Sacra Terra: the descent tempts

Объявление


городское фэнтези ♦ NC-17
Соединенные Штаты Америки, Нью-Йорк
январь-февраль, 2017 год
CHAOS [6170] vs ORDER [5523]
«Несомненно, Крис не будет единственным человеком, умершим рядом с Аббадоном, но вряд ли кто-то делил с ним свои последние минуты, нежась в ванне и наблюдая, как Высший демон увлеченно гоняет по розовой от крови пене желтую резиновую уточку...» [читать дальше]
Headmaster's treatment [24.01.2017]
Alistair Horne & Christopher Parker

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » A problem of memory » Wanna play a game? [22.12.2016]


Wanna play a game? [22.12.2016]

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

Clary Fray & Jace Herondale
http://funkyimg.com/i/2ztQT.png
Франция, Париж, ранний вечер;
22 декабря, 2016 год;

•••••••••••••••••••
Грех побывать в Париже, и ни разу не попасть на выставку современного искусства. Или классического искусства... Выставок в Париже много, но какое культурное мероприятие без небольшой игры? Джейсу приходит в голову неожиданная мысль, которой он тут же поспешил поделиться с Клэри, но одобрит ли она подобный настрой? Являясь истинным ценителем искусства, оценит ли она по достоинству и предложенную игру?

•••••••••••••••••••
I've been playing with my demons
Making troubles for yourself
And these days are far from over
You know I can't help myself
***
Forget the words I'm saying
I know that I've been cruel
I pray for peace
Tell me why don't you?

+2

2

— Почему здесь? Почему сейчас?
— А почему не здесь и не сейчас?
Где же нам поддаваться мечтам, как не в Париже?

Париж... Они здесь уже бывали несколько месяцев назад. Клэри помнила это, потому что тогда в подарок на день рождения от Джейса она получила незабываемую во всех отношениях прогулку по Лувру. Как для человека творчества, Лувр для рыжеволосой представлялся чем-то вроде земли обетованной, персонального рая, священного места, в котором она и не чаяла побывать так скоро. Тот день, конечно, был примечателен не только картинами Да Винчи, Теодора Жерико, Жака Луи Давида и скульптурами Микеланджело, но это уже другая история.
Франция полюбилась Клариссе с первого взгляда, и она подумала о том, что хотела бы сюда вернуться, и, возможно, даже не раз и не два. Париж манил, покорял, зачаровывал и соблазнял. Многие говорили о том, что Париж — единственный в мире город, где можно отлично проводить время, ничем, по существу, не занимаясь. Но в то же время здесь было столько всего, чем бы Фрэй хотела заняться. Всевозможные выставки, галереи, музеи - их двери распахивались настежь, заставляя душу девушки петь. Сравнение с ребёнком, оказавшимся в Сладком королевстве из своих снов, уже не казалось таким правильным и уместным, - это было гораздо лучше. Это напоминало ожившую мечту, как бы банально это не звучало. Но прогуливаясь по бульвару Сен-Жермен, иногда останавливаясь в одном из кафе, чтобы выпить кофе, Клэри чувствовала себя счастливой. Возможно, это было самовнушением, щедро сдобренным влиянием руны тёмного альянса, но здесь, в этом дивном городе, Клариссу мало что беспокоило, хотя и должно было.
Сегодняшняя выставка, на которую нефилим столь удачно достала билеты, была чем-то вроде прерождественской вечеринки в окружении картин и фотографий современных художников. К современному искусству Клэри не питала такой привязанности, как к художникам эпохи Возрождения или Реннесанса, или на крайний случай Барокко, но несколько имён её в действительности интересовали. И на удачу именно эти художники выставлялись в этой галерее именно сегодня.
Крутясь перед зеркалом в своей комнате, Клэри то и дело закусывала краешек губы, придирчиво рассматривая своё отражение. Алое коктейльное платье, длиной выше колена, с чуть расклешенной юбкой, открытой спиной и изящной зоной декольте удачно подчеркивало все достоинства фигуры. Пришлось его надеть без бюстгальтера - Фрэй перемерила всё, что у неё было, но даже самый открытый кружевной аксессуар любого женского гардероба выглядывал из-под платья. Уэйланд наверняка порадуется подобной перспективе. Медные локоны Кларисса присобрала на затылке, открывая плечи и спину, выпустив несколько тонких прядей, которые теперь обрамляли лицо. Лёгкий, почти что макияж в стиле «нюд» делал рыжеволосую ещё более юной. Кожаный браслет на предплечье пришлось заменить на более тонкий, шёлковый, но не менее надёжно скрывающий руну тёмного альянса. Дополняли образ каплевидный кулон на шее, ярко переливающийся в искусственном свете, тонкие чулки с ажурной вставкой вверху и светло-бежевые туфли на высоком каблуке. На бедро пришлось пристегнуть небольшую оружейную перевязь с клинком серафима и стило. В такие моменты Фрэй благодарила нефилимов за гениальную возможность активации и дезактивации ангельского оружия - при таком раскладе оно занимало совсем мало места.
Покончив со сборами, рыжеволосая направилась в комнату Джейса. Беспокоиться о верхней одежде она не стала - она успела ознакомиться с планировкой здания, в котором будет проходить выставка, и можно открыть портал прямо туда. К чему мелочиться?
Кларисса распахнула дверь комнаты охотника, влетая внутрь, словно маленький ураган - алая юбка слегка взметнулась вверх, и покрутившись несколько раз вокруг своей оси, рыжеволосая обратилась к Джейсу.
— Что скажешь? - Фрэй хитро улыбнулась, оглядывая Уэйланда. Молодой человек тоже был готов, а, значит, они могли отправляться на выставку. Времени в запасе было предостаточно, но если они придут пораньше, смогут и осмотреться до официального начала мероприятия.
— Мы можем идти? - полувопросила Клэри, приподнимая край платья, чтобы отцепить от перевязи своё стило.

+1

3

I love the smell of gasoline
I light the match to taste the heat
I've always liked to play with fire
Play whith fire...

В отличие от Клэри, путешествие по городам Европы для Джейса было не в новинку, и все же Париж по-прежнему оставался одним из тех городов, куда хотелось возвращаться снова и снова. К этому списку светловолосый бы непременно добавил Прагу и Венецию, но только Париж обладал этой удивительной, поистине уникальной атмосферой старины, роскоши, искусства и ощущения вседозволенности. Многое говорят, что вкус французов к изысканным развлечениям – не более, чем стереотип, и, может, они в чем-то правы, но на практике казалось совсем иначе. Город становился негласным третьим лицом в вашей истории, как когда-то им стала сама тьма, незаметно присоединившись к молодым людям на маскараде в Венеции.
Уэйланд не был большим поклонником светских мероприятий, но парижский арт-салон в самом деле пробудил в нем живой интерес. Во-первых, ему нравилось наблюдать за Клэри в такие моменты: за тем, как загорались ее изумрудные глаза, наслаждаясь причудливыми переливами контрастов, или игрой света и тени в работах импрессионистов. Она видела в них гораздо больше, чем Уэйланд мог себе представить, замечая такие детали и особенности, которые попросту не может разглядеть человек, лишенный этого художественного восприятия. В длинных коридорах картинных галерей Кларисса словно преображалась. На ее губах могла проскользнуть мимолетная, кроткая улыбка, пока взгляд блуждал по потемневшим от времени, огромным полотнам. А иногда она выглядела сосредоточенной, даже строгой, внимательно рассматривая хаотичные штрихи признанных мастеров. В такие моменты она преображалась, и когда Джейсу казалось, что он не может влюбиться в нее сильнее, она доказывала ему обратное. Он любил ее – сильно, отчаянно, порой даже болезненно, но в такие минуты он именно влюблялся в нее, как мальчишка, теряя голову от самой классной девчонки, о которой когда-то и не смел бы мечтать. Впрочем, последнее явно не про него, и тем не менее.
Так что, сегодняшний поход на выставку современных художников порадовал не только Фрэй, но и ее спутника. Во-первых, его несказанно радовало, что они пойдут туда не втроем, и это в самом деле будет небольшое культурное мероприятие, а не деловая встреча, чем когда-то был маскарад в Венеции, хотя и тогда жаловаться нефилиму явно не пришлось. Предполагаемый дресс-код требовал строгого, но не настолько формального стиля, чтобы наличие галстука или бабочки считалось необходимым. Этот факт пришелся очень кстати – Джейс терпеть не мог галстуки. Выбрав строгую черную рубашку, классического вида брюки и пиджак им в тон, охотник быстро привел себя в порядок, и теперь оставалось лишь подобрать подходящие запонки. Выбор молодого человека остановился на позолоченных, в виде небольших ромбов с красивым янтарным камнем, напоминавшим цвет его глаз. Как раз в тот момент, когда Джейс педантично застегивал вторую, дверь комнаты распахнулась, впуская на порог Клариссу. Она почти в прямом смысле слова впорхнула в его комнату, в первые пару секунд показавшись ему ярким алым бликом – именно так переливаются языки пламени: алый сменяет медный и золотистый. Похожее сочетание порождали ее рыжие волосы в сочетании с красным коктейльным платьем.
Тебе всегда к лицу красный, - ухмыльнулся Уэйланд, наконец, взяв себя в руки, отвечая на вопрос Фрэй. Характерный обожающий и влюбленный взгляд тут же сменился хитрым и внимательным, добавляя привычной темноты янтарным глазам. Застегнув запонку, светловолосый развернулся лицом к Клариссе, до этого момента наблюдая за девушкой в зеркальном отражении. В ее наряде идеально было все: декольте, аккуратно подчеркивающее грудь, немного пышная юбка, открывающая стройные ноги, вырез на спине, обнажающий мраморную кожу. А еще этот изящный, каплевидный кулон. Сочетание подобных украшений и декольте всегда производило на Джейса весьма однозначный эффект, заставляя сердце и сейчас восторженно пропустить удар.
Я помогу, - тут же поспешил добавить охотник, оказываясь подле Клариссы, потянувшись к ее перевязи, аккуратно доставая стило. Подушечки пальцев мягко прошлись по тонкому кружевному верху чулок, словно оценивая наощупь дорогой, нежный материал. — Вот, - выпрямляясь и расправляя плечи, Джейс протянул рыжеволосой стило. Они и в самом деле были готовы, и могли бы отправиться в назначенное место в следующую минуту, но Уэйланд как будто не торопился так быстро покидать квартиру-портал.
Кажется, чего-то не хватает, - хитро улыбаясь, неожиданно произнес охотник. Сделав пару шагов к своей прикроватной тумбе, он извлек из верхнего ящика аккуратный бархатный черный мешочек. В таких часто хранили драгоценности или нечто подобное, но они оба прекрасно знали, что находилось конкретно в этом. — Этот вечер может стать еще интереснее, - мягко проговорил Джейс, бесшумно подойдя к Клэри со спины. Она и так видела, что он сжимал в правой руке, явно догадываясь, о чем шла речь. — Не хочешь поиграть? – невесомо скользнув кончиками пальцев по обнаженной спине Клариссы с мнимой невинностью спросил охотник.

+1

4

Клэри чувствовала предвкушение, вибрирующее на кончиках пальцев и теплом струящееся по телу, - так часто бывало в моменты, подобные этому. Она уже мысленно представляла себя на выставке, неспешно бредущей вдоль высоких стен, по котором в хаотично-художественном порядке были развешены картины. Возможно, чего-то Клэри не понимала, глядя на современные тенденции, для чего-то ей требовалось какое-то время, чтобы осознать и понять, а какие-то работы сразу вызывали в ней живой отклик, что Фрэй едва ли успевала себя остановить от того, чтобы прикоснуться к небрежным, и в то же время продуманным мазкам на холсте. В музеях и на выставках Кларисса словно бы отправлялась в путешествие на далёкую планету или в другой, неизведанный, незнакомый и знакомый одновременно мир. В Нью-Йорке, конечно, она тоже часто посещала всевозможные выставки и галереи, но только путешествуя по миру поняла, как многого она ещё не знала и не видела, но как же сильно хотела узнать! Посмотреть все эти шедевры изобразительного искусства, которые висели в именитых галереях Европы! Рыжеволосая за полгода много где успела побывать, но была уверена, что одного раза, чтобы посетить тот же Лувр было мало. Впрочем, в Лувр они ещё успеют, а вот выставка современного искусства в ближайшие несколько дней покинет Париж.
Девушка посмотрела на Джейса, неспешно скользя взглядом по его телу, словно обнимая: тёмный костюм и чёрная рубашка, несколько верхних пуговиц которой были расстёгнуты, идеально сидели на нём. От её внимания не укрылись и позолоченные запонки с янтарным камнями, столь удачно гармонирующими с цветом его глаз.
— Ты тоже у меня красавчик, - с улыбкой отозвалась Кларисса, не без удовольствия отмечая, каким взглядом смотрел на неё Уэйланд. Этот взгляд без устали выражал своё обожание и восхищение её внешним видом. Пожалуй, только ради этого взгляда стоило провести перед зеркалом столько времени. На мгновение Клэри задумалась, а смотрел ли на неё Джейс так раньше? Когда они были в Нью-Йорке, а её любимой одеждой были рваные джинсы и облегающие футболки с забавными надписями? Но эта мысль надолго не задержалась в её голове, тут же растворяясь в череде других, более интересных.
Охотник уже спешил ей на помощь. Ну ещё бы! Фрэй даже не сомневалась в том, что он предложит ей свою помощь. Платье было довольно коротким, и оружейную перевязь пришлось разместить у самого верха бедра, так что светловолосый смог насладиться не только не скрытой чулками полоской кожи, но и краешком нижнего белья. Но надо отдать ему должное, заострять внимание на этом, он не стал, спустя несколько секунд протягивая Клэри стило - как никак, а время начала выставки было строго регламентированным, они не должны были опоздать.
— Чего же? - удивилась нефилим, через плечо обернувшись на светловолосого, чтобы посмотреть, что он задумал.
— Я готова, ты готов, что ещё нужно? - всё также не понимая, о чём говорит Джейс, продолжала Клэри. Наконец, Уэйланд извлёк из выдвижного ящика бархатный мешочек, и до Фрэй дошло. Она отлично знала, что внутри этого ничем непримечательного на вид мешочка, ведь они вместе его покупали несколько дней назад, посчитав, что это забавно, и кто знает, вдруг однажды пригодится. Тогда Кларисса впервые посетила магазин подобной направленности, и это в самом деле показалось ей забавным, даже занимательным, да и Джейс разглядывал витрины с интересом и любопытством. Расплачиваясь на кассе, Фрэй и не думала, что «вдруг пригодится» наступит так скоро. Признаться, она даже думать забыла об их покупке, пока светловолосый не извлёк из ящика этот мешочек. Невольно вспомнилась понимающая улыбка продавца, который с трудом сдерживался, чтобы не ухмыльнутся, видя молодых людей в магазине. Должно быть, они показались ему новичками и дилетантами в этом деле, что, впрочем, было не так далеко до истины.
— Ты ведь шутишь? - едва заметно напрягаясь, проговорила Клэри, чувствуя невесомое прикосновение пальцев к своей спине.
— Не думаю, что это хорошая идея, мы же идём на выставку. Там будет много людей, да и само мероприятие продлится достаточно долго, они обещали after-party. Я... не хочу отвлекаться, - в конце концов добавила Фрэй, разворачиваясь лицом к Джейсу. Она не до конца понимала, как работает то, что лежало внутри бархатного мешочка, а продавец в магазине сказал, что лучше «один раз попробовать, чем сто раз прочитать инструкцию». Любопытно, конечно, было, Кларисса не отрицала, и всё же её терзали смутные сомнения. Если уж и пробовать что-то новое и непредсказуемое, так может не стоило начинать с настолько публичного мероприятия? Судя по тому, что рыжеволосая прочитала о данной выставке в интернете, там будет половина Парижа. Фрэй накрыла руку Джейса, в которой он держал мешочек, своей ладонью, кротко улыбаясь.
— Давай не сегодня? Или хотя бы после выставки? - светловолосый редко настаивал, часто идя на поводу у желаний девушки. А что насчет сегодня?

