Sacra Terra: the descent tempts

Объявление


городское фэнтези ♦ NC-17
Соединенные Штаты Америки, Нью-Йорк
январь-февраль, 2017 год
CHAOS [6170] vs ORDER [5523]
«Несомненно, Крис не будет единственным человеком, умершим рядом с Аббадоном, но вряд ли кто-то делил с ним свои последние минуты, нежась в ванне и наблюдая, как Высший демон увлеченно гоняет по розовой от крови пене желтую резиновую уточку...» [читать дальше]
Headmaster's treatment [24.01.2017]
Alistair Horne & Christopher Parker

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » A problem of memory » Everything turned red [28.03.2017]


Everything turned red [28.03.2017]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Clary Fray & Seth Fitzgerald
http://funkyimg.com/i/2BvaT.gif http://funkyimg.com/i/2BvaU.gif
http://funkyimg.com/i/2BvaV.gif http://funkyimg.com/i/2BvaW.gif
клуб «Пандемониум», Нью-Йорк;
28 марта, 2017 год;

•••••••••••••••••••
Месть - блюдо, которое подают холодным, но кто бы только знал, как тяжело ждать, когда сердце жаждет отмщения и справедливости. Вампир, будучи членом Совета Четырёх и приближённым Верховного регента, был в курсе всех допросов неожиданно вернувшихся охотников - Клэри Фрэй и Джейса Эрондейла. Какого же ему было узнать, что Клэри была причастна к смерти целого клана вампиров в Германии и тут же получить запрет Хорна не приближаться к девушке? Должно быть, он был зол и отступать явно не собирался.

•••••••••••••••••••
♫ ♫ ♫
I can't breathe because my fucking thoughts are choking me now
I can't grieve for the souls that are so lost (so lost)
I can't leave because my fucking self is holding me down
Imagine cold hands up to your throat
The thought alone makes you swallow your hope
And now it's harder to cope

+3

2

Сет был в бешенстве. И его поведение и злость на всех  по показывали той бури эмоций, которые бурлили внутри его. Не смотря на то, что тело его давно остыло, он прямо чувствовал, как горит все от макушки до кончиков пальцев. В голове не укладывалось, как эта парочка посмела вернуться в город после того, что они сделали. Фитц места себе не находил с тех пор, как ему сообщили о смерти Винтер. Он бы не узнал об этом так скоро, если бы не положение в совете, которое позволило ему быть в курсе абсолютно всех допросов. Он хотел убить охотников прямо на месте. Если бы он все еще был человеком, то у него бы перехватило дыхание и начался сильный тремор рук. Это невозможно было не заметить. Но если остальные члены Совета не предали этому абсолютно никакого значения, то Хорн обратил на это внимание. Разъясняя всю ситуацию он даже подумать не мог, что ему запретят приближаться к убийцам его первой любви после перерождения. Если бы Фитджеральд знал, что все так обернется, он бы ни за что в жизни никому не рассказал о том, как ему больно и как хочется отомстить. Значит ли это, что он не растерял всю свою человечность, раз все еще может испытывать какие-то эмоции? Плевать, что они сплошь и рядом негативные.
Какое-то время, не более пары дней, вампир держал себя в руках и пытался как-то смириться с такой важной для него потерей. Хоть они с женщиной уже давно были не так близки, это все равно не повод забывать о нем, а уж тем более не скорбить о ее смерти. Они были вместе несколько лет, но за это время Фитц успел многое пережить. Всегда с теплотой, насколько это только было возможно. И он готов был сделать все, что будет в его силах, чтобы отомстить за смерть целого клана. Это шокирующие новости. И мужчина все никак не мог понять, почему с охотниками ничего не сделали. Они ведь убили столько жителей Нижнего Мира. Плевать, что другой страны. Сет какое-то время вынашивал план мести. Узнавал о том, где они ходят, какие места любят, как проводят свободное время. Почему-то показалось, что с рыжей разобраться будет намного легче, чем с блондином. Моргенштерн должен будет подождать своей очереди. Ведь это только начало. И не смотря на запрет Хорна он не будет сидеть в стороне и ожидать, пока что-то разрешится. Он не может это оставить просто так. Совесть не позволит смотреть на то, как такие поступки происходят безнаказанно. И если потребуется совершить для этого самосуд, то так тому и быть. Он даже был готов рискнуть своим местом в Совете, но добиться справедливости. И обрести покой. Не душевный. Души у него давно нет.
"Пандемониум" как всегда был заполнен до отказа. Но это не мешало увидеть девчонку. Она выделялась среди толпы своим цветом волос. Фитц никогда не был любителем подобных мест. И никогда не кусал нефилимов. Ему было интересно, по правде. Но по стечению обстоятельств пришлось оказаться здесь именно сегодня. Он с интересом наблюдал за посетителями клуба, не упуская из виду Клэри. Так ее звали. Она была молода и у нее была вся жизнь впереди. Но она не заслуживала ее, потому что рука поднялась отнять столько жизней. Она была не одна. И вся такая веселая, игривая, словно ничего и не произошло, - Вот сука, - обычно он не позволял себе подобных мыслей, а высказываний тем более. Был таким вежливым и консервативным. Но вся эта ситуация просто не могла сойти ей и ее дружку с рук. Сегодня с ней был кто-то другой, неизвестный вампиру. Наверняка, один из ее шайки. Это не имеет значение, потому что он покинул свою подружку. Или кем они там являются. А это значит, что дорога открыта. И мужчина, не выжидая, пока его шанс ускользнет, пробирается к Фрей, аккуратно просачиваясь между телами, - Такая красивая и одна скучает за баром, - вампир широко улыбается, - может быть тебя чем-нибудь угостить? - учитывая специфику заведения Фитц рассчитывал, что его примут за простого вампира, который хочет вкусить немного ангельской крови. А ведь это ему и нужно было. Поэтому Сет всячески показывал свою заинтересованность, используя как вербальные, так и невербальные методы общения.

Отредактировано Seth Fitzgerald (2018-02-02 09:00:11)

+6

3

«It's okay to struggle. Life is a struggle.»

Вот уже больше года Клэри была частью Сумеречного мира, и за этот период многое успело произойти. Сначала исчезновение матери, новость о том, что она - нефилим, настоящая история её семьи, а не та, выдуманная, больше похожая на заметку из газеты, которую придумала Джослин. После становление лучшего друга вампиром. Нахождение Чаши Смерти. Предательство Ходжа Стакрвэзера. Знакомство с настоящим отцом, братом... Руна тёмного альянса. Новые руны, которые никто кроме неё больше не мог создавать. Удивительный талант, которым восхищался не только Джейс, но и старший брат. Знал бы отец, какой мощью обладала его дочь, никогда бы не отпустил, забрал бы с собой.
Перед глазами всё часто становилось красным от крови. Поначалу лишь во снах, а потом всё чаще наяву, заставляя Фрэй теряться в собственных ощущениях и тяжело дышать, словно она пыталась вынырнуть на поверхность и выпутаться из очередного кошмара. Должно быть, так проявляло себя чувство вины или совесть, или моральные принципы, которые, как ей всегда казалось, у неё были. Бессонница, порция алкоголя или щедрая дорожка фейской пыльцы - подарок Блэкбёрна, чтобы новоиспечённая подруга не поехала умом в один прекрасный момент и не оставила его в гордом одиночестве. Кто бы мог подумать, что из джинна и сумеречного охотника выйдет такой отличный тандем? Вот и Кларисса удивлялась, но они общались с Даниэлем уже больше месяца, и пусть их времяпрепровождение частенько носило деструктивно-увеселительный характер, кажется, заканчивать их странную дружбу никто не собирался. Бороться со своими внутренними демонами вместе было веселее.
Джейс подобных друзей в жизни своей девушки не одобрял, и его можно было понять: кому понравится, когда твоя пассия пропадает неизвестно где, неизвестно с кем, и главное, непонятно, в каком состоянии и вернётся ли домой в целости и сохранности? Пока возвращалась, как ни странно, или её забирали из квартиры Блэкбёрна, например.
Местный Институт практически настаивал на том, чтобы Клэри вернулась «к работе», руководство полагало, что чем скорее рыжеволосая вспомнит то, что всегда делало её собой, тем будет лучше для неё и для её психологического состояния. Девушка не возражала, не спорила, не пыталась отказаться, лишь смотрела на свои подрагивающие пальцы, которые едва ли могли держать стило или клинок. Перед глазами всё снова заливало красным. Кажется, это называется постравматическим синдромом? Или чем-то похожим на него, но Кларисса едва ли могла нанести точный разящий удар клинком, хотя когда-то она могла выстоять целых несколько минут против Джонатана. А против него вообще мало кто может выстоять. Сейчас же она напоминала бледную тень самой себя - той, кем она стала за последний год, и в кого преобразилась путём долгих, изнурительных тренировок, настоящей охоты, многочасового оттачивания навыков воина, словно бы больше не было. Столько трудов, столько сил, потраченных за последний год, и всё напрасно.
Должно быть, рыжеволосой серьёзно повезло, что за последний месяц все те миссии, на которые её назначал Институт, проходили спокойно и без лишних потрясений. Иногда рядом был Джейс, но в основном в патрули и на охоту он ходил с Алеком - они итак 7 месяцев были вдали друг от друга и теперь физически нуждались в том, чтобы снова наладить связь парабатай. Клэри иногда даже была рада. «Бороться» и делать вид, что всё нормально, рядом с Джейсом было сложнее всего - он слишком хорошо её знал, слишком хорошо умел читать по зелёным, почти безжизненным глазам, а потому прекрасно видел, что ничего нормально. Скорее всё плохо, или никак.
Жить в иллюзиях и улыбаться лишь после знаменитого коктейля фэйри «Дыхание дракона» тоже было сомнительной перспективой, но пока это было единственной перспективой обозримого будущего, за которое Фрэй цеплялась. Возможно, прошло мало времени с момента разрушения руны тёмного альянса. Возможно, ей просто надо было переварить всё произошедшее, покаяться, провести некоторое время, предаваясь самобичеванию и ненависти к себе. Иногда необходимо опуститься на самое дно, чтобы оттолкнуться и попробовать добраться до поверхности.
Сейчас Кларисса в это не верила, но после горстки фейской пыльцы, которую Блэкбёрн шутливо забросил подруге прямо в рот, на её лице даже появилась улыбка.
У джинна зазвонил телефон и, сообщив рыжеволосой, что ему надо ненадолго отойти, он оставил Клариссу в одиночестве у барной стойки.
Сидя на высоком табурете, покачивая ногой, Фрэй потягивала очередное алкогольное открытие, заказанное Даниэлем. Было вкусно, ягодно и прохладно - в составе была то ли мята, то ли ментол, который и давал подобный эффект. Нефилим толком и не заметила, когда на освободившийся после фэйри табурет, опустился незнакомец.
Взгляд изумрудных глаз внимательно скользнул по лицу мужчины - нет, она в самом деле видела его впервые. Незнакомец улыбался и делал стандартные для подобных мест и времени суток комплименты. Излишняя бледность кожи и чарующая, притягивающая взгляд красота, безошибочно указывали на то, что перед Клэри вампир. По спине пробежал неприятный холодок, но фейская пыльца и несколько глотков алкоголя делали своё делали, держа настроение девушки на уверенной отметке «всё хорошо, не заморачиваемся».
— Вообще-то я с другом, - доброжелательно отозвалась Клэри. — Он отошёл поговорить по телефону, - вампир продолжал мягко улыбаться, заинтересованно поглядывая на неё.
— Ну, я почти допила свой коктейль, так что, почему бы и нет? - кто знает, сколько Блэкбёрн будет говорить по телефону.
— Сколько живу в Нью-Йорке, а в знаменитом клубе Магнуса Бейна я, кажется, во второй или в третий раз, - задумчиво произнесла Кларисса. — Кого здесь только не встретишь, - с характерным свистящим звуком, когда напиток допивают через трубочку, Фрэй разделалась со своим коктейлем. — А почему вы... ты... здесь один? - запинаясь, проговорила рыжеволосая.

+5

4

- Оу, не одна? - Сет удивленно смотри на девушку и делает вид, будто бы ему неловко и хочется провалиться прямо на месте. На самом деле он бы закатил глаза прямо сейчас от того, какой глупой и наивной казалась девушка. Овца в волчьей шкуре, не иначе. Фитц не поведется на это, не сейчас, когда все знает. Ему было интересно, Кларисса на самом деле такая глупенькая и беззащитная или притворяется? Вампир, конечно, сам сменил личину, чтобы подобраться к нефилиму поближе, но это было другое. Он не устроил жестокую расправу с целым кланом. Он бы не смог жить нормально, после такого. А что девушка? Такая пришла с другом, выпивает, веселится, закидывается чем-то. Фитцджеральд презирал ее всем сердцем, которое уже, к сожалению, не билось. Он всего лишь двадцать лет является частью нижнего мира и от каких-то  человеческих привычек не так уж и легко избавиться. Человечность, которая давно должна была быть похоронена в могиле с именем "Сет Джозеф Фитцджеральд" где-то на кладбище Олбани. Хорошо, что там не было этих надписей о том, что он "хороший сын" или, например "прекрасный друг". Это все настолько наигранно, что не вызывает ничего, кроме отвращения. Но Фитц, увы, не мог имитировать то, что ему плохо. Этот навык давно потерян. Были и минусы в том, что ты больше не живой, перестал дышать и сердце не перегоняет кровь по артериям. Не покидает чувство, словно чего-то не хватает.
- Я могу уйти, если хочешь, - пожимает плечами и уже хочет развернуться, но девушка, возможно, совершенно неосознанно, но останавливает его. Он улыбается и облизывает губы, глядя на толпу, где все беззаботно отдыхали, веселились, общались между собой. Некоторые совершенно не стеснялись развратно себя вести прямо на танцполе. Мужчина только ухмылялся, глядя на это. Ему бы тоже не мешало найти кого-то и затащить в постель. Но с этим вообще никаких проблем. Основная загвоздка состояла в том, что у Сета не было никакого желания связываться с кем-то на одну ночь. Учитывая, что он только недавно узнал о смерти своей бывшей девушки от рук этого рыжеволосого дьявола в обличии ангела. Фитц знал, что руки крови, беспорядочные связи или работа не смогут помочь ему справиться с горем, которое и овладело. И это не пустые слова. Эти отношения были для него важны, потому что именно в них он перестал бояться того, кто он есть. Трудно самому справляться с такими глобальными изменениями в своем мире. Да, он получал полную поддержку от клана. Но это не сравнить с тем, какую поддержку ему оказала немка. После обращения мужчина был испуган, пытался привыкнуть к новому амплуа. И период адаптации сократился в несколько раз благодаря женщине. И как после этого оставить все, так есть? Оставить эту смерть безнаказанной?
- Буду рад угостить тебя. Не против, если я выберу что-то на свое усмотрение? - интересуется Сет, понимая, что спрашивает только для того, чтобы казаться вежливым. Для себя он тоже что-то закажет. Так, для виду. Все равно не чувствует вкус. Только запах, который приносит уже не так много удовольствия, - Чувствую мяту, - принюхивается Фитцджеральд, - Любишь что-то свежее? Тогда я определенно выбрал, что тебе обязательно нужно выпить, - мужчина пальцем подзывает бармена. Хотелось, чтобы девушка попробовала что-то классическое, но без всяких "Мохито", которые вампир считал коктейлем для тех, кто совершенно не разбирается в алкоголе и насмотрелся "попсовых" кинолент, где главные героини пьют именно его. Или "Мартини" в коктейльной рюмке. Вздор. Сет безумно любил барную культуру и считал это невозместимой потерей. Скучал ли по сладости кубинского рома? А по привкусу торфа в островном виски? А по горечи апероля вкупе со свежими апельсинами и содовой с парой кубиков льда и в высоком бокале из тончайшего стекла, которое запотело? Сейчас это все лишь жидкости, которые Фитц иногда употребляет, потому что это, опять-таки, привычка, от которой так тяжело избавиться. Да и, на самом деле, не хотелось. Иногда ему снова хочется стать человеком и подохнуть от рака, чтобы это все стало страшным сном, который закончится, как только взойдет солнце и солнечные лучи зальют его комнату и озолотят труп. Именно так он хотел умереть. И чтобы нашли его на рассвете. А теперь о будет жить вечно. Адаптируйся или умри.
- Будьте добры мятный джулеп для девушки, а мне пятнадцатилетний Гавана Клаб. Двойной, безо льда, - заказывает Фитцджеральд, - Да, так редко здесь бываешь? Мне казалось, что я тебя тут видел пару раз. Может быть, так совпадало, что эти твои "второй" и "третий" разы я тоже бывал здесь? - Сет улыбается и смотрит прямо в глаза, - Меня зовут Сет, я специальный корреспондент CNN, - вампир протягивает девушке руку, и как только касается ее горячих пальцев, опускается и целует ее в руку. Уж что, а джентльменом он умеет быть, - Очень рад встрече, - Фитц выпрямляется, подхватывая свой стакан с алкоголем, - Предлагаю выпить за тебя. Ты прекрасна, - мужчина не пытается вести себя скромно. Чем быстрее он войдет к ней в доверие, тем легче будет с ней расправиться, - Можно тебя увести в какое-то более тихое место? Я пойму, если ты откажешь, - и снова он добавляет это сугубо для вежливости, - Ты ведь пришла не одна. Твой друг не будет скучать? - надеется на безрассудность и легкость Клариссы Фрэй. Почему-то нет сомнений в том, что она не откажет. А если вдруг в ее рыжеволосой голове возникнут сомнения, то он быстро их рассеет своей обаятельность., которой трудно противостоять, даже если он не использует свои вампирские способности. Они ему не нужны, чтобы зацепить девушку. Даже не смотря на то, что она - нефилим.

+4

5

Иногда сложно представить, что творится в голове другого человека. Внешне можно оставаться невозмутимым, пока внутри бушует самая настоящая буря, или выглядеть радостным и относительно безмятежным, когда на самом деле хочется рыдать и биться головой в стену. Иногда Клэри блокировала эмоции при помощи специальной руны, но когда эффект от ангельской метки рассеивался, то накрывало с удвоенной силой, и рыжеволосая понимала, что пользоваться этим постоянно было нельзя. Впрочем, фейская пыльца и алкоголь также не решали проблем, но становилось чуточку легче. Когда-то Кларисса нападала на Джейса, пытаясь объяснить, что это не выход, что это не поможет, и тогда она в самом деле так думала. Она держалась и справлялась со всеми проблемами самостоятельно, разве что ища утешения в тренировках, но и этого в какой-то момент стало мало. После разрушения руны тёмного альянса, ей неизбежно пришлось вернуться в свою прошлую жизнь и в мир, который не готов был её принять обратно. И рыжеволосая отвечала ему взаимностью.
Несмотря на то, что приходилось сталкиваться с негативом, исходившим от местных Сумеречных охотников, Нежить подобного отношения к Клэри не разделяла. Возможно, потому что детали судебного разбирательства были доступны узкому кругу людей, а, возможно, им просто не было дела до какой-то там Клариссы Моргенштерн или Фэйрчайлд, или как её там? Причин могло быть много, но так или иначе рыжеволосая пока что не дошла до той стадии, когда оборачивалась через плечо и ожидая отовсюду опасности, скорее как раз наоборот. Среди Нежити она чувствовала себя более спокойно и непринуждённо, нежели в обществе своих: они не знали, кто она, а если и знали, то не знали, что она сделала и к чему была причастна, и это сильно облегчало пребывание Клэри в Нью-Йорке. Она была бