Bane (2017-10-13 18:31:35)

+4

3

Кажется, когда Клэри проснулась, Джейс ещё спал. Предыдущий день был полон на события и, должно быть, охотник устал, и девушке это даже было на руку. Она то с трудом могла сомкнуть глаз после их разговора, и если ей и удалось поспать, то каких-нибудь пару часов, а после - странные сны, яркими образами-вспышками, вторгающимися в сознание, подобно резкому порыву ветру, залетевшему в раскрытое окно. Выбравшись из кровати и опустив босые ноги на пол, девушка поёжилась. Инстинктивно она обернулась через плечо, глядя на спящего Джейса... Рядом с ним было тепло, уютно и, наверняка, блондин расстроится, когда проснётся и не обнаружит её рядом, но рыжеволосой не терпелось привести в исполнение план, который начал оформляться в её голове ещё вчера вечером.
Кларисса, не долго думая, покинула спальню Уэйланда - или ей пора привыкать называть его Эрондейлом? - и направилась к себе в комнату. Наспех набросав короткое огненное послание для Магнуса, нефилим начертила на краешке записки руны - клочок бумаги тут же вспыхнул, отправляясь к Бейну. Всё же магия - удивительная вещь.
Приняв душ и торопливо высушив волосы, которые спустя пять минут закрутились в непослушные локоны, Фрэй распахнула шкаф и придирчиво оглядела его содержимое. Надо отдать должное, шкаф просто ломился от одежды, но почему-то к нарядам такого рода душа сегодня не лежала. Хотелось чего-то уютного, тёплого, почти домашнего. Выбор Клэри пал на чёрные узкие джинсы, к которым она тут же пристегнула перевязь, и тёплый свитер в бело-красную полоску. Она не знала, что за место для встречи выберет Магнус, но интуиция подсказывала, что там будет не жарко.
В ожидании ответа рыжеволосая успела прибраться в комнате, красиво развесить вещи по вешалкам - хотя до Уэйланда с его педантичностью ей было далеко, - и даже убраться на полочках в ванной. Внезапно она поймала себя на мысли, что у неё стало слишком много всякой косметики и средств по уходу, и когда только произошли все эти перемены? Раньше она едва ли пользовалась тушью для ресниц и блеском для губ, а теперь...
Огненное послание, вспыхнув, материализовалось прямо из воздуха, аккуратно спикировав прямо в руку Клэри. Она быстро прочитала его. Не помешает сообщить Джейсу, что она скоро вернётся. Набросав короткую записку и для охотника, она оставила её на своей постели, после чего принялась рисовать руну портала.
Значит, Лондон, Бейкер-стрит...
Зная точный адрес, попасть в пункт назначения, было гораздо проще, но с учётом того, что Фрэй была в этом деле далеко не профессионалом, она едва ли не промазала дверью, чуть было не свалившись на головы бедным постояльцам отеля. Повезло, что на ней была руна невидимости, и ошалевшие примитивные лишь рассеянно моргали, глядя как открылась и закрылась дверь их номера. Отчего-то стало смешно, и девушке пришлось зажать рот ладонью, чтобы не захихикать, пока она искала нужный номер, уже забронированный магом.
Отель вопреки опасениям Клариссы выглядел очень уютно, почти по-домашнему. В такой атмосфере хотелось опуститься в кресло подле камина и пить глинтвейн, укутавшись в плед. И, конечно же, вести не менее уютную, тёплую и домашнюю беседу с кем-то близким. Рождество и Новый год, конечно, прошли, но праздничный дух, судя по всему, не выветрился не только из воздуха, но и из самой Клэри. Она внезапно подумала о том, что на Новый год рядом с ней не было Джейса... Поначалу её это расстраивало, но она могла понять и Алека, который решил запереть своего парабатая в Нью-Йорке из лучших побуждений. Повезло, что Магнус не пытался нигде её запереть или удержать силой от того, чтобы вернуться в квартиру-портал, иначе у них могли бы быть большие проблемы.
Фрэй сидела в кресле, когда дверь номера распахнулась, и на пороге появился собственной персоной великолепный Магнус Бейн. Нефилим поднялась ему навстречу и, не долго думая, заключила его в объятия. Пожалуй, это могло стать хорошей традицией - Клэри любила обниматься.
— Я тоже, но иногда это даёт осечки, я промазала номером, - Кларисса хихикнула, отступая на шаг назад и подхватывая цветастую коробочку, лежащую на столике неподалёку. — Это тебе. Скажу сразу, выбирала наспех, бродя по Лондону, но праздники же, не могла прийти с пустыми руками, - рыжеволосая улыбнулась, пожав плечами. Внутри лежал тонкий серебряный браслет, испещрённый руническими символами. Магической ценности он не представлял, но определённую аллюзию создавал. Нефилим нашла его в антикварной лавке на соседней улице, и когда увидела его, сразу же подумала о Бейне.
— Я тоже очень рада тебя видеть, Магнус, но как ты понимаешь, неблагодарным нефилимам снова нужна твоя помощь, - Фрэй виновато улыбнулась. — Буквально вчера вечером мы узнали, кто настоящие родители Джейса, и на этот раз ошибки быть не может. Это совершенно точно является правдой, другое дело, что его родители мертвы, а из родственников как будто бы никого не осталось в живых, кроме Инквизитора, и мы... Ой, - девушка волновалась, а от того забыла сказать самое главное, тут же переключаясь на подробности, которые ещё больше сбивали с толку.
— Оказывается, Джейс - Эрондейл, - выдохнула Клэри, выжидательно глядя на регента Бруклина.