+2

5

Конечно, Уэйланд не сомневался в своей собственной неотразимости, прекрасно зная, как черный цвет отлично подчеркивает светлый оттенок волос, а выбранные запонки гармонируют с цветом его глаз, но слышать подобные комплименты из уст Клариссы было ни с чем несравнимо. Молодой человек невольно улыбнулся, пытаясь скрыть мальчишескую радость за чем-то больше напоминающим гордую, самодовольную ухмылку, словно ничего другого он и не ожидал услышать. Они действительно всегда были красивой парой, но подобные вечерние образы, дорогие платья и строгие костюмы придавали им особый лоск. Возможно, Джейс мог быть предвзятым, когда дело касалось их с Клэри, но здесь он не сомневался: с подобной оценкой не согласится разве что слепой.
На лице девушки вспыхнуло совершенно искреннее удивление, стоило нефилиму заявить, что ей не хватает одной небольшой детали, прежде чем они смогут отправиться в назначенное место. Это милое, неподдельное смятение было чрезвычайно ей к лицу, да и вообще приятно осознавать, что он мог в самом деле удивить Клариссу, заставляя испытывать нерешительность и легкий трепет. Во всяком случае, Джейсу показалось, что примерно это она и испытала, разглядев в его руках небольшой бархатный мешочек. По правде говоря, как и любому мужчине, Уэйланду было непросто представить, как именно работает эта вещица, и что, в теории, будет испытывать Клэри, если ему удастся ее убедить с ним согласиться и попробовать нечто новое и неизведанное. В конце концов, какой интерес в том, чтобы пробовать что-то в первый раз в комфортных, домашних условиях?
Нет, я полностью серьезен, - покачал головой светловолосый, всматриваясь в широко распахнутые, изумрудные глаза. Во всяком случае, Кларисса не выглядела напуганной его предложением. Несколько смущенной и нерешительной – да, но пока не более того. — О, ты настолько не доверяешь себе? Я думал, ты гораздо больше веришь в свое самообладание, выдержку, силу воли… Это я у нас не отличаюсь особым терпением, - играть на самолюбии Клэри было не самой честной тактикой, но они давно уже не играли честно. Сколько Джейс ее помнил, она всегда не любила, когда кто-то ставил под сомнение ее способности, но с момента их пребывания в квартире-портале эта самоуверенность и упрямство поднялись буквально на уровень выше. Возможно, это было побочным эффектом руны темного альянса, ведь и Джонатан был чертовски уверен в себе, не допуская, чтобы кто-то посмел в нем усомниться. А, может, все дело в том, что Кларисса в самом деле чувствовала себя увереннее и сильнее, полностью ощутив не только свои силы в качестве Сумеречного охотника, но и ту власть, которую она имела над противоположным полом, над ним в частности.
И что в этом интересного? Здесь, в нашей спальне?.. – Уэйланд разочарованно вздохнул, окинув комнату скучающим взглядом, явно не разделяя энтузиазма рыжеволосой. Вообще-то эта спальня принадлежала ему, но Джейсу всегда нравилось считать, что она – их общая, и принадлежит в равной степени и Клариссе. Наверное, с точки зрения здравого смысла она и в самом деле была права. Все новое всегда лучше пробовать в проверенных условиях, но азарт и тяга к необычным удовольствиям зачастую затмевали благие порывы. В публичных местах и осознании, что тебе постоянно нужно скрывать то, что ты чувствуешь и не показывать то, чего ты хочешь, было свое очарование. Светловолосый понял это еще тогда, в Нью-Йорке, когда им приходилось скрываться от любых посторонних глаз, свято веря, что они – брат и сестра. Вот это обстоятельство и связанные с ним моральные терзания хотелось бы позабыть, но вот ощущение опасности, страх быть увиденными, адреналин… Порой охотник скучал по чему-то подобному, хотя Клэри редко ему это позволяла. Они уже не раз решались на опрометчивые поступки в людных местах, будь то маскарад, пустынные улицы Рима или самый именитый музей Европы. Так почему бы не добавить еще один пункт в список их безумств?
Неужели тебе самой не интересно? – в свою очередь накрывая ладонь Фрэй своей собственной, мягко поинтересовался Джейс, обжигая проницательным взглядом, словно видя ее насквозь. — Можем расценивать это как небольшое испытание. В конце концов, в любом публичном месте есть уборная, так что ты сможешь прекратить его в любой момент, - продолжил рассуждать Уэйланд, думая про себя, стоит ли подлить масло в огонь ее самолюбия, или пока лучше остановиться на разумных аргументах в поддержку своей маленькой игры, выставляя ее совсем безобидной и почти невинной? — Разумеется, все зависит от твоей силы воли, в которой теперь приходится сомневаться, - не удержался охотник, но дальше продолжать не стал, решив для начала проверить, правильную ли он выбрал стратегию.

+2

6

God damn right, you should be scared of me
Who is in control?

Иногда Клэри и сама не понимала, что на неё находило, и откуда бралась эта внезапная нерешительность? Чаще всего рыжеволосая охотно принимала участие в подобных развлечениях, ничего не смущаясь и ни за что не беспокоясь. Но если задуматься во всех предыдущих ситуациях: что на улице, в Риме, что на маскараде, в Венеции, что в церкви, в Лондоне, - она контролировала ситуацию. Здесь же согласиться на предложение Джейса означало полностью довериться ему, отдать в его руки почти что неограниченную власть над ней, пусть он и не сможет прямо воздействовать на то, что он предлагал. Но Кларисса была почти уверена в том, что Уэйланд не ограничится только этим. Девушка посмотрела на бархатный мешочек, который сейчас был скрыт под их двумя ладонями. Фрэй очень теоретически представляла, что будет испытывать, если согласится на предложение светловолосого, но зато она была уверена в том, что охотник приложит всевозможные усилия, чтобы ей не было просто. Она помнила, как он любил терпкий вкус адреналина не только на собственных губах, но и на её - это началось с тех пор, как вероломный блондин обманом заманил её в библиотеку в Институте Нью-Йорка, и их едва не застукали Мариз и Изабель. Впрочем, в церкви он наоборот переживал за то, что кто-то из прихожан может зайти и увидеть их, занимающихся всякими непотребствами в священном месте. Но судя по всему то было лёгкое помутнение, и сейчас Уэйланд вновь желал ощутить сладкий вкус опасности на губах, ведь выставка - очень людное место, их будут окружать люди. Они будут смотреть не только на картины, но и по сторонам. Этого хотел Джейс?
—Я доверяю себе! - твёрдо заявила Кларисса, но её внутреннее волнение выдавал проступивший на щеках нежный, розовый румянец. — А твоя сила воли в самом деле оставляет желать лучшего. Если ты забыл, я могу напомнить, - самодовольно усмехнулась Фрэй. Но в чём-то светловолосый был, конечно же, прав. Несмотря на уверенность в собственных силах, девушка не до конца знала, что ожидать от этого маленького «испытания»: воображение рисовало множество ярких картинок, но всё это было в теории, на практике всё могло оказаться иначе. А вдруг ей не понравится? Или будет неудобно? Или... трудно?
— После выставки я тебе напомню, что может быть интересного в спальне, - дерзко отозвалась рыжеволосая, почти что оскорбленная до глубины души таким заявлением. Между прочим, они провели здесь немало интересных минут и даже часов, чтобы так отзываться об этом «скучном» месте!
— Мне интересно, но как я уже сказала, мне бы не хотелось отвлекаться, да и пространство там будет несколько ограниченным, это тебе не Лувр, Джейс, - продолжая искать аргументы в защиту своей позиции продолжала Фрэй, но, кажется, светловолосый был настроен очень решительно, продолжая искать самые уязвимые места Клариссы. И ведь находил. Клэри вспыхнула, услышав последние слова, делая крошечный шаг вперёд, оказываясь почти вплотную к Уэйланду.
— Скажи, если я сделаю вот так... - ладонь рыжеволосой опустилась чуть ниже живота, касаясь брючной ткани и ощутимо сжимая пальцы на том, что скрывалось под ней. — И буду постоянно держать здесь руку на протяжении всей выставки, понятно, что это невозможно, но... Ты сможешь сосредоточиться и не отвлекаться? - Кларисса плотнее сжала пальцы, усиливая нажим, чувствуя, как на мгновение напрягся Джейс. — Думаю, что вряд ли, - не без удовольствия отметив, как на секунду Уэйланд перестал дышать, парировала девушка. Для пущего эффекта рыжеволосая выждала ещё некоторое время, прежде чем убрать руку.
— Ладно, - выдохнула нефилим. — Я с трудом представляю, как это работает, и что нужно делать, - нефилим высвободила ладошку из-под руки Джейса и кивнула на зажатый в его руке бархатный мешочек.
— Что я должна делать? Или ты... сам? - разумеется, ей было интересно, что же последует дальше, и какие эмоции она будет при этом испытывать, но показывать свою чрезмерную заинтересованность происходящим, она не собиралась. К тому же порой так сложно было отдавать контроль и власть в чужие руки, когда она к ним так привыкла.
А вот Джейс, кажется, напротив, скучал по ним и сегодняшним вечером вознамерился вернуть не только контроль, но и власть над Тёмной Королевой.

+2

7

Возможно, Клэри и доверяла себе, но явно не настолько, насколько ей бы того хотелось, раз слова охотника смогли задеть ее за живое. Еще пару секунд назад Джейс не до конца был уверен в правильности выбранной стратегии, но сейчас чувствовал, что все же смог подобрать правильную тактику. Самообладание Клариссы порой в самом деле било все рекорды по сравнению с его собственным, не просто так являясь ее гордостью. Разумеется, его сомнения не смогли оставить рыжеволосую равнодушной.
Я не отрицаю, что моя сила воли оставляет желать лучшего, - неожиданно согласился Уэйланд. Как правило, он редко так покорно соглашался с Фрэй на подобные темы, даже полностью понимая, что правда на ее стороне. Уязвленная гордость и мужское самолюбие давали о себе знать чаще, чем хотелось бы. Всякий раз нефилим пытался доказать Клариссе обратное, но до настоящего момента большая часть его попыток были обречены на провал. С другой стороны, это как раз был тот самый случай, когда проигравших, в сущности, не оставалось – они в равной степени наслаждались процессом их своеобразного поединка.
О, я буду ждать с нетерпением, - с хитрой улыбкой отозвался охотник. Кажется, Клэри явно задело, что он назвал их спальню «скучным местом», пускай, и косвенно. Разумеется, Джейс так не считал. Просто публичным мероприятиям было присуще свое уникальное обаяние, если это можно так назвать. Только их атмосфера и ощущение, что кто-то вот-вот может вас застать за тем, за чем застать не должен, добавляло приятные, пряные нотки адреналина, заставляя заиграть и без того сладкие моменты новыми красками. Впрочем, это вовсе не делало их квартиру или спальню скучным местом. Кларисса бы этого не допустила, и Уэйланд, в свою очередь, никогда не сомневался в изобретательности, присущей ее творческой натуре. А так, что касалось самого мероприятия, то Уэйланд даже не думал, что им каким-то образом помешают скромные габариты помещения, если сравнивать с Лувром. Конечно, очарование бывшего королевского дворца мало что заменит, но сегодня антураж был далеко не самым главным.
Клэри не хотела сдаваться, не представив все аргументы. О, он узнавал упрямую и гордую Фрэй, которая не преминула воспользоваться возможностью продемонстрировать наглядно, что она имела ввиду. Ее миниатюрная ладошка весьма недвусмысленно сжала грубую ткань брюк, заставляя очень отчетливо прочувствовать прикосновение ее пальцев. Джейс явно пропустил вздох, а то и пару, невольно затаив дыхание. Видимо, такого эффекта Кларисса и добивалась. Что ж, она была права, сосредоточиться было весьма непросто, а Уэйланд пребывал в подобном состоянии всего лишь пару секунд. С другой стороны, даже сейчас ему с трудом удавалось хотя бы примерно представить, что будет ощущать Клэри, согласившись пойти на эту авантюру. То, что просто ей не будет – это бесспорно, но разве это и не делает это маленькое приключение столь заманчивой и пикантной идеей?
Я бы пытался сосредоточиться… - медленно произнес Джейс, делая глубокий вздох. — Не думаю, что у меня получилось бы не отвлекаться, но в этом что-то есть, не так ли? – спустя пару мгновений продолжил охотник, облегченно выдыхая, стоило рыжеволосой убрать свою ладошку. То ли его последние слова в самом деле показались ей убедительными, то ли не выдержала уязвленная гордость, но Кларисса, кажется, решила согласиться и принять его вызов. В конце концов, Фрэй не меньше его самого любила вкус адреналина и подобные игры, не раз провоцируя охотника на нечто подобное, стоит только вспомнить их пребывание на маскараде. В первые мгновения Уэйланд был в ужасе от перспективы, что все, что отделяет их от внешнего мира – это шторы из плотного бархата, и ничего больше. С другой стороны, демонов и нежить можно мало чем удивить, и все же Джейс был не в восторге от мысли, что у них могут появиться нежеланные свидетели. Не то, чтобы эта мысль в тот вечер надолго задержалась в его голове, отнюдь не мешая получать удовольствие и незабываемые впечатления от всего происходящего.
Ты вообще когда-нибудь читаешь инструкции? – деловито отозвался охотник, едва скрывая победоносную ухмылку, мягко коснувшуюся его губ. Она согласилась, это было главным. Не то, чтобы Уэйланд был поклонником инструкций, часто предпочитая догадываться об использовании той или иной вещи опытным путем, но здесь интерес и любопытство взяли верх.
С видом знающего человека светловолосый аккуратно развязал бархатный мешочек, извлекая небольшие серебристые шарики, связанные друг с другом короткой нитью и имеющие нечто наподобие петли с одного конца. Очевидно, для удобного извлечения.
Для начала они должны быть теплыми и влажными, - с все той же хитрой улыбкой прокомментировал охотник. Джейс сделал еще один шаг, оказываясь почти вплотную к Клариссе, подушечкой большого пальца касаясь ее губ, словно приглашая ее приоткрыть рот. Прикосновение вышло легким, почти невесомым – Уэйланд ни в коем случае не хотел случайно размазать идеальный контур. Казалось бы, всего лишь один простой жест, но он завораживал, заставляя сердце невольно пропустить удар, напоминая о весьма недвусмысленных ассоциациях, но сейчас не о них.

+2

8

Клэри почти не сомневалась в том, что Джейс будет играть грязно. Не просто нечестно, а именно грязно, используя довольно подлые методы воздействия, о которых он был прекрасно осведомлён, хорошая зная рыжеволосую. В их маленьких играх ему в принципе не часто удавалось выходить победителем, что говорить о честной игре? В подобной схватке ему никогда не одержать над ней верх, и он прекрасно знал об этом. А выиграть хотя бы раз (ну хорошо, два) в жизни ему, наверное, очень хотелось. Выдержка и самообладание Фрэй в действительности были предметом её гордости и заслуживали восхищения - это не было просто, отнюдь, но Кларисса умела держать себя в руках, умела доводить начатое до конца в отличие от нетерпеливого Уэйланда. Иными словами она могла бы быть родительской гордостью, если бы на данный момент её волновало их мнение.
— Откуда такая покладистость? - сощурив глаза, отозвалась рыжеволосая. Охотник знал, где нужно и можно схитрить, проявив дипломатию и тем самым усыпив бдительность Клариссы. Не то, чтобы это не работало... Было сложно устоять перед светловолосым, готовым во всём с ней соглашаться. Внутри Тёмной Королевы что-то сладостно мурлыкало в такие моменты, ну как этому сопротивляться? Это было сложно даже несмотря на то, что она понимала, к чему Уэйланд ведёт.
— Попытался сосредоточиться? Серьёзно? - хмыкнула Клэри, представляю, с каким оглушительным свистом и треском провалилась бы эта попытка. — Я, конечно, люблю челленджи, но по-прежнему считаю это не лучшей затеей, учти, - капризно надув губы, продолжала Фрэй.
— Зачем, если их читаешь ты? - удивлённо вскинула брови рыжеволосая, пытаясь скрыть удивление другого рода. Она по-прежнему не ожидала, что охотника так скоро заинтересует купленная ими игрушка, да ещё на Рождественской арт-вечеринке. Воистину неисповедимы пути утех и развлечений, и подобная выходка Джейса была последним, что Фрэй могла предсказать заранее. Нефилим скорее склонялась к варианту, что Уэйланд либо вовсе забудет об их покупке, либо вспомнит о ней в один из тихих вечеров, когда они будут дома. Не угадала, Фрэй, ох, как не угадала.
Светловолосый приблизился к ней, и Кларисса невольно скользнула взглядом по серебристым шарикам, зажатым в его руке. Внутри всё сладко замерло, а после заныло, будто бы предвкушая новые и неизведанные до настоящего момента грани удовольствия. И всё же наравне с этими эмоциями, присутствовали и другие - например, волнение и толика неуверенности. Клэри любила новые вещи, места, эмоции - но происходящее казалось выходом на новый уровень. Уэйланд заранее обозначил её путь к отступлению: если она того пожелает, то сможет зайти в уборную. Но отчего-то рыжеволосая сомневалась, что всё будет так просто. Впрочем, нет, она даже не сомневалась, а была уверена, что Джейс превратит сегодняшний вечер в мучительно-приятную, горько-сладкую пытку, и будь она проклята, если она не выйдет из неё победителем.
Охотник осторожно коснулся её нижней губы, и девушка инстинктивно приоткрыла рот, наблюдая за тем, как губы Джейса растягиваются в улыбке, а сам он перестаёт дышать. Она знала, о чём он думал, но вопреки ожиданиям, его замешательство продлилось недолго - он приблизился к ней совсем вплотную, что она могла чувствовать его горячее дыхание на своём лице, и осторожно поднёс шарики к её рту. Разве у неё был выбор? Кларисса неспешно обхватила губами один шарик, несколько секунд покатав его во рту и пройдясь языком по всей поверхности. Металл был прохладным, но постепенно становился всё теплее и теплее. После она проделала тоже самое со вторым шариком, и спустя некоторое время чуть отстранилась.
— Этого достаточно, мистер-я-всегда-читаю-инструкции? - ухмыльнулась рыжеволосая, потянувшись к краям платья и приподнимая его вверх. Её тонкие пальцы скользнули за границы белья, намереваясь стянуть его вниз - в противном случае это помешает тому, что собирался сделать Джейс. — Наверное, мне лучше развернуться? - неуверенно начала Клэри. Это было бы логичнее, и удобнее, пожалуй, но кто знает, чего хочет Уэйланд? Похоже, сегодня он собирался делать всё так, как хочет он сам.

