Sacra Terra: the descent tempts

Объявление

городское фэнтези ♦ NC-17
Соединенные Штаты Америки, Нью-Йорк
март-апрель, 2017 год
«Некоторые шрамы так и останутся с тобой навсегда, Клэри. Но ты сможешь жить с ними. Разреши себе жить с этими трещинами. Не списывай саму себя со счетов...» [читать дальше]
CHAOS [5235] vs ORDER [6642]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » A problem of memory » how well it started one fine day [22.04.1681]


how well it started one fine day [22.04.1681]

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Alistair Horne & Magnus Bane
http://se.uploads.ru/t/SE2u6.gif http://s4.uploads.ru/t/gUDl2.gif http://sa.uploads.ru/t/laD04.gif
Париж, вечер;
22 апреля, 1681 год;

•••••••••••••••••••
Мало осталось тех, кто помнит дружбу двух великий магов, дело было давно и многие сочтут это забавной небылицей, но Магнус и Алистер действительно некогда были близкими друзьями. Знакомство произошло несколько столетий назад, когда Бейн был юн и вспыльчив, а Хорн только вживался в роль светского льва. До жути нелогично, что эти двое пересеклись при дворе Короля Солнце, но общей точкой преткновения стал один смазливый мальчишка, приз симпатий которого желали выиграть оба чародея. Пара колких фраз в адрес друг друга - уже подспорье для магической дуэли в одной из дворцовых подворотен. Победа была за старшим, но молодость всегда берет свое и не останавливается на поражении - жертвой юношеской вспыльчивости Магнуса стали несчастные придворные - именно эта дерзкая шалость и была удостоена личной аудиенции у Его Величества, от гнева которого Хорн снисходительно спас своего собрата. Это было начало дружбы двух бессмертных, нынче враждующих между собой.

•••••••••••••••••••
Not ready to let go
Cause then I'd never know
That I could be missing

+6

2

На дворе стоял 1681 год. Магнус прибыл в Париж на рассвете, спустившись с борта торгового судна, перевозившего из Италии во Францию шелк. Был он не один, что уже само по себе вызывало удивление – мало кто мог вынести взбалмошный характер мага, чье настроение менялось как ветер в море, не говоря уже о совместных путешествиях. Вместе с ним из Неаполя приехала молодая, привлекательная девушка, чья внешность разительно отличалась от общепринятых стандартов красоты. Спутница Магнуса обладала ярко-голубым цветом кожи – если бы не чары, скрывающие дьявольскую метку, люди наверняка бы попытались снова сжечь ее на костре, как это было год назад, в Испании, где на каждом углы пылали костры «святой инквизиции». С того времени мало, что изменилось. Дамоклов меч католической церкви мог нависнуть над каждым и неважно практиковал он магию или просто собирал травы, занимаясь изготовлением целебных отваров. Один неверный шаг, одно неверное слово и на тебе уже клейко еретика. Доказать невиновность было практически невозможно. Жертву подвергали страшным пыткам, чтобы та сама призналась в колдовстве, после чего суд выносил вердикт и ее прилюдно сжигали на одной из городских площадей в назидание другим. Костры горели даже ночью, наполняя воздух запахом горелой человеческой плоти, который распространялся на многие километры вокруг. Вся Европа задыхалась от этого ядовитого дыма. Но больше всех в то страшное время страдали юные девы, которых природа наделила красотой. Чары их порой оказывались сильнее любой магии. Юные прелестницы очаровывали мужчин одним лишь взглядом, пленяли их сердца, затуманивали рассудок и толкали на безумства. О, как опасен и непредсказуем влюбленный человек в порыве страсти! Церковь чувствовала в них угрозу, а потому преследовала с особым остервенением, обвиняя в занятиях черной магией, поклонении дьяволу и прочих смертных грехах. Именно тогда Магнус впервые испытал отвращение к человеческому роду. Людское невежество и жестокость не знали границ, попирая все законы мироздания. То с какой легкостью эти создания приговаривали к смерти своих же собратьев, большая часть из которых понятия не имела о сумеречном мире, поражала и пугала. Даже демоны не устраивали таких массовых зверств, как «священная канцелярия» Павла 3. Магнус не сомневался, что для этого человека в аду еще при жизни было выделено отдельное место. Не смотря на то, что в большинстве случаев в колдовстве обвиняли простых смертных, случалось  и так, что на костер попадали настоящие маги, как это произошло с Катариной. По мимо инквизиции в Европе свирепствовала еще одна не менее страшная болезнь – чума или, как её еще прозвали - «черная смерть». Два этих безжалостных палача словно соревновались между собой - чья коса острее заточена? Кто больше оборвет невинных жизней? С каждый днем жестокое соревнование лишь набирало обороты, погружая мир во мрак. Маги-целители не могли оставаться в стороне от происходящего и пытались помочь глупым людям, исцеляя и облегчая их страдания. Рискуя быть раскрытыми они лечили тех, кто потом отправлял их на костер. Так произошло и с Катариной. Охотничьи псы инквизиции настигли ее у кровати больного  ребенка. Малыш умирал и девушка отдала практически все силы на то, чтобы вылечить несчастного. Истощенная и обессиленная, она не смогла оказать сопротивление, когда в дом нагрянули стражники и в итоге была схвачена, а затем осуждена, как прислужница дьявола. Магнус отчетливо помнил, как увидел её привязанную к деревянному столбу, со всех сторон обложенному ветками и хворостом. Толпа скандировала «ведьме –смерть!» - неблагодарные отродья выли и кричали словно дикие звери, скаля пасти в безумных улыбках, но лицо девушки оставалось бесстрастным. Она взирала на обезумевшую толпу без тени страха, прямо, решительно и с таким достоинством, на которое были способны лишь единицы. Магнус лично видел, как менялись люди перед лицом неминуемой смерти, как гордецы молили о пощаде, как падали ниц, обливались слезами и бились в истерике  - смерть страшила каждого, но только не её. Юная колдунья напоминала ему гордую, израненную львицу, окруженную гиенами. Это вызывало восхищение! Как настоящий джентльмен Магнус не раздумывая бросился на помощь, а точнее прыгнул в костер, предварительно прошептав защитное заклинание, схватил девушку и был таков, растворившись в мерцающей воронке портала. Получилось эффектно! Поговаривают, что после произошедшего многие ревностные  католики обратились в язычество и стали поклоняться загадочному богу огня. Вот так вот, с огоньком и задором,  между ним и Катариной зародилась особая связь под названием дружба. – Умоляю, не смотри на меня так! Тут все самое необходимое… произнес маг пожимая плечами. – Ну не могу же я каждый день ходить в одном и том же! Это - мовитон! Магнус ухмыльнулся наблюдая за тем, как три здоровенных матроса, чертыхаясь, спускают на берег его внушительных размеров багаж, состоящий из трех дорожных сумок, клетки с попугаем и отведенного под шляпы саквояжа. – Не слышала выражение: «Дворянство носит свои доходы на плечах»? Нужно быть во всеоружии! Назидательно произнес он обращаясь к своей спутнице. Девушка устало закатила глаза, но предпочла не спорить. Это всегда заканчивалось одинаково – желанием придушить упрямого друга. Плавание и так далось ей не легко из-за разыгравшейся морской болезни, которая до сих давала о себе знать внезапными приступами головокружения и тошноты -  не хватало еще тратить силы на бессмысленные споры. – Магнус, пожалуйста…давай не будем терять время. Эта поездка высосала из меня все соки. Мне необходим отдых! На лице её появилось страдальческое выражение, а глаза жалостливо заблестели – за год совместных странствий Катарина Лосс неплохо научилась манипулировать другом. – Ладно, ладно. вздохнул маг. – Эй, малец, найди-ка нам экипаж. Да побыстрее! Босоногий мальчишка ловко поймал брошенную в воздух золотую монету и растворился в толпе, отправившись выполнять поручение. – Вот видишь как я забочусь о твоем здоровье! Не смотря на  уговоры и увещевания по пути в гостиницу, Катарина наотрез отказалась покидать номер и по прибытию, сразу же отправилась спать, заявив, что если он посмеет  потревожить ее покой, то она сожжёт все его тряпки и выпустить на свободу несчастную птицу - попугая Луи. Такого Магнус допустить не мог, а потому решил, что сегодня будет развлекать себя сам. К тому же извозчик обмолвился, что вечером при дворе Людовика XIV должен состояться бал-маскарад. Разве он – повелитель мерцающих огней и владыка блесток, мог пропустить такое грандиозное событие ? Определенно, нет! В гардеробе Магнуса для этого случая как раз имелось несколько нарядов, сшитых известным итальянским мастером по последнему слову моды и способных поразить воображение даже самых привередливых, французских модников. Они буквально кричали из сумки – Надень нас, надень нас! - и он не мог противиться этому голосу. Магнус выбрал расшитый серебряными нитями и украшенный жемчугом ярко-фиолетовый камзол, плотно обтягивающий талию. Передняя его часть открывала взору публики длинный, нижний жакет голубого цвета. Из под отвернутых манжетов рукавов, выглядывала  украшенная вышивкой рубашка. Стройные ноги обтягивали узкие брюки до колен, продолжавшиеся белоснежными чулками, а на ногах красовались туфли с плоским, заостренным носом. Придирчиво осмотревшись, маг удовлетворенно кивнул. Как и подобает несравненному Магнусу Бейну, он выглядел роскошно и в то же время изысканно. Можно отправляться в путь!
Магнус прибыл в Версаль около 7 часов вечера, за несколько минут до начала и сразу же отправился во дворец, примкнув к длинной веренице гостей, растянувшейся по лестнице до самого входа. В глазах зарябило от буйства красок и цветов. Карнавальные наряды дам, украшенные замысловатой вышивкой, жемчугом, кружевами и пайетками, представляли собой настоящие произведение искусства. Господи, да он словно умер и попал в рай! С трудом оторвавшись от созерцания роскошных платьев Магнус прошел внутрь огромного зала, убранство которого полностью соответствовало званию своего обладателя - «короля-солнца». Казалось, все вокруг было сделано из чистого золота. Именно тогда, разглядывая узорчатые стены и мраморные колонны, он впервые увидел его  – высокого, стройного юношу в маске арлекина. Народ все прибывал и в какой-то момент Магнус потерял его из виду, пообещав себе, что обязательно найдёт. Если он кем-то заинтересовывался, то всегда доводил начатое до конца. Основным правилом проведения бального церемониала являлось торжественное открытие, начинавшееся с выхода короля в сопровождении одной из его многочисленных фавориток. Именно им принадлежал первый танец – бранль. Король и его спутница, которой в тайне завидовала каждая из присутствующих дам, исполняли первый куплет, после чего к ним присоединялись остальные гости, расставленные в строгой иерархии, в соответствии с занимаемыми при дворе титулами. Гости принялись выстраиваться в линии, ожидая начала и Магнус поспешил присоединиться, плотнее закрепляя на лице полумаску-луп, сделанную из бархата и украшенную черными, блестящими перьями. На королевском балу могли присутствовать лишь избранные - принцы и принцессы по крови, герцоги, герцогини, пэры, придворные дамы и кавалеры, относящиеся к высшему дворянскому сословию. Магнус вышеперечисленными титулами не обладал, но зато отлично умел колдовать, а потому легко смог обойти охрану и слиться с общей массой приглашенных. Учитывая его роскошное одеяние, стоявшее целое состояние, никому бы и в голову не пришло усомниться в том, что он находится здесь по праву рождения. Шли минуты и вот с противоположной стороны огромного зала распахнулись двери -  камердинер торжественно объявил о прибытие венценосной особы. На мгновение гости замерли в реверансах, после чего помещение наполнилось звуками музыки - начался бал! В какой-то момент Магнус пожалел, что не проявил больше настойчивости. Катарине наверняка бы здесь понравилось. В Неаполе они практически еженедельно посещали балы, веселясь там и танцуя до упаду. А сколько мужских сердец разбилось вдребезги? Не сосчитать! Конечно, дамы тоже попадали в этот список, но все же Магнуса больше привлекали юноши, особенно голубоглазые брюнеты. Бедный Луи…Эта бессердечная женщина посмела манипулировать тобой… прошептал он, задумчиво поглаживая перстень. Отвернувшись к стене, так чтобы никто не мог его видеть, маг прошептал заклинание и в воздухе возник листок пергамента.
Я в Версале. Приезжай.
P.S. Без тебя здесь слишком скучно. Магнус.

Письмо вспыхнуло и растаяло в воздухе.
Решив, что подруга не посмеет воплотить угрозу в реальность, маг вернулся обратно к танцующим парам. Едва закончился бранль, Людовик XIV в окружении прелестных девушек удалился на почетное место и зазвучала новая мелодия - Павана – неторопливый и торжественный танец. Магнусу досталась в партнерши дама в малинном платье, которая кокетничала с ним настолько откровенно, что подобное проявление чувств даже ему казалось неуместным, не говоря уже о окружающих. Особенно, учитывая ее замужнее положение. До ушей мага то и дело долетали возмущенные вздохи. Плевать! Он пришел сюда отдыхать и веселиться, а потому отвечал флиртом на флирт, улыбкой на улыбку, не испытывая при этом ни малейших угрызений совести. Время летело незаметно, одна мелодия сменялась другой и вскоре Магнус уже не чувствовал ног. Откланявшись, он поспешил удалиться на отдых, заверив многочисленных дам, жаждущих его внимания, что вскоре обязательно вернется. Скользя вдоль стен, где располагались галереи для зрителей и оркестра, маг с любопытством рассматривал собравшихся. В отличие от смертных, он мог видеть их истинные обличья - те, что скрывались под чарами гламура. Губы мага растянулись в зловещей усмешке. Глупые люди понятия не имели с кем разговаривали, танцевали, флиртовали и проводили время. Зал буквально кишел нежитью всех видов и рас. Кого здесь только не было - вампиры, фэйри, нимфы, писки, маги…даже оборотни вышли из леса, чтобы засвидетельствовать своё почтение королю. Посмеиваясь, Магнус кивнул одному из вампиров – сегодня он сможет сытно поужинать - как вдруг заметил в толпе знакомую маску арлекина. Привлекший его внимание незнакомец стоял один и выглядел весьма скучающе. Кошачьи глаза мага хищно блеснули – Попался! Похоже, сегодняшней ночью ему тоже не придется скучать. В какой-то момент их глаза встретились – юноша мгновенно узнал Магнуса и приглашающе кивнул головой. О времена, о нравы! Но не успел маг и шага ступить, как в его планы бесцеремонно вторгся посторонний. Это еще кто такой?! Его опередили, да так лихо, что он не удержался и даже  губу от досады прокусил. С брюнетом беседовал какой-то, непонятно откуда взявшийся тип, закрывая ему весь обзор! Какого черта?! Магнус понятия не имел, кто он такой, но уже сейчас испытывал по отношению к незнакомцу стойкую неприязнь. - Не помешаю? Да он скорее пожертвует всеми своими нарядами и попугаем в придачу, чем позволит этому выскочке испортить себе вечер.

Отредактировано Magnus Bane (2018-01-15 21:25:29)

+6

3

Восемь лет безудержного пляса, вереницы пестрых и пышных нарядов и всего того, что так присуще эпохе Короля-Солнце. Было сложно вспомнить, когда в последний раз день был лишен его присутствия на балах, свадьбах каких-то именитых дворян и прочих увеселительных мероприятий, направленных исключительно на то, чтобы помериться со своими соседями тем, у кого больше денег, знатности и просто посмотреть на то, кто и во что горазд. Алистер, несомненно, любил роскошь и комфорт Франции, но порой ему все же не доставало атмосферы былых времен, когда глаза не болели от безвкусно-вульгарной броскости женских нарядов, а кругом все думали исключительно о политике, а не каждодневных приемах у венценосной особы. Тем не менее, каждая эпоха по своему хороша, чем-то примечательна и отлична от прочих: это время ему принесло лучшую подругу, которой наконец-то удалось вытащить Хорна из нескончаемого полудепрессивного состояния и убить в нем желание по тихому отвисать где-то в сторонке. Маргарита показала ему мир с другой стороны, объяснив, что у него впереди целая вечность — нет смысла прожигать свое бессмертие на задворках эпох, нужно быть в центре событий, быть вовлеченным в них и использовать все те прикрасы и блага, ежедневно доступные лучшим мира сего. И он послушал ее, влился в бешеный ритм жизни французского двора, стал его неотъемлемой частью и вполне себе значительной фигурой среди местной Нежити. Восемь лет — не срок для тех, у кого впереди череда нескончаемых столетий жизни, но здешним заводилам пришлось признать его авторитет и выдающиеся навыки, чтобы мирно сосуществовать до тех пор, пока Алистер и Маргарита не решат покинуть страну для продолжения своего путешествия по самым примечательным местам нашей планеты.

Спрос на услуги двух более чем опытных магов был весьма высок — к их помощи прибегали не только знакомые нижнемировцы, но и вельможи голубых кровей. Собственно, именно так и вышло, что после все приложенных усилий и безукоризненного выполнения многих магических сделок, — им достался небольшой, но все же дворец у Сены — реки, на берегах которой возвышались величественные имения высокопоставленных придворных, блестящие позолотой и дорогим мрамором, и раскидывались целые парковые ансамбли в излюбленном, декоративном стиле французов — безупречные линии аккуратных прогулочных дорожек, обрамленные, казалось бы, вечно зелеными деревьями и низкорослыми кустарниками, каждый из которых был подстрижен в свою особенную и неповторимую форуму.  И, разумеется, элегантные каменные изваяния, воспевающие красоту человеческого тела — самого великого и прекрасного рукотворного творения Всевышнего.

— Маргарита! — сонный голос брюнета, без всяких сомнений, разнесся по всему второму этажу их поместья, оповещая о том, что хозяин проснулся и чем-то недоволен. — Опять пять часов вечера. Я понимаю, что задерживаться каждый раз на приемы ко всякой десятой воде на киселе — вполне приемлемо для наших персон, но, будь так любезна, сегодня постарайся уложить свои чудесные лохмы чуть быстрее, чем за три часа. Как-никак, а Его Величество с каждым годом становится все чопорней к соблюдению придуманных им же правил здешнего этикета, — на этой ноте монотонная лекция о приличии закончилась, в ответ через едва приоткрытую дверь в соседние покои донесся такой же раздраженный полусонный стон его подруги, которая, о слава богам, все же соизволила разомкнуть свои очки и минимально внять отчаянному призыву Алистера.

Ко всеобщему удивлению прислуги и самого Хорна, де Круаль привела себя в порядок ровно в срок - так, что оставалось несколько минут для того, чтобы открыть портал в Версаль и успеть обозначить присутствие своих великосветских особ всему высшему свету Французского двора. — Граф и графиня де Роган, — зычный голос тучного церемониймейстера оповестил толпу дворян о пополнении в их рядах на сегодняшний вечер. Первым в зал вступил Алистер, одетый в темно-бордовую муфту ниже колена, украшенную на плечах  спине плетением драгоценного бисера из причудливо мерцающих серебристым блеском каменей. Из под муфта выглядывала белоснежная нижняя кофта с пышным нагрудником. Ноги до колена были обтянуты штанами под цвет верхней накидке, довершенные все такими же белыми чулками и темной обувью, украшенной несколькими крупными бантами из шелка. Парики никогда не были излюбленной частью его нынешнего амплуа, свое безраздельное предпочтение он отдавал волне аккуратно уложенных собственных волос. Верхнюю часть лица мага прикрывала полупрозрачная маска, обшитая по краям пышным ажурным плетением. Вслед за статным брюнетом в зал вплыла его спутница в пышном платье лазурного цвета, позади нее тянулся длинный шлейф, из которого, при должном желании и усилии, можно было бы сотворить замену ковру на парадной лестнице дворца Его Величества. Густые, темные волосы Маргариты были убраны наверх, напоминая собой Пизанскую башню во всей своей красе. Все это великолепие тут и там было украшено кружевами, изысканными бантиками и прочей дамской атрибутикой, присущей каждой уважающей себя светской львице тех времен.

Стоило появиться монарху, как в то же мгновение начался первый танец. Вечно-безменной парой на нем уже на протяжении многих лет была только Маргарита — это был их танец, именно так они и познакомились, нечаянно и негаданно выбрав друг друга себе в партнеры. Музыка, размеренный ритм и выученные на зубок движения — все пронеслось слишком быстро — не успел Хорн опомниться, как его подруга уже испарилась, растворившись среди приглашенных гостей, - ища себе очередную жертву для того, чтобы скоротать сегодняшний вечер. Впрочем, мужчина никогда не осуждал личных игрищ де Круаль, прекрасно понимая, что компания друг друга порой выматывала и его самого.

Почти не заинтересованно бродя взглядом по снующей туда-сюда толпе, состав которой изо дня в день никогда не изменялся, Алистер подметил темноволосого юношу в маске арлекина — он был явно новеньким здесь, своеобразная робость и непонимание происходящего вокруг тут же были примечены повидавшим многое взором чародея. Легкая жертва - не самое достойное занятие для него, но надо же было чем-то развеяться наступающую семимильными шагами скуку.

— Добрый вечер, — со всей присущей ему притягательностью в голосе, поздоровался Хорн, почти что из неоткуда возникая прямо перед тем самым юнцом, который его так заинтересовал. Правда, не успел тот ответить на его приветствие, как в их не скромную идиллию начала знакомства вмешался еще кто-то. — Разумеется, нет, юноша, если, конечно, банальные правила этикета вам чужды и вы не удосужились заметить, что я уже начал беседу с этим молодым человеком. Прерывать чужой диалог — первый посыл к тому, что вы, к сожалению, лишены должного воспитания, — не отводя взгляда от голубых глаз мальчишки, от которого за версту разило запахом фэйри, ответил Алистер незнакомцу, бесцеремонно прервавшего его планы на вечер. — Пожалуй, для начала вам стоит  ознакомиться с  правилами минимального приличия. Будьте так любезны, просветите одного из лакеев о месте своего пребывания, и я, непременно, вышлю вам краткий курс для ознакомления, — обернувшись лицом к парню в маске, украшенной черными перьями, прояснил кареглазый, наигранно-уважительно кивнув тому — оповещая о том, что на этом он свободен и дальнейшее его присутствие не желательно.

+6

4

Тактичность никогда не входила в список его добродетелей, которых можно было пересчитать по пальцам, но если того требовала ситуация, Магнус демонстрировал чудеса галантности и обходительности. Люди сами тянулись к нему, как к магниту, не в силах сопротивляться той силе притяжения, которой обладал блистательный и яркий, словно солнце, маг. Искусство дипломатии заключается не только в умении красиво говорить, главный залог успеха кроется в самом человеке, его умении расположить, преподнести себя публике и с этим у Магнуса всё было в полном порядке. То, как он вел себя, как одевался и как говорил, вызывало у окружающий неосознанно желание приблизиться, заговорить и прикоснуться. На светские приемах, балах, пышных празднествах маг всегда оказывался в центре внимания. Для этого даже особых усилий прилагать не требовалось, разве что контролировать колкий язык и количество выпитого алкоголя. Окруженный многочисленными зрителями он блистал остроумием, искрометно шутил демонстрируя глубокие познания практически во всех областях, будь то музыка, наука или искусство, а его изысканные манеры и обворожительная улыбка лишали сна порой не только дам, но и их кавалеров. Обзаводиться связями и поклонниками Магнус умел как никто другой. Примерно так же обстояло дело и с врагами. Из-за вспыльчивого характера, ряды его недоброжелателей пополнялись чуть ли не каждую неделю – люди, маги, вампиры… В плохом настроении Магнус плевать хотел на расовую принадлежность – если кто-то переходил ему дорогу, он без раздумий осаживал наглеца. Вежливо ли это было? Да какая разница! Его поведение всегда зависело от ситуации, конкретного собеседника и личной выгоды. В данный момент единственным желанием Магнуса было устранить конкурента, посмевшего претендовать на его добычу и способов для этого, благодаря богатой фантазии, было хоть отбавляй – хорошие манеры волновали его в последнюю очередь. А если точнее, совсем не волновали. Кажется, вечер перестает быть томным! По кончикам пальцев, словно ток по проводам, пробежала синяя искорка. Маг еще раз прошелся безразличным взглядом по незнакомцу, будто тот был лишней деталью интерьера, и тут же перевел взгляд на юношу-фэйри. Первое правило опытного дуэлянта гласит - если хочешь намеренно оскорбить собеседника, просто проигнорируй. В высшем обществе это было равносильно пощечине. – Не правда, ли прекрасный вечер? Зеленоглазый красавец, наконец-то пришел в себя. Видимо юноша не ожидал, что его персона вызовет столько внимания. Хах.. мысленно ухмыльнулся Магнус. От такого скопления магии на один квадратный метр, любой бы впал в ступор. – Да, да…замечательный! Просто замечательный. Торопливо произнес фэйри, не зная на кого смотреть. Бедолага словно попал в западню – маги окружили его со всех сторон, заблокировав пути к отступлению.
Прерывать чужой диалог — первый посыл к тому, что вы, к сожалению, лишены должного воспитания
Похоже, намеков мы не понимаем... Медленно и с выражением крайнего неудовольствия Магнус перевел взгляд на источник шума. – Полностью согласен. С Вашей стороны, уважаемый, крайне некультурно вмешиваться в наше общение. В спокойном голосе мага слышалась откровенная насмешка. Плевать он хотел с высокой колокольни на правила хорошего тона и прочие церемониалы, когда речь шла о гордости великолепного Магнуса Бэйна. – Если Вы в свое время не получили должного воспитания, то можете попытаться компенсировать это соблюдением элементарных правил приличия и для начала представиться. Они уже произвели друг на друга неизгладимое первое впечатление, так что в дальнейших любезностях отпала всякая надобность. Будь здесь Катарина, она бы непременно прочитала ему лекцию о том, что хамство рано или поздно доведет его до могилы, но увы, подруга осталась дома, предоставив ему полную свободу самовыражения. Грех не воспользоваться! Давненько он не веселился, а тут такая прекрасная возможность размять руки. Я всегда получаю то, что хочу и этот раз не станет исключением. читалось во взгляде янтарных глаз, с вызовом направленных на незнакомца. Смертный на его месте давно бы превратился в горстку пепла, ну или как минимум получил термический ожог – градус напряжение стремительно полз вверх, утягивая вслед за собой температуру. Стоящая рядом дама поспешно принялась обмахиваться веером.  – Маман, Вам не кажется, что здесь стало слишком душно? Но Магнус даже бровью не повел. В порыве злости он мог разрушить пол Парижа, так что гостям его величества еще повезло – отдавая дать уважения королевскому титулу, маг с трудом, но все же сдерживался. Пока….
Но незнакомец не собирался отступать. - Будьте так любезны, просветите одного из лакеев о месте своего пребывания, и я, непременно, вышлю вам краткий курс для ознакомления.
После этих слов, Магнус всерьез забеспокоился о королевской собственности. Руки чесались проучить наглеца прямо здесь, но здравый смысл подсказывал, что эта авантюра может плохо для него закончиться. Не забывай, ты все-таки находишься во дворце! Зачем тебе лишние проблемы с охотниками? уговаривал он себя, сжимая зубы. Нефелимы состояли при дворе каждого правящего монарха. Это было сделано Конклавом в целях безопасности – вдруг какой-нибудь демон вселиться в короля и устроит массовую резню – а также, чтобы исключить возможность вмешательства  представителей Нижнего мира в дела примитивных. Банальное внушение, заклинания – способов воздействия на людей было  хоть отбавляй, особенно когда тебе скучно и ты бессмертный. Магнус с самого начала ощущал здесь, в Версале, присутствие охотников, так что реши он сейчас устроить огненное шоу, ему бы это так просто с рук не сошло. Потомки Разиэля, эти высокомерные выскочки, вечно совали нос в чужие дела, портя всё веселье. Но кто не рисует, тот не пьет шампанского... Зрачки мага сузились и потемнели, а на губах заиграла плотоядная ухмылка. Сделав два быстрых шага, он наклонился к незнакомцу и тихо произнес. – К чему такие сложности? Я не прочь послушать пересказ…Люди вокруг принялись неодобрительно перешептываться. Своим поведением Магнус компрометировал не только себя, но и своих собеседников. - В твоем исполнении. Развлекаться, так по полной. Отстранившись и заглядывая в угольно-черные глаза незнакомца, маг нагло ухмыльнулся, а затем произнес  - Как насчет приватного урока? 

+4

5

Sometimes I justify the words I spill
Like spitting embers they spark and kill

Обычно нескольких метких замечаний вполне хватало для того, чтобы очередной нарушитель спокойствия внял голосу разума и удрал куда подальше от Хорна, но данный нахальный субъект оказался, к искреннему удивлению самого чародея, не только лишенным инстинкта самосохранения, а еще и довольно таки острым на язык. При дворе Алистера знали много лет, знали и уважали все поголовно: кто-то восхвалял его по истиннее чудотворные таланты, кто-то тихо ненавидел, сидя в сторонке, но само чувство ненависти не отменяло того факта, что даже враги мужчины уважали его и боялись. Судя по всему, желтоглазка был новичком и не знал его. Есть время наверстать упущенное, — подумал маг, глядя свысока на третьего лишнего в их компании.

— Я дитя Великого демона бескрайней Бездны между мирами, — наконец решил представиться Алистер, снисходительно склоняясь ближе к незнакомцу и шепча ему эти слова на пониженно-пугающих тонах, перерастающих в ядовитое шипение, которое издает змея, готовясь закусить попавшей в западню мышью. Пусть половину лица чародея и скрывала маска, можно было заметить, как его черты хищно обострились, а в убийственно-спокойных глазах забушевал угрожающий шторм, пока что еще далекий, маячащий где-то на задворках его сознания, но готовый в любое мгновение разыграться не на шутку и поглотить в своих волнах тщедушное тельце заносчивого мальца. — А вы кто, молодой человек? — вопросил Хорн тоном, дающим ясно понять, что никакие отмазки и увиливания не принимаются — или пусть пеняет на себя любимого. — Я бы не стал тратить время на второсортного чернокнижника, не разменявшего и первую сотню лет, но уже возомнившего себя настоящим чародеем, только вот придется отстоять честь прелестного юноши, — не оборачиваясь к фэйри, маг указал на причину их столкновения, продолжая непринужденно пилить взглядом бездонных глаз своего крайне нежеланного собеседника. — И согласиться дать вам урок хороших манер. Право, мне от этого ничего не убудет, верно? — на сей раз он обратился к своему призу, ища в глубине его голубых глаз поддержку и подтверждение сказанных им слов. — Да, разумеется, вы правы, — неуверенно запинаясь на каждом слоге, поспешно промолвил мальчик, не в силах выдержать на себе всю тяжесть взора древнего чародея. — Вот и замечательно, прошу, — по детски возликовав, заявил Алистер и указал куда-то за спину незнакомца — на огромную арку, ведущую в вечно цветущий королевский сад.

Еле заметно поклонившись фэйри, Алистер двинулся к ней — вслед за желтоглазым незнакомцем, которому предстояло получить по первое число — и запомнить до конца своей нескончаемой жизни, что не стоит дерзить старшим, когда те уже заняты делом. Несколько знакомых мага смерило его непонимающими взглядами — одновременно здороваясь с ним и вопрошая о том, что стряслось, на что он лишь небрежно отмахивался рукой, давая понять, что это не стоит их драгоценного внимания. В толпе он почти сразу же отыскал Маргариту, ее пышную прическу можно было увидеть даже с другого конца бальной залы, а та всегда отличалась своим внушительными размерами. Подруга стояла к нему спиной, но будто почувствовала неладное и обернулась, так же пытаясь найти Хорна. Встретившись взглядом с ним, девушка укоризненно посмотрела на него — и он даже вообразил, как она раздраженно цокает в такой ситуации, осознавая, что вскоре вновь придется откачивать жертву друга, вытаскивая ее с порога Костлявой. Пусть времена, когда Хорн упивался черным колдовством и мучениями других давно канули лету, сейчас мало кто сумел бы узнать в сдержанном и элегантном мужчине того извращенного маньяка-чародея, орудующего на просторах Византии за звонкую монету, но порой все же случалось, что Алистер терял контроль над своими эмоциями и кратковременно обращался тенью своего кровавого прошлого, не знающего ни пощады, ни милосердия. Трезвость ума, обычно ему во всем присущая, исчезала напрочь — и только Маргарита одна была способна вернуть его в адекватное состояние. Остается лишь уповать на благосклонность Судьбы, что подобный вопиющий инцидент не произойдет сегодняшним вечером.

Петляя меж аккуратно подстриженных парковых кустарников, уходящих вдаль на многие сотни метров и образующих запутанный лабиринт, все дороги которого были известны лишь завсегдатаям королевским приемов, Алистер гордо вышагивал впереди их скромной процессии. Он не оборачивался назад, чтобы проверить, не удрал ли его злосчастный компаньон, — в этом не было нужны, чародей прекрасно ощущал присутствие закипающей внутри того магии.

Заведя их обоих в самую глубь сада, куда не забредают воркующие между собой парочки влюбленных, Хорн остановился на открытой площадке, со всех сторон окруженной высокими зелеными ограждениями. Сквозь редкие просветы между густой растительностью явно просматривались яркие огни Версаля, сверкающие где-то в отдалении. — С чего желаете начать, многоуважаемый? — без особого интереса в голосе спросилnullnull Алистер у незнакомца, величественно усаживаясь на мраморную скамейку, словно она была не просто каким-то обыденным предметом паркового убранства, а настоящим королевским троном.   

+4

6

— Я дитя Великого демона бескрайней Бездны между мирами.
Магнус чуть не задохнулся от смеха. Черт, как бы подводка не размазалась! Чтоб не лопнуть, пришлось сжать зубы и срочно вспоминать все самые печальные моменты из своей не слишком долгой жизни. Увы, таковых не нашлось, благо в памяти всплыли последние сцены из фильма «Титаник». Как же он рыдал…В тот момент, когда главная героиня выбросила за борт «Сердце Океана» его душа едва не покинула бренное тело от досады и несправедливости. Эх, Рози, Рози…что же ты наделала! Какое непростительное расточительство! Ну да ладно…Промокнув рукавом увлажнившиеся глаза, маг выпрямился, откашлялся и вновь посмотрел на своего собеседника. Ответ незнакомца был настолько неожиданным и одновременно забавным, что застал его врасплох – мысленно он уже вовсю готовился к кровопролитной дуэли. Люблю Париж! Здесь даже у снобов есть чувство юмора…Не зря говорят, внешность обманчива. Он даже как-то растерялся по началу – «дитя Великого демона бескрайней бездны между мирами» изложил всё вышеперечисленное с таким серьезным и величественным видом, что испортил ему весь  боевой настрой, заставив чувствовать себя жалким двоечником, который проспал в школе все уроки географии и теперь не может отличить север от юга. У кого бы компас одолжить? Как существо, абсолютно не умеющее ориентироваться на местности и страдающее врождённым топографическим кретинизмом, Магнус понятия не имел, где находится та самая бездна и про какие миры идёт речь? Их было слишком много! Сотни, тысячи параллельных вселенных и реальностей, так сходу и не сообразишь, но судя по всему место, про которое вещал колдун было невероятно значимым! У примитивных есть забавное выражение: - «каждая лягушка  хвалит свое болото», так и тут – непомерно раздутое эго незнакомца, как в легенде про трех китов, подпирало небосвод. Ну ничего, я знаю отличное лекарство от этой болезни, называется – кровопускание. Дешево и сердито, зато действует безотказно! В кошачьих глазах заплясали озорные огоньки.  – В наше время, каждый мелкий божок мнит себя великим демоном, так что, уважаемым, добавьте немного конкретики!Сняв с головы цилиндр, он отвесил им низкий поклон, а затем торжественно произнес, с неприкрытой издевкой пародируя своего собеседника – Моё имя -  Магнус….Магнус Бейн. Я сын принца ада – Асмодея. Единственный, на сколько мне известно. Хотя папа никогда не был разборчивым в связях. Головной убор вернулся на прежнее место. Магнус  небрежно поправил пышный воротник рубашки, провожая взглядом проплывающих мимо дам. В одной из них он узнал свою недавнюю партнершу по танцу – видимо, девушка всерьез заинтересовалась его персоной. Маг не считал, но она уже третий или пятый раз проходила мимо, не оставляя попыток привлечь его внимание. И куда только смотрит ее муж? Может потому что он был слишком увлечен разговором, Магнус только сейчас заметил, с каким видом смотрят на них окружающие. На лицах гостей читалось  осуждение, удивление и опаска. Затеять ссору на балу, где присутствовал сам король – дерзость, граничащая с безумием, но еще большее безумие – делать это у всех на виду. Головой Магнус прекрасно понимал, что подобные шалости могут выйти ему боком, но ничего не мог с собой поделать. Цепная реакция была уже запущена….
— Я бы не стал тратить время на второсортного чернокнижника, не разменявшего и первую сотню лет, но уже возомнившего себя настоящим чародеем, только вот придется отстоять честь прелестного юноши…
Вы только посмотрите, прям таки рыцарь на белом коне! Я, кажется, вижу очертания нимба… мрачно ухмыльнулся Магнус, прикидывая в уме, какой из способов убийства будет самым быстрым и болезненным. Сегодня ночью у меня много дел, пора заканчивать с этой мыльной оперой… – Мы впервые встретились, а вы уже берётесь судить о моих способностях? Слишком примитивный подход для «дитя великого демона». пожал плечами маг. Только глупцы делают поспешные выводы! Своим наглым поведением и речами незнакомец не на шутку его раззадорил  – А по поводу чести прекрасного юноши – кошачьи глаза  угрожающе метнулись в сторону фэйри - из-за вас она пока не тронута! Но как только мы закончим, я планирую исправить это досадное недоразумение. Смазливый поганец посмел играть на два фронта! Хотя в этом не было ничего удивительного – дивный народец никогда не отличался постоянством, во всем ища выгоду и Магнусу, признаться, даже нравился такой практичный подход к ведению дел. – Не уходи далеко. Я скоро вернусь и мы обязательно продолжим разговор. Игриво подмигнул он на прощание фэйри. Незнакомец уже растворился среди вальсирующих пар. Не теряя времени, маг поспешил следом. Ловко лавируя в толпе гостей, он пробирался к выходу, как вдруг внезапно ощутил на себе чей-то взгляд. Пристальный и холодный, словно его затылок буравили два сверла. Магнус резко обернулся, ища глазами источник неприятных ощущений и тут, на противоположной стороне, увидел две высокие фигуры, закутанные в черных мантии. Они смотрели прямо на него, даже не пытаясь отвести взгляд, как будто желая быть замеченными. Черт…ручные болонки кардинала.. На службе его святейшества состояло много сверхъестественных созданий, в том числе нефелимы  – куда же без этих надоедливых, пернатых созданий - и теперь они недвусмысленно предупреждали его – «Мы следим за тобой». Маг скривился в презрительной улыбке, махнул рукой в неопределенном направлении  - Слишком много на себя берёте, мальчики! - и выскользнул из зала. Как только звуки музыки стихли, всё напускное веселье мгновенно испарилось. Его движения стали быстрыми, а шаги бесшумными, словно у кошки в разгар охоты. Магнус шел позади, сохраняя дистанция в несколько метров. В этом части дворца царили тишина и полумрак. 
- С чего желаете начать, многоуважаемый?
Пожалуй, начну сверху – с твоей головы. Сухо кинув противнику, как того требовал негласный церемониал, Магнус принял боевую стойку, развернувшись боком и убрав одну руку за спину. По губам пробежала призрачная усмешка. Из приоткрытого рта, словно приглушенное, змеиное шипение вылетело заклинание -  в руке мага тут же возник мерцающий, серебрённый хлыст. Он был похож на длинный кнут погонщика, которым тот подстегивал строптивых лошадей. Магнус замахнулся и метнул плеть вперед – жидкая, металлическая нить взвилась вверх, подпрыгнув словно кривая линия кардиограммы, а потом со свистом обрушилась на противника. Удар пришелся по предплечью, оставив на черной мантии длинный рубец. Из раны тут же хлынула кровь, пропитывая края обуглившейся ткани. Он хотел проучить своего обидчика, а не калечить и потому в последний момент специально отвел руку в сторону. Это должно поумерить твой пыл…. Не теряя времени даром и уклоняясь от ответных атак, маг замахнулся еще раз – плеть послушно описала дугу и ринулась вперед. - Мы всё еще можем избежать кровопролития…Я жду искренних извинений!

Отредактировано Magnus Bane (2018-03-31 16:58:06)

+3

7

[indent]  [indent] Алистер был знаком с великим множеством магов, молодых и старых, но едва ли хоть кто-то из них мог похвастаться своим благородным происхождением. Впрочем, родство с Аббадоном было скорее пятном на его репутации, нежели чем-то достойным, чем стоит кичиться у всех на виду, но это не отменяло того, что всем было прекрасно известно, кто такой Владыка Пустоши, повелитель Хаоса и бывший Ангел Смерти. При упоминании этого имени в беседе даже самые закаленные нелегкой жизнью люди вздрагивали и косо пялились на чародея, сразу же переосмысливая свое отношение к нему. По правде говоря, Алистер надеялся на то, что одно лишь упоминание имени его отца заставит юнца одуматься и не лезть на рожон. Если уж ты бессмертен и одарен способностью творить самые настоящие чудеса наяву, имей представление о том, как удержать собственную голову на плечах. Тем не менее, все пошло совершенно иначе, чем ожидалось, да еще и Магнус Бейн, так ведь его зовут? Да, именно он, оказался сыном Принца Ада, Асмодея. Достойный противник, но Хорн ощущал, что тому не достает опыта. Он тоже в первые свои столетия был переполнен решимостью, импульсивностью и прочими прелестями пубертатного возраста, но с годами приходило осознание суровости этого мира и его законов, а вместе с тем чародей обретал и мудрость. Мужчина не был намерен излишне вредить юнцу, только лишь преподать урок на будущее.

— Мою голову желали многие, но она все еще на своем законном месте, в отличие от их, — Хорн давно отказался от таких банальностей, как боевая стойка и прочего, что так необходимо для грамотного выполнения чар. Осматривая своего противника с ног до головы, он поднялся со скамьи — прямо навстречу удару хлыста, который рассек его предплечье. Хлынула кровь, наряд был безнадежно испорчен, но пара верных заклинаний чуть позже исправят это безо всяких проблем. — Не плохо, — отозвался кареглазый, увернувшись от следующего удара кнута, просвистевшего где-то рядом с его ухом. — Кто тебя обучал? Немного варварская техника, но талант на лицо, — одобрительно кинув в подтверждение своих слов, Алистер сделал шаг назад, вновь уходя от столкновения с оружием своего оппонента. — Только в магии должна быть плавность, изящность, легкость и, в конце концов, настоящая мощь, — на этом слове он резко замер на месте и сделал жест рукой, после чего магических хлыст замер в воздухе на мгновение, а затем развернулся и стремительно ринулся на Бейна, подобно атакующей змее. Грациозной и молниеносной. Обвившись вокруг ног Магнуса, плеть сделала ловкий оборот и повалила того с ног на землю, тем самым подняв небольшой столп пыли.

— Будь умнее, грубая сила не всегда поможет тебе одержать верх, — покачав головой, чародей дождался, пока сын Принца Ада поднимется на ноги. — Я не хочу сильно портить твое прекрасное лицо, но без извинений мы можем проторчать целую вечность, — напомнил ему тот, тяжело вздыхая и поправляя чуть растрепавшиеся волосы. Пауза бездействия изрядно затянулась, поэтому следующим делом Алистер развел руки в стороны, прошептал какое-то заклинание на непонятном демоническом наречии, и мраморные статуи, красующиеся на своих постаментах, ожили и спустились вниз, окружая юнца плотным кольцом — не оставляя ему никакого выхода, кроме наступление.