+1

4

Магнус любил обнимашки! Так любил, что однажды в неконтролируемом порыве нежности чуть не задушил собственного кота – единственное живое существо в его окружении, которое можно было тискать без риска для жизни. И вот теперь он наконец-то встретил родственную душу! Человека, способного понять его тонкую, ранимую натуру! Единомышленницу, которая в отличие от Алека не пыталась броском через бедро уложить его в кровать. Не то что бы он возмущался, но порой ему просто хотелось  милых, безобидных ласк к которым нефелим, не так давно познавший прелести разврата, был совершенно равнодушен. 
– Бисквитик…промурлыкал маг, сжимая девушку в ответных объятьях. Я уже начал волноваться, все ли в порядке! Нам нужно подумать над созданием секретного канала связи! Как насчет невидимого маячка? Выпустив девушку из цепкого захвата, он стянул с себя пальто и одним небрежным движением закинул его на вешалку. - Портал – вещь редкая, а потому довольно сложная в обращении. Помниться, в молодости, я чуть не угодил в костер инквизиции, пытаясь спасти Катарину. Не рассчитал траекторию приземления и упал прямо на одного из монахов-поджигателей...уголки его губ хитро поползли вверх…– Ты бы видела лицо того типа… кошачьи глаза мечтательно блеснули, словно маг вновь очутился там, в далекой Испании. – Как сейчас помню, на мне тогда еще был фирменный костюм с разноцветными перьями и широкополая шляпа! Не буду углубляться в детали, скажу только, что в тот день много ревностных католиков обратилось в язычество. Поговаривают, некоторые из них до сих пор поклоняются загадочному Богу огня. Ох, молодость, молодость…Магнус  собирался еще что-то добавить, как вдруг перед его лицом возник блестящий свёрток.
- Это тебе. Скажу сразу, выбирала наспех, бродя по Лондону...
Сказать, что он был потрясён, означало не передать и половин тех эмоций, которые обрушились на Магнуса в этот  трогательный момент. Маг покраснел, потом побледнел, а затем и вовсе стал похож на наливное яблочко.
– Мне? Робко взяв подарок, он в мгновение ока разделался с упаковкой и уже спустя секунду держал в руках серебряный браслет, покрытый выпуклыми рунами. – Как красиво…это..это…очень мило с твоей стороны. Он не привык получать подарки, а потому не знал, как правильно реагировать на такие, казалось бы, обыденные вещи.Что говорить, как себя вести? Обычно все происходило наоборот...обычно, но только не сегодня. Ему…преподнесли …подарок и теперь весь калейдоскоп эмоций отражался у мага на лице, делая любые слова излишними. Польщенный и до глубины души растроганный, он уже собирался примерить обновку, как вдруг услышал продолжение фразы: - но праздники же, не могла прийти с пустыми руками.
Та-да-да-дам…та-да-да –дам… Симфония №5 Людвига Ван Бетховена оглушающе ударила по голове, да так сильно, что  Магнус чуть не споткнулся о собственные ноги. – Эээ…у меня тоже для тебя кое-что есть…Пол под ногами задрожал и пересохло в горле. Он ничего не подготовил и вместо того, чтоб честно в этом признаться, только что бессовестно соврал, тем самым загнав себя в угол. Вот черт, ляпнул на автомате! Нужно срочно что-то придумать! Что может понадобиться молодой девушке, находящейся не то в плену, не то в бегах, с двумя парнями, один из которых – непонятно откуда взявшийся брат, а второй – хищная зверюга с развратными помыслами?! Вращаясь вокруг своей оси как заведенная игрушка, маг экстренно пытался найти выход из ситуации и о чудо, неожиданно нашел. А точнее, нащупал его на собственном безымянном пальце. Кольцо Гига считалось одним из самых сильных магических артефактов в сумеречном мире и, в свое время, Магнус попортил немало нервов, чтобы его заполучить. Пару раз даже пришлось применять силу, хотя обычно всё решалось старым, как мир, но от этого не менее эффективным методом шантажа и угроз. На протяжении веков следы кольца находили то в Греции, то в Египте, то Европе, но никто точно не знал, как оно выглядит и где находится.Магу пришлось провести целое расследование, перерыть кучу древних записей, побеседовать с множеством магов, вампиров и фэйри, прежде чем он смог наконец-то его разыскать. Еще Платон писал в своих трудах об удивительном украшение, способном делать своего владельца невидимым, но так как Планом был простым смертным, он не мог по достоинству оценить ВСЕХ качеств этой невинной на вид безделушки. Кольцо не просто делало своего обладателя невидимым, оно скрывало его от любых чар, любой магии и даже ангельские руны были против него бессильны. Лучшего способа избежать нежелательного внимания и не придумаешь! Конечно, Магнусу было немного жаль расставаться с такой полезной вещицей, но чего только не сделаешь ради друзей, особенно таких бедовых, как Кларисса. эх...все лучшее - детям..
Маг незаметно засунул руку в карман, стягивая кольцо и щелчком пальцев придавая ему подарочный вид. – Держи. торжественно произнес он вытягивая вперед кулак и медленно разжимая ладонь, на которой теперь покоилась маленькая коробочка, перевязанная атласной лентой. - Это – кольцо Гига. Очень ценная вещь. Маг многозначительно поднял указательный палец к небу - С его помощью ты сможешь становиться невидимой и ни одна магия или руны не смогут тебя обнаружить. Пользуйся с умом, банки не грабь, за голыми мужчинами не подсматривай…хотя последнее, наверное, все же лишнее. Ласково потрепав девушку по голове, он с чувством выполненного долга прошел вглубь комнаты, по хозяйски усаживаясь в просторное кресло. За окном накрапывал мелкий дождь и на улице, несмотря на дневное время суток, было как-то мрачно и уныло. Ничего удивительного -  стандартная для Лондона погода, но только не для великолепного Магнуса Бэйна. – А теперь давай-ка немного оживим это место. Маг щелкнул пальцами и в следующий мир плотные шторы задернулись сами собой, в камине вспыхнул огонь, наполняя помещение мягкий, золотистым светом, а на прикроватном столике возникли две чашки дымящегося шоколада. Преображения коснулись не только интерьера, теперь во рту у Магнуса дымилась толстая трубка, а на голове сидела как влитая клетчатая кепка детектива. Он затянулся и довольно прикрыв глаза, выпустил в воздух белые кольца дыма. – Ну вот, так-то лучше! Я весь во внимание, можешь рассказывать! Уверен, ты не просто так предложила встретиться. В отличие от прошлого раза, сейчас в его словах не было обиды или скрытого сарказма. Магнус казался совершенно расслабленным и лишь хитрый взгляд выдавал в нём крайнюю степень заинтересованности.
— Оказывается, Джейс - Эрондейл
- ЧТО?! Брови мага поползли вверх, а кошачьи глаза превратились в два желтых блюдца…- Ты уверена?! Для Магнуса эта фамилия всегда означала гораздо больше, чем просто название древнего рода сумеречных охотников. Все самые запоминающиеся, трагические, радостные события в его жизни, так или иначе, были связанны именно с Эрондейлами.
Тесса, Уилл, Сесиль, Люси, Джеймс…он чувствовал с ними необъяснимую связь, тянувшуюся сквозь века и передающуюся из поколения в поколение, от отца к сыну, от матери к дочери. Порой ему казалось, что это было заранее предначертано судьбой…но затем старинный род стал постепенно угасать и в результате в живых осталась  только Тесса. Кто бы мог подумать, что спустя столько лет, он встретит ее потомка…единственного оставшегося в живых наследника рода Эрондейлов.
Господи, да если Тесса узнает, она с ума сойдет от счастья! – Не удивительно, Джейс  – вылитый  Уилл в молодости! Такой же взбалмошный, самовлюбленный и местами очаровательный. Пробубнил маг себе под нос, задумчиво прикусывая губу.
-  Значит, его отец…внезапно выражение его лица стало жёстче, а в глазах появился металл – Стивен?

Отредактировано Magnus Bane (2017-10-20 16:07:31)

+3

5

Кто же не любил объятия? Клэри с самого детства была привязана ко всякого рода тактильным проявлениям любви: мама часто обнимала, всегда целовала перед сном, трепала по волосам, держала за руку. Примерно тоже самое делал и Люк, заменивший ей отца. Саймон тоже любил обнимать лучшую подругу. Поэтому подобные проявления любви и нежности были для Клариссы чем-то привычным, да и как ещё более красноречиво можно было бы сообщить человеку о том, что ты скучала, как не объятием? Магнус, кажется, всецело разделял её любовь к объятиям, а потому их приветствие вышло по-настоящему тёплым. На душе посветлело, и всё внутри наполнилось поистине домашним теплом и уютом.
— Ох, Магнус, все вспомогательные средства, какими бы секретными они не были, могут дать сбой, я не могу рисковать, - мягко отозвалась рыжеволосая, представляя, что сделает с ней Джонатан, если узнает, что её общение и встречи с Бейном носят регулярный характер. Первую встречу Моргенштерн худо-бедно простил и забыл, хотя не обошлось и без разговора на этот счёт. Клариссе вообще не нравилось расстраивать старшего брата: внутри всё переворачивалось, стоило почувствовать злость и раздражение Джонатана через их связь, что ей в скором времени хотелось попросить прощения и как-то исправить ситуацию. Не то, чтобы так было всегда и во всём, иногда Фрэй проявляла поистине ослиное упрямство, доводя Моргенштерна до исступления, но большую часть времени она была хорошей младшей сестрой.
Нефилим захихикала, представив, как регент Бруклина приземляется на одного монаха-поджигателя.
— Представляю их лица, - продолжая смеяться, проговорила Клэри. — Появление Магнуса Великолепного не смогло никого оставить равнодушным, - порой люди были такими доверчивыми. Хотя, что взять с тех, кто жил во времена Святой Инквизиции? Тёмное время, недальновидные суждения живших в то время, в особенности тех, кто стоял у власти.
Рыжеволосая не смогла скрыть радости, завидев смятение, даже шок, на лице мага. Кажется, он был ошеломлён тем, что Фрэй подготовила ему подарок, но в то же время это был приятный шок, который тут же заставил его губы разъехаться в улыбке.
— У тебя такое лицо, словно тебе никто и никогда не дарил подарков! - хохотнула Клэри. — Это всего лишь милая безделушка, на поиски которой я потратила едва ли час, не надо делать такое лицо! - откровенно веселясь, продолжала нефилим.
Магнус занервничал, чем заставил Клэри нахмуриться. Она сделала что-то не так? Бейн вёл себя поистине странно, что девушка даже засомневалась, а правильно ли сделала, что принесла ему подарок? Хотя, кажется, сам браслет ему в самом деле понравился, но в чём же тогда было дело? Замешательство регента длилось не больше минуты или максимум двух, после чего Магнус протянул вперёд руку, разжимая кулак, и глазам рыжеволосой предстала небольшая коробочка.
Она осторожно взяла её и открыла, охнув. Внутри было тонкое, изящное серебряное кольцо,напоминающее обруч с неровными краями. Ещё не дотронувшись до него, Клэри ощутила силу, исходившую от кольца - вне всяких сомнений, кольцо было мощным артефактом.
— Магнус, я...я не могу его принять, - выдохнула рыжеволосая. — Это же такая редкость и такая сила в одном кольце, - Кларисса подняла на Бейна восторженный и одновременно испуганный взгляд. Но, кажется, маг и не собирался принимать подарок назад, и тогда Фрэй предприняла последнюю попытку. — Я не заслуживаю такой редкой вещи, Магнус, оно же... бесценно, - отозвалась нефилим. Но маг её не слушал, продолжая давать напутствия, касающиеся пользования кольцом, а заодно колдовать над помещением. Не успела рыжеволосая и глазом моргнуть, как комната преобразилась: в номере отеля стало по-настоящему уютно, что Клэри не смогла сдержать улыбки, и дополнил картину вид регента Бруклина, усевшегося в кресле с ароматно дымящейся трубкой и в кепке детектива. Ну истинный Шерлок Холмс! Кларисса, наконец-то, оценила юмор мага, выбравший местом встречи Бейкер-стрит. Кто ещё мог бы устроить такой праздник жизни, не прикладывая к этому больших усилий? Только Магнус Бейн. Клэри вздохнула.
— Спасибо большое, Магнус, оно чудесно, - с улыбкой произнесла девушка, надевая кольцо на палец. В какой-то момент ей показалось, что по телу прошёлся мощный разряд тока, метка на предплечье неодобрительно вспыхнула - ну ещё бы, Джонатану теперь будет невозможно отследить сестру ни с помощью чар, ни с помощью связи. Впрочем, наивная Клэри лишь смутно догадывалась о том, что старший брат следит за каждым её передвижением, а потому даже не придала этому значения, любуясь колечком на своей руке.
Девушка потянулась за горячим шоколадом, с упоением грея руку о тёплую керамическую поверхность. Фрэй предусмотрительно не стала делать глоток напитка, ожидая примерно такой реакции от Бейна, который тут же поспешил задать наводящие вопросы.
— Да, уверена, - твёрдо произнесла Клэри. — Джонатан, мой брат, рассказал ему об этом и подарил кольцо Эрондейлов, думаю, ему нет смысла врать, - пока маг справлялся с шоком и осмыслял только что услышанное, Кларисса всё же сделала несколько глотков горячего шоколада. Как вкусно... В груди разлилось приятное, согревающее тепло, и девушка откинулась на спинку кресла, спустя минуту забираясь в него с ногами. Так-то лучше.
— Кто такой Уилл? - не без интереса осведомилась нефилим, впервые слыша это имя. Должно быть, какой-то родственник, с которым был знаком Магнус? Интересно, а когда он жил? Наверное, давно. — Видимо, это семейные черты характера, - усмехнулась Клэри. — Хотя готова оспорить характеристику «местами очаровательный», по-моему, Джейс всегда очаровательный. Почти уверена, что и Уилл был таким же? - полувопросила Фрэй, а затем кивнула на вопрос мага.
— Да, Стивен - его отец, а мать некая Селин. Как я поняла, Валентин ставил эксперимент и на Джейсе, давая Селин ангельскую кровь, в результате чего Джейс стал не совсем обычным нефилимом. А потом, когда Стивен умер, то Селин не выдержала и покончила жизнь самоубийством. Во всяком случае так сказал Джонатан, - рыжеволосая ненадолго замолчала, после чего сделала глубокий вдох и продолжила. — Она была на восьмом месяце беременности, Магнус... - голос на мгновение дрогнул. — И, кажется, Валентин или кто-то из его сподвижников просто вырезали младенца из неё, чтобы не пропали труды Валентина, - выпалила Клэри, после чего уткнулась в чашку с шоколадом, жадно делая большие глотки. Яркие и ужасающие картинки до сих пор представали перед глазами Клариссы и плясали, словно в безумном танце. Но Джейсу услышать такую правду было ещё хуже.
— Пожалуйста, расскажи мне что-нибудь хорошее об Эрондейлах, - почти умоляюще произнесла Фрэй. — У Джейса завтра день рождения, я не могу вывалить на него очередную порцию нелицеприятной правды.