+2

9

Что бы там Клэри ни говорила про не самую лучшую идею, Джейс не отступал от своего: она по-прежнему казалась ему весьма интересной и по-своему пикантной, учитывая обстоятельства, в которых они собирались ее реализовать. Она также могла сколько угодно подтрунивать над его покладистостью – светловолосый и не пытался отрицать, что подобное поведение свойственно ему лишь в исключительных случаях, как и большинству мужчин с мало-мальски схожим характером. Либо он что-то задумал и желает усыпить бдительность Фрэй, либо подобная уступчивость – необходимая мера на пути к чему-то большему.
Иногда я бываю покладистым, откуда такая подозрительность? – с улыбкой ответил охотник, делая вид, что понятия не имеет, о чем говорит Кларисса. Более того, все это недоверие оскорбляет его чуть ли не до глубины души, хотя, разумеется, она была права. Уэйланд редко вел себя подобным образом без веской на то причины.
Как тебе может быть неинтересно читать инструкции? – с искренним удивлением воскликнул нефилим. В отличие от Клэри, он плохо знал все эти новомодные устройства и изобретения, которыми постоянно пользовались примитивные. Что бы там ни говорили некоторые представители старшего поколения, в большинстве своем, гаджеты в самом деле облегчали жизнь. Разумеется, если не знаешь, как обращаться с тем или иным предметом, всегда можно попросить совета у того, кто знает, но зачастую Уэйланд был слишком горд, чтобы просить чьей-то помощи. Он предпочитал читать длинные и нудные инструкции, методично разбираясь, как и что работает, не жалея на это времени и сил. Что касалось этих диковинных шариков, то инструкция к ним и в самом деле показалась вполне увлекательной. У охотника до сих пор не до конца укладывалось в голове, как они могут находиться внутри человеческого тела, доставляя определенные положительные ощущения. Неужели Клариссе было неинтересно попробовать? Пока он не чувствовал от нее такого же энтузиазма, но был уверен, что это лишь временно. Может быть, ей было немного страшно? Джейс мог ручаться, что и сам не испытывал бы некоего предубеждения, случись ему оказаться на ее месте, но это было попросту невозможно.
Как бы там ни было, Клэри послушно последовала его совету, погружая первый серебристый шарик в рот, а затем проделав то же самое и со вторым. Уже само по себе это зрелище можно назвать весьма пикантным – Джейс с упоением следил, как нежные губы мягко обхватывают серебристую поверхность, согревая в тесном, влажном плену. Не удержавшись от глубоко вздоха, светловолосый медленно протянул ладонь, принимая шарики обратно. Теперь они и в самом деле казались теплыми и чуть влажными наощупь. Если верить инструкции, так и должно быть…
Полагаю, что да, - ухмыльнувшись, подтвердил Уэйланд. — Лучше развернись, - согласился охотник, мягко подтолкнув Клэри к противоположной стенке, прежде, чем она успела справиться с нижним бельем. Совершенно необязательно его снимать, он мог справиться и так. Мягко проехавшись ладонью вдоль позвоночника, нефилим более настойчиво коснулся ее поясницы, призывая девушку слегка выгнуть спину. Откинув расклешенную юбку, Джейс потянулся к краешку нижнего белья, аккуратно отодвигая в сторону тонкую ткань. Наверное, можно было все сделать прямо сейчас, но почему-то ему показалось, что будет куда приятнее, если она будет к этому готова. Его пальцы осторожно коснулись ее там, медленно погружаясь в знакомый, обволакивающий жар ее тела. Их движения были неспешными, порой даже слишком, даря томные, нежные ласки.
Не шевелись, - тихо произнес Уэйланд, едва усиливая темп, чувствуя, как ее тело постепенно начинает напрягаться, отзываясь на привычные, приятные прикосновения. Наверное, это и был тот самый момент? Медленно отстранившись, Уэйланд взял серебристые шарики, которые до этого момента продолжал бережно согревать в свободной руке, медленно помещая их в положенное для них место. Легкое возбуждение должно помочь их принять… Во всяком случае, это казалось логичным.
Ну как? Что ты чувствуешь? – помогая Клариссе выпрямиться, тут же живо поинтересовался охотник, расправляя складки ее алой юбки.

+2

10

Клэри закатила глаза, одаривая Джейса весьма красноречивым взглядом.
— Я тебя умоляю, ты никогда ничего не делаешь просто так, и уж точно не становишься покладистым без причины, - уверенно заявила рыжеволосая, прекрасно зная, о чём она говорит. Отрицать было бессмысленно, и судя по нагловатой улыбке Уэйланда, он придерживался такого же мнения. Они, конечно, могли бы поспорить и об этом, но это могло затянуться, и они обязательно опоздали бы на выставку.
— Ммм, даже не знаю, что тебе на это ответить, - хихикнув, отозвалась Клэри. В самом деле ей самой было не так сложно разобраться с большинством штуковин, с которыми приходилось иметь дело и к которым прилагалась инструкция. Вот от инструкций к каким-то приспособлениям Сумеречных охотников она бы не отказалась, в особенности поначалу, но их просто не было и до всего приходилось доходить своим умом. А всё, что касалось штучек примитивных, было довольно простым и назатейливым, да и к тому же Клэри с трудом представляла, что можно написать в инструкции по использованию интимных шариков? Процесс введения и предварительную подготовку разве что? Вряд ли бы там описывались ощущения, хотя вот здесь от некоторого инструктажа, пусть и теоретического, Фрэй точно бы не отказалась.
Кларисса едва удержалась от того, чтобы не ухмыльнуться, видя, как загорелись янтарные глаза, стоило серебристым шарикам коснуться её губ. Впрочем, их маленькая игра на сегодня только начиналась, и рыжеволосая не намеревалась делать из этого маленького жеста целое событие.
Девушка охнула, получив мягкий толчок, стоило ей развернуться к Уэйланду спиной. Джейс времени зря не терял, надавив ладонью на поясницу Фрэй, и рыжеволосой ничего не оставалось, как упереться рукой в колено, прогибая спину. Что должно было последовать дальше, было несложно догадаться, и Кларисса инстинктивно затаила дыхание. Какого же было её удивление, когда вместо гладкого металла, она почувствовала жаркое прикосновение пальцев.
— Джейс, что ты делаешь... - прошептала Фрэй, прикусив нижнюю губу и стараясь заглушить все рвущиеся наружу звуки. Стоять без опоры и при этом не шевелиться было не так-то просто. Клэри уже чувствовала, какими напряжёнными становятся мышцы в ногах, на которые пришлось перенести вес всего тела. А ещё эти каблуки!..
Нефилим уже было собиралась возмутиться и напомнить Уэйланду, что вообще-то они могут опоздать, как он остановился и спустя несколько секунд прикосновение пальцев сменилось на мягкое, чуть теплое прикосновение гладкого, отполированного металла. Кларисса с шумом втянула воздух, когда Джейс мягко протолкнул шарики вперёд и помог ей самой выпрямиться.
— Ммм, ну я их чувствую, но, кажется, больше ничего, - задумчиво отозвалась девушка. Она только сейчас поняла, что по-прежнему сжимает в правой руке стило, которым собиралась нарисовать руну портала, пока охотник беспардонно не отвлёк её. Ей нужно чуть больше пространства... Для этого нужно было отступить на пару шагов и наметить точку для руны. Фрэй сделала несколько уверенных шагов в сторону и... почувствовала. Шарики внутри неё пришли в движение, и от неожиданности Клэри не сумела сдержать шумный, рваный вздох, едва не выронив стило. Возможно, это с непривычки, и со временем тело приспособится к движению шариков?
Клэри увереннее обхватила стило, начав чертить руну. Она думала о том самом месте, где проходила выставка: их интересовал небольшой холл на первом этаже, подальше от гардеробной и центрального входа, через который заходили люди. Именно туда они и должны были попасть. Светящаяся, рассыпающаяся на множество золотых искр воронка портала манила к себе. Кларисса быстро  заправила стило в перевезь на бедре, не забыв оправить юбку и, взяв Джейса за руку, шагнула в портал.
И снова это странное ощущение внутри... Она не просто чувствовала шарики, она чувствовала их. Любое, даже самое крошечное движение, приводило в движение и их. Непроизвольно Клэри сжала руку Джейса чуть сильнее, чем должна была, но тело после путешествия через портал сковало моментальным напряжением, и даже когда её ноги коснулись пола, она чувствовала, как её совсем слегка пошатывает.
— Ну, вот мы и на месте, - хрипловато отозвалась Фрэй, пытаясь привыкнуть к новым ощущениям. Она огляделась по сторонам - лифты, ведущие на шестой этаж, где проходила выставка, должны были быть где-то здесь.
— О, нам туда, - Кларисса потянула светловолосого в сторону серебристых дверей. Цифры на сенсорной панели показывали второй этаж, а, значит, лифт вот-вот должен был приехать и отвезти их наверх.

+1

11

Трудно было представить, что чувствовала Кларисса, выпрямляясь в полный рост. Ощущались ли эти диковинные шарики как инородное тело, или она почти не чувствовала их вес? Джейсу было даже не представить хотя бы примерно, что можно испытывать в подобной ситуации. Судя по словам рыжеволосой, первое впечатление оказалось не таким уж сильным. Охотник даже почувствовал толику легкого разочарования, втайне надеясь на нечто большее и куда более интригующее, чем такой простой ответ.
Вот видишь, а ты переживала, - улыбнулся светловолосый, наблюдая, как Кларисса принялась за портал, решив не терять время понапрасну. От внимания Уэйланда не укрылась, с какой силой она сжимала стило, пускай, это и не бросалась в глаза так очевидно. Обычно Фрэй держала его в руках как кисть или карандаш, легко водя им в воздухе или по какой бы то ни было поверхности, оставляя воздушные, невесомые росчерки, но сейчас стило словно служило некоей точкой опоры. Более того, когда Клэри сделала пару осторожных шагов, она чуть не выронила его, едва сдержав шумный вздох. Видимо, шарики производили куда больший эффект, что могло показаться в первые секунды знакомства с ними. С другой стороны, возможно, это всего лишь разыгравшееся воображение? Нет, маловероятно, Джейс верил тому, что видел, как бы Кларисса ни пыталась сконцентрироваться на поставленной задаче, делая вид, что все в порядке. Впрочем, надо отдать ей должное: руна портала вышла ровной и идеальной, как и всегда. Воздух подернулся дымкой, превращаясь в невидимый водоворот, больше напоминающий странного вида воронку. Когда-то Уэйланд терял дар речи, видя, на что способна Клэри, но, казалось бы, со временем он должен был к этому привыкнуть, и все же не получалось. Да, наверное, нефилим уже не испытывал былого удивления, но восхищение никуда не ушло. Иногда казалось, что рыжеволосая и сама не до конца представляет, какой удивительной силой она обладает, и на что она способна.
Приняв ее руку, Джейс сделал шаг вперед, исчезая в портале. Как правило, подобное путешествие занимало от силы несколько секунд, но ощущения были ни с чем несравнимы. Люди, которые считают, что их укачивает в транспорте, просто не знают, что бывают еще и порталы, где внутренности почти в прямом смысле слова так и норовят вывернуться наизнанку. Уэйланд уже привык к этим ощущениям, да и на вестибулярный аппарат никогда не жаловался, но вот Клэри это крохотное путешествие, должно быть, в этот раз явно далось тяжелее обычного. Он чувствовал, как ее тонкие пальцы что есть силы сжали его ладонь, словно она боялась потеряться в разноцветном вихре, но охотник знал – дело было вовсе не в страхе.
Стоило им ступить на твердый пол, Кларисса слегка пошатнулась, с явным усилием удерживая равновесие.
Все в порядке? – заботливо поинтересовался Джейс, едва сдерживая хитрую ухмылку. Судя по всему, Клэри не просто чувствовала присутствие тех серебристых шариков – она чувствовала их действие. Проблемы с равновесием, хрипловатый голос – все указывало на одно, как бы она ни пыталась выглядеть, как ни в чем ни бывало.
Между тем молодые люди оказались в небольшом пространстве, напоминающем холл. Холлом в привычном понимании слова это место язык не поворачивался назвать: кажется, парадный вход был с другой стороны, как и все роскошное убранство, присущее большинству домов в центре Парижа. Учитывая портал, появиться там, среди толпы людей, было бы весьма проблематично. Кларисса тут же заметила лифты, намереваясь быстро и с комфортом добраться до нужного им этажа, но похоже у Уэйланда уже появился совершенно иной план развития событий. Нет, ему не хотелось мучить Клэри, и он бы никогда не стал делать то, что причинило бы ей самый настоящий дискомфорт, но, кажется, вся суть этой маленькой игры как раз и была в проверке своей силы воли и выдержки, разве нет? Стало быть, небольшая прогулка просто не может навредить. Напротив, Фрэй в полной мере осознает, что чувствует, когда ее тело находится в активной фазе, постоянно приводя диковинные шарики в движение.
Лифт слишком долго ждать, пойдем по лестнице, - надо сказать, что это не прозвучало как предложение. Разумеется, они не опаздывали, и вполне могли потратить лишние пять минут на ожидание лифта, но суть была не в этом.
Джейс решительно обхватил ладонь Клэри, безапелляционно утягивая ее следом за собой. Надеяться на ее покорное повиновение не приходилось, и точно: шаг, другой, и Кларисса явно начинала упираться, всем своим видом показывая, что такой план ей не по душе. Уэйланд был сильнее, но причинять ей боль, с силой сжимая руку и буквально таща за собой, не хотелось.
Я могу перекинуть тебя через плечо и просто понести по лестнице, - предложил охотник. Между прочим, он не шутил. Его мало волновало, что подумают окружающие, и, если они так смущают рыжеволосую, всегда можно нарисовать руну невидимости.

+2

12

Вечер только-только начинался, а Кларисса уже была взвинчена. Нельзя сказать, что за те несколько минут, что она участвовала в их маленькой, импровизированной игре с серебряными шариками, она уже успела достигнуть точки кипения, нет, - но уверенности в себе явно поубавилось. Каждый шаг выбивал Фрэй из равновесия, заставляя на секунду окунуться в водоворот необычных и крайне ярких ощущений. Каждый следующий шаг не был похож на другой, как будто шарики меняли траекторию движения. Но как это было возможно, учитывая весьма скромные для этого возможности? Рыжеволосая не знала, но сделав несколько шагов - вначале до портала, а после и до лифтов, она поняла, что ей уже было трудно дышать, а красное платье кажется невыносимо тесным.
Джейс наоборот наслаждался происходящим - улыбался, с заботой вглядываясь в лицо Клэри. Фрэй уже поняла, что выдала себя, с силой вцепившись в его ладонь, будто боясь упасть. Наверняка, Уэйланд прибавил себе очко, а вот с её счёта одно отминусовал. Ну ничего...
В ответ на вопрос охотника Кларисса лишь кивнула, улыбаясь. Ей просто нужно было привыкнуть к этим ощущениям, дальше будет проще, наверняка проще, по-другому не могло быть, ведь тело в любом случае ко всему привыкает, адаптируется, это законы природы, в конце концов. Примерно так и успокаивала себя рыжеволосая, припоминая рекламную брошюру о данной выставке, где перечислялись имена всех художников, которых им предстояло сегодня увидеть. Пусть и немного, но это помогло отвлечься и расслабиться, но ровно до того момента, как светловолосый возразил на её слова касательно лифта.
— Прости? - непонимающе отозвалась Фрэй, но Уэйланд весьма настойчиво потянул её в противоположную лифтам сторону - туда, где была лестница. Кларисса на секунду представила, как она поднимается на высоких каблуках на шестой этаж. Впрочем, каблуки во всём этом были не самым страшным. Инстинктивно девушка упёрлась: сильнее сжала ладонь, пытаясь заставить Джейса остановиться, передумать, сжалиться в конце концов, но... Королева не умоляет. Она знала, что он задумал, и понимала, чего он добивался и к чему вёл. В кои-то веки Уэйланду удалось полностью завладеть ситуацией и подчинить Клэри своей игре, разве он мог упустить такую возможность и не воспользоваться своей властью в полной мере? Они были в общественном месте, у них были приглашения на одну из самых роскошных европейских выставок. А ещё Клэри не любила проигрывать, уступать или хоть как-нибудь сдаваться. Она была поразительно, до зубовного скрежета, упрямой, и выражение «лучше костьми ляжет, чем...» - это было всегда про неё.
— Кто тебе ещё позволит перекинуть меня через плечо, - хмыкнула Фрэй, смерив молодого человека упрямым взглядом. Преимуществом туфель на высоком каблуке было то, что их с Джейсом глаза были почти на одном уровне, и это давало Клэри полное право гордо вздёргивать подбородок и нос, продолжая упрямиться. Чем, собственно, она и собиралась сейчас заняться.
— Сама дойду, не отставай, - достаточно резко вырвав ладонь из хватки Джейса, отозвалась рыжеволосая и направилась к лестнице. От быстрых шагов шарики пришли в неистовое движение, и девушке пришлось прикусить изнутри щёку, чтобы сдержать шумные вдохи. Обычно поднимаясь вверх, Кларисса редко держалась за перила - страх высоты работал только вниз, там Фрэй готова была вцепиться в перила обеими руками. Обычно даже каблуки не были помехой - сказывалась определённая физическая подготовка, но сейчас всё было иначе. Нефилим чувствовала слабость в коленях и медленно разрастающийся, огненный шар внизу живота. Её ладонь осторожно легла на отполированные перила, и нога опустилась на первую ступеньку. Говорят, что труден лишь первый шаг. Клэри даже не позволила себе вздохнуть или обернуться на Джейса. Он хочет поиграть? Что ж, они поиграют.
Первый шаг, второй, третий... Десятый. Вихрь из головокружительных эмоций готов был унести Фрэй далеко-далеко, стоило ей на мгновение отвлечься. Кларисса принялась считать шаги, настойчиво игнорируя серебристые шарики внутри. Если бы её попросили описать эти ощущения, вряд ли бы она смогла сказать что-то внятное. Это было ярко, остро, мучительно, мучительно-приятно, напоминая сладкую пытку. Как правило, нечто подобное девушка испытывала, когда светловолосый касался её, пусть даже легко и ненавязчиво, сейчас же он был на расстоянии вытянутой руки, не дотрагивался до неё и даже не целовал, и при этом её тело изнывало и сходило с ума.
Пальцы крепче обхватили перила, внезапно показавшиеся очень скользкими, хотя, конечно же, это было не так. Кажется, они преодолели три или четыре этажа - в какой-то момент Клэри сбилась со счёта, чувствуя лёгкое головокружение и дрожь в кончиках пальцев. Она боялась повернуть голову в сторону, ища табличку с указанием этажа, или посмотреть на Джейса, или вздохнуть.
Она старалась дышать через нос, в надежде успокоить сердечный ритм, и чуть было не оступилась на одной из ступенек.

+2

13

Не то, чтобы я спрашивал разрешения, - усмехнулся Джейс. Если он захочет перекинуть Клэри через плечо, будет интересно посмотреть, как она попытается ему помешать. Конечно, она может попытаться применить силу или повысить голос, но неужели она хочет устраивать сцену прямо здесь? Не говоря о том, что если в ее планы входило бы и в самом деле применить силу, то это заставит ее двигаться куда интенсивнее, чем от нее того требовал подъем по ступеням, что непременно скажется на ее состоянии. Так что, в любом случае Уэйланду было бы интересно за этим понаблюдать, но сейчас все ограничилось лишь словами. Как и всегда, Кларисса горела желанием отстоять свою позицию и показать свою независимость, что поспешила продемонстрировать и на деле, строго сказав охотнику от нее не отставать. Светловолосый лишь усмехнулся, намеренно замедляя шаг, чтобы идти фактически вровень с Фрэй. Благодаря их разнице в росте светловолосому никогда не составляло труда ее догнать, а уж сейчас, когда Клэри шла на высоких каблуках, осторожно делая каждый шаг – тем более. Кларисса явно не хотела показывать, насколько она не в восторге от подобного подъема, даже обернувшись через плечо, награждая своего спутника дерзким, самоуверенным взглядом. Во всяком случае, именно таким он показался охотнику, но и тяжелый вздох, невольно сорвавшийся с ее губ, тоже не укрылся от его внимания, тут же вызываю легкую улыбку.
То, что подъем давался Клэри непросто, было видно почти с первых ее шагов, но ей хватало силы воли не останавливаться, продолжая свой путь. Даже странно, почему многие считают упрямство отрицательной чертой? Зачастую именно оно заставляет двигаться дальше, подгоняемое желанием кому-то что-то доказать. Иногда Уэйланда раздражали эти качества, но чаще они его восхищали. Вот как сейчас, например. Он правда восхищался силой воли Клариссы, и если их упрямство было почти равноценно, то до ее силы воли ему было далеко.
Так они преодолели четыре этажа, пока Фрэй наконец-то не остановилась, вынужденно переводя дух. Джейс едва ли запыхался. Он не выглядел уставшим, никакой одышки и вообще каких бы то ни было признаков, выдающих, что ему пришлось быстрым шагом подняться на четвертый этаж без передышки. Если бы не определенные обстоятельства, Клэри бы тоже выглядела примерно также, но сейчас… Ее грудь быстро вздымалась и опускалась, вторя хаотичным, частым вздохам. На щеках появился легкий, розоватый румянец, насколько Уэйланд мог видеть, рассматривая ее со спины. Она не стремилась развернуться к нему лицом, но это не проблема. Охотник тут же обошел ее, протягивая руку и увлекая на небольшую площадку между этажами, чтобы сделать небольшую паузу. Вокруг не было ни души – все нормальные люди наверняка предпочли подниматься на лифте.
Ты дрожишь, - констатировал нефилим, чувствуя мелкую дрожь в кончиках ее пальцев. Теперь он мог рассмотреть и глаза Фрэй – они блестели лихорадочными искорками, выдавая подступающее возбуждение. Уэйланд сдержал удовлетворенную улыбку, вместо этого неожиданно галантно поднеся ладошку рыжеволосой к своим губам, запечатлев на каждом из ее пальчиков целомудренный поцелуй. И все бы ничего, но когда очередь дошла до мизинца, Джейс дал волю зубам, едва ощутимо прикусывая его, прежде чем отпустить. — Прости, - с притворно виноватым видом произнес он, выпуская ее ладошку, словно все получилось по наитию, без какого-то злого умысла. Впрочем, именно «злого» умысла здесь и не было, но то, что охотник вел так себя умышленно, полностью осознавая свои действия – это да.
Можем немного передохнуть, и пойдем дальше. Осталась пара этажей, - сообщил светловолосый, оглядываясь по сторонам, проверяя табличку с номером этажа. Он не ошибся, они в самом деле находились на четвертом этаже.
Раздался легкий стук, нарушивший ставшей привычной тишину. Джейс встрепенулся, опуская взгляд вниз, тут же заметив на полу одну из своих запонок. Видимо, отвлекшись на Клариссу, появившуюся в дверном проеме его комнаты, он забыл ее плотно застегнуть.
Что бы там ни подумала Клэри, это не было частью его плана, зато то, что последовало дальше – очень даже. Уэйланд опустился на корточки, чтобы поднять запонку, и это действие должно было занять у него от силы пару секунд, но не тут-то было. Он в самом деле поднял запонку с пола, свободной рукой мягко касаясь ноги Фрэй, быстро перебираясь на внутреннюю сторону, продолжая путь вверх. Он не сделал ничего такого, но и остановиться следовало гораздо раньше, где начинался подол юбки. Разумеется, Джейс последовал дальше, позволяя своим пальцам задержаться там, где кожа становилась еще мягче и нежнее – на внутренней стороне бедра. Учитывая его положение, дальше следовать было попросту неудобно, и Уэйланд решил подняться, делая это медленно и грациозно. По мере того, как он выпрямлялся во весь рост, его рука непроизвольно скользила выше, чуть приподнимая пышную алую юбку. Конечно, светловолосый не питал иллюзий, что Клэри не заставит его отстраниться уже в следующие пару секунд, резко убирая его ладонь, но… Игра всегда стоила свеч.

+2

14

Самоуверенность Джейса порой раздражала сильнее обычного. Конечно, Фрэй не горела желанием устраивать публичную ссору, пусть и в этой части здания было не так-то много людей. Но учитывая высокие потолки и определённую архитектуру здания, акустика здесь была неплохой, а, значит, без особых усилий их препирательства могут услышать все собравшиеся. Кларисса намеревалась провести этот вечер приятно и с пользой, насладиться искусством и единением с прекрасным, неужели она в самом деле захочет начать его со скандала?
— Не думаю, что ты захочешь проверять то, что последовало бы за этим, - не удержавшись, парировала рыжеволосая, одарив Уэйланда дерзким и самоуверенным взглядом. Пусть всё это давалось ей непросто, заставляя крепче держаться за собственное самообладание, нефилим пока что не успела растерять всю уверенность до конца. Да, она таяла с каждым шагом по лестнице, и всё же её запас был не таким уж и маленьким. Их игра будет долгой и томной, и будь она проклята, если Джейсу в конечном итоге всё сойдёт с рук.
Пока девушка осторожно ступала по лестнице, светловолосый, совершенно не напрягаясь, шёл чуть позади неё: то ли любовался видом, открывавшимся со спины - изящный вырез красного платья обнажал ровно столько кожи, сколько было необходимо, чтобы воображение разыгралось не на шутку; то ли же тем самым подтрунивал над Фрэй. Обычно Клэри не раздражалась от того, когда кто-то дышал ей в затылок, и это не могло её отвлечь, но сейчас даже это выводило девушку от себя. Уэйланд шёл близко к ней, она чувствовала это практически кожей, и, хотя они ни разу не столкнулись и не соприкоснулись за время подъёма до четвёртого этажа, Кларисса уже была готова обвинить Уэйланда во всех смертных грехах. В том числе и в том, что она оступилась на последней ступеньке лестничного пролёта. Конечно, кто ещё мог быть в этом виноват?
Охотник же времени даром не терял и, обойдя свою спутницу и взяв её за руку, тут же увлёк её на небольшую, ровную площадку, где Фрэй могла передохнуть. Неприятно было это признавать, но несчастные четыре этажа дались ей с трудом. Стоило им остановиться, как Клэри буквально ощутила, как серебристые шарики столкнулись друг о друга, сорвав с губ девушки шумный выдох.
Неужели так будет весь вечер? И Джейс совершенно не помогал. Прикосновения его мягких губ к её пальчикам были нежными и приятными, даже невинными, но даже подобные прикосновения распаляли Клариссу всё сильнее. А стоило ему укусить девушку за мизинец, как тёмные ресницы непроизвольно дрогнули, на секунду опускаясь вниз.
И всё бы ничего, но рыжеволосая тоже услышала этот звук - маленькая, позолоченная запонка стукнулась о мраморный пол. Нефилим опустила взгляд вниз, наблюдая за тем, как Уэйланд опускается на корточки, чтобы поднять её. Предполагалось, что в следующую секунду их глаза снова встретятся, но....
Светловолосый коснулся ладонью её ноги, медленно и плавно скользя выше. Фрэй практически сразу закрутило в водовороте эмоций, и тело живо откликнулось на этот пикантный жест. Джейс знал, что делал, знал, где кожа на теле Клэри была особенно нежной, тонкой, покрываясь колючими мурашками даже от таких лёгких прикосновений.
Кларисса и сама не понимала, как и почему так быстро сдалась на волю Джейса, чуть подавшись вперёд. Из транса её не вывело ни шуршание юбки, ни тот факт, что ладонь охотника оказалась непозволительно далеко под платьем и уже пересекла кружевную границу чулок.
Раздался громкий смех, голоса. Клэри распахнула глаза, которые до этого момента держала закрытыми, и инстинктивно оттолкнула Джейса, и сама отпрянула назад, оправляя юбку.
Она тяжело дышала, но одного взгляда на самодовольного Джейса было достаточно, чтобы немного прийти в себя. От комментариев о наглости и вероломстве блондина её удержала лишь вывалившаяся, кажется, с пятого этажа группа людей, которая стала спускаться вниз.
Воспользовавшись замешательством охотника, Кларисса буквально рванула вверх, решив, что преодолеть оставшиеся два этажа нужно как можно скорее, чтобы покончить с этой пыткой. Она ловко обошла группу людей и снова взялась за перила, быстро переставляя ноги по ступеням и стараясь игнорировать движение серебристых шариков. От быстрых шагов они сталкивались друг с другом ещё более интенсивно и резко, что Фрэй пришлось прикусить губу.
Пятый этаж... Ещё один лестничный пролёт. Оставалось от силы ступеней десять до нужного этажа, и Кларисса решила не медлить. Девять ступеней, восемь... Три... Одна...
Рыжеволосая вступила на площадку перед дверью и прислонилась плечом к стене. Внутри всё горело и вибрировало так, будто девушка была на грани.
Интересно, а если этажей было бы семь или восемь, она бы через неё переступила? Через эту невидимую грань? Неужели так бывает?

+2

15

Их вечер еще даже не успел толком начаться, а Клэри уже находилась на пределе своих возможностей. Впрочем, вероятно, Джейс преувеличивал, где-то в глубине души прекрасно осознавая, что сила воли Фрэй еще проявит себя, и игра не закончится, едва успев начаться. И все же, определенные признаки, выдающие рыжеволосую с головой, было буквально налицо. Самообладание уже начинало трещать по швам, что читалось в каждом рваном вздохе, розоватом румянце на некогда бледных щеках, горящему взгляду. Кларисса держалась изо всех сил, но с каждой минутой это давалось ей все с большим трудом. Как легко она потерялась в своих ощущениях, стоило светловолосому всего лишь невесомо дотронуться до ее кожи одними кончиками пальцев, между делом позволяя скользнуть им гораздо выше, чем позволяли все мыслимые приличия в предполагаемом людном месте. Уэйланд не собирался переходить к каким бы то ни было решительным действиям здесь и сейчас, для этого еще будет время, да и найдется более подходящее место. К тому же, и таких простых манипуляций вполне хватило, чтобы хотя бы на пару секунд выбить рыжеволосую из столь шаткого равновесия.
Джейс с удовлетворением поймал очередной тихий вздох, сорвавшийся с приоткрытых губ, когда его пальцы нагло и бесцеремонно преодолели кружевную кромку тонких чулок. В какой-то мере им обоим повезло, что момент был «испорчен» появлением на лестнице непрошенной шумной компании. Уэйланд быстро терял контроль, поддаваясь подобным искушениям, и кто знает, насколько далеко он мог бы зайти здесь и сейчас? Разумеется, на что-то вероломное у них просто не было времени, но учитывая, что они по-прежнему находились в публичном месте, то, что вытворял охотник, вполне можно считать таковым.
Звук голосов тут же вывел Клариссу из сладко забытья, заставляя встрепенуться и тут же оттолкнуть от себя Уэйланда. Поддавшись моменту, он едва не потерял равновесие, но все же сумел удержаться, уже спустя мгновенье грациозно выпрямившись во весь рост, смерив рыжеволосую самодовольным взглядом. Наверное, будь они тут одни, вряд ли бы эта безмолвная вольность сошла ему с рук, но пока они были в обществе других людей, Клэри сдержалась. Видимо, решив больше не искушать судьбу, она решила продолжить путь на шестой этаже, в этот раз едва ли не перейдя на бег. Если обычный, размеренный шаг доставлял столько интересных ощущений, что уже на четвертом этаже Кларисса оказалась в таком состоянии, то что же она испытывала сейчас, пробежав небольшой марафон?
Джейс шел за ней следом, стараясь не отставать. Не то, чтобы ему было тяжело придерживаться подобного темпа, напротив, ему пришлось выбрать нечто среднее между легким бегом и быстрым шагом, чтобы на отстать от Фрэй, но и не налететь на нее ненароком, если в какой-то момент она решит остановиться и перевести дух. Впрочем, этого не произошло. Как и всегда, Клэри была полна упрямства и решительности довести начатое дело до конца, смело преодолев оставшиеся ступеньки, очутившись на площадке шестого этажа. Судя по ее внешнему виду и тому, как она тут же прислонилась плечом к стене, подъем дался ей так тяжело, как Уэйланд и предполагал. Это как минимум.
Я же говорил, что подниматься на лифте – это скучно, - хотя, именно в такой формулировке Джейс ничего не говорил, но его навязчивое желание подняться по лестнице подразумевало как раз то самое «веселье», которое испытывала Фрэй. В конце концов, какой смысл в этом маленьком испытании, если избегать любых трудностей и передвигаться с грацией и осторожностью?
Пойдем, не будем терять время, - с невинным видом предложил охотник, взяв Клэри за руку. Ее пальцы по-прежнему дрожали, выдавая пульсирующее напряжение, стянувшееся в тугой клубок где-то внизу живота, наверняка больше напоминая опаляющий, огненный шар. На миг Джейса и самого бросило в жар: уж слишком яркими и красочными были все эти образы, тут же навевая воспоминания о тех ощущениях, когда Кларисса была такой – жадной и ненасытной до него, а их близость становилась сродни невыносимой потребности.
Прежде чем открыть дверь, Уэйланд разжал пальцы, отпуская ладошку Клэри, приобнимая ее за талию, но мнимое объятие продлилось недолго. Его рука опустилась ниже, пару раз едва ощутимо хлопнув рыжеволосую по пояснице, наверняка заставляя серебристые шарики слегка подпрыгнуть, перекатываясь и меняя свое положение. Впрочем, прежде чем Фрэй успела что-либо сказать или сделать, Джейс уже открыл дверь, делая уверенный шаг внутрь галереи.

+2

16

Спустя несколько мгновений после того, как Клэри остановилась, рядом с ней появился и Джейс, самодовольно улыбаясь. Кажется, его настроение улучшалось с каждой секундой, а удовольствие, которое он испытывал, наблюдая за мучениями рыжеволосой, росло в геометрической прогрессии. Девушка едва ли могла усмирить сбившееся дыхание, в то время как Уэйланд выглядел спокойным и умиротворённым - что ему подъем на шестой этаж? Сущие пустяки.
А вот Клэри, дыша через нос, едва не распрощалась с последними остатками самообладания. Несколько мгновений нефилим старалась не шевелиться и дышать как можно размереннее, чтобы и шарики внутри неё, наконец, остановились и перестали сталкиваться. Переход за невидимую черту не произошёл, и постепенно Фрэ отпускало из цепких объятий подкатывающего волнами удовольствия.
— В последнее время у тебя специфические понятия о том, что скучно, а что весело, - хмыкнула Кларисса, вспоминая ремарку охотника в отношении их спальни. Рыжеволосая сделала глубокий вдох, почти готовая пойти дальше - дрожь медленно, но верно покидала её тело, ещё немного и Клэри, возможно, смогла бы вернуть себе полный контроль, но Уэйланд рассудил иначе.
Приобняв её за талию, вероломный блондин не смог удержаться и дерзко шлёпнул Клэри чуть ниже поясницы, а затем ещё раз. Фрэй ойкнула, и хотя прикосновение было очень лёгким, едва ощутимым, но и этого было достаточно, чтобы серебряные шарики вновь пришли в движение, заставляя Клариссу на секунду потерять самообладание.
От кары на этот раз Уэйланда спасло лишь то, что он решил не дожидаться расплаты, а поспешил зайти внутрь галереи.
Кларисса оттолкнулась от стены, несколько раз провела ладонями по несуществующим складкам платья, сделала глубокий вдох, тряхнула волосами и пошла за ним следом. Инерция продолжила толкать шарики, заставляя их сталкиваться друг с другом, а уверенные, неторопливые шаги лишь добавляли им скорости и заряда энергии, если можно так выразиться.
Кажется, ей нужно выпить. При любых других обстоятельствах, стоило Фрэй зайти внутрь, она бы тут же позабыла обо всём на свете, подходя к ближайшей картине и жадно впиваясь в неё глазами, но сейчас Клэри думала вовсе не о выставке, искусстве или именитых художниках. Все её мысли были сосредоточены на напряжении, сковавшем её тело, и не хотевшим покидать её ни на мгновение.
Спасение пришло откуда-то справа, услужливо подставляя Клариссе поднос с бокалами шампанского. Нефилим вежливо улыбнулась и поблагодарила официанта по-французски, принимая бокал: ужасно хотелось испить всё до дна, но, по меньшей мере, это было недальновидно, ведь вечер только начинался. Сделав несколько больших глотков, рыжеволосая почувствовала, как напряжение разжимает свои объятия, позволяя дышать. «А это интересно», - подумала Фрэй, если шампанское поможет усмирить полыхавший внутри пожар, может, и стоило воспользоваться такой возможностью.
Уэйланд стоял неподалёку, в ожидании своей спутницы, но Клэри и не думала торопиться к нему. Как раз наоборот, отсалютовав светловолосому бокалом и дерзко улыбнувшись, Кларисса направилась в противоположную от него сторону.
Нефилим решила начать своё путешествие от входа, постепенно продвигаясь дальше. Помещение, в котором располагалась галерея, было в форме вытянутого прямоугольника, однако в разных частях помещения, на равном удалении друг от друга, располагались массивные, до самого потолка, колонны. На них также висели картины, поэтому осмотреть выставку линейно явно не представлялось возможным.
Клэри остановилась подле первой работы, размером примерно метр на метр. Какая-то абстракция, в центре которой угадывался весьма сюрреалистический закат. Кларисса закусила краешек губы и придирчиво отступила на шаг назад, разглядывая изображение: абстракционистов она никогда не любила, но в некоторых картинах в самом деле был смысл.
Со стороны могло подуматься, что рыжеволосая попросту заинтересовалась работой художника, но на деле же Фрэй наслаждалась бездействием. Уэйланд не спешил подходить к ней, а шарики, наконец, остановились и замерли.
Блажен, кто верует.

+2

17

Кажется, Клариссу в самом деле задели слова охотника о том, что в его понимаии скучно, а что весело. Нет, Джейс и не думал всерьез жаловаться на то, что в спальне стало скучно. Разумеется, не стало, да и никогда не станет, зная творческое, живое воображение рыжеволосой. Просто всегда хочется попробовать что-нибудь новое, если есть такая возможность. После их приключений на улицах Рима, или в церкви, Уэйланд начинал входить во вкус, привыкая чувствовать определенную долю адреналина в крови, который, видимо потихоньку превращался в некое подобие наркотика. Время от времени хотелось испытать нечто подобное снова и снова, и если это можно считать своего рода зависимостью, то да, наверное, подобные желания указывали именно на нее. По сути, и Клэри была такой же. Именно она провоцировала Джейса на маскараде, но не то, чтобы он жаловался. Сейчас правила игры изменились, и Фрэй пришлось играть по его сценарию, от чего она уже успела отвыкнуть, зато светловолосому начинали нравиться новые акценты. Зная ее строптивый нрав, впору ожидать определенных последствий за свое дерзкое поведение, но кого вообще волнуют последствия?
Ты привила мне вкус не только к искусству, - отозвался охотник, хотя изначально вкус к искусству ему, наверное, привил Валентин, но только с Клэри оно стало ему по-настоящему интересно. Да и разве об искусстве шла речь? Впрочем, сегодня Джейс вряд ли бы оказался на выставке современного искусства, если бы не Кларисса. Нельзя сказать, что ему было неинтересно здесь находиться, если исключить из этого вечера его коварные планы, но подобные галереи никогда не значились в первых пяти пунктах его списка тех мест, которые обязательно стоит посетить в Париже.
Оказавшись на месте, Клэри тоже не теряла времени даром. Вооружившись бокалом с шампанским, она сделала два больших глотка, видимо, желая отвлечься от навязчивого, обволакивающего напряжения, неумолимо подкрадывающегося к рыжеволосой с каждым ее шагом. Разумеется, Уэйланд еще и способствовал этому, не желая оставаться в стороне. Он уже хотел, было, сказать, не слишком ли она увлекается шампанским, едва переступив порог галереи, но решил благоразумно сдержаться, неспешно следуя за Фрэй.
По правде говоря, Джейс раньше и не пробовал шампанского. Кларисса не раз говорила ему, что надо обязательно это исправить, и они обязательно это сделают, но как-то не попадалось подходящего случая. Хотя, может, он пробовал его на маскараде? Событий и впечатлений было так много, что светловолосый не мог воскресить в памяти столь малую и, казалось бы, незначительную деталь.
И что же изображено на этой картине? – бесшумно приблизившись к рыжеволосой, мягко поинтересовался охотник. Она так внимательно всматривалась в разрозненные, хаотичные мазки, словно за всем этим буйством красок в самом деле угадывалась интересная, неповторимая композиция. Все, о чем мог думать Уэйланд – как она задумчиво закусывает краешек губы, рассматривая причудливые линии. Представляла ли Клэри, как выглядит со стороны в такие моменты? Джейс обожал наблюдать за ней в ее среде, будь то всего лишь мольберт и краски, или художественная галерея. Кларисса напоминала маленького ребенка, попавшего в огромный магазин игрушек, в котором он мечтал очутиться с самого детства. В ее глазах плясали яркие искорки, а в лице сочеталась одухотворенная мечтательность и искреннее любопытство. Как можно выглядеть так мило и так… И дело ведь не только в красном платье или ярких, рыжих волосах, дополняющих образ, и без того разжигая возбужденное воображение.
Никогда не был поклонником абстрактного искусства, - неосторожно продолжил нефилим. Пожалуй, такие слова в стенах подобной галереи можно считать опасной ересью, но Джейса редко волновало мнение других. — Но в этом что-то есть. Как тебе шампанское? – нежно проведя кончиками пальцев от плеча рыжеволосой к самому предплечью, останавливаясь где-то у локтя, невинно поинтересовался охотник. Жест и в самом деле был простым, ненавязчивым, но Уэйланд был уверен, что любое, даже самое легкое прикосновение непременно найдет свой отклик.

+1

18

— К чему же ещё? - ухмыльнувшись, отозвалась Клэри, примерно представляя, о чём подумал Джейс. Очутившись вдали от Института Нью-Йорка, у них обоих словно сорвало крышу - свобода пьянила и окрыляла, подстёгивая и без того прекрасно работающее воображение. Все эти идеи и фантазии, тёмные мысли и желания, - всё это было следствием не только их натуры, но и идеально созданных условий. В какой-то мере надо сказать спасибо Джонатану, чего светловолосый, конечно же, никогда не сделает: но очутившись в квартире-портале, они будто бы сделали десять шагов в период в эволюции их взаимоотношений. Как скоро они пришли бы к чему-то подобному, останься они в Большом Яблоке?
Кларисса не собиралась поддаваться на провокации. Чтобы там не думал себе Уэйланд, какие бы испытания ей не приготовил, рисуя в своём воображении яркие картинки того, как Клэри изнемогает, томится и в последствие, конечно же, умоляет Джейса о пощаде, - он не получит желаемое вот так просто. В одном светловолосый был прав - сила воли Фрэй была поистине титанической, и если она хотела, она могла терпеть долго и упорно, чего бы ей это не стоило. Джейс хотел проверить, насколько её хватит? Что ж, она не была против челленджа даже несмотря на то, что поначалу отпиралась от подобных условий всеми правдами и неправдами.
После нескольких минут бездействия и самого обычного разглядывания работы, рыжеволосая ощутила, что эмоции, бушевавшие внутри неё, всё же можно было обуздать. Небольшие глотки шампанского и созерцание искусства обманчиво успокаивали девушку, давая ей передышку и возможность восстановить силы.
— Как и большинство абстракционистов, художник наверняка хотел оставить «открытый финал», дескать надо заставить людей думать и гадать, что же здесь изображено, приходя к определённым выводам, - нефилим задумчиво провела кромкой бокала по своим губам, словно собиралась отпить из него, но в последний момент передумала. На самом же деле бокал приятно холодил кожу, и это действие вышло непроизвольно. — Я вижу здесь закат, весьма завуалированный, конечно, но если попытаться интерпретировать написанное, то здесь что-то вроде надежды посреди хаоса, классический приём, - откровенно говоря, художник мог задумать вовсе не это, и Фрэй могла оказаться так далеко от истины, как и Земля от Луны, но кто им мешал строить догадки и предположения?
Джейс стоял к ней непозволительно близко, нарушая границы личного пространства, которых между ними не существовало уже давно - если бы их сейчас увидели, то безошибочно определили бы, что они были вместе. Иногда Кларисса любила наблюдать за другими парами в общественных местах, гадая, встречаются ли они, и если да, то как давно? Язык тела был таким красноречивым, но совсем непрозрачным. Если его научиться читать, то многое покажется таким простым и очевидным.
— Ты же не хочешь, чтобы тебя выгнали отсюда? Осторожнее с такими заявлениями, - хихикнула Фрэй, пряча улыбку в бокале с шампанским. Художники были крайне чувствительными натурами, и не приведи Ангел, кто-то из местных творцов услышал бы комментарий Уэйланда, а такое вполне могло быть - художники любили затеряться среди толпы, слушая откровенные отзывы и ремарки на свои работы.
— Шампанское очень вкусное, ты не желаешь? - невинно поинтересовалась нефилим, допивая свой бокал. Прикосновение Уэйланда к её руке было таким лёгким, почти невесомым, но по телу всё равно побежала дрожь, а шарики пришли в движение. Должно быть, внутри всё неожиданно сократилось от подобных манипуляций, что Клэри стоило огромных усилий, чтобы сдержать выдох или ещё какие посторонние звуки. Вот, значит, как?
Фрэй невозмутимо сделала два шага в сторону, тем самым отстраняясь от Джейса, и остановилась подле следующей картины. Проходящий мимо официант очень кстати забрал пустой бокал, а сама девушка, не долго думая, подцепила с подноса ещё один фужер с игристой жидкостью.
Вторая картина была менее абстрактной: здесь отчётливо угадывался пейзаж, что-то вроде фермерского поля и небольшого домика чуть поодаль. И всё бы ничего, только большую часть картины занимал кролик, держащий в лапках красный воздушный шарик. Кларисса склонила голову набок, всматриваясь в изображение. В данном случае у неё даже не было ни единого предположения, что хотел сказать художник, и рыжеволосая поспешила к третьей картине, на ходу делая глоток шампанского.
Серебристые шарики не хотели униматься, беспрестанно стуча друг о друга.

+1

19

К чему же еще? Клэри правда не знала, к чему еще она привила ему вкус? Джейс хитро ухмыльнулся, но оставил ее вопрос без ответа. Как бы ему ни хотелось об этом не думать, стоило признать, что они получили такую головокружительную свободу во многом благодаря Джонатану. Конечно, никто не отрицал вероятности, что в Нью-Йорке они бы пришли к тому же, к чему пришли сейчас, но в тех условиях было куда труднее исследовать самые потаенные желания, признавая страсть к изысканным удовольствиям. В какой-то мере именно свобода была самой опасной средой. Именно она взращивала все эти темные желания, а отсутствие насущных дел, вроде патрулирования улиц или заполнения отчетов давало еще больший простор воображению. Безусловно, Джонатан со своими извечными поручениями редко давал скучать, но и сам по себе характер этих «дел» так или иначе провоцировал на не менее «темный» досуг. Впрочем, сваливать свою испорченную натуру на Моргенштерна тоже было не совсем правильно, если он и приложил к этому руку, то с его стороны это был лишь небольшой толчок – у Уэйланда и без того были все необходимые задатки, чтобы познать прелести темной стороны.
Нельзя сказать, что их сегодняшняя небольшая игра в самом деле взывала к темным уголкам души, но когда-то в Нью-Йорке ни Джейсу, ни Клэри никогда бы не пришло в голову нечто подобное. А даже если бы и пришло, вряд ли желания пошли бы дальше мыслей.
Мне кажется, они просто не умеют рисовать, и эта претенциозность, равно, как и открытый финал – неплохой способ это скрыть, - заговорщически понизив голос, поделился, своими мыслями охотник. Он никогда не претендовал на знатока искусства, но всегда считал, что определенный вкус у него все-таки есть. Что бы там ни говорили, по его мнению, искусство должно быть понятным. Мастерство художника можно определить по плавности линий, подбору композиции, краскам, но это… Что это за непонятная мазня? Иногда складывалось такое ощущение, что все великие картины уже нарисованы, и современные художники просто не знают, как привлечь к себе внимание, создавая все эти непонятные инсталляции и двусмысленные картины. Фрэй была права, на этой выставке мало кого интересовала правда обывателя, коим Джейс наверняка представал в глазах художественной элиты, но он привык делится своим мнением и быть достаточно прямолинейным в своих суждениях, хорошо это или плохо.
Разве эти картины представлены здесь не для критики? – хмыкнул нефилим. Впрочем, он не стремился кричать во все горло о том, что в его представлении это не картины вовсе. Так что, пока его слова едва ли мог кто-то услышать, кроме самой Клэри, стоявшей в непосредственной близости от него.
Между тем, Кларисса словно невзначай напомнила про шампанское, к которому Джейс по-прежнему даже не притронулся. Он все еще сжимал тонкую ножку бокала в руке, почти забыв, что вообще держит его. Сразу же вспомнились слова рыжеволосой на маскараде: они должны попробовать шампанское вместе, именно это она ему говорила, не позволив впервые насладиться вкусом знаменитого игристого вина в тот день.
Я хотел попробовать его раньше, ты же помнишь? – Джейс недоверчиво поднес бокал к губам, моментально сморщив нос, чувствуя колючие пузырьки. Запах шампанского едва ли отличался от запаха простого сухого вина, но что-то подсказывало охотнику, что все дело было в пузырьках. Он не слишком любил пробовать новые напитки, особенно те, которые считались изысканными и утонченными вроде каких-нибудь сладких ликеров, сангрии, шампанского в том числе. Вроде бы подобные напитки, равно как и все коктейли красно-розовой гаммы больше подходят прекрасному полу, но, с другой стороны, почему бы не попробовать? Светловолосый сделал осторожный глоток, чувствуя, как залп пузырьков с непривычки ударил в нос, напоминая о его первом знакомстве с колой. Разумеется, колу с шампанским, как и впечатления от них сравнивать тяжело. Вкус шампанского был терпким, но, пожалуй, приятным, а пузырьки в самом деле добавляли особую изюминку. Да и алкоголь почти не чувствовался, хотя, что-то подсказывало Уэйланду, что это опасное заблуждение.
Неплохо, - согласился он, делая еще один глоток, перемещаясь к другой картине следом за Клариссой. — Глубинный смысл этой картины по-прежнему остается для меня загадкой, но я вижу кролика, - рассмеялся Джейс, мягко проводя раскрытой ладонью вдоль позвоночника Фрэй. Он чувствовал, как ее тело непроизвольно вытягивается в натянутую струну, отзываясь на такое простое, некогда безобидное прикосновение. От внимания охотника не укрылось, как Клэри пару раз пыталась сдержать тяжелый вздох, стараясь отвлечься на картины или бокал, сжимая крепче его ножку, но, видимо, получалось не слишком хорошо. — А тут есть какие-то инсталляции? – невинно поинтересовался Уэйланд, остановив свою руку на ее талии. Он слышал, что почти каждая подобная галерея не обходится без них. Как правило, это были темные комнаты с непонятными фильмами или проекциями, а иногда просто еще более непонятными предметами в приглушенном освещении, открывая простор для фантазии. Как и обычно, современные художники делали вид, что они сделали все, чтобы заставить знатоков искусства думать – каждый мог увидеть в их работах что-то свое.