+3

8

Магнус был настолько уверен в своих силах, что вариант ответной атаки со стороны незнакомца не рассматривал даже в теории. Обычно все заканчивалось через несколько минут, после первого, максимум второго заклинания и само собой, он всегда выходил из боя победителем. Как говорил римский император Юлий Цезарь: «Пришёл, увидел, победил»! Что такое горечь поражения  Магнус не знал, просто потому, что раньше никогда не проигрывал. Достойные оппоненты встречались очень редко, а рядовые колдуны мало что могли противопоставить сыну принца Ада, даже такому юному и неопытному. Разница в способностях была слишком очевидна и никакие навыки, тренировки, накопленные за века знания, не могли компенсировать этот разрыв. Отцовские гены сместили баланс сил, лишая интриги почти любое сражение. Однако в этот раз система дала сбой. Его противник оказался не просто напыщенным, разодетым индюком, но еще и умел неплохо колдовать. Видимо, придется все же посмотреть на карте ада, где находится эта чертова бездна! Может даже на экскурсию съездить…Огненный хлыст внезапно завис в воздухе, а затем развернулся и стремительно понесся в обратную сторону. Раскалённая веревка  обилась вокруг щиколоток. Не удержав равновесия, Магнус рухнул на землю, ругаясь не столько от боли, сколько от неожиданности. — Будь умнее, грубая сила не всегда поможет тебе одержать верх. Вот гад! Не ожидая, что противник сумеет отразить удар, он наплевал на осторожность и не стал накладывать защитные чары – сразу ринулся в бой...Ну хорошо, я усвоил урок! Чтобы освободиться от пут потребовалось пара секунд. Хлыст растворился в воздухе, превратившись в золотистую пыль, порезы на ногах затянулись, а вот самолюбие пострадало сильнее – валятся на грязном полу, выслушивая злорадные комментарии какого-то надутого павлина было, мягко говоря, унизительно. Я не хочу сильно портить твое прекрасное лицо, но без извинений мы можем проторчать целую вечность. Комплимент я оценил, но не надейся на ответную любезность! В висках пульсировало от злости. Поднявшийся из ниоткуда ветер усиливался с каждой минутой, завывая и разнося эхо по узким коридорах замка. Фигуру мага окутал темно-серый вихрь. Вскоре этот вихрь почернел и заискрился, словно внутри него пульсировали эклектические разряды. – Увы, но этой ночью у меня уже есть планы… в голосе Магнуса звучал сарказм – Если конечно ты не хочешь занять место того смазливого фэйри…Мелкий гаденыш наверняка уже сбежал. Это мысль еще больше его раздосадовала. В глубине души Магнус понимал всю бессмысленность затеянной драки. Предмет их спора не стоил и половины затраченных усилий. – Думаешь, эти каменные изваяния смогут меня удержать? Но теперь на кону стояла его гордость.

Истуканы подбирались все ближе, перекрывая пути отхода, но маг не обращал на них никакого внимания. Он не собирался сбегать. Веселье только начинается! Стоило ожившим статуям переступить за границы темного облака, как они тут же обращались в груду бесформенных булыжников, падая и поднимая с земли столбы пыли. Магнус редко прибегал к такого рода чарам – требовалось слишком много энергии, но сейчас злость мешала ему адекватно оценивать свои силы. Унизанные кольцами пальцы подрагивали от рвущейся наружу магии. – Прежде, чем я сотру тебя в порошок, может всё-таки назовешь своё имя? Чтоб знать, за кого ставить свечку! С десяток энергетических шаров ринулось к противнику, но цели достигла лишь малая часть – незнакомец  ловко отбивал атаки, при этом умудряясь еще и нападать. Несколько огненных снарядов просвистело в паре сантиметров от его головы. Почти попал… В стене, на месте удара образовалась огромная, дымящаяся воронка. Магнус  нырнул вниз и прошептал очередное заклинание. Украшавшая арочный свод горгулья расправила крылья и, сорвавшись с места, спикировала вниз, обнажив острые когти. В следующее мгновение ночь наполнил ужасающий грохот. Казалось, сама земля содрогнулась и того и гляди разверзнется под их ногами, желая наказать тех, кто посмел потревожить её покой. На голову посыпались пыль и крошки, а стена, поддерживающая сводчатый потолок угрожающе заскрежетала и покрылась сетью трещин. Дворцовые стены не выдерживали такого града магических атак. Только теперь Магнус осознал, что увлекшись дуэлью, они УЖЕ разнесли пол замка. Архитектурной жемчужине Версаля был нанесён серьезный урон! По телу пробежал холодок. Удивительно, как сюда еще не сбежались охрана? Словно услышав его мысли, где-то сзади раздался топот бегущих ног. Вот черт! Катарина убьет меня…закончить мысль он так и не успел. Мага отбросило назад и впечатало в стену с такой силой, что он едва не потерял сознание. В затылке трещало, как будто ему проломили череп дубиной. Вот теперь попал…простонал он хватаясь за грудь и сползая на пол. Удар незнакомца пришелся точно в солнечное сплетение.

Отредактировано Magnus Bane (2018-05-18 16:30:17)

+2

9

— Разумеется, нет, — поспешно согласился чародей, наблюдая за тем, как его противник накладывает на себя новое заклинание, которое оказалось куда сильнее предыдущего. Алистер не дрался в полную силу, он лишь проверял, оценивал и делал выводы о способностях Бейна. Глупо бросаться в бой, сломя голову, не зная о том, что может позволить себе твой оппонент. Жизнь и чрезвычайные ситуации, часто случавшиеся с ним в его лихие годы молодости, научили его тому, что подходить к выбору заклинаний в бою надо с умом, а не абы как швырять всем, что под руку подвернется или придет в голову в минуту нужды. Магнус решился на действенный, но энергозатратный ход. Что ж, это его выбор, но теперь Хорну будет известно, что несдержанность и излишняя увлеченность — главные слабости этого юного чародея. Возможно, с годами это пройдет, но если он не будет осторожен впредь, то и года не проживет. На месте кареглазого мог быть куда более суровый человек, не знающий о чувстве снисходительности в подрастающему поколения. Когда-то Хорн и сам был готов оторвать голову первому встречному, кто кинет на него "не такой" взгляд, сейчас же это осталось давно позади. Главное научить этого мальца чувству меры и расчетливости.

[indent]  [indent] Он все еще наблюдал за сыном Принца Ада, даже тогда, когда статуи обратились грудой пылью, и в него полетели, один за другим, энергетические шары. Раз, два, три и так далее. Ловкими движениями рук маг поглощал их, будто бы проглатывая, как лакомые шоколадные конфетки, приглянувшиеся ему за праздничным столом. Когда же противник осознал, что этим его не возьмешь, все кругом пошатнулось: воздух, земля, стены версальского дворца. Мириады трещин разошлись по многовековой кладке царской резиденции; зеленые, цветущие лианы срывались вниз, оборванные вываливающимися наружу камнями; даже где-то наверху ожила горгулья, украшающая входную арку. Кинув мимолетный взгляд на темноволосого парня, Алистер осознал, что тот теряет контроль от ярости. Он уже не осознает, что творит, необузданная магия хаоса так и плещет через край, стремясь сровнять это место с землей. Еще где-то чуть поодаль послышался стук от сапог приближающихся к ним людей. Ради всего святого, только бы не эти детишки Ангела. Подумал полукровка и наотмашь ударил Магнуса, будто бы отгоняя от себя назойливую муху, приставшую к нему в самый неподходящий для этого момент. Противник отлетел к ближайшей стене и осел, сложившись пополам, а Хорн тем временем тихо выругался и, озираясь по сторонам, взмахнул руками, рассекая пространство и вырисовывая в нем алые колдовские символы. Дворец еще раз вздрогнул, но на сей раз не столь сильно, как минуту назад, и камни, каменная крошка, оборванные растения и расколотые на миллионы частей статуи взмыли вверх, занимая свои привычные места и принимая первозданный вид.

— Ты недоумок! — в мгновение ока подлетев к малолетке, Хорн поднял его за шкирку, как провинившегося котенка, и пуще прежнего вжал в стену, с опаской оглядываясь кругом и продолжая: — Молись своему отцу, чтобы тебя не заподозрили, — раздраженно клацнув своими белоснежными, ровными зубами, выплюнул он тому прямо в лицо и отпустил, тут же развеивая повисшие в невесомости магические знаки, оставшиеся за его спиной.

[indent]  [indent] Из-за дальнего угла вынырнуло несколько мужчин, одетых в неприметную черную форму: такую темную, что их едва можно было различить среди сгустившихся сумерек. Незамедлительно отпрянув от парня, чародей принял непринужденный вид и решил выйти навстречу отряду сумеречных охотников, тем самым принял на себя весь удар и все обвинения. Его Величество проявит понимание и простит его, если узнает, что погром устроил один из его верных подданных, выполняющих его прихоти чуть ли не даром, а вот Магнусу могло прийтись худо. Король Солнце не церемонится с зазнавшимися выскочками. Его ждет эшафот, если ни что-нибудь похуже этого.

— Добрый вечер, уважаемые, — проявляя всю свою притворную вежливость, здоровается маг с только прибывшими надзирателями правопорядка, тут же расплываясь в приветливой улыбке, которая может обмануть даже самого недоверчивого и подозрительного охотника в мире. — Что-то произошло? — в следующее же мгновение поинтересовался он, не принимая во внимание презрительные взоры своих недружелюбно-настроенных собеседников. — Могу я чем-то помочь? — вновь обращается он к ним, на сей раз не без тонких саркастичных ноток, пикантно играющих в его плавном, размеренном тоне. Судя по всему, земные хранители растерялись, поскольку не застали на месте преступления никого, кроме преисполненного спокойствие и уверенностью в себе чародея. Впрочем, да и улик нет, для этого Алистер приложил все усилия.

У Вас кровь, дражайший, — тонкий, почти что певчий, женский голосок раздается из-за спины взвинченных до предела нефилимов. Грациозно ступая по каменной кладке дороги, в поле зрения и Алистера, и, несомненно, наблюдающего за ним Бейна, появляется миловидная барышня в пышном платье лазурного цвета. Тонкая шейка, изящные руки, стройная фигура, чуть припухлые губы, распущенные, но идеально уложенные волосы цвета пожухшей травы. Конечно же, Аннабель Крайз, придворная ищейка, благоверная прислужница кардинала и, помимо всего, небезызвестная чародейка при французском дворе. Картинно закатив глаза в ответ, Хорн притрагивается к кровоточащему предплечью и еле заметно морщится, испытав кратковременную боль. Во всей это суматохе он совсем позабыл о своем боевом ранении, рана почти что не болела. По крайней мере, до тех пор, пока ему о ней не напомнили. — Незначительная царапина, не стоит вашего времени, мадам, — отмахивается мужчина, при этом опасаясь за то, как бы эта презренная интриганка не пронюхала, что дело неладно.

+1

10

Кажется, небо и земля поменялись местами. Магнус лежал на полу и не мог сфокусировать зрение на чем-то конкретном. Все вокруг смешалось, превратившись в однотонное серое пятно, внутри которого мелькали неясные тени. Приподнявшись на локтях и ощупав затылок, он почувствовал на пальцах что-то теплое – из  пробитой головы сочилась кровь, затекая под воротник рубашки. Это ведь был мой любимый, парадный костюм… Что я буду носить?! Французы совершенно не умеют шить одежду! Тюремную робу – прошептал в ответ внутренний голос.  – Тебе ее выдадут бесплатно. Ох, черт…к несчастью память по крупицам восстанавливалась. Манус застонал, облокотился спиной о стену и продолжая держаться рукой за голову, попытался сесть. Он бы предпочел всё забыть! Особенно того проклятого фэйри, с которого начались его сегодняшние злоключения. Перед глазами замелькали рваные картинки – как в него ударило заклятие, как он описал в полете дугу, последующее жесткое приземление и невыносимую боль между ребер. В этом раз он попал, по-настоящему, в серьезную передрягу. До состояния «хуже быть уже не может» оставалось всего пара шагов и повезло, что ему поставили подножку. Не умышленно и точно не ради его же блага, но тем менее очень вовремя.