+1

6

Весь пол усыпан трупами, в самом центре лежит малышка Рейчел, всеобщая любимица, а рядом с ней, с остекленевшими глазами, глава семейства - Адам Уайтло. Сейчас, Магнус видел себя как будто со стороны. Словно из уютного гостиничного номера он перенесся на пол века назад, в Чайна-таун. Господи, как же он хотел навсегда забыть тот страшный день. Одному Ангелу известно, сколько боли и ужаса пришлось пережить всем свидетелям той страшной бойни. Всем, кто сумел выжить….
Маг помнил, как  в один из вечеров к нему в лофт прибежал маленький мальчик-оборотень. Он рассказал, что его родителей, сестру и других членов стаи похитил сумеречный охотник по имени Валентин Моргенштерн. Напуганный ребенок дрожал, как осиновый лист и рыдая, умолял о помощи. Магнус не мог отказать. Слухи о зверствах, устраиваемых группой нефелимов разносились по Нижнему миру со скоростью пожара и конечно же не могли пройти мимо Верховного мага Бруклина. Это был его город.. город, который Магнус поклялся защищать, но разве мог он предположить, что опасность будет исходить от тех, кто сам должен был оберегать и поддерживать порядок? Нет, в то время он был слеп и все еще питал иллюзии, надеясь на справедливость Конклава.  Вот только рыба гниет с головы…

Они называли себя «Круг Разиэля» и собирались очистить мир от нежити. Глупые юнцы, только что закончившее обучение и возомнившие себя мечом правосудия карали всех без разбора. Им не требовались доказательства вины, они не устраивали суд, а вершили расправу, слепо подчиняясь своему лидеру – Валентину, превознося его словно Бога. Никто не смел сомневаться в правильности его суждений, в этом Магнус смог убедиться лично едва переступив порог «убежища». Он пришел туда один, надеясь, что ситуацию удастся разрешить мирным путем, но все пошло по наихудшему из возможных сценариев.
По коже пробежал холодок. Сколько бы маг не бежал от прошлого, рано или поздно оно все равно настигало его, исподтишка нанося один болезненный удар за другим.

Перед тем, как броситься на выручку оборотням Магнус  отправил огненное послание в Нью-Йоркский институт, который в то время возглавляла уважаемая семья сумеречных охотников – Уайлоу, с призывом о помощи. В тот момент он никому не верил и не на что не рассчитывал, испытывая ко всему роду нефелимов одну лишь жгучую ненависть и презрение. Одни убивали, а другие покрывали или просто равнодушно предпочитали не замечать зверства своих собратьев. Так чем же они отличались друг от друга? В его глазах и те и другие были преступниками, заслуживающими самого сурового наказания. Но несмотря на злость и разочарование, не зная придет ли подмога и чью сторону примет, он всё же решил дать потомкам Разиэля шанс. Последний шанс вернуть утраченное доверие и оправдаться. Если бы только можно было повернуть время вспять.
Грязное, полуподвальном помещение  было пропитано смрадом и запахом крови. Плененные оборотни толпились у стены, закованные в серебряные цепи - словно скот ожидающий прихода мясника. Это жуткое зрелище потом еще долго стояло у него перед глазами, как напоминание того, что может сотворить с человеком гордыня. Уже тогда Магнус понимал, что трагедии не избежать. Он стоял один среди толпы подростков и пытался отыскать глазами хоть кого-то, с кем можно было вести диалог, но повсюду видел лишь наглые, самодовольные лица. Лица детей, считающих себя избранными для великой цели,  убежденных в своем превосходстве над нежитью и над ним в частности. Все происходящее было для них игрой, в которой каждый мог самоутвердиться и продемонстрировать, чему научился за годы тренировок. Понимали ли они что делают? Нет…на тот момент, нет.

Когда Магнус спросил, где Валентин и в чём обвиняется стая, нефелимы лишь рассмеялись ему в лицо. Ему – Верховному магу,  способному одним щелчком пальцев забрать их никчемные жизни. Мариз и Роберт Лайтвуды, Люциан Греймарк, Майкл Вэйланд - он видел перед собой многих представителей древнейших, уважаемых семей, с предками которых был лично знаком. Они стояли в первых рядах и выплевывали в его адрес оскорбления. Неизвестно, как бы сложилась судьба, если бы в ту ночь маг не сдержался. Они с Алеком могли бы никогда не познакомиться. От этой мысли Магнусу стало не по себе…а ведь и правда, он не рассказывал любимому, как именно и при каких обстоятельствах познакомился с его родителями. И вряд ли когда-нибудь расскажет…Есть вещи, о которых лучше не знать…

Атмосфера с каждой минутой накалялась все больше и больше, грозясь в любой момент выйти из под контроля. Руки дрожали от скопившейся внутри магии. Она пульсировала на кончиках пальцев, прорываясь наружу и в тот момент, когда нервы у каждой из сторон были уже на пределе, он увидел знакомое лицо. Золотая копна волос, голубые глаза… все эти черты Магнус встречал раньше. – Кто ты?  Я - Стивен Эрондейл.
Помниться, в тот момент он готов был провалиться сквозь землю, лишь бы не видеть перекошенного от злости лица, не слышать слов, что с такой легкостью срывались с губ и не чувствовать горького, безграничного разочарования. Юноша был воздушной копией своего далекого предка – Эдмунда Эрондейла, унаследовав все лучшие фамильные черты – аристократизм, грацию, красоту…Он сиял, подобно ангелу сошедшему с одной из средневековых фресок, но было в этом сияние нечто отталкивающее и ненастоящее. Холодный взгляд его глубоких, синих глаз резал подобно бритве, а тонкие губы искажала брезгливая гримаса. Всем своим видом, нефелим показывал, что не желает признавать ту связь, которая многие поколения связывала Магнуса с семьей Эрондейлов. Хватит играть в игры с этим дьявольским отродьем! Воскликнул Стивен и метнул нож в одного из оборотней, но маг успел отразить удар и тот со звоном ударился об пол. В следующий миг все вокруг погрузилось во тьму и началась страшная бойня. Он метал заклинания, с трудом успевая укорачиваться от  атак, которые сыпались с разных сторон подобно каменному граду. Противников было слишком много и постепенно силы Магнуса стали иссякать. К несчастью, его магия была не безгранична. Вдруг в сантиметре блеснула резкая, серебряная вспышка, острие ножа едва не задел горло, а потом из мрака вынырнуло обезображенное ненавистью лицо Стивена. Глаза светловолосого нефелима пылали огнем преисподней  – Неужели ты ни разу не попытался воспрепятствовать этому? Спросил тогда маг.  – Нет,  я слишком многим пожертвовал ради нашей цели, чтобы теперь повернуть назад. Одна фраза расставила все на свои места и в тот момент Магнус почувствовал, как поднимается в груди волна ненависти. Была лишь одна причина, по которой он оставил Стивена в живых – память о Уилле и Тессе. Безграничное уважение и любовь к этим двоим заставили Магнуса  отбросить нефелима подальше от глаз, в другой конец зала, не причинив особого вреда.  В ту ночь он больше его не видел.
Помещение содрогнулось от оглушающего звона – разнося вдребезги оконные стекла в зал ворвались темные фигуры охотников. Это семья Уайтло откликнулась на его призыв и пришла в полном составе сражаться против своих же братьев. Седовласый Адам и его жена Мэриан, их приемные дети, которым не было еще и 16…каждый из них был готов драться насмерть, защищая нежить. Защищая закон, который гласил, что «любая вина должна быть доказана».
В глазах защипало и Магнус откинулся на спинку кресла. Физически он был тут, в гостиничном номере, рядом с Клэри, но мысленно – всё еще там, в далеком, болезненном прошлом.

Все они все погибли….Мэриан – пожертвовала собой, кинувшись на помощь, в тот момент когда Валентин навис над ним и уже был готов воткнуть в сердце клинок серафима, младшенькая - Рейчел пала от руки Маризы Лайтвуд, остальных убили другие члены круга. Последним, уже после того как битва закончилась, испустил дух Адам. Израненный и истекающий кровью он, узнав, что вся его семь погибла, отказался принимать помощь Магнуса, заявив, что хочет отправиться вслед за любимыми. -  Ave atque vale…Ангел будет гордиться тобой. Это были последние слова, которые маг произнес в ту ночь, с великим почтением закрывая глаза павшему охотнику. Смерть семьи Уайтло потрясла его до глубины души. Истинное мужество не требует грандиозных свершений и напыщенных слов, так и жители Института пришли на помощь не потому, что хотели совершить подвиг, а потому, что считали это своим священным долгом. И пусть в итоге, Конклав оправдал Валентина и других членов Круга, повесив все убийства на оборотней, их смерть была не напрасной. Уж точно не для него. Эти охотники принесли себя в жертву, смывая кровью то позорное пятно, которое оставил "Круг" на страницах истории и он никогда об этом не забудет. 

В горящем камине негромко потрескивали паления. Магнус глубоко затянулся и задрав голову к потолку, выпустил в воздух белое облако дыма, а потом словно взвешивая все за и против, вновь перевел взгляд на Клэри. Она терпеливо ждала ответа на свой вопрос, только вот что он мог рассказать ей? Какую правду? Что отец Джейса в юности был слабовольным, надменный негодяем? Что он просто запутался, попав под влияние Валентина, а когда осознал, что творит, было уже слишком поздно? И то и то было верно, да только вот руки его, как ни крути, все равно были по локоть в крови…
- Боюсь, мне нечего тебе рассказать, Клэри…печально произнес маг вставая с кресла и направляясь к девушке. – Но я могу показать…Дай руку. Магнус закрыл глаза и все то, что он видел в своих воспоминаниях минуту назад, благодаря заклинанию, передалось охотнице. Прошло немало времени прежде чем их руки разъединились, и магическая связь оборвалась. – Таким я запомнил Стивена…Он ободряюще погладил девушку по голове. Но наверняка были и те, кто видел его совершенно другим. Я хочу, чтобы ты сама решила, стоит ли рассказывать об этом Джейсу и нужна ли ему такая правда об отце. В словах мага слышалась горечь – Каждый сам выбирает свой путь, но дети не должны отвечать за грехи родителей. Джейс отличный парень и скажу честно, гораздо больше похож на другого Эрондейла, которого я когда-то знал и которым восхищался. Его губы расплылись в улыбке – Ты даже не представляешь на сколько они с Уиллом похожи. Тот тоже вечно попадал в неприятности и обладал весьма специфическим чувством юмора…Чего только стоят эти его шуточки про демонический сифилис! Магнус в притворном ужасе закатил глаза, расплываясь в широкой улыбке и усаживаясь обратно в кресло  – А еще, раз уж у него завтра день рождение…можешь передать, что он не единственный живой Эрондейл. Есть кое-кто еще…

+2

7

Клэри терпеливо ждала, пока Магнус будет готов заговорить. Что-то внутри неё подсказывало о том, что правда не будет лёгкой, иначе бы регент Бруклина давно бы начал свой рассказ. Рыжеволосая не жалела о том, что пришла сюда, так или иначе, но она хотела узнать правду, но также она хотела, чтобы правду узнал и Джейс, чтобы ему было что вспомнить о своей семье, чтобы было что-то такое, что он смог бы хранить в душе и гордиться тем, что он - Эрондейл. Но чем дольше молчал маг, тем сильнее въедливое, тревожное чувство грызло Клариссу изнутри. Стивен Эрондейл был не просто членом Круга, был приближённым Валентина, - и как бы Клэри не хотелось надеяться на что-то светлое, доброе, чистое и хорошее, она уже знала ответ на свой собственный вопрос. Впрочем, и Лайтвуды когда-то были близки Моргенштерну-старшему, но разве они не раскаялись в том, что делали по молодости лет? Они отказались от идей Валентина, воспитали трёх, даже четырёх прекрасных детей, долгое время возглавляли Институт Нью-Йорка, - разве всё это не говорит об искуплении грехов? Девушке отчаянно хотелось верить в то, что история Стивена и Селин Эрондейл будет чем-то похожа на историю Роберта и Мариз Лайтвуд, но разве всё могло быть так просто?
Их с Джейсом жизнь всегда напоминала крутые американские горки, и сейчас, скорее всего, не будет исключения из правил.
Когда Магнус, наконец, заговорил, подтверждая догадки Клэри, с её губ сорвался чуть слышный, разочарованный вздох. Бейн поднялся со своего места и подошёл к ней, протягивая руку. Нефилим отставила чашку с шоколадом, спешно протягивая руку другу. В первые мгновения ничего не происходило, а потом воображение Клариссы заполнил калейдоскоп из воспоминаний регента Бруклина. Они были такими яркими, живыми и настоящими, словно Фрэй была там и всё видела своими глазами. В воспоминаниях она следовала за Магнусом по пятам и словно бы испытывала все его эмоции на себе. Раньше ей никогда не доводилось испробовать на себе заклинание воспоминаний, и происходящее ошеломляло её.
Несколько раз ей отчаянно хотелось отдёрнуть руку, прекратить всё это, ведь то, что представало её глазам... ужасало. Было слишком много крови, жестокости, боли... Клэри плотнее сомкнула веки, чувствуя, как в уголках глаз предательски щиплет. Все эти люди как будто бы умирали на её руках. Но самое главное было даже не в этом, а в том, что делал и говорил Стивен, отец Джейса. Рыжеволосая смотрела в его почти что бездушные, безэмоциональные глаза и не могла поверить в то, что именно этот человек дал Джейсу жизнь.
Её Джейсу... Смелому, верному, доброму и сильному, готовому защитить любого, кто нуждается в помощи. Разве у них могло быть что-то общее? Впрочем, и её все считали дочерью Валентина, полагая, что яблоко от яблони недалеко падает, и она обязательно должна ответить за грехи своего отца.
Клэри чувствовала боль Магнуса в этих воспоминаниях, горечь утраты, разочарование, скорбь. Стало трудно дышать - на какое-то мгновение чужие эмоции заполнили рыжеволосую полностью и без остатка, а потом всё прекратилось. Бейн отпустил её руку, и Кларисса широко распахнула глаза, только сейчас осознав, что всё это время слёзы беззвучно катились по её щекам. Она спешно стёрла их тыльной стороной ладони, несколько раз шмыгнула носом и, кажется, почти успокоилась, по крайней мере, внешне. На остальное ей потребуется время, чтобы осознать и переварить только что увиденное.
— Думаю, что Джейсу лучше не знать об этом, - севшим голосом отозвалась девушка.
— Не такой правды он заслуживает, наконец, узнав о том, кто его семья. А что Имоджен? Ты знал её? Надеюсь, мать Стивена не такая, как... её сын? - должно же быть в этой истории хоть что-то хорошее? Ну, пожалуйста? Самую малость? — Ты прав, дети не должны отвечать за ошибки родителей, но, к сожалению, не всегда получается, - грустно проговорила рыжеволосая. — Так, кто такой этот замечательный Уилл? Или нет, не так. В каком веке он жил? - нефилим попыталась улыбнуться. — Расскажи мне о нём, я хочу послушать. Не могу же я вернуться к Джейсу с пустыми руками, я должна ему рассказать хоть что-то, понимаешь? Ему это нужно, - услышав про демонический сифилис, Кларисса хохотнула. — Шуточки про демонический сифилис? Это же отвратительная болезнь! - ужаснулась девушка, не до конца понимая, в чём была соль этой шутки.
— Так, стоп, - нефилим замотала головой. — Что значит «он не единственный живой Эрондейл»? Ты сейчас говоришь об Имоджен Эрондейл, не так ли? - они просмотрели все сведения, которые существовали об Эрондейлах. У Имоджен был лишь один ребёнок - Стивен, и он погиб, и до настоящего момента считалось, что он не оставил потомков. Так, что же имел ввиду Магнус?

+1

8

— Думаю, что Джейсу лучше не знать об этом. Маг согласно кивнул. Зная характер блондина и его склонность драматизировать, не сложно было догадаться, чем  мог закончиться такой разговор «по душам». Твой папа был редкостным мерзавцем, но не переживай, ты пошел в мать - звучит не слишком убедительно. Как будто нищему из жалости кидают милостыню. Лично Магнуса такая фраза вряд ли бы утешила. Принц ада - Асмодей наградил его не только меткой и способностями к магии, но еще и кучей врожденных пороков - похоть, праздность, нарциссизм, алчность, одержимость котиками – полный комплект смертных грехов в одном флаконе, так что маг на собственном опыте знал, какого это – иметь сомнительных генофонд и все же ему удалось смириться со своей демонической сущностью. Помниться, когда после смерти родителей, он попал к Безмолвным братьям, кто-то из монахов сказал: только приняв себя со всеми минусами и плюсами, можно обрести покой. Какие мудрые слова! Как красиво и обнадеживающе они звучат, вот только на то, чтобы принять себя у Магнуса ушел не один десяток лет…- Не каждый человек способен справиться с правдой, вместо успокоения она может превратиться в непосильное бремя. Некоторым лучше оставаться в неведении, целее будут. произнес он хмуря брови и покачивая головой. У Джейса не было в запасе вечности, чтобы раз за разом совершать ошибки, а затем их исправлять, поэтому лучшее, что они  могли сделать – не давать охотнику повода для глупых выходок. Пару столетий назад Магнус уже видел, к чему приводят поспешные решения и неверные выводы на примере другого Эрондейла. Долгие годы Уилл считал себя проклятым. Демон внушил ему, что все, кого он любит, умрут в страшных муках и эта мысль превратила его жизнь в кромешный ад. Охотник делал все, чтобы оттолкнуть от себя людей - грубил, язвил, не подчинялся приказам, даже не подозревая, что все это обман, что все его игра на публику напрасна. Не было никакого проклятия, демон просто воспользовался его страхами, нанеся удар в самое слабое и уязвимое место. Не разобравшись в ситуации Уилл отгородился от всего мира, выстроил стену, веря, что таким образом защищает близких и в результате чуть не погиб. В общем то смерть должка была стать логическим финалом бесконечной агонии, в которую вверг себе нефелим, но кто-то сверху решил иначе. Даровал шанс. Только опустившись на самое дно, испытав множество страданий и лишений Уилл пришел к осознанию простого факта, к которому рано или поздно приходят все, жаль только, как правильно в конце пути  -  ничто не делает человека таким уязвимым, как одиночество. Задумчиво покручивая кольцо на пальце Магнус скользнул глазами по Клэри – эта хрупкая девочка сама не ведала, какой властью обладала. Как и когда-то Тесса она могла стать для Джейса спасительным лучом света, указывающим направление во тьме или же привести охотника к погибели. Такого не случиться… История Уилла имела счастливый конец во многом благодаря тому, что рядом с ним, чтобы не происходило, находились Джем и Тесса, чья безграничная преданность не имела границ. В этом плане Джейсу повезло не меньше. Магнус ни на секунду не сомневался, что Алек, Иззабель, Клэри пойдут на всё, чтобы помочь другу, брату и возлюбленному справиться с любыми возможными препятствиям. И все же маг не хотел, чтобы Джейс повторял судьбу своего предка, уж слишком долог и тернист был его путь к свету. И слишком высока цена…
А что Имоджен? Ты знал её? Надеюсь, мать Стивена не такая, как... её сын?
Магнус растянул губы в кислом подобии улыбки…-  Даа, сталкивались пару раз. Не сказать, что эти встречи были приятными. Имоджен всегда была властной, я бы даже сказал, деспотичной женщиной. Она любит всех и всё контролировать и не переносит, когда кто-то идёт против общепринятых правил. Произнес он с нескрываемым неодобрением, закидывая ногу на ногу. Надо признаться, у нее это отлично получается. Мне кажется, даже Конклав лишний раз старается не связываться с ней, вот и сейчас отправил подальше от Аликанте, чтоб глаза не мозолила. Как вы там любите говорить? Закон суров, но это закон? Думаю, в этой фразе отражается  вся её суть, весь характер. Вряд ли найдется еще один Инквизитор, который бы так же рьяно следовал  букве закона…Магнус замолчал, обхватывая руками чашку дымящегося шоколада. Разговоры про прошлое никогда не давались ему легко, слишком уж близко к сердцу он принимал чужие семейные трагедии.  – Но это и не удивительно, учитывая то, сколько ей пришлось пережить. Она обожала Стивена, я бы даже сказал – боготворила и потому его внезапная смерть стала для неё страшным ударом. он поежился, переводя взгляд на серое, затянутое тучами небо. Погода портилась. Скоро должен был начаться дождь. – А потом, через несколько месяцев после похорон ушел Маркус – единственная опора и любимый муж. Это окончательно её подкосило. Если посмотреть с философской точки зрения, люди не делятся на хороших и плохих. Все мы заложники обстоятельств. Магнусу не нужно было представлять или пытаться встать на место Имоджен, он был там много раз, на протяжение столетий теряя друзей и любимых и именно поэтому, не смотря на явную антипатию действующего Инквизитора к нежити, не мог её осуждать. - Но горе не может длиться бесконечно...Проходит время и оно либо утихает, либо превращается в нечто иное, в случае с Имоджен боль превратилась в жажду мести. Лайтвуды ощутили её гнев на собственной шкуре. С какой то мрачной решимостью произнес маг, переводя взгляд обратно на Клэри. Он так и не сказал ей, что Мариз и Роберт погибли. Пусть лучше это сделает Алек, я не могу... - Долгие годы она преследовала членов Круга а когда находила, беспощадно наказывала. Причем порой, делала это в обход закона, злоупотребляя властью. Не думаю, что с тех пор ситуация сильно изменилась. Как ты знаешь, слухами земля полниться и про нашего Инвизитора много чего болтают, например, что она до сих пор с особым рвением разыскивает одного беглого преступника по имени Валентин Моргенштерн. Мне сложно давать оценку её действиям, все зависит от того, с какой стороны посмотреть, но одну могу сказать точно -  в этой женщине есть стержень, как и во всех представителях семьи Уайтло. Да и упрямства ей не занимать. В этом они с Джейсом похожи.делая очередной глоток горячего шоколада подытожил маг. От всех этих грустных разговоров и семейных тайн мороз шел по коже,  хоть он и сидел возле пылающего камина.
Так, кто такой этот замечательный Уилл? Или нет, не так. В каком веке он жил?
Едва заслышав имя «Уилл», Магнус  сразу встрепенулся.  – Замечательный - не то слово. Скорее, яркий, обжигающий, чертовски соблазнительный…на губах заиграла легкая, немного хитрая улыбка. Если уж и предаваться воспоминания, то приятным. Атмосфера в комнате мгновенно изменилось и даже как-то потеплело. Маг потянулся, как кот, глубже проваливаясь в кресло и прошептав короткое заклинание щелкнул пальцами. Рядом  тут же возник низкий цветастый пуфик, на который он с удовольствием закинул ноги, обутые в вычищенные до блеска ботинки и неторопливо попыхивая трубкой с ароматным табаком, мечтательно закатил глаза. – Ох уж этот Уилл…медовым голосом промурлыкал он выпуская в воздух белые колечки. В голове тут же возник образ темноволосого юноши с ярко-синими глазами. Такой оттенок можно было увидеть в сумерках, взглянув на небосвод или опустившись в глубины океана – насыщенный, до безобразия прекрасный и таинственный.  – Он жил в 18 веке, в Лондоне, как и твой покорный слуга. Именно здесь мы с ним и познакомились.  Магнус усмехнулся, вспоминания как в один из таких же пасмурных дней на его пороге появился вымокший до нитки, но от этого не менее прекрасный нефелим, и заявил, что ему срочно нужна помощь. Точнее, потребовал.  –  В то время взгляды у людей были более консервативными, а правила этика – строгими, но это нисколько не мешало ему злоупотреблять моей добротой. Он был таким же бесцеремонным, как и Джейс - сокрушенно вздохнул маг  - Но настолько красивым, что я скрипя сердцем, закрывал глаза на этот недостаток.
— Шуточки про демонический сифилис? Это же отвратительная болезнь! Остатки меланхолии как рукой сняло и Магнус рассмеялся в полный голос.  – Бисквитик, боюсь, что не должен говорить тебе это, но ты уже взрослая девочка…Когда не очень благородные юноши хотят утолить внутренний голод, то идут к…как бы это сказать…. Кошачьи глаза заговорщически сверкнули - к женщинам с низкой социальной ответственностью. Чаще всего это фэйри, русалки, вампирши, но некоторым, особо отважным хочется чего-то поострей и тогда они прибегают к помощи демонов. В вопросах удовольствия суккубам и инкубам нету равных, но за наслаждения приходится платить. На самом деле, если говорить серьезно – демоническая корь – страшная болезнь, если сейчас на ранних стадиях ее еще можно вылечить, то раньше смертность была практически 100%. Веселого мало, но у Уилла всегда было специфическое чувство юмора. Этот мальчишка даже песенку сочинил:
Адский люэс, адский люэс,
Где найти тебя, дружок?
А иди-ка ты в трущобу,
Отыщи себе зазнобу
Да резвись, как петушок!
Адский люэс, адский люэс,
Я давно о нем мечтал!
Не о хвори, не о хвори,
Вы – болваны априори,
Я про стих свой – мадригал!
Вы ошиблись, а я знал!

Закончив петь Магнус смущенно откашлялся и с непроницаемым лицом принялся подкидывать поленья в огонь. – Не будем заострять внимание на этой теме. Бедный Бенедикт. Каждый раз, когда кто-то начинал говорить про демонический сифилис, он вспоминал далекого предка Алека, покрытого огромными волдырями и кровоточащими язвами. Вот она - плата за беспорядочные половые связи.
— Что значит «он не единственный живой Эрондейл»? Ты сейчас говоришь об Имоджен Эрондейл, не так ли?
- Не угадала. Лукаво пропел он, посылая к Клэри белое облачко дыма, постепенно превращающегося в маленькую фигурку ангела. – Если этот неблагодарный мальчишка, на которого я кстати очень зол, захочет узнать, кто этот таинственный родственник, путь поднимет свою блондинистую задницу и приходит ко мне за ответом сам. Я буду с нетерпением ждать нашей встречи! Последняя фраза прозвучала немного угрожающе, так что Магнус поспешил исправить оплошность – Можете придти вдвоем! Тебе, пупсик, я рад в любое время.

Отредактировано Magnus Bane (2017-11-17 22:49:59)

+2

9

Постепенно ледяная хватка на сердце Клэри, появившаяся после показанных Магнусом воспоминаний, ослабевала. Внутри всё ещё оставался осадок от только что увиденных картинок, и всё же с каждой минутой дышать становилось легче. Горячий шоколад, чьё приготовление не обошлось без щепотки магии, жаркий камин, уютная комната в отеле и общество близкого сердцу друга, и сегодняшний день становился лучше и приятнее так или иначе. Да, воспоминания были горькими, и, скорее всего, та правда, что узнала Клэри, навсегда будет похоронена в недрах её сознания, но этот день нельзя было назвать плохим. Напротив, теперь Фрэй могла постараться уберечь Джейса от особо рьяных поисков правды о семье Эрондейлов. Конечно, если блондин что-то вобьёт себе в голову, переубедить его будет трудно, и если он решит докопаться до правды и узнать всё - он узнает, но, возможно, рыжеволосой удастся сменить его курс и завлечь в другую сторону. Например, в разговоры о том же Уилле Эрондейле, о котором Магнус был столь высокого мнения.
Впрочем, сейчас речь зашла о бабушке Джейса, невольно заставив Клариссу нахмуриться. Когда весной она оказалась в Городе Молчания, она имела удовольствие познакомиться с Инквизитором, однако, едва ли достопочтенная Имоджен удостоила её большим вниманием, прежде чем вложить в её руки Меч. В отличие от Джейса, конкретно к Клэри у миссис Эрондейл претензий не было, даже несмотря на то, что она оказалась дочерью Валентина Моргенштерна. Рыжеволосая понимала, что всему виной то, что Джейс рос рядом с Валентином и воспитывался им до десяти лет, прежде чем попал к Лайтвудам, - для Имоджен это было сродни самому страшному преступлению.
Клэри вспомнила, как светловолосый провёл несколько дней в Городе Костей, куда его упекла Имоджен в воспитательно-подозрительных целях, так ничего этим и не добившись. У неё ничего не было против Джейса или, вернее Джонатана Моргенштерна, как она тогда думала, и охотника через какое-то время пришлось отпустить. Тогда Фрэй слышала уже нечто подобное от охотников из Нью-Йоркского Института - Имоджен потеряла сына, и в его смерти был виноват Валентин, на ком же ей ещё отыгрываться, как не на его родном сыне?
Пожалуй, это всё, что Клэри знала о миссис Эрондейл - ей она виделась женщиной суровой, строгой, чрезвычайно принципиальной, с оговоркой на то, что существовала только одна правда и одна правильная сторона - её собственная. Почему-то узнав о том, что Джейс - Эрондейл, девушка не сразу вспомнила о его бабушке и о том, что она делала в прошлом. Всё это казалось воспоминаниями из далёкой-далёкой жизни, хотя прошло чуть больше полугода.
Оставалась надежда на то, что это годы ожесточили Имоджен, сделав её такой, но судя по словам Магнуса, она была такой всегда. Нефилим вздохнула - Джейс заслуживал настоящей, любящей и заботливой семьи. Сможет ли миссис Эрондейл дать ему это? Возможно, узнав о том, что он - её внук, она увидит в нём горячо любимого Стивена, и это решит дело? Кларисса отчаянно хотела в это верить - блондин заслуживал счастья.
— Я с ней знакома только как с Инквизитором, - отозвалась Клэри. — Подумала, что, может быть, при других обстоятельствах она другая или хотя бы была другой... - девушка вспомнила, с какой ненавистью Имоджен произносила фамилию «Моргенштерн», выплёвывая это слово, будто оно было ядовитым. Если бы женщина познакомилась с Джонатаном, ей бы это с рук не сошло. Как ни странно, мысль на мгновение развеселила, а руну тёмного альянса на руке обожгло приятным теплом - метка одобряла подобный ход мыслей.
— Как ты думаешь, она сможет принять Джейса? Полюбить его? - Фрэй задала давно мучивший её вопрос. — Ты знал её всю жизнь, она способна на это? Когда-то она посадила его в тюрьму, думая, что он сын её злейшего врага, а теперь... - нефилим вздохнула. Почему в их жизнях всё так сложно? Хаос казался нескончаемым. — Что? Инквизитор сейчас в Нью-Йорке? - удивилась рыжеволосая. — Но почему? Она же редко приезжала туда, - почему-то Кларисса подумала, что это не Конклав отослал её из Аликанте, а сама миссис Эрондейл изъявила желание прибыть в Большое Яблоко. Вопрос только, зачем? Что её так заинтересовало?
— Упрямство у Джейса в крови, - согласно кивнула Клэри. Впрочем, данной отличительной чертой отличался не только Джейс, но и она сама, и Джонатан.
Постепенно тема разговора ушла от суровой бабушки-Инквизитора и перешла к более радостной - об Уилле Эрондейле. Это имя Фрэй слышала впервые, но то с каким восторгом Бейн произносил его, вселяло не просто надежду, но какое-то странное ощущение то ли счастья, то ли радости, то ли всего сразу, что на душе сразу становилось теплее.
Девушка улыбнулась и воскликнула:
— Ты сейчас прямо Джейса описал! Теперь я верю, что они родственники, - с нескрываемым восторгом отозвалась Клэри. Настроение Магнуса, словно по воздуху, передавалось и ей, заражая своим оптимизмом. Специально ли маг пытался разрядить гнетущую обстановку или в самом деле отвлёкся на более приятные мысли, она не знала. Да и разве это было важно?
— А каким он был? У него тоже были светлые волосы и янтарные глаза? - полюбопытствовала Кларисса. Она помнила, что у Инквизитора тоже были светлые волосы, но сейчас, по прошествии месяцев, она не была уверена, что тот цвет волос не был доведённой до совершенства и ровного оттенка сединой, так сказать. Некоторым дамам в возрасте в самом деле это к лицу.
— Видимо, Эрондейлы все красавчики, как на подбор, раз ты так говоришь, - заговорщически улыбнулась Фрэй, не сводя с Бейна внимательно-заинтересованного взгляда. Сколько же всего нового она узнавала!
Когда регент Бруклина начал говорить о внутреннем голоде, который порой необходимо утолить мужчинам, рыжеволосая рассмеялась в голос. Возможно, Магнус её недооценивал, считая по-прежнему ребёнком, а, возможно, просто делал вид. Но так или иначе нефилим была в курсе подобных вещей, но демонический сифилис тем не менее представлялся ей чем-то из ряда вон.
— Но с демоном! - воскликнула Клэри. — Это же фу! - она, разумеется, читала, что суккубы и инкубы могут принимать самый что ни на есть привлекательный вид, скрывая своё настоящее демоническое лицо, и тем не менее подобное представлялось чем-то отвратительным. Однажды в библиотеке Ходжа она видела картинку нефилима, поражённого демоническим сифилисом. Книгу пришлось захлопнуть, прежде чем её завтрак попросился обратно.
Но стишок был забавным, и вот уже Фрэй хохотала в голос, что даже пришлось отставить чашку с шоколадом, чтобы не пролить его на себя.
— Отличное чувство юмора было у Уилла, - добавила девушка, наконец-то отсмеявшись.
— Не угадала? - переспросила нефилим, наблюдая за маленьким облачком в форме ангела, плывущим в её направлении.
— Как это? Магнус, прекрати говорить загадками! - но маг уже выдвинул встречное предложение, которое, кстати говоря, было не таким уж плохим. Иногда Джейсу казалось, что Бейн его недолюбливает по каким-то причинам, быть может, это могло послужить отличным поводом для налаживания отношений? Кларисса задумалась.
— Что ж, я обязательно передам ему. Думаю, он не откажется, - с улыбкой отозвалась девушка. Однако и на это охотнику тоже понадобится время: для начала ему надо будет переварить уже полученную информацию о своём происхождении, а потом уже переходить к деталям. — Спасибо, Магнус, - хохотнула Клэри. — Если Джейсу понадобится моральная поддержка, я ему её обеспечу, но, думаю, он и без меня справится, - продолжала рыжеволосая. — Я что-то ещё хотела у тебя спросить, но, кажется, ошалела от счастья, когда тебя увидела, и всё позабыла.