+1

20

А Клэри, может быть, хотела послушать, к чему ещё она привила вкус охотнику. Воспитание, данное ему Валентином, с образовательной точки зрения было выше всяких похвал. Музыка, иностранные языки, путешествия и другие полезные предметы и дисциплины делали светловолосого крайне разносторонним человеком. Он разбирался в музыке, литературе, в классической живописи, и Кларисса знала не понаслышке, что он был способен поддержать совершенно любую беседу - будь то с примитивной девочкой из Бруклина, с которой у них когда-то не было ничего общего, или же с самой Королевой Благого Двора. Конечно, не стоило забывать, что Моргенштерн был деспотичным садистом, каких поискать, и его воспитательные меры в отношении приёмного сына, ужасали, но иногда Фрэй ловила себя на мысли, что, возможно, именно Валентин сделал Джейса тем, кем он был. За эти мысли она себя ненавидела, и тут же гнала их прочь, стараясь не задумываться о том, что же, в конце концов, перевешивает - кровь или воспитание?
— Возможно, ты и прав, я сама больше люблю классическую живопись, но в Лувре мы уже были несколько раз, и не то, чтобы я против туда вернуться, но современное искусство вносит некоторое разнообразие в мой взгляд на вещи, - с умным видом парировала Клэри, хотя так сложно было не засмеяться или дерзко не ухмыльнуться, стоило вспомнить Лувр. В первое их посещение знаменитого музея они в принципе мало что посмотрели, будучи заняты более интересными делами... Однако, с мысли Клариссу сбило очередное движение шариков внутри неё. Нефилим посмотрела на наполовину пустой бокал с шампанскими - если она продолжит налегать на игристый напиток в надежде вернуть себе контроль над своим телом, всё может кончиться очень плохо.
— Для критики, угодной ушам творцов, - процитировала Фрэй одну из заметок, прочитанных в журнале пару дней назад.
— В самом деле, ты же не хочешь, чтобы нас подвергли публичной порке или выставили отсюда? - конечно, скорее всего, до этого бы не дошло, но подобные мероприятия порой были весьма узкой направленности, широкой публике здесь было не место, Клэри удалось достать билеты не без помощи влияния своей фамилии, от которой она так рьяно открещивалась.
— Помню, но мы же сейчас вместе, не так ли? Правда, у меня были несколько другие планы на твой «первый раз»... - губы рыжеволосой разъехались в пошловатой улыбке. Не только же Уэйланду изводить её? — Но, видимо, не судьба, - Фрэй с интересном наблюдала за тем, как Джейс неуверенно делает глоток шампанского. Было даже забавно наблюдать, как бравый охотник, которому вскоре исполнится 20 лет, почти что побаивается игристого напитка.
— Ты быстро войдёшь во вкус, - пообещала Клэри, которая испытала нечто подобное на собственном опыте. Когда-то она едва ли пила шампанское раз в год на Рождество, под зорким глазом Джослин, или какие-то слабые коктейли в обществе Саймона, будучи в клубе, а теперь... Многое изменилось, иными словами.
— Кролика видят все, - хихикнула Кларисса и чуть было не подавилась воздухом, когда горячая ладонь Джейса проехалась вниз по её спине и остановилась на талии. Вырез на спине давал светловолосому огромный простор для фантазии и действий, способных свести Фрэй с ума. Она чувствовала, как кожа покрывается мурашками, от которых было никак не избавиться.
— Надеюсь, что нет, - пробормотала нефилим. От внутреннего напряжения серебристые шарики стукнулись друг о друга с особой интенсивностью. Чёрт, даже не шевелясь, они продолжают двигаться. До неё даже не сразу дошёл смысл сказанного Джейсом, равно как и то, что она ответила на вопрос невпопад. На мгновение их глаза встретились, и девушка примерно поняла, о чём думает светловолосый. Нет, нет и ещё раз!
Клэри посмотрела по сторонам - в какой-то момент ей показалось, что она заметила одного из художников. До его работ они ещё не дошли, но его фото она видела всё в том же журнале, где была статья про выставку.
— О, пойдём познакомимся, это же Фиммел! - на самом деле Фрэй просто нужен был повод, чтобы не оставаться с Джейсом наедине, который явно намеревался довести свою спутницу, если не до оргазма, то до очень близкого к этому состоянию. Ну и заодно, что помешает ей проучить его?
Клэри припустила вперёд, расправляя плечи, и в этот момент Джейса очень кстати отвлекла какая-то девушка. Возможно, она решила с ним познакомиться или задавала какой-то насущный вопрос? До рыжеволосой донеслась французская речь, и, обернувшись через плечо, она поймала на себе недовольный взгляд Уэйланда. Подобные вольности в его планы не входили, но и оставить девушку, обратившуюся к нему за помощью, он тоже не мог.
— Удивительная работа, - проворковала нефилим, оказываясь рядом с Фиммелом. Пожалуй, она встала даже ближе, чем следовало. Художник тут же растерянно посмотрел на неё, но скользнув по ней взглядом, тут же успокоился - такое соседство ему явно понравилось.
— Вы так считаете?
— О, конечно, посмотрите на игру тени и света, - Клэри склонилась вперёд, чтобы кончиками пальцев указать на то, о чём она говорила, и будто бы невзначай коснувшись плечом плеча художника. Тот не растерялся и положил ей руку на талию, восприняв все её действия, как некое приглашение. А, возможно, он был попросту пьян? Характерный румянец на щеках, лихорадочный блеск в глазах, полупустой бокал шампанского.
— А вы разбираетесь.
— Я тоже что-то вроде художника,
- очаровательно улыбнувшись, отозвалась Фрэй, словно бы не замечая руку на своей талии. Но, главное, чтобы заметил Джейс. Впрочем, оборачиваться, чтобы проверить это, нефилим не стала.
— А вы...?
— Кларисса. Меня зовут Кларисса,
- девушка протянула вперёд руку для рукопожатия. Ответ художника не требовался, она и так знала как его зовут, сейчас Клэри больше волновало другое: она почти кожей чувствовала, как Джейс прожигает её взглядом. Это почти заставляло позабыть о той сладкой пытке, что устроили ей перекатывающиеся серебряные шарики.

+1

21

Как и большинство собравшихся здесь, Джейс в определенной мере был поклонником современного искусства, несмотря на его колкую критику и насмешливые комментарии. Просто вся разница была в том, что если ценители искусства приходили сюда искать глубинный смысл, то он приходил в такие места, чтобы от души посмеяться и поднять себе настроение. Не то, чтобы у него часто выпадала такая возможность, да и в обществе Клэри, которая, пусть и не была поклонницей современного искусства, но все же ценила искусство как таковое, подобное поведение было не самой лучшей тактикой. Так что, увидев очередную разноцветную мазню, Уэйланд старался вести себя относительно сдержанно. Сегодня получалось чуть хуже, чем обычно. Помимо всего прочего, светловолосый в принципе любил вступать в любые дискуссии с Клариссой, спорить с ней, и чем сегодня не повод продолжить эту традицию?
Если мы будем говорить тише, то все сказанное останется нашим небольшим секретом, - понизив голос, пообещал Джейс. Он сомневался, что их в самом деле могли отсюда выставить, но вот получить несколько косых, неодобрительных взглядов в свой адрес они вполне могли. Не то, чтобы охотника волновало мнение совершенно незнакомых людей, но, видимо, Клэри оно волновало чуть больше.
О, «первый раз», как интригующе звучит, - тут же уцепился за новую тему Джейс. Конечно, его куда больше заинтересовало то, что Фрэй могла задумать с ним и шампанским, чем все эти разговоры об искусстве. Зная ее живое воображение и помня о тех маленьких сюрпризах, которые она ему уже устраивала, его собственная фантазия тоже очень быстро входила во вкус, рисуя крайне нескромные картины. Может быть, он мог попробовать шампанское вовсе не из бокала, а с ее фарфоровой кожи? Это была первая мысль, пришедшая в голову, стоило коварной, хитрой улыбке блеснуть на губах Клариссы. — Ну, знаешь, «первый раз» часто такой: все как-то быстро, непонятно как, но вроде неплохо. Так что я бы не отказался от более обстоятельного знакомства с шампанским, - продолжил нефилим, быстро допив содержимое своего бокала, будто пытаясь найти подтверждение своим словам про «быстро» и «непонятно». В принципе, пары глотков хватало, чтобы хотя бы примерно иметь представление о его вкусе, но Джейс был уверен, что если бы он попробовал его иначе, то и впечатление было бы совсем иным.
Почему нет? Ты не любишь инсталляции? – удивился светловолосый, тихо хмыкнув. С точки зрения композиции они были еще более странными, чем картины, представляя собой темные помещения с неоновыми лампами, горы беспорядочно разбросанного мусора или какие-то странные сооружения из коробок, но в то же время смотреть на них было куда интереснее, чем на гигантского кролика, явно невписывающегося в композицию картины. Насколько Джейс уже успел понять, почти все инсталляции были либо об обществе потребителей, либо о бесконечной любви, как правило, безответной, либо об одиночестве. Что касалось картин, то почти любой разноцветный хаос представлял собой «женщину, мужчину и звезды», разбавляя скучное многообразие лишь новыми нюансами – так называемым виденьем автора. — Кто такой Фиммел? – Уэйланд недовольно нахмурился, оглядываясь по сторонам. Долго искать ему не пришлось – Клэри как раз направилась в сторону художника, о котором только что говорила, но догнать ее получилось не так быстро, как хотелось бы.
Любите современное искусство? – послышался приятный женский голос. Чья-то ладонь мягко коснулась его локтя, желая привлечь внимание. Джейс обернулся, увидев рядом с собой невысокую блондинку в элегантном черном платье. Ее силуэт невольно напомнил ему Камилль Белькур, которая, к слову, тоже была француженкой. Может быть, они все похожи? Или все блондинки чем-то похожи? Раньше так не казалось, но сейчас, когда он видел лишь Клэри, Уэйланд перестал различать тонкие нюансы. Точнее, ему просто было все равно.
Не то, чтобы люблю… - вежливо произнес охотник, надеясь как можно скорее завершить этот никому ненужный разговор. — Я пришел сюда со своей спутницей, она любит современное искусство, - пояснил Джейс, ища глазами Клариссу. Она уже стояла рядом с этим Фиммелом, мило беседуя о какой-то очередной картине. Судя по тому, как художник себя держал, казалось, что он выпил явно не один бокал шампанского. Не то, чтобы этот факт хоть немного оправдывал его поведение в глазах Уэйланда.
И где же она? – улыбнулась блондинка, отвлекая охотника. Светловолосый нехотя отвел взгляд от «пары», возвращая ей свое внимание.
Ее привлекла одна картина… - начал он, снова поворачиваясь в сторону Клэри. Отсюда он слышал лишь звуки их голосов, но не мог уловить, о чем именно они говорили. Здесь бы не помешала нужная руна, но кому могло прийти в голову, что она понадобится в художественной галерее? С другой стороны, слова здесь и не потребовались. Джейс прекрасно видел, как рыжеволосая склонилась к художнику, указывая на что-то на картине, а он, в свою очередь, фамильярно приобнял ее за талию, отвечая на ее вопрос. Нетрудно догадаться, что со стороны Фрэй подобное провокационное поведение было своеобразной местью, и она делала это специально, но это ни в коем случае не умаляло волны ревности и негодования, мгновенно поднявшейся внутри нефилима. Ревнивому и вспыльчивому от природы Джейсу было достаточно любой мелочи, чтобы тут же вспыхнуть праведным гневом, и Клэри знала это.
Прошу прощения, мне нужно идти, - быстро извинился Уэйланд, через пару секунд уже оказываясь рядом с рыжеволосой. Это был как раз тот самый момент, когда она решила представиться художнику, тут же принявшему ее руку, запечатлевая на ней, как ему наверняка казалось, галантный поцелуй.
Джейс Уэйланд, ее спутник, - тут же поспешил произнести нефилим, холодно улыбаясь Фиммелу. Он мог казаться вежливым и сдержанным, но Клэри слишком хорошо знала этот взгляд, чтобы понимать, что скрыто за мягкой улыбкой и тщательно подобранными словами. Светловолосый протянул руку, и Фиммел тут же последовал его примеру, не подозревая, что Джейс сожмет его ладонь настолько сильно, что в ближайшие полчаса кисть ей держать было бы весьма проблематично. — Son fiancé, si vous voulez. Je n’ai jamais aimé le mot “petit ami”, il n’est pas tout à fait correct. Un homme et une femme ne peuvent être amis1, - почему бы не блеснуть знанием французского? Иногда в Джейсе это было – желание заявить, насколько он прекрасен, и что он лучше других. От этого часто страдал Саймон, но, видимо, не только он, а любой представитель мужского пола в окружении Клариссы, даже если он не представляет никакой угрозы, но смеет оказывать ей знаки внимания.

_________________________
1Ее жених, если хотите. Мне никогда не нравилось слово "парень" (дословно - "маленький друг"), я не считаю его корректным. Мужчина и женщина никогда не могут быть друзьями.

+1

22

Кларисса редко обижалась на неосторожные ремарки друзей и знакомых в адрес искусства, предпочитая всё списывать на то, что вкусы и предпочтения у всех разные, и не все обязаны любить искусство также, как любила его она. Рыжеволосая могла часами говорить о картинах, рисунках, да даже комиксах, или воодушевлённо рассказывать о новой марке цветных карандашей, которые она купила, но, как правило, старалась себя сдерживать. Кому интересно слушать о мягкости грифеля или о том, каким насыщенным выходит цвет новой краски при переносе на лист бумаги? Это был её мир - несовершенный, но особенный, со своими недостатками и погрешностями вроде несуразного кролика посреди неплохого пейзажа.
Клэри смерила Джейса красноречивым взглядом, но охотник, кажется, понял её и без слов: критиковать современное искусство в обществе Фрэй было не самой лучшей идеей, в особенности учитывая, как сильно рыжеволосая хотела оказаться на этой выставке.
Какое счастье, что светловолосого было крайне легко отвлечь, и Джейс тут же зацепился за более интересную и интригующую тему, явно намереваясь её развить - Кларисса не возражала. Пока Уэйланд будет предаваться мечтам и фантазиям, у неё будет время совместить приятное с полезным, а, возможно, даже отвлечься от навязчивого движения серебряных шариков. Впрочем, насчёт последнего она сильно сомневалась, но надежда умирает последней, не так ли?
— Разве подобная характеристика подходит всем «первым разам»? - невинно поинтересовалась рыжеволосая. — Мне казалось, в нашем случае это точно не было быстро, непонятно и вообще, - продолжала Клэри, глядя на Джейса из-под опущенных тёмных ресниц. Она словно бы невзначай провела кромкой бокала по своим губам, не без удовольствия отмечая, как загорелся взгляд молодого человека: не только он мог выводить её из равновесия невинными жестами.
— А насчёт шампанского... возможно, позднее я правда познакомлю тебя с ним более обстоятельно, - улыбнулась нефилим, уже примерно представляя, как бы проходило это знакомство. Вполне возможно, что и охотник уловил направление её мыслей, но разве от этого их реализация становилась менее приятной? Конечно, нет.
— Инсталляции находятся в отдельном помещении, как правило, и мне нетрудно догадаться, о чём ты думаешь, предлагая нечто подобное, - наставительно парировала Кларисса с видом непоколебимой невинности, хотя предаваться греху в общественных местах было для них не в новинку, но сегодняшний вечер они должны были провести по-другому и не отвлекаться. Последнее было особенно сложно, учитывая, что каждый шаг давался Фрэй с трудом, то срывая с её губ тихий вздох, то заставляя её прикусывать изнутри щёку.
Рыжеволосая, стоя рядом с Фиммелом, бросила короткий взгляд в сторону Уэйланда, так удачно оказавшегося в обществе миловидной блондинки. Когда-то Кларисса занервничала бы, видя Джейса в компании другой девушки, чувствуя себя неуверенно и взволнованно, чувствуя, что она недостаточно хороша для такого, как он. Но сейчас всё было иначе: она почти равнодушно отметила про себя, что незнакомка в самом деле была миловидна и привлекательна, и узкое чёрное платье шло ей, но блондина вряд ли волновали такие детали. Клэри видела, как раньше Джейс смотрел на других девушек, например, на Кэйли. Тогда в янтарных глазах читался интерес и желание, быть может, даже искра. Сейчас же янтарные глаза искали её, Клэри, и нефилим не без удовольствия отметила, что их взгляды достаточно быстро встретились. И если Уэйланд смотрел на неё, не видя никого другого вокруг, то девушка мстительно отвернулась от него, возвращая всё своё внимание художнику, приобнявшему её за талию. Повезло, что Фиммел не решил пойти дальше, например, перебирая пальцами по её талии - пока что его рука целомудренно покоилась на одном месте и не норовила куда-либо сдвинуться. Впрочем, и этого было достаточно: потому как не прошло и минуты, как светловолосый не выдержал и оказался рядом с ними, тут же протягивая художнику руку для рукопожатия.
Кларисса едва удержалась, чтобы не закатить глаза, стоило Уэйланду представиться: ему всегда нужно было заявить на неё свои права, подчеркнуть, что она - его, и этот факт является неоспоримой и непреложной истиной. Не то, чтобы Фрэй возражала... Фиммел растерянно посмотрел на рыжеволосую, а Клэри напротив обеспокоило взглянула на их сильное рукопожатие. Взгляд Джейса не сулил ничего хорошего, и скорее всего бедному художнику было весьма неприятно от стальной хватки охотника.
Клэри хотела было вмешаться, но Джейс продолжил говорить, и девушка опешила от того, что услышала. Она немного владела французским, и пусть говорила она не свободно, часто спотыкаясь и припоминая слова, - но то, что произнёс светловолосый, она прекрасно поняла. Изумрудные глаза удивлённо расширились, а сама Фрэй позабыла о своей жалости к Фиммелу и о том, что хотела прекратить эту маленькую экзекуцию.
— Нуу, пожалуй, мне пора, - промямлил художник. — Кларисса. Мистер Уэйланд, - Фиммел поочередно кивнул им мужчина, не без труда освобождая руку из хватки охотника, но стоило ему это сделать, как он буквально сбежал от сумасшедшей парочки, на ходу хватая с подноса очередной бокал шампанского.
— Обязательно быть таким грубым собственником? - не удержалась Кларисса. — Между прочим, руки - его рабочий инструмент, нельзя так, - но на самом деле Фрэй отчитывала Уэйланда больше для вида, нежели по-настоящему злясь на его поведение. Куда больше её волновало другое.
— Почему ты так сказал? Я имею ввиду, почему ты представился моим женихом? - в какой-то момент кислорода перестало хватать, и Кларисса толком сама не понимала, почему. Быть может, Джейс сказал это просто так, в качестве фигуры речи, придавая своим словам больше веса. Быть может, он даже сам не понял, что сказал и уже жалеет о подобной неосторожности.

+2

23

Все эти разговоры о первом разе и первом опыте навевали воспоминания об их собственной первой близости. Наверное, если бы Уэйланд сказал, что помнит все, будто бы это было вчера, многие сочли бы это, по меньшей мере, преувеличением, но так в самом деле казалось. Клэри была права: их первый раз никак не охарактеризуешь словами «непонятно» или «быстро» или «первый блин комом», даже если отбросить зачастую чересчур завышенное самомнение охотника. Конечно, со временем они по-настоящему узнали друг друга, что, безусловно, привнесло, в их личную жизнь новые краски, полное доверие и еще большую чувственность, но первый раз все равно был особенным. Джейс помнил, как они ссорились, точнее, как он влетел в ее комнату, пыша злостью и сгорая от праведного гнева, и кто бы мог подумать, что произойдет между ними потом… Во всех этих фильмах, которые так любят примитивные, часто любят показывать трепетные признания и кровать, усыпанную лепестками роз, но в жизни зачастую все происходит совсем иначе, но Уэйланд никогда бы не променял то, что было между ними на «идеальную мечту каждой девушки». Быть может, он и считал Клэри своей хрупкой принцессой, пускай, и не облекая подобные мысли именно в такие слова, но он хотел для нее не идеальных, четко выверенных и подготовленных ситуаций, а чего-то настоящего и искреннего, как у них и было. В тот день светловолосый поймал себя примерно на той же мысли, что и в момент их первого поцелуя: неважно, где и когда это происходит, неважно, сколько раз это было раньше. Важно лишь то, кто рядом с тобой. Весь тот опыт, которым мог похвастаться Джейс, оказался не таким уж значимым, пускай, с технической точки зрения, разумеется, это было преимуществом, но… То, что он испытал с Клэри, он не испытывал никогда и ни с кем. Так что да, их первый раз нельзя называть «непонятным», «быстрым» и прочими тривиальными словами. Он был особенным. В кои-то веке нефилим даже промолчал, улыбаясь своим воспоминаниям.
Естественно, для Фрэй не составило труда догадаться, почему Уэйланда, далекого от современного искусства, так заинтересовали инсталляции. Не то, чтобы он пытался скрыть свои истинные намерения и обязательно развил бы эту тему и дальше, если бы не этот художник, которого здесь совершенно не ждали. Впрочем, сам по себе он был виноват разве что фактом своего присутствия в галерее, не более того. Это Клэри подошла к нему, невольно превратив молодого человека в третьего участника их игры. Знал бы он, во что ввязывается, едва ли согласился бы.
Приятного вечера, - тем временем вежливо попрощался Джейс, с удовлетворением наблюдая, как Фиммел удаляется прочь. Да, наверное, не стоило так сильно сжимать его ладонь, но, положа руку на сердце, охотник сильно сомневался, что мог в самом деле ему навредить. То есть, конечно, мог, но одного сильного рукопожатия для этого маловато. Неприятные ощущения еще никого не приводили к серьезным последствиям, так что перетерпит. В конце концов, Фиммел – мужчина, а не кисейная барышня, хотя творческие личности порой бывают поистине странными натурами, но пока Уэйланд не нашел причин сомневаться в его мужественности.
Ой, да ладно тебе, - отмахнулся охотник, задорно хмыкнув. — Я уверен, что он сможет сегодня держать в руках кисть и даже более того… - несмотря на то, что по возрасту Джейс приближался к тому, что называют «молодость», «юношество» по-прежнему не желало его отпускать. Когда появлялся повод для какой-нибудь неуместной шутки в таком ключе, крайне сложно было от нее удержаться, да он почти и не пытался. — Не переживай за него, - постарался серьезно произнести Уэйланд, прогоняя с губ назойливую, веселую улыбку. Кажется, Клэри не оценила его чувство юмора. Изабель всегда говорила в такие моменты, что он ведет себя, как мальчишка, а Алек закатывал глаза. Раньше нефилим не понимал, почему Лайтвуд никогда так не шутит, он же тоже парень. Может быть, все дело в излишней серьезности, а может то, что Александру нравились мужчины, тоже наложило свой отпечаток. Точнее, не этот факт, а то, что до определенной поры он так тщательно это скрывал, контролируя все сферы своей жизни, стараясь быть собранным и серьезным, не позволяя себе ничего лишнего.
А почему это тебя так удивляет? – неожиданно вопросом на вопрос ответил охотник. Что-то изменилось в их разговоре. Кларисса больше не злилась на него и даже бросила все их игры, словно предлагая безмолвно взять небольшую паузу, заставляя и Джейса задуматься, почему он выбрал именно это слово, характеризуя свой статус по отношению к Фрэй. Да, во французском языке действительно не существовало нормального слова, чтобы сказать «молодой человек» или «парень». Выражение «молодой человек» всегда выражало то, что оно выражает буквально, но не статус отношений. А все эти «маленький друг» и прочие странные определения вызывали у Уэйланда совершенно другие ассоциации. Он не считал, что между ними такие отношения, где он может назвать себя «ее маленьким другом», а Клэри будет «его маленькой подругой». Эти определения тут же умаляли то, что было между ними, зато слово «жених»… Джейс никогда не думал об этом всерьез, но он ведь не представлял рядом с собой никого, кроме Клэри. Завтра, через месяц, через десять лет. Это было ясно, как день. Настолько ясно, что, казалось, об этом не стоило и говорить. Или все-таки стоило?
Когда-нибудь я узнаю, кто мои настоящие родители, и смогу дать тебе то, что ты заслуживаешь. «Кларисса Уэйланд» не слишком хорошо звучит, поэтому я рад, что это не моя настоящая фамилия. И будем надеяться, что у меня не французские корни, - улыбнулся Джейс, но не взирая на шутливые интонации, наверняка Клэри как никто понимала, насколько он серьезен и какое будущее он видит для них несмотря ни на что.

+1

24

Сказать по правде, Кларисса никогда не задумывалась о чём-то настолько серьёзном, как брак. Возможно, это прозвучало бы странно, но даже несмотря на то, что она точно также, как и Джейс, не видела никого рядом с собой, это было не тоже самое, что и связать себя узами брака и клятвами любви. Это было серьёзно, возможно, даже слишком серьёзно, ответственный шаг вперёд, на пути ко взрослой жизни. Но была ли девушка взрослой?
К тому же, насколько рыжеволосая успела изучить традиции нефилимов, для них подобный союз был священным. Это было не просто данью традициям, которые охотники чтили превыше всего, и иногда даже превыше чувства долга, это было чем-то большим. Было ли дело в рунах любви, верности и брака, которые наносили друг другу нефилимы на церемонии, или же в самом отношении к данному событию... Клэри не знала. Разумеется, и среди нефилимов существовали несчастные семьи и неудачные браки, и хотя разводы были не приняты в их обществе, так или иначе люди расходились. Яркий тому пример - её родители, пусть даже официально Джослин и оставалась женой Валентина. Фрэй силилась припомнить, видела ли когда-нибудь на матери руны любви, верности и брака, и не могла. Наверняка, они были - аккуратные, педантично выверенные твёрдой рукой Моргенштерна.
Кларисса растерянно смотрела на Джейса. Конечно же, это не было предложением или чем-то вроде, и всё же тот факт, что он заговорил об этом вслух, на какое-то время выбил почву из-под ног девушки. Фрэй продолжала искать на лице светловолосого признаки того, что он произнёс нечто подобное случайно, что слова опрометчиво сорвались с его губ, и Уэйланд просто не успел подумать. Но ничего такого на его прекрасном лице не наблюдалось: как раз наоборот охотник был чрезвычайно доволен собой и тем, что Фиммел поспешил оставить их наедине. Джейс улыбался, острил и задорно хмыкал, всем своим видом демонстрируя собственное превосходство не только над окружающими его людьми, но и над всем миром.
Когда-то эта черта характера в нём бесила Клэри - она считала, что молодой человек заносчивый, самовлюблённый и дерзкий эгоцентрист с раздутым самомнением, пока... Пока не влюбилась в без памяти и в эту его черту характера, которая сводила с ума. Уверенность в собственных силах невольно манила и очаровывала, что порой хотелось погреться в её лучах, понять, какого это, не только считать себя лучше многих, но и быть таковым.
— Просто... Ты никогда не говорил ничего подобного, - неуверенно отозвалась рыжеволосая, по-прежнему ощущая в груди странное, вибрирующее волнение. Джейс смотрел на неё всё тем же открытым, уверенным взглядом - нет, он и в самом деле не ошибся в словах, употребив их случайно. Клэри нервно усмехнулась, чувствуя, как в горле пересыхает.
— «Кларисса Уэйланд» и правда звучит не очень, - голос непривычно дрогнул, и дабы отвлечься на что-то, девушка залпом допила остатки шампанского в бокале.
Неожиданно лёгкое прикосновение к её плечу, заставило Фрэй обернуться - в первое мгновение она подумала, что это рука Джейса, но нет. За их спинами, положив им обоим руки на плечи, стоял смутно знакомый человек.
— Прелестная Кларисса Моргенштерн и Джейс Уэйланд, - прошелестел до боли знакомый голос. Рыжеволосая всматривалась в приятные черты высокого статного мужчины средних лет, но не узнавала его, но вот этот голос... По обнажённой спине пробежалась липкая дрожь, внутри всё сжалось от напряжения, что Кларисса едва не задохнулась от нахлынувших эмоций.
— Вижу вы снова в поиске изысканных удовольствий, - понимающе хмыкнул незнакомец, и тут Клэри вспомнила. Перед ними был Высший демон, тот самый, что устроил знаменитый бал-маскарад в Венеции. Сейчас он выглядел иначе, нежели тогда, и всё же в его внешности было что-то смутно знакомое, или может всё дело в его голосе и невесомом прикосновении, будто бы сама Тьма касается тебя ладонью? Они с Уэйландом долго гадали, что за демон тогда предстал перед ними, но так и не пришли к какому-то конкретному ответу, но, вне всяких сомнений, разрушению и хаосу Высший предпочитал куда более интересные и деликатные эмоции вроде желания, страсти, похоти.
Фрэй внезапно оступилась, на мгновение потеряв равновесие, что пришлось вцепиться в руку светловолосого - серебряные шарики мгновенно пришли в движение, напоминая о себе.
Почувствовал ли демон столь желанные им эмоции или прочитал всё на лице Клариссы, чьи тёмные ресницы на секунду дрогнули, опускаясь вниз?
— А вы времени зря не теряете, как я посмотрю, - продолжал Демон. — Чудесная выставка, столько разных эмоций, - представитель Пандемониума потянул носом, расплываясь в блаженной улыбке. — Вы видели инсталляции? Они великолепны! И занимают почти целый этаж, вы обязательно должны взглянуть, - продолжал мужчина.
— Милая Кларисса, с вами всё хорошо? - поинтересовался Высший демон, но на деле же это было своего рода игрой. Изысканной, тонкой, - наверняка, Демон чувствовал гораздо больше, чем Фрэй бы того хотелось. Она улыбнулась. Как сюда занесло Демона? И почему именно сейчас? Сегодня?
— Кстати, ваш брат тоже здесь? Я бы перекинулся с ним парой слов, - рыжеволосая открыла было рот, чтобы сказать что-то, но не смогла - закружилась голова.

+1

25

Казалось, само по себе упоминание предполагаемой перспективы брака, пускай, и в далеком будущем, не на шутку напугало Клэри. Обычно к ней редко подходило слово «испуг», особенно, когда речь шла об их отношениях в контексте «долго и счастливо», но одно дело рассуждать об абстрактных перспективах и совсем другое – об узах брака. Джейс и подумать не мог, что пара невинных фраз, брошенных в контексте их разговора, могут иметь такие последствия. Для него их будущее было ясно как день. Конечно, он не собирался делать рыжеволосой предложение в ближайшем будущем – не те обстоятельства, да и куда торопиться, но сомнений не оставалось, что это непременно когда-нибудь произойдет. Уэйланд уже привык думать, что если Кларисса и не размышляла о такой перспективе, то в глубине души она знает, что рано или поздно все будет именно так, но, видимо, он ошибался. Не то, чтобы могло показаться, что она не согласна, но судя по ее взволнованному тону и тревожному взгляду подобные мысли ей пока в голову не приходили. Хотелось бы развить эту тему и далеко не только из праздного любопытства, но, кажется, было не место и не время. В особенности тогда, когда у них появилась компания.
Чья-то уверенная рука коснулась плеча нефилима, заставляя непроизвольно вздрогнуть. Неужели вернулся тот художник? При всем его фамильярном поведении с Клариссой вряд ли бы он решился на что-то подобное с ее спутником. Наверняка ему уже хватило одного рукопожатия и едва ли хотелось повторения. Прикосновение незнакомца показалось смутно знакомым: мягким и почти невесомым, словно и вовсе не совсем человеческим. Да и голос как будто не был чужим, но Джейс никак не мог вспомнить, где мог слышать его раньше.
Когда загадочный незнакомец явил свое лицо, Уэйланд по-прежнему не мог отделаться от странного чувства дежавю, равно как и не мог найти ему объяснения. Где он видел этого человека? Да и человек ли это был? Мужчина в дорогом костюме с приятной улыбкой и угольно-черными глазами, которым позавидовал бы сам Моргенштерн. Конечно же, они встречались на маскараде. Одно простое сочетание «изысканные удовольствия» тут же все расставило на свои места. Удивительно, как может быть достаточно всего двух слов, чтобы тут же перестроить ход мыслей, заставляя их развиваться в весьма определенном направлении. Не то, чтобы помыслы охотника до этого момента были чисты, и все же яркие образы и воспоминания с маскарада определенно внесли свою лепту. А еще этот вкрадчивый голос… Что-то в нем мягко и незаметно убаюкивало совесть и здравый смысл, приглашая принять потаенные желания своего сердца. Вполне возможно, что и не только сердца, да и не только потаенные. Непристойные в том числе.
Добрый вечер, - приветливо улыбаясь, поздоровался Джейс. Перемена в его настроении была разительной. Безусловно, с тем художником он был предельно вежлив и почтителен, не считая того рукопожатия, но атмосфера была совсем другой. Их новый собеседник словно невольно располагал к себе, что было весьма странно, учитывая, что у Уэйланда почти не осталось сомнений в его происхождении. Высший демон, не иначе. Впрочем, пока он не пытается причинить кому-то вред, стоит ли беспокоится? Даже если его привлекают чужие эмоции и страсть, в этом нет ничего предосудительного, покуда не страдают невинные люди. Многим из них лишь в радость открыть в себе совсем иную сторону своей натуры, предаваясь запретным удовольствиям. — Мы просто наслаждались искусством, - невинно продолжил светловолосый, но одного взгляда было достаточно, чтобы без сомнения понять, что было у него на уме. В янтарных глазах плясали задорные искорки, а на губах по-прежнему играла хитрая улыбка, больше напоминающая легкую, самодовольную ухмылку.
Мне бы очень хотелось взглянуть на инсталляции. Мне кажется, с ними отлично сочетается дегустация шампанского, не зря же его здесь подают, - бросив вопросительный взгляд на Клэри, поддержал таинственного незнакомца Уэйланд. Судя по их собеседнику, он тоже заметил, что Фрэй одолевают самые разнообразные эмоции и ощущения, вызванные далеко не только восторгом от созерцания современного искусства.
К сожалению, Кларисса, видимо, боится замкнутых пространств. Я как раз предлагал ей посмотреть инсталляции, но… - Джейс развел руками, давая понять, что его уговоры не увенчались успехом. Наверняка еще одна попытка задеть самолюбие Фрэй уже не даст желаемых результатов, но стоило попробовать. Да и что ему еще оставалось? Разве что перспектива совместной дегустации шампанского, которую она обещала ему уже давно, может стать своего рода дополнительным фактором, но светловолосый сильно сомневался на этот счет. — А без нее мне там делать нечего. Так жаль, что я ничего не понимаю в современном искусстве, - по сути эти слова и были правдой, только не то, чтобы Уэйланд сильно сожалел, что ему не хватает знаний в сфере современного искусства.
Нет, Джонатана здесь нет, - опережая Клэри, ответил охотник. Как же тяжело было удержаться и не добавить «к счастью», но вряд ли рыжеволосая это бы оценила.

+1

26

Разве этот вечер мог быть ещё более безумным, позволяя столь привычному контролю над ситуацией утекать из миниатюрных пальчиков Клариссы? Вначале шарики в качестве аперитива, подъём по лестнице в качестве закуски, знакомство с первыми картинами выставки... А к основному блюду они так и не приступили. Бедный Фиммел, должно быть, предпочёл держаться от сумасшедшей парочки как можно дальше, не пересекаясь с ними в этой части зала. Вряд ли Джейс в самом деле сделал ему по-настоящему больно, но одного взгляда на охотника было достаточно, чтобы понять, что с ним шутки плохи. Подобный взгляд мог выдержать разве что Джонатан, который мог составить Джейсу достойную конкуренцию во всём, что касается упрямства, самоуверенности, ревности и собственничества.
Конечно, Фрэй предпочла бы, чтобы их с художником небольшая игра продлилась чуть дольше, но светловолосому она сразу пришлась не по душе: Клэри тщетно высматривала в толпе миловидную француженку, заговорившую с Уэйландом несколькими минутам ранее, но её будто бы и след простыл.
А теперь ещё в программе вечера значился Высший демон - их старый знакомый. Как ни странно, но когда он касался девушки, это не было неприятным или чем-то таким, что вызывало отторжение. От Лилит, с которой Кларисса познакомилась пару дней тому назад, исходила опасность и настороженность, она казалась непредсказуемой и необузданной - Фрэй до сих пор не верила, что побежала за ней прямо в море, в то время как демонесса, взмахнув руками, приказала воде разойтись и остановиться. Возможно, это было одной из их способностей: что у всех остальных напрочь отшибало инстинкт самосохранения и хотелось слушать эти льстивые, услаждающие слух речи, в которых крылось столько опасности, сколько в небольшом флаконе смертельного яда?
Но от этого демона не исходило никакой опасности: рыжеволосая была почти уверена, что его мало волновали разрушения как таковые, или всеобщий хаос, или войны, смерти и трупы. Вряд ли бы он получил то, что так любил, если бы превратил землю в пепелище. Он был охотником за эмоциями - Клэри поняла это ещё на маскараде, когда Высший демон буквально подталкивал их с Джейсом в тайную комнату, полную их самых потаённых и неразрешённых фантазий. Демон чувствовал то, чего они жаждали всей душой и милостиво подталкивал их к краю, чтобы самому оказаться в первых рядах и насладиться тем, что он так высоко ценил в смертных созданиях - страсть, желание, похоть.
Его не интересовало данный акт, как факт, он интересовался процессом, жаждой, что испытывали двое, глядя друг на друга, касаясь друг друга, мечтая её утолить. Он упивался самыми чистыми эмоциями из всех возможных, слегка разбавленными адреналином. Конечно, была ещё и любовь, но иногда Фрэй ловила себя на мысли, что их любовь не была такой уж чистой - она была готова на всё ради Джейса. Она бы убила за него, сожгла бы этот мир дотла, обрушила бы небо и землю, лишь бы Уэйланд был счастлив... Иными словами в чистоте их чувств к друг другу рыжеволосая с каждым днём сомневалась всё больше.
— Парижская выставка изобразительного искусства, как еще проводить своё время в преддверие Рождества? - нефилим улыбнулась, напрочь игнорируя вопросительный взгляд Уэйланда, который весьма недвусмысленно намекал на то, куда бы он хотел отправиться. В какую-нибудь тёмную комнату, где была представлена одна из инсталляций, желательно прихватив с собой бутылочку шампанского, ну, а дальше... Нетрудно было догадаться, что же было бы дальше, и стоило Клариссе подумать об этом, как шарики, движимые силой мысли, не иначе, уверенно стукнулись друг о друга, сорвав с губ девушки едва слышный вздох.
Позабыв на некоторое время о нарастающем внутри возбуждении, сейчас оно дало о себе знать в полной мере: внизу живота наливался огромный, навязчивый шар, который обжигал и царапал Клэри изнутри.
— К сожалению, да, - сокрушённо отозвалась девушка. — Замкнутые пространства и высота - мои слабые места, - совершенно ни на что не намекая, продолжала Фрэй, пряча хитрую улыбку на дне бокала с шампанским. Кстати, о шампанском. Рыжеволосая допила свой второй бокал, и не отказалась бы от третьего в надежде снять хотя бы толику накопившегося напряжения. Внезапно даже каблуки показались чрезмерно высокими, и стоять на них было сосем неудобно - хотелось куда-то прислониться, или присесть, если на большее рассчитывать не приходилось, ведь до дома они доберутся ещё очень и очень нескоро.
— Джейс явно скромничает. В современном искусстве он разбирается весьма неплохо, видя истинную суть вещей, - не каждый способен высказать правдивое мнение о той или иной работе, а светловолосый мог. Конечно, искусство не всегда было правдиво и уж точно не всегда ждало искренних, не приукрашенных рецензий, но наверняка нашлись бы такие художники, которые много бы отдали за честный отзыв наподобие тех, что давал Уэйланд.
— На самом деле я бы присела. Возможно, виновато шампанское, но голова немного кружится, - если бы рыжеволосая не знала, что перед ними Высший демон, она бы подумала, что он в действительности беспокоится за неё и её самочувствие.
— Вон за той колонной, небольшой коридор, ведущий в смежные помещения - это тоже часть экспозиции, там есть диваны и больше свежего воздуха, - участливо отозвался демон, после чего перевёл взгляд на Джейса.
— О, какая жалость, - впрочем, мужчина не выглядел расстроенным. Клэри вообще казалось, что все те разы, что они видели его, он всегда выглядел очень и очень довольным. — Но, думаю, мы видимся не последний раз, - демон улыбнулся, его ладони соскользнули с плеч охотников, но, возможно, его прикосновение длилось чуть больше положенного. Стоило демону перестать касаться плеча Фрэй, как она тут же повисла на руке Уэйланда, едва удерживая равновесие. Внутри всё горело. Быть может, Клэри была излишне напряжена, заставляя серебряные шарики сопротивляться силе гравитации или кинетической силе, чёрт их разберёт, но дело здесь явно не в двух бокалах шампанского.
— Мистер Уэйланд, позаботьтесь о вашей спутнице. Кажется, Клариссе и правда нехорошо. Мы с вами ещё увидимся, - демон отступил на шаг. — И моё приглашение вновь посетить мой дом в Венеции всё ещё в силе, - Клэри обернулась на голос, но в том самом месте, где только что стоял Высший демон, больше никого не было. Он словно растворился в тени.

+1

27

Если со страхом высоты Клариссы светловолосый и был знаком, то про замкнутые пространства явно слышал впервые. Впрочем, едва ли у него оставались сомнения, что последнее она придумала буквально на ходу, уцепившись за его слова, чтобы под благовидным предлогом не посещать помещение с инсталляциями. Джейс был достаточно уверен в своей хитрости и методах воздействия, чтобы почти не сомневаться, что так или иначе они окажутся там, пускай, и без бутылки шампанского, но он переживет это досадное опущение.
Да, страх замкнутых пространств открылся у Клариссы совсем недавно, - не удержавшись, с улыбкой парировал Уэйланд. — Но, как все мы знаем, с некоторыми фобиями сложно бороться. Я, например, терпеть не могу уток. Даже находиться с ними в одном помещении не хочу. Настоящие исчадия ада, - несмотря на то, что последние слова больше походили на шутку, Джейс редко лгал и сейчас не собирался, разве что несколько утрируя настоящее положение вещей. Он в самом деле на дух не переносил уток. Не то, чтобы он их боялся, да и чего тут бояться, но лишний раз приближаться к ним не хотел. Нефилиму всегда казалось странным, что тех же утят называют «милыми желтыми комочками», пребывая в умилении уже от одного их вида. Помимо желтого пуха у них были черные глаза, которые Уэйланду больше напоминали демонические. А взрослые утки? Чего только стоят эти противные звуки, которые они издают. Еще Алек говорил, что они могут больно щипаться, хотя раньше охотник был уверен, что на такую подлость способны только гуси.
Не слушайте ее, я ничего не смыслю в современном искусстве. Просто не боюсь высказать свое мнение, но, кажется, не все здесь это ценят, - снова подхватил нить их беседы Джейс. Он совершенно искренне считал, что до ценителя искусства ему очень далеко, и все его высказывания связаны лишь исключительно с его собственным восприятием. В картинах он видел не технику или легкость мазков, а цвета и композицию, которые и являлись основными аспектами для того, чтобы произвести то или иное впечатление на простого зрителя. С другой стороны, искусство должно быть понятным всем, разве нет? На то оно и искусство, чтобы вызывать у людей эмоции, а не мысли о том, как эта картина была нарисована.
Клэри неожиданно заговорила о том, что плохо себя чувствует. Судя по легкому румянцу на ее щеках и горящему взгляду, она не преувеличивала, но что вызвало этот прилив адреналина и возбуждения? Кажется, последние минут пять они только разговаривали, и Уэйланд даже не улучил возможности к ней прикоснуться. Может быть, всему виной присутствие их старого знакомого? Светловолосый и сам не мог объяснить это странное волнение, напоминающее чувство предвкушения перед чем-то желанным и интригующим. С одной стороны, он испытывал отголоски этих эмоций весь вечер, стоило им покинуть квартиру-портал, но сейчас эти ощущения стали сильнее, отчетливее, словно кто-то повернул невидимый выключатель.
Судя по вкрадчивому голосу демона, он давно уловил, в чем тут суть и даже решил подыграть. Вряд ли мысль о пустынном коридоре и свежем воздухе пришла ему в голову просто так, или он вспомнил о нем по доброте душевной. Кстати, души у него быть не должно.
Я не знал, что здесь есть что-то подобное. Благодарю, вы очень помогли, - с понимающей улыбкой, мягко произнес Джейс. — Не беспокойтесь, я позабочусь о Клариссе. Глаз с нее не спущу, - многозначительно добавил нефилим, целомудренно приобнимая Фрэй за талию. — И большое спасибо за предложение и ваше радушие. Мы обязательно подумаем, - разумеется, принимать подобное приглашение было бы неправильным, но, положа руку на сердце, Джейс уже загорелся идеей как-нибудь побывать в том роскошном особняке в Венеции. Впечатления были поистине незабываемыми, разве можно не захотеть испытать нечто подобное еще раз?
Пойдем, тебе и правда не помешает немного свежего воздуха, - заботливо произнес Уэйланд, увлекая Клариссу за собой в том направлении, куда их отправил их старый знакомый. Забота была вовсе не притворной, но судя по тому, что ладонь охотника плавно переместилась с талии рыжеволосой на ее обнаженную спину, мысли у Джейса были далеко не самые невинные и бескорыстные.
Через пару минут они оказались в пустынном помещении, напоминающем просторный, длинный коридор. Возможно, это и была часть экспозиции, но судя по приглушенному освещению, работы, выставленные здесь, не считались жемчужинами сегодняшнего вечера. Впрочем, они мало волновали нефилима. Пара окон были открыты, впуская прохладный, декабрьский воздух. Уэйланд не чувствовал холода, но Клэри была одета довольно легко. Впрочем, здесь было, скорее, свежо, нежели в самом деле прохладно.
Присядем? – предложил Уэйланд, указывая жестом на один из небольших диванчиков вдоль стен. Должно быть, на каблуках, да еще и в таком состоянии было в самом деле непросто.
Как ты себя чувствуешь? – участливо поинтересовался светловолосый, присаживаясь рядом. Его ладонь мягко коснулась плеча Клариссы, как бы невзначай быстро переместившись ниже, оглаживая ее коленку и совсем чуть-чуть кожу на внутренней стороне ее ноги. Всего лишь случайный, невинный жест, но он был лишь началом.

+1

28

В такие моменты особенно отчётливо понимаешь значение слов «что-то витает в воздухе». Конечно, Клэри и до этого пребывала в весьма взвинченном состоянии - чего стоил подъём по лестнице! - но всё же возбуждение, медленно растекавшееся по венам, можно было контролировать. Но стоило их старому знакомому оказаться подле них, прикоснуться к ним с Джейсом, как что-то неотвратимо изменилось. Быть может, всё это было игрой воображения, а, может, и нет, и Высший демон в самом деле разжигал в них и без того бушующее желание, предвкушая представление наподобие тех, что они устроили для него на маскараде. Разумеется, Фрэй не могла утверждать однозначно, что тогда демон наблюдал за ними, но была почти уверена в этом. Рыжеволосая почти огорчилась при мысли о том, что серебряные шарики, как она и думала, в действительности будут мешать их времяпрепровождению на выставке. Клэри постоянно отвлеклась, мечтала об очередном бокале шампанского и сходила с ума даже от самого безобидного и лёгкого прикосновения Джейса.
Она всегда довольно быстро вдохновлялась от любых действий светловолосого, но сегодня это происходило как-то чрезмерно быстро - виноваты ли шарики или же просто Кларисса теряла сноровку? Когда-то сила воли и выдержка были её сильными сторонами и предметом гордости, но сейчас, с каждой минутой проведённой в обществе Уэйланда, а теперь ещё и Высшего демона, Фрэй терпела поражение за поражением. Она чувствовала, как гладкие шарики перекатываются внутри, хаотично стуча друг о друга, подрывая и без того зыбкий контроль над ситуацией в целом и телом в частности; чувствовала, как начинают дрожать колени и кончики пальцев, как кружится голова и подрагивают тёмные ресницы, и будь она проклята, если здесь обошлось без демонической магии.
— Все мы полны сюрпризов, - парировала девушка. — Кто бы мог подумать, что боязнь уток - один из сильнейших страхов Джейса, - хихикнула Клэри, а Демон понимающе улыбнулся. Высокий, широкоплечий охотник, за которым Фрэй могла без труда спрятаться, производил впечатление человека бесстрашного, сильного, способного, если не задушить демона голыми руками, то, как минимум, попытаться ввязаться в такую авантюру, и на тебе - страх перед милыми уточками! Когда Кларисса впервые услышала про это, она подумала, что Джейс шутит, а потом долго и заливисто смеялась, после чего пришлось ещё дольше просить прощения, буквально вымаливая его поцелуями у уязвлённой мужской гордости.
Высший демон продолжал улыбаться, вежливо выслушивая глупости молодых охотников, и рыжеволосая невольно поразилась тому, что же такой, как он, мог найти в них интересного, что тратил на них своё бесценное время?
Впрочем, их светская беседа подошла к концу, и Клэри, выбитая из колеи внезапным головокружением, даже не успела толком попрощаться или ответить на предложение Высшего демона.
— Ты бы правда хотел снова оказаться в Венеции? В том доме и... в той комнате? - воспоминания о том вечере на маскараде до сих пор дрожью отдавались во всём теле, напоминая прекрасный и удивительный сон, который вряд ли когда-либо повторится. Подобный опыт невозможно было сравнить ни с чем, и иногда Кларисса думала о том, а не привиделось ли им всё тогда? Все эти безудержные, тёмные фантазии, что нескончаемым потоком лились из них, стоило им переступить порог той странной комнаты?
Уэйланд приобнял рыжеволосую за талию, и Клэри благодарно прильнула к боку охотника, повиснув на его руке - ему было не тяжело, а ей было немного легче. Казалось, что ещё чуть-чуть, и ноги окончательно перестанут держать её. Хвала Ангелу, что коридор, о котором говорил демон, оказался не так далеко. Фрэй почувствовала, как прохладный ветерок приятно холодит разгоряченную кожу, в особенности в тех местах, где её касались пальцы Джейса. Нефилим жадно хватанула воздух ртом, а затем ещё и ещё - стало чуточку легче.
Девушка не сразу обратила внимание на тот факт, что в помещении никого не было, хотя как будто бы где-то совсем рядом, отчётливо слышались голоса - должно быть, здесь была неплохая акустика.
Они прошли немного вперёд, прежде чем остановиться у одного из диванчиков, и Кларисса с нескрываемым облегчением опустилась на него, откидываясь на спинку. Ужасно хотелось скинуть туфли и вытянуть ноги, но в любую секунду из основного зала мог кто-то выйти, и Фрэй не хотелось бы предстать перед посторонними людьми в подобном виде. Поэтому ничего не оставалось, как занять более-менее сдержанную позу: так или иначе, но всё равно же становилось легче, и хотя бы спина могла отдохнуть, да и свежий воздух явно был ей пользу.
— Голова немного кружится, но уже легче, - Клэри вздрогнула, стоило ладони Джейса переместиться на её коленку, словно бы случайно задевая внутреннюю сторону ноги. Инстинктивно рука Фрэй коснулась подола платья и потянула его вниз, прикрывая ноги, а сама она чуть отодвинулась от светловолосого. Как будто это могло помочь? Охотник, разумеется, тут же оказался ещё ближе, чем был до этого, и Клариссе не осталось ничего другого, как предпринять ещё одну попытку увеличить разделявшее их расстояние.
В груди стало как-то тесно: свежий воздух должен был помочь, но дышать от этого легче не становилось, как раз наоборот. Эта небольшая прогулка до коридора и безобидные прикосновения Уэйланда делали своё дело. Клэри пока не понимала как, но подобные действия приводили серебряные шарики в сумасшедшее движение. Возможно, потому что рыжеволосая мгновенно напрягалась, и всё внутри сжималось, вступая в неравный бой по всем законам Ньютона. А, возможно, всё это были происки Высшего демона? Но кто теперь разберёт.
— Не ожидала его здесь встретить, - попыталась сменить тему Фрэй, с улыбкой глядя на Джейса. — Прошло несколько месяцев, и Венеция достаточно далеко от Парижа, хотя расстояние, конечно, не помеха, но мероприятие не казалось таким значительным, чтобы заинтересовать такого, как он, - продолжила болтать Клэри. Хотела бы она сказать, что думает только о картинах, которые они оставили в основном зале. Но, к сожалению, это было не так.

+1


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » A problem of memory » Wanna play a game? [22.12.2016]