Если бы не вероломная атака незнакомца, магия хаоса в считанные минуты уничтожила дворец со всеми его именитыми обитателями. Именно поэтому этот вид колдовского искусства считался одним из самых опасным. От практикующих его магов требовалась полная концентрация внимания и сил. В нестабильном состоянии прибегать к столь мощным чарам было равносильно самоубийству – одно неверное движение и ты теряешь контроль над происходящим. Магнус прекрасно это знал. Знал, но из-за самонадеянности и тщеславия, пренебрег правила. Как это часто бывает у буйных алкоголиков, стоило только подумать о последствиях и его тут же настигли муки совести – к культурному наследию и памятникам архитектуры он всегда относился с трепетом, даже китайские вазы коллекционировал…и тут такая неловкая ситуация. Во всем виноваты масоны! Чертовы строители вечно хвастались, что стоят на века, а что в итоге? Парочка заклятий и все пошло прахом!

Тем временем, звуки шагов становились отчетливее. Солдаты приближались, а воображение уже вовсю придумывало возможные варианты казни. Что теперь будет? Меня четвертует, повесят, сожгут на костре? Отправят на дыбу? В таком состоянии он мало что мог противопоставить даже десятку обычных солдат, не говоря уже об ищейках Кардинала. Сбежать через портал – не хватит сил, а если позвать на помощь Катарину  – подругу могут арестовать, как соучастницу. Сколько бы Магнус не думал, в голову не лезла ни одна подходящая мысль. Ну же, соображай…мы и не из таких передряг выбирались! Внезапно чьи-то руки грубо схватили его за шиворот и с силой впечатали в стену, шепча что-то на ухо. Судя по интонации - оскорбления. Оглушенный, Магнус с трудом разбирал слова, но общий посыл был понятен и так – его отчитывали, как нагадившего в хозяйской спальне кота, разве что в разбитую кирпичную кладку мордой не тыкали…В другой ситуации за такую дерзость он бы убил негодяя одним щелчков пальцев. - Какого черта?! зашипел он от боли, пытаясь вырваться, но руки незнакомца вдруг разжались сами и в следующий миг Магнус услышал голоса.  Десяток мужских и один женский – тонкий, как у ребенка, но от этого не менее властный. Весь сегодняшний вечер он только и делал, что ошибался – это было не стражники! Почувствовав всплеск магии, на место дуэли явился отряд нефелимов. Голубое свечение, исходящее от их клинков резало глаза, реагируя на присутствие нежити и указывая каждому, в ком текла демоническая кровь, на его положенное место. — Добрый вечер, уважаемые. Магнус не сразу понял, кто к кому обращается. Он был уверен, что его противник благополучно покинул место преступления и уже попивает бурбон где-нибудь на другом конце континента, празднуя победу в обществе симпатичных мулатов. Времени, чтобы открыть портал и покинуть замок  было более чем достаточно - никто бы никогда не узнал, что он вообще здесь был, так как дуэль происходила без свидетелей - но, видимо, безумные поступки заразительны. Незнакомец остался. Мало того, он еще и прибраться успел, израсходовав значительное количество магии.  Вот псих! Хоть бы сначала себя в порядок привел…Словно прочитав его мысли, из толпы охотников раздался женский голос — У Вас кровь, дражайший.
Следы крови на одежде не укрылись от глаз ищейки. Ну и как теперь выкручиваться? Повезло еще, что все внимание нефелимов сейчас было сосредоточенно на безымянном чародее и никто не обратил внимание на Магнуса – заметь они его и все вопросы отпали бы сами собой.
— Незначительная царапина, не стоит вашего времени, мадам. Пфф…тихонько фыркнул маг. С импровизацией у наследника бездны все было не так гладко, как с самоконтролем. – Так она тебе и поверила... Но надо отдать ему должное, врал незнакомец уверенно и с непроницаемым лицом. К сожалению, это лишь оттягивало неизбежное. Как же раздражает…

Дальше отлеживаться в углу Магнусу просто не позволила гордость. То, что незнакомец после победной дуэли решил проявить благородство и принять удар на себя, вдвойне унижало его достоинство. Со стороны это выглядело примерно так: «Когда взрослые разговаривают, дети тихо сидят в сторонке и помалкивают». Конечно же маг не мог стерпеть такого отношения к своей великолепной персоне. Не для того он был рождён, чтобы позволять какому-то выскочке смотреть на себя сверху вниз! Мне не нужна ничья защита! Окутав себя чарами гламура, благодаря которым его помятый облик вновь приобрел цветущий вид, Магнус пошатываясь вышел из темноты  – Доброго вечера, господа. Отвесив охотникам легкий поклон, он прошел вперед, встал рядом с незнакомцем и хлопнув его по плечу, шутливо произнес - Я немного перебрал шампанского - не смог устоять перед соблазном оценить мастерство французских виноделов - а этот сударь любезно предложил мне свою помощь. Смуглое лицо было полно раскаяния, однако внутренне Магнус был собран и напряжен, как струна. - Возможно, я вел себя слишком шумно и доставил вам некоторые неудобства. Приношу свои искренние извинения. Головы присутствующий словно по команде повернулись в его сторону. В воздухе повисла тишина. Десятки настороженных глаз сканировали мага с ног до головы, изучая и оценивая, может ли он представлять для них угрозу и если да, то на сколько серьезную. Плохо! Хуже не придумаешь! Чувствуя на себе десятки мрачных взглядов, Магнус попытался выдавить приветливую улыбку, чтобы хоть как-то разрядить атмосферу – Не правда ли, прекрасный вечер? - но его дружелюбия никто не оценил и вопрос повис в воздухе, так и оставшись без ответа.  – Кто Вы такой? И по какому праву здесь находитесь? Раздался из темноты приторно-сладкий голос ищейки. Придворная чародейка шагнула вперед, небрежно поправляя полы пышного платья, в то время как её спутники-нефелимы молча рассредотачивались по периметру, замыкая вокруг них кольцо и отрезая пути к бегству. По спине мага пробежал холодок. Именно этого вопроса он опасался больше всего – незаконное проникновение в королевский дворец грозило не менее серьезными последствиями, чем дуэль. Не найдя достаточно улик, ищейка решила прибегнуть к плану «Б». Магнус не сомневался, что ей было прекрасно известно, как именно он попал сюда, в конце концов они оба были наследниками одного вида и чувствовали магию друг друга за версту. Зеленые глаза смотрели на него с презрением, а на губах играла легкая, злорадная ухмылка, словно девушка заранее знала ответ на свой вопрос, но прежде чем действовать, решила немного позабавиться. Внутри Магнуса медленно поднималась волна отвращения и злости. – Меня зовут Магнус Бейн. произнес он с вызовом. – И я не обязан отвечать на вопросы ручной болонки Кардинала. Слова как-то сами слетели с языка и когда он осознал в полной мере их смысл, было уже слишком поздно.

Отредактировано Magnus Bane (2018-05-30 22:50:59)

+2

11

[indent]  [indent] Ничего не скажешь, Алистер врал отменно, но факты на лицо никак не скроешь, особенно от тех, кто привык докапываться до правды любыми доступными способами. Понятное дело, что придворная чародейка лишь фыркнула в ответ на его нелепую отмазку и смерила его точно таким же взглядом, в котором явно читалось все то высокомерие, что так присуще здешним обитателям. — Заверяю вас, уважаемые, нет нужды в оружии, — кареглазый попытался вразумить не в меру воинственно настроенных охотников и сделал небольшой шаг вперед, успокаивающе оглаживая воздух своими руками, будто стремясь приласкать тех, поделиться толикой столь присущего ему спокойствия.

Я думаю, что вы лжете мне, Хорн, — ехидно улыбаясь ему в ответ, произнесла Крайз. Разумеется, она знала, кто он и чем занимается, но покровительство Его Величества не давало ей повода предъявить обвинения такому почетному гостю, как он. По крайней мере, до тех пор, пока он не даст ей повод для этого, и, видимо, сейчас представился именно такой момент. Мысленно выругавшись про себя, чародей тяжело вздохнул и было хотел что-то возразить на это безапелляционное заявление ищейки кардинала, но тут из-за кустов показался Бейн. Весь из себя прилизанный и представительный. Несомненно, он успел накинуть на себя гламур, довольно грубый и неряшливый, но все же действенный. Оставалось надеяться, что чародейка и ее спутники не сумеют пробиться сквозь наведенный юным колдуном морок.

[indent]  [indent] Учтивые речи Магнуса пленили бы любого дурака, только здесь собрались те, кому он был по зубам. Аннабель тут же представила тому обвинения в нарушении частной собственности Его Королевского Величества, что не удивило Хорна, лишь заставило недовольно и немного расстроенно цокнуть языком. Тем не менее, стоило отдать должное, держался Бейна с должным уважением и проявлял все то, в чьем отсутствии пытался уличить его Алистер в самом начале их знакомства еще во дворце. И все бы замечательно, если бы этот мальчишка не вздумал хамить, нагло и открыто, прямо в лицо этой напыщенной кардинальской сучке. Только идиот не понял бы, что дело дрянь, и мужчина уже собрался взмахнуть руками, чтобы сотворить хоть какое-то заклинание, которое вытащит и его, и его нерадивого спутника из этой передряги, но Крайз оказалась быстрее, словно предугадав его последующий шаг, и невидимые путы сковали руки Алистера, плотно оседая на запястьях. — Как вы смеете? — возмутился Алистер и злобно свернул глазами в ответ на такой дерзкий выпад со стороны чародейки. — Я нахожусь под протекцией Его Величества Людовика XIV, у вас нет права арестовывать меня, — тут же передернув пальцами, мужчина распутал чары, наложенные на него, и высвободил руки, сразу принявшись потирать их в тех местах, где оковы давили сильнее всего. — Я буду жаловаться, и вам не сносить головы, милейшая, — указав пальцев на девушку, выпалил он и гордо вскинул голову. Признаться, честно, он пытался спасти этого юнца, но он сам виноват в том, что сунулся туда, куда не стоило. Пусть теперь расхлебывает последствия самостоятельно, собственная жизнь Алистеру была куда дороже.

— Имеются возражения, мадам? — с презрением кинул он придворной, после чего двинулся на нее, намереваясь покинуть место преступления, но двое статных охотников, выше его на голову, преградили ему пусть, скрестив свои сверкающие клинки прямо перед его лицом. — Я не ясно выразился? — вновь обратился он к Аннабель, и та, явно давясь нежелание упускать его, все же дала знак сопровождающим, чтобы те расступились перед ним и дали пройти. — Премного благодарен вам за это, — сказал он на прощание и скрылся в темноте.

+3

12

Надежда на то, что сегодняшний вечер он проведет в приятной компании, таяла, как ледники в Гренландии и виной тому было, отнюдь, не глобальное потепление, а нечто гораздо более страшное - уязвленная женская гордость. Магнус умел задевать людей за живое. Этот талант, как и многие другие, он унаследовал от отца и в минуты гнева с энтузиазмом демонстрировал – посылал к черту, обернув слова в красивую обертку, чтобы, несмотря на смысл сказанного, все равно выглядело вежливо. Так и сейчас, наблюдая за придворной колдуньей, чья ехидная улыбка сползала с лица, словно змеиная кожа в период линьки, Магнус чувствовал, что попал точно в цель. Губы девушки вытянулись в тонкую линию, подбородок затрясся, а на щеках заиграл гневный румянец – Да как ты смеешь?! Выплюнула ему в лицо ищейка. Маг готов был поспорить, что за последние 100 лет её впервые сравнили с собакой. Да еще и прилюдно, что лишь подливало масла в кипящий чан уязвленного женского самолюбия. В Англии, Франции и Испании большинство смертельных дуэлей происходило как раз из-за публичных оскорблений. Перекошенный от ярости рот беззвучно прошептал: «Я хочу убить тебя, но пока не могу…Твоё счастье, что я вынуждена следовать правилам». Слова вспыхнули у него в голове, но ненадолго – уже через секунду Магнус выставил блок, грубо вытолкав непрошеную гостью из своего подсознания. –  Слышала выражение: собака кусающая руку хозяина, который её кормит, обычно лижет сапог, который ее пинает? Яростно зашипев, колдунья махнула рукой и в следующее мгновение возникший из ниоткуда вихревой поток сбил его с ног. Идеальная маска самообладания дала первую трещину! Поднимаясь с земли и посмеиваясь, маг снисходительно приподнял бровь, словно спрашивая – И это всё, на что ты способно?! В кошачьих глазах читался вызов. Можешь попытаться еще раз! Он намеренно её провоцировал, надеясь заставить превысить полномочия, чтобы потом на допросе использовать этот козырь в свою пользу, но, увы... Почувствовал, что ситуация выходит из под контроля, один из охотников приблизился к ищейке, неловко откашлялся, что-то коротко произнес на ухо и отступил обратно в тень. Магнус разочарованно закатил глаза. Бюрократия – неизбежный элемент любой власти. От неё не спрятаться даже в Эдоме – конечном пункте назначения грешников, которые даже после смерти, прежде чем попасть в гиену огненную, вынуждены были проходить семь кругов ага. И именно она, бюрократия, сейчас мешала колдуньи учинить над ним расправу. А жаль. Так бы у него был шанс выкрутиться, сославшись на самооборону. По закону девушка должна была доставить его к Кардиналу. Живого и как минимум способного говорить, но по выражению ее лица было видно, как сильно ей не нравиться эта идея. Закрыв глаза, вздохнув и открыв их вновь, колдунья сделала шаг назад, а затем отвернувшись, коротко рявкнула – Взять его! В следующий миг десяток клинков нацелились Магнусу точно в грудь, почти касаясь лезвием кожи. Он даже не пытался сопротивляться. Эта затея заранее была обречена на провал. Вытянув руки вперед, Магнус позволил охотникам надеть на себя магические кандалы - они блокировали его силы -  и не дожидаясь особого приглашения двинулся вперед, мысленно отмечая, что владыка бездны все-таки сбежал. Рыцарский порыв души его противника был предательски задушен на корню инстинктом самосохранения. Так спешил, что даже попрощаться забыл! злорадствовал маг. 
Его вели по длинным извилистым коридорам замка, которые петляли, заворачивались и казались бесконечными, напоминая огромный лабиринт. Двое нефелимов шли впереди, держа в руках горящие факелы, рассеивающие кромешную тьму, в то время как ищейка и оставшаяся часть отряда следовали сзади. Он не видел их лиц, но слышал за спиной тихие перешептывания. Магнусу казалось, что прошло уже больше 10 минут, а они всё продолжали идти…Постепенно дорога стала уходить вниз, уводя путников в самую глубь подземелье. Под замком располагалась запутанная сеть туннелей и секретных ходов, вырытых на случай осады. Пользовались ими крайне редко – в основном здесь содержали особо опасных заключенных, устраивали пытки и казнили тех, чью смерть не хотели предавать огласке. Маг скользнул взглядом по стенам, кое-где  кирпичная кладка позеленена от плесени и покрылась мхом, а куски слизи ошметками свисали с низкого потолка. Приходилось все время пригинаться, чтобы не задеть их головой. – Омерзительно… брезгливо поморщился Магнус. Он ненавидел подобные места, затхлые и лишенные солнечного света. Они напоминали ему Эдом, где повсюду царило ощущение безнадежности. Даже воздух здесь казался тяжелее, словно в нём было намешано множество токсичных примесей, которые медленно отравляли организм, мешая кислороду поступать в легкие. Стараясь не дышать, Магнус продолжал молча шагать вперед, не задавая вопросов, куда и зачем его ведут, но чем дальше они продвигались, тем очевиднее становилось, что радушного приёма не предвидеться. В голову закрадывалось всё больше подозрений: «Неужели, его превосходительство Кардинал предпочитает подобные места»? Наконец, впереди показалась тусклая полоска света. Узкий рукав туннеля вывел их в квадратный каменный зал, по периметру которого располагались, разделенные толстыми кованными решетками, клетки. Все они были пустыми и оставалось только догадываться, куда подеваюсь их прошлые обитатели. Должно быть, отправились в мир иной. Что-то подсказывало магу, что из этого места назад уже не возвращались. По крайней мере на своих двоих. Один из сопровождающих нефелимов достал связку ключей, перекинулся парой коротких фраз с ищейкой и прошел к самой дальней из камер. – Я хочу видеть Кардинала, Короля или кому вы там служите?! Выкрикнул маг, слишком поздно понимая всю патовость своей ситуации – никакого допроса, а возможно и суда, не будет. Его просто оставят здесь гнить и никто об этом даже не узнает! Словно в подтверждение его мыслей щелкнул замок, железная дверь отворилась с жутким скрипом, и ему в спину уперлось лезвие меча – Шагай! Магнус попытался сопротивляться – Вы не имеете права! Я один из магов Спирального Лабиринта! - но одетые на руки кандалы блокировали магию, делая все усилия тщетными. Острая боль пронзила грудь, отдаваясь в ребра. Парочку он видимо, все же сломал. Морок скрыл рану от посторонних глаз, но не вылечил. От удара ныла каждая клеточка тела, так что приходилось затрачивать вдвое больше  энергии и сил, чтобы просто оставаться на ногах. Будь он здоров, то в два счета избавился бы от наручников, охраны и этой проклятой ищейки. – Ты будешь гнить здесь до тех пор, пока я не решу проявить сострадание. Месяц, два…может год? прошептала девушка, наклоняясь к решетке и злорадно скалясь. Происходящее явно доставляло ей удовольствие. Красивые черты лица исказились до неузнаваемости, открывая истинную демоническую природу – теперь оно было покрыто уродливой серой чешуей. - А потом, когда ты вдоволь насладишься одиночеством, я вырежу твой поганый язык и скормлю его псам! Охотники и ищейка ушли, свет факелов потух, и всё вокруг погрузилось в кромешную тьму. - Прекрасно...прекрасно..главное не паниковать

+1

13

[indent]  [indent] Собираясь на сегодняшний бал, Алистер ни за что бы не поверил, если бы ему сказали, что он влипнет в какую-то передрягу, подерется с малолеткой, а после всего еще и чуть ли не будет отправлен за решетку в одно из гнилых подземелий королевского дворца. Боже, храни Короля! Услуги, оказываемые чародеем членам королевской четы, наконец-то возымели свое плоды, не считая добротного вознаграждения и земель, которые, несомненно, были весьма кстати. Если бы не расположение Его Величества, то мужчина присоединился бы на допросе к Бейну, а затем отбывал бы свой срок в его же компании. Далеко не радужная перспектива, надо сказать, но он избежал этого, вновь спас себя и собственную шкуру. Тем не менее, какое-то странное чувство тревожило его, несмотря на все. Неужели после столетий забвения совесть решила порадовать его своим неожиданным пробуждением?

[indent]  [indent] Скрывшись за дальним углом дворцового флигеля, чародей прильнул к стене спиной и вздохнул полной грудью, осознавая до конца все то, что только что произошло. Непонятное чувство все так же назойливо докучало ему, мешая вдоволь насладиться ощущением собственной сохранности. Что будет с этим мальчиком?, — Кардинал и его прислужники никогда не отличались гуманными методами по отношению к провинившимся гражданам или же просто гостям в их городе. Успокойся, Хорн, это не твоя забота. Не лезь туда, куда не стоит, — попытался прийти в себя мужчина, но клокочущая на самой поверхности сознания совесть на давала ему покоя еще несколько минут — до тех самых пор, пока он не сдался ей на растерзание. — Пресвятой Разиэль, я еще пожалею об этом решении, — недовольно пробурчал себе под нос брюнет и оторвался от стены, гордо выпрямившись и отправившись к ближайшему входу в королевскую резиденцию.

[indent]  [indent] Зал за залом, лестница за лестницей, все пролетело мимо в мгновение ока. Стараясь не обращать ни на кого лишнего внимания, Алистер прошествовал прямо к покоям его Величества. Стража, охраняющая вход в королевскую приемную, преградила ему путь, скрестив прямо перед его лицом остро заточенные пики в форме лилии — извечного символа правящего дома Франции. — Я желаю видеть Короля Людовика, — заявил Хорн тоном, не принимающим возражений, но охрана ли отрицательно покачала головой, давая ему понять, что сегодня не его день для того, чтобы нежиться в лучах величия лучезарного монарха. Возмущенно хмыкнув, мужчина сказал: — В таком случае, извольте получить то, что причитается, — стражники непонимающе оглянулись друг на друга и было собрались вытолкать наглеца прочь — подальше от покоев Короля, как разом закатили глаза и рухнули на пол безо всяких чувств, провалившись в обморок. — Понаберут же полоумных, — негодующее закатив глаза, промолвил он и толкнул не запертую дверь, проходя внутрь.

[indent]  [indent] Чародей покинул приемную спустя добрый час. Вырубать ничего не значащих стражей — одно дело, другое же — убедить монарха поверить ему и заставить выдать соответствующую бумагу для освобождения. Было бы куда проще заставить Короля с помощью старой доброй магии подписать необходимый ему документ, но на Его Величестве лежало не одно защитное заклинание, которое не позволило бы Хорну просто взять и принудить того сделать, что надо. Тем не менее, он получил то, для чего потревожил покой Короля, и сразу же направился в подземелье — на выручку Магнусу, который, честно говоря, не стоил приложенные усилий, но бросать своего собрата, пусть и не самого достойного, в беде не входило в его список дел на оставшийся вечер.

[indent]  [indent] Тюремные помещения никогда не приходились ему по душе, он бывал здесь раз или два по поручению придворных особ, и каждый раз его тянуло прильнуть в каком-нибудь темном уголке и славно проблеваться от всех души и этого вонючего смрада, стоящего в воздухе и пропитавшего все кругом. Аккуратно огибая подозрительные кучи и грязь на разбитом вдребезги полу, чародей миновал большую часть пути к тому отсеку, в котором, по его неоднозначному предположению, должен был находиться его нерадивый сородич. Однако, внезапно услышав из далека приближающийся голос кардинальской ищейки, отдающей указания своему эскорту, брюнет ловко проскользнул в соседний коридор, тем самым избегая нежелательного столкновения с этой отвратительной особой и ее подчиненными.

— Так-так, кто же тут у нас, — промолвил Алистер, проходя мимо решетки, за которой заметил своего нового знакомого. — Как вам, комфортно, дражайший? — поинтересовался он у Бейна, не торопясь раскрывать все карты и радовать сидящего по ту сторону парня бумагой, гарантирующей его досрочное освобождение. Как минимум, чародею хотелось убедиться в том, что он не зря из кожи вон лез перед Его Величеством, чтобы выпросить эту филькину грамоту. Возможно, благоразумнее будет оставить его здесь, сырое подземелье изрядно остудит юношеский пыл этого полукровки.

+1

14

Зависнув в нескольких сантиметрах над землей, Магнус принял позу лотоса, закрыл глаза и позволил мышцам расслабиться. Его руки были разведены в стороны на уровне головы, а подушечки большого и среднего пальцев соприкасались – в восточных практиках такое положение называлось «Прана Мудра» (Мудра Жизни). Йоги применяли ее для контроля над внутренней энергией и повышения жизнеспособности организма.  Дзэн! Смуглое лицо мага было умиротворенным и бесстрастным, как у Будды. Для полного сходства с небожителем, не хватало разве что лишней пары рук и светящегося ореола, однако это несовершенство, незаконченность образа ничуть не портило общую картину. Наоборот, сейчас Магнус выглядел настоящим  мучеником – несправедливо обвиненным, поруганным, но не сломленным. Жаль вот только никто не мог оценить его драматического таланта. Тишину подземелья нарушал лишь мерный стук капель, падающих с потолка на покрытые плесенью, каменные булыжники. Несчастные узники…Пропитанный ядовитыми испарениями воздух наверняка вызывал у заключенных галлюцинации, медленно лишая рассудка. Одиночество и безумие – таков был удел каждого, кто попадал сюда – в подземные катакомбы Версальского дворца. Конклав был весьма изобретателем, когда дело касалось пыток. Поморщившись, Магнус сконцентрировался на внутренних энергетических потоках, перенаправляя их в наиболее пострадавшие участки тела. Медитация успокаивала. Вдох, выдох…
Теперь, когда у него появилось столько свободного времени, можно было и о здоровье задуматься. Чай, не мальчик уже! Еще пара таких дуэлей и из косточек посыплется песок. Не смотря на близкое родство с представителями семейства кошачьих, жизнь у Магнуса была хоть и бессметная, но всего одна и, к сожалению, так же как и человеческая, могла в любой момент оборваться. Ужасная несправедливость по отношению к детям Лилит, поставленных природой на одну ступень с глупыми, самонадеянными людьми, чей интеллект все еще находился на уровне приматов, но такова была суровая реальность. Маги тоже умирали. Надо признать, в этот раз Магнус слишком близко подошел к краю. Такое поведение было ему несвойственно.  Вообще-то по части выживания юному наследнику Асмодеуса не было равных. Из каких только передряг он не выпутывался в прошлом – пираты , демоны, нефилимы, инквизиция, дикие звери – Магнус всегда ускользал, в последний момент сбрасывая с шеи петлю, но везение не может длиться бесконечно. Фортуна - переменчивая сука.
Может он и любил острые ощущения, разгоняющие по венам адреналин, но жизнью дорожил. Собственная великолепная шкурка была для Магнуса куда дороже принципов, которыми в случае реальной опасности можно было и пожертвовать, однако сегодня вечером все пошло наперекосяк. Он сам не понял, как увлекся – незнакомый чародей задел его гордость, потоптался на самолюбии.  Да… и теперь этот негодяй попивает шампанская на балу в компании прелестных юношей, а ты сидишь в тесной и сырой камере подземелья, из которой нет выхода и которая имеет все шансы стать твоим последним земным пристанищем. Ехидно констатировал внутренний голос, от которого Магнус тут же отмахнулся, как от назойливой мухи.
– Ой, вот только не начинай. ДЗЭН, черт бы его побрал!!! Катарина всегда повторяла, что ему не хватает самоконтроля, что ж, пожалуй, это утверждение было верным. По крайне мере, план побега придумать Магнус пока не мог. Из раны на голове продолжала сочиться кровь, но по мере того, как силы потихоньку возвращались, ускорялся и процесс регенерации. Из-за блокирующих чар, возможности его магии были очень ограничены. Повезло, что для простенького заклинание левитации, не требовалось особых усилий. Хоть какая-то радость. Пол его крохотной камеры одним своим видом внушал отвращение. Про запах, а точнее ужасную вонь, Магнус предпочитал вообще не думать. Если удастся выжить, она будет преследовать его еще лет сто. Предыдущие жильцы не только спали здесь, но и справляли нужду. Брр,м ерзость

Внезапно, острый слух уловил чьи то тихие шаги. Кто-то крался во тьме, по извилистым коридорам, приближаясь к входу в темницу. Наверное, ищейка вернулась. Передумала и хочет закончить начатое. Маг напрягся, но виду не подал, продолжая как застывшее изваяние парить в воздухе.
— Так-так, кто же тут у нас. Как вам, комфортно, дражайший?
- Вот так сюрприз. По смуглому лицу пробежала рябь, а губы изогнулись в усмешке. Магнус приоткрыл один глаз и тут же отпрянул, уклоняясь  от пламени факела, зажатого в руке незнакомца. После кромешной тьмы оно казался невыносимо ярким -  Зачем пришел? Позлорадствовать? Теперь за фигурой чародея следили уже оба глаза. Оранжевые зрачки с золотистыми вкраплениями разделяла на две части узкая, черная полоса, добавляя им того самого, знаменитого дьявольского очарования – Неет, это слишком просто. Потягиваясь, как кот, протянул маг, отвечая на свой же вопрос – Ты пришел не за этим. Наверное, хочешь услышать, как я молю тебя о помощи? Опьяняющее чувство власти, осознание собственной значимости…оно будоражит воображение, не так ли? Заставляет нашу демоническую половину трепетать от предвкушения. Вкрадчиво произнес он, касаясь ногами земли. – Ничего удивительного, в конце концов, мы -  дети своих отцов. В мгновение око, Магнус оказался возле решетки, прутья которой искрились от защитных чар. - Ты так и не назвал своего имени. Хотя я дважды спрашивал. Добавил он с оттенком печали, а затем, облизнув губы и пожав плечами, мягко произнес  - Но ведь я должен как-то обращаться к своему спасителю. Кстати о птичках, не хочешь снять барьер? На хитром, мальчишечьем лице не дрогнул ни единый мускул. Наглости Магнусу было не занимать. Так выглядел Люцифер, прежде чем упасть с неба – невинно и в то же время дьявольски порочно.

Отредактировано Magnus Bane (2018-07-25 22:26:37)

+2

15

[indent]  [indent] Вся эта сцена, все слова Магнуса, слетающие одно за другим с его губ, изрядно позабавили старого чародея. Вне всяких сомнений, они дети своих отцов, но низменность была присуща лишь менее одаренным из их числа — порождениям низших демонов. Отроки Высших демонов же, в действительности, имевшие существенную власть, редко опускались до злорадства над посаженным за решетку заключенным. Алистер видел дальше и четче иных своих собратьев, в особенности, этой ручной болонки Его Преосвященства. Будь на месте Бейна любой другой маг, то, вероятно, мужчина бы и ухом не повел, чтобы уделить тому свое внимание, но сейчас по ту сторону, за железными прутьями и магическим барьером, сидел не простой чародей, а самый настоящий сын Асмодеуса. Высшие редко снисходили до зачатия потомства, а Принцы Ада — и того реже, именно поэтому жизнь этого мальчишки была не пустым звуком для Хорна. Мелкие особи навряд ли смогут прийти к истинному величию и принести в этот мир нечто полезно, когда же им, детям Владык потусторонних измерений, это дело было не в новинку. История Сумеречного мира не помнит случаев, когда обычный полукровка переламывал привычный ход вещей ради всеобщего блага, но зато довольно часто пестрит свидетельствами о того, что дети Высших полезнее живыми, а не мертвыми. В возрасте Магнуса Алистер был ничем не лучше, но по стечению веков этот юнец наберется сил и мудрости, что даст ему возможность свершить что-то поистине полезное для всех них. Кареглазый не знал этого наверняка, но было бы весьма неосмотрительно игнорировать сам факт того, что такое вероятно. Может быть, однажды этот выскочка умрет, но не здесь и не в ближайшее время.

— Именно, все мы — их дети, но это не значит, что мы должны уподобляться пороку своих прародителей. Мы отчасти и люди, это и не дает нам опустить до их призренного уровня. Я здесь не для того, чтобы глумиться над немощным заключенным, а чтобы дать тебе еще один шанс, — спокойно промолвил темноволосый, обхватывая рукой один из стержней решетки, сдерживающей внутри Бейна. Руку обдало жаром вспыхнувших в месте прикосновения искр, но они доставляли ему не более, чем небольшой дискомфорт. Вторая рука присоединилась к первой, еще крепче сжимая ограждение, и точно так же была объята фонтаном блестящих искр. Защитная магия изо всех пыталась не дать тому преодолеть себя и взять вверх над собой, но попытки, предпринимаемые ей, оставляли желать лучшего. Чародей на мгновение прикрыл глаза, собираясь с силами, и, когда он вновь раскрыл их, они  залились беспросветной пеленой. Две черные бездны, бесчувственные и одновременно пугающие, впились изничтожающим взором куда-то в пустоту — сквозь решетку и Магнуса, застывшего напротив него. Он смотрел через все, представшее перед ним, сосредоточенный на развеивании наложенных на эту темницу чар. От крепко сжатых рук начали исходить алые, витиеватые линии, обвивающие прутья решетки, подобно дикой лиане. Еще мгновение, и все сработало. Убрав руку от чуть накалившейся решетки, Алистер провел ладонью другой по железяке, проверяя действенность своего контр-заклятья. Выяснив, что все вышло, он довольно улыбнулся сам себе и отошел в сторону, тем самым приглашая уже бывшего пленника покинуть свою камеру.

— Не стоит благодарности, мистер Бейн, — дождавшись, пока молодой человек выйдет наружу, Алистер выудил откуда-то из кармана своего камзола скрученный документ, гарантирующий освобождение Магнуса от лица Его Величество. — И раз уж вам так интересно мое имя, я представлюсь. Меня зовут Алистер Хорн, — подобающе местному этикету, мужчина чуть склонил голову внизу в учтивом приветствии. Немного запоздавшем, но это не важно.  — И это тоже ни к чему, — проведя рукой над кандалами, застегнутыми на запястьях его собрата, чародей развеял лежащие на них блокирующие чары, и те стали не более, чем простыми железяками безо всяких сверхъестественных бонусов. — Не заставьте меня пожалеть о содеянном, — с этими словами он всучил тому подписанную королем бумагу и уже было развернулся, собравшись уходить, как заметил, что из тьмы соседнего коридора вынырнула группа сумеречных охотников. Впереди них вышагивала Аннабель, лицо ее было искажено от гнева и было ясно, что сейчас она не станет себя сдерживать ни при каких условиях. Что ж, тем хуже для нее самой.

+2


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » A problem of memory » how well it started one fine day [22.04.1681]