+1

10

— Подумала, что, может быть, при других обстоятельствах она другая или хотя бы была другой..
Магнус грустно улыбнулся – Она была другой, но трагедии меняют людей и к сожалению, часто не в лучшую сторону. Вот так в один момент лишиться мужа и сына…далеко не каждый способен выдержать такой удар судьбы. Он лично видел, как ломаются успешные, сильные люди, под тяжестью обрушившихся проблем с которыми, увы, не в силах были справиться.
– Видишь ли, солнышко, всех нас что-то объединяет – работа, дети, общие интересы, симпатии. Люди сходятся благодаря стечению обстоятельств, затем обзаводятся связями, домом, семьей – это похоже на строительство пирамиды – постепенно, по кирпичику добавляется ярус за ярусом, но если выбить основание, разрушить фундамент, вся эта огромная махина развалиться на части. То же самое и с Имоджен – ее мир вращался вокруг Стивена и когда его не стало – земля ушла из под ног. Вот почему Магнус боялся привязываться к людям, боялся открывать свое сердце Александру – случись с ним что-нибудь сейчас, и его мир точно также разобьется на части.
— Как ты думаешь, она сможет принять Джейса? Полюбить его?
— Я не думаю, я в этом уверен! - безапелляционным тоном заявил маг, а потом улыбнувшись, шутливо добавил. – Хотел бы я увидеть эту трогательную сцену. Готов поспорить, железная леди будет рыдать в три ручья, потом сгребёт блондинчика в охапку, затискает до полусмерти, свяжет по рукам и ногам и утащит в семейное гнездо. Там то он и проведет остаток жизни, поглощая бабушкины пирожки и запивая домашним компотом. бодро закончил Магнус обрисовывать перспективы семейного воссоединения. Зато, сколько плюсов…тишина, покой, никаких тебе спасательно-поисковых операций, все целы и под присмотром. Он ни секунды не сомневался в  том, что Имоджен примет Джейса с распростертыми объятьями. Единственный оставшийся в живых Эрондейл, наследник рода… если кто-то и сможет смягчить ледяное сердце Инквизитора и вернуть ей смысл жизни, то только он. Вопрос лишь в том, сможем ли юный охотник ужиться с такой властной родственницей? Любовь - любовью, но работу, долг, повиновение Конклаву еще никто не отменял, а со всем этим у парня были серьезные проблемы. Побег из Института стал тому очередным доказательством. 
— Ты сейчас прямо Джейса описал! Теперь я верю, что они родственники
Магнус хохотнул, закатывая глаза – Можешь не сомневаться. Когда я впервые увидел Джейса, то поймал себя на мысли, что внешне – он точная копия матери. Да, да…красота досталось маленькому паршивцу от Селин, но чем дольше я наблюдал за ним, тем больше видел Уилла – в манере разговора, привычках, жестах, не говоря уже про необузданность, упрямство, полное пренебрежение правилами. Этот список можно продолжать до бесконечности, но вот что удивительно.. Маг прищурился, покручивая в руках серебрянное кольцо в форме черепа. – Люди тянуться к таким…летят словно мотыльки на огонь. Магнус и сам не раз попадал в эти сети. - В Уилле была особая притягательность, магнетизм, заставляющий окружающих искать его общества и Джейс такой же..Только посмотри скольких людей волнует его судьба и это не смотря на ужасный характер! Даже твой покорный слуга переживает за этого неблагодарного мальчишку! Маг в притворном ужасе покачал головой - Совсем я размяк, скоро начну, как Рагнор вязать носки с оленями. — А каким он был? У него тоже были светлые волосы и янтарные глаза? - И снова не угадала. Перед глазами тут же вспыхнул образ темноволосого нефелима -на губах играет нахальная улыбка, в глазах пляшут озорные бесята – Внешне они с Джейсом ни капельки не похожи. У Уилла были черные волосы, цвета вороньего крыла и темно-голубые глаза, глубокие, как бездна океана. Его любимый оттенок…совсем как у Алека. Вот с ним они легко могли бы сойти за родственников. 
— Видимо, Эрондейлы все красавчики, как на подбор, раз ты так говоришь.
- Что есть, то есть…мечтательно протянул маг и тут же спохватившись, смущенно добавил  - Только кхм…не рассказывай Алеку, он не знает про Уилла. Ну то есть  слышал конечно, но без красочным подробностей. Он у меня мальчик впечатлительный, может неправильно понять. Зная характер охотника, Магнус не сомневался, что Лайтвуд попробует разузнать, что связывало их с Уиллом, даже если всё это было в далеком прошлом, когда его самого еще и в проекте не было. Лучше не искушать судьбу... Маг еще не забыл тот разговор в баре про бывших - черт его  дернул озвучить цифру 15! Надо было сказать сотен, но нет, он хотел откровенности, хотел показаться честным, за что в итоге и поплатился! Алек до сих пор припоминал ему тот злосчастный разговор, не упуская возможности съязвить про его якобы природную полигамность , а несколько раз и вовсе сравнил мага с кроликом. Подумать только, с кроликом!!! Но самое худшее, что как-то раз любознательный мальчишка наткнулся в его лофте на книгу «интересные факты о животных» и вычитал там следующее:  «У самцов ламы много жён. Самки так преданны своему самцу, что даже под пулями охотника готовы броситься раненому партнеру на помощь. Если же подобная печальная участь постигнет одну из самок, самец преспокойно убегает с другими подругами». И это так его взволновало, что следующие два дня охотник выдвигал гипотезы одна безумнее другой, что в генах некоторых особей, как у животных так и людей, присутствует особый ген распутства. Про то, что ламы, после кошек, его любимые животные Магнус  благоразумно промолчал, но книжечку убрал подальше. Кто знает, как нефелим воспримет информацию про семейные отношения богомолов. — Что ж, я обязательно передам ему. Думаю, он не откажется,
Магнус скептически усмехнулся.  - Но и особого восторга, уверен, не испытает. За побег, за то, что бросил Алека одного, Магнус все еще подумывал превратить блондина в маленькую ручную обезьянку и наверняка Джейс об этом догадывался. Но в итоге любопытство пересилит и охотник придёт, пусть не сразу, пусть неохотно, но придет. В  этом маг нисколько не сомневался.
— Спасибо, Магнус, если Джейсу понадобится моральная поддержка, я ему её обеспечу, но, думаю, он и без меня справится. Я что-то ещё хотела у тебя спросить, но, кажется, ошалела от счастья, когда тебя увидела, и всё позабыла.
- Вообще-то я тоже хотел поговорить с тобой…Магнус немного замялся, однако, взгляда не ответ. Не знаю на сколько ты осведомлена, но политическая ситуация в Нью-Йорке в последнее время оставляет желать лучшего. Верховный Регент, по сути, единолично правит городом, постепенно прибирая к рукам власть и устраняя тех, кто осмеливается идти против действующего режима. Взгляд мага помрачнел, над переносицей проступила глубокая складка, а на скулах заходили желваки. – Я долго закрывал глаза на происходящее, но так больше продолжаться не может. История знает много примеров, когда из-за чрезмерных диктаторских амбиций рушились могущественные империи, развязывались кровавые войны и гибли миллионы невинных людей. Я не хочу, чтобы мой народ пострадал. Маги тратят слишком много сил, занимаясь той работой, которую должны делать нефелимы. Мы не воины, мы хранители знаний, чародеи, а не охотники на демонов. В голосе Магнуса слышался метал и непривычная властность – Я считаю, Алистеру пора покинуть пост верховного Регента…и так как добровольно он не уйдет, придется применить силу. Магнус встал с кресла и подошел к окну, продолжая теребить кольцо.  Перед посторонними он должен был казаться сильным, решительным, прятать волнения за маской хладнокровия, но с Клэри необходимости притворяться не было. Он доверял ей, а потому показывал настоящего себя – сомневающегося, нервничающего, человечного. И если подумать, это было высшим комплиментом на который Магнус вообще был способен по отношению к окружающим. - Как бы мне ни хотелось решить всё мирным путем - где-то глубоко внутри он всё еще испытывал привязанность к Алистеру, ведь не смотря на разногласия, долгое время они были друзьями – я больше не могу закрывать глаза на то, что происходит в городе. Если ещё месяц назад маги гибли чуть ли не каждый день, а гости из Эдома лезли из разломов десятками, то сейчас ситуация вдруг резко изменилась – все стихло, нападения прекратились. Казалось бы, можно паковать чемоданы и ехать куда-нибудь на Кубу в заслуженный отдых, но эта неестественная тишина пугала мага куда больше сотни демонических созданий. Он чувствовал, что назревает что-то страшное, что передышка которую им дали, лишь чья-то хитроумная уловка – обманчивое затишье перед бурей.
- Я говорю всё это ни потому, что хочу получить твоё одобрение или попросить о помощи. произнес Магнус оборачиваясь, наклоняя голову чуть на бок и с печальной улыбкой заглядывая в зеленые глаза – решение принято, но я хочу, чтобы ты узнала об этом от меня, а не из новостных сводок, если конечно туда, где ты сейчас обитаешь, вообще доходят новости.

Отредактировано Magnus Bane (2017-11-28 23:24:23)

+2

11

Подобных трагедий в жизни Клэри не было - она по-настоящему не теряла близких. Выдуманного отца - Джонатана Кларка -  она никогда не знала, а потому никогда не горевала по нему. Возможно, подсознательно Кларисса и не чувствовала с ним связи, и поэтом никогда не испытывала горечи утраты. Джослин в конечном итоге нашлась живой и здоровой, и пусть Фрэй почти смирилась с тем, что никогда не увидит мать, похоронить её она не успела. Однажды она чуть было не потеряла Джейса, и готова была отдать даже свою жизнь, чтобы спасти его... И это сработало. Так что Клэри Фрэй толком ничего не знала о потерях - те, кого она любила, были рядом с ней.
— Сложно её в этом винить, - отозвалась рыжеволосая, даже не пытаясь представить, что испытывает человек, потеряв любимого сына и мужа. Она чуть было не сошла с ума, когда Джейс умирал на её руках - жизнь без него была бы невыносимой, и в отличие от миссис Эрондейл, Клэри не была уверена, что смогла бы продолжить этот путь. — Видимо, работа стала для неё всем, изменив и ожесточив её, - задумчиво продолжала нефилим.
— С одной стороны это не так плохо, хоть что-то... С другой... наверное, ей очень одиноко. Ни семьи, ни родственников, - впрочем, Имоджен Эрондейл не выглядела несчастной, опечаленной женщиной. В свои годы она выглядела просто прекрасно, и производила впечатление здорового, крепкого человека. Сломленные горем, как правило, выглядят по-другому. Либо время позволило её ранам зарубцеваться, либо же Инквизитор была по-настоящему сильным духом человеком: и то, и то несмотря на некоторую неприязнь к женщине, когда-то заточившей Джейса в Городе Костей, вызывало восхищение.
— Твои слова вселяют в меня надежду! - воскликнула Фрэй. — Джейс никогда этого не признает, но он нуждается в этой любви. Иногда мне кажется, что у меня так до конца и не получилось убедить его в том, что он достоин этого, - девушка вздохнула. Светловолосый по-прежнему был привязан к Валентину, и Кларисса уже оставила попытки с этим бороться и что-либо изменить. Возможно, это получится у его родной бабушки? Она очень хотела в это верить.
— Осталось придумать, как их познакомить, и как заставить Инквизитора выслушать Джейса. Она-то до сих пор считает его сыном Валентина... Да и Джейс хотел рассказать ей всё сам, - ненависть этой женщины к старшему Моргенштерну была сильна, но, быть может, не настолько, чтобы отказаться выслушать охотника?
Как ты думаешь, что могло бы послужить доказательством для неё? Внешнее сходство с Селин или Стивеном она уже проигнорировала, но у Джейса есть шрам, больше похожий на родимое пятно, возможно... Впрочем, нет. Наверное, это не то. У меня есть такая же отметина на плече - это всё результат экспериментов Валентина с ангельской кровью, а не родовая метка, - Клэри вздохнула. — Она наверное, считает нас преступниками, - неожиданно продолжила Клэри. — Сбежали из Института, словно дезертиры с поля боя, пропали на неопределённый срок. Нетрудно представить, что нас ждёт, если мы вернёмся в Нью-Йорк, - обычно такие разговоры были свойственны Джейсу, в то время как сама Фрэй редко всерьёз задумывалась о возвращении в родной город. Она не могла оставить Джонатана, да и признаться не очень-то и хотела, несмотря на все попытки Джейса разубедить её в этом. Впрочем, и светловолосый со временем оставил эти пустые разговоры, словно надеясь, что однажды это изменится. Шло время, дни складывались в месяцы, но ничего не менялось. Сейчас неожиданно для самой себя Кларисса осознала, что в Нью-Йорке их вряд ли встретят с распростёртыми объятиями, и их друзей, семью и коллег было бы сложно в этом винить. Они будут правы.
Меч Душ, конечно, расставил бы всё по своим местам, но тогда и Джейсу, и Клэри пришлось бы сказать правду - древняя магия по крупицам вытянет из них всё, что они знают, и все события, что происходили, пока их не было в Нью-Йорке, - все убийства, что они совершили, следуя планам Моргенштерна, станут достоянием общественности. Руку пронзило острой болью, и Клэри, дёрнувшись как от удара, поморщилась. Сейчас было не время думать об этом. Когда-нибудь в другой раз, позже, не сейчас и не сегодня и, скорее всего, даже не завтра.
— Эрондейлы удивительные, - мечтательно протянула нефилим в ответ на рассказ Магнуса, попытавшись переключиться на другую тему разговора. — К ним сложно не тянуться. Они как свет, к которому хочется прикоснуться, ощутить его тепло, даже если они сами считают себя пропащими людьми, - на миг Фрэй смутилась собственной откровенности, но это ведь Магнус, рядом с ним можно было ничего не утаивать.
— Так или иначе, я думаю, Джейс был бы рад узнать, что он не один такой, и он был на кого-то похож. Если не внешне, то хотя бы по характеру, - девушка улыбнулась.
— А у тебя остались фото Уилла? Я бы очень хотела взглянуть... когда-нибудь, - нефилим как никто понимала, как важно по крупицам собрать свою жизнь воедино, воссоздать семейную историю, какой бы местами горькой она не была. Похожи они были на родственников или нет, неважно, это всё равно была часть них, хотели они этого или нет.
На несколько мгновений повисла небольшая пауза, словно и регент Бруклина, и Кларисса обдумывали и переваривали только что услышанные и произнесённые слова. Эта тишина не напрягала - она не звенела в ушах, призывая поскорее продолжить разговор, и всё же Фрэй чувствовала, что помимо разговоров о семье, умерших и ныне живущих родственниках, семейном наследии и прочем, существовало что-то ещё, о чём маг хотел поговорить с ней.
Рыжеволосая смотрела на Магнуса внимательно и спокойно, ожидая продолжения, и, наконец, он заговорил. Не то, чтобы её не удивляло то, что произнёс Бейн, скорее это то, чего следовало ожидать. Покидая Нью-Йорк, она больше переживала из-за своих личных драм, до остального ей было мало дела, но, если задуматься, вспомнить те дни, обстановка в городе накалялась уже тогда. Слухи о разломах из  Пустоши, что открылись в Большом Яблоке, доходили до неё и Джейса, да и Джонатан несколько раз с усмешкой упоминал нечто подобное. Но в квартире-портале, рядом с братом, многие вещи ощущались иначе. Сейчас же рядом со старым и близким другом, Клэри ощутила тоску и боль, и нечто такое, чему она пока не могла дать определение.
— Я в курсе, не то чтобы обо всех подробностях, но знаю, о чём ты, - нефилим кивнула, наблюдая за тем, как Бейн поднялся с места и подошёл к окну. Спустя пару секунд Кларисса присоединилась к нему и встала рядом. — И как ты планируешь сместить Хорна? На его стороне Нежить, в том числе Королева Благого двора. С фэйри опасно связываться, ты же знаешь, - рыжеволосая коснулась локтя Магнуса, чуть сжимая пальцы. — Это будет неравный бой, но я думаю ты и сам это понимаешь... Но ты уверен? - в истории это называлось гражданской войной, и многие сходились во мнении, что порой они были гораздо ожесточеннее и кровопролитнее, нежели мировые конфликты.  — Институт поддержит тебя, но остальные? - Клэри вспомнила один из своих кошмаров, где реки крови заливали улицы некогда любимого города, а небо над ними почернело, навсегда скрывая солнце. Она редко могла разгадать свои сны, которые не всегда были простыми кошмарами, вызванными особо впечатлительным сознанием Фрэй, но всё же подобные видения были страшными. Когда-то ей снился Джейс, который умирал на её руках, и однажды это в самом деле чуть было не произошло. Когда-то ей снилось, что она вонзает клинок в чью-то плоть, и она стала убийцей, отняв жизнь далеко не у одного и даже не у двух нижнемирцев. Неужели и сон о Нью-Йорке однажды станет мрачной реальностью? Фрэй вздохнула.
— Мне бы хотелось сказать, что я с тобой, но это не так, пока я здесь, - задумчиво пробормотала Фрэй, и на мгновение могло показаться, что девушка одержала верх над руной тёмного альянса, полностью обретя контроль и власть над самой собой. Руна на коже бесновалась, и, если бы кто-то взглянул на неё, увидел бы медленно оплывающие алым края. Больно.
Клэри прерывисто вздохнула, прикрывая глаза - почти всегда борьба с демонической магией была заранее проиграна, и сегодня не исключение.

+1


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » A problem of memory » Be in the right place the right time [09.01.2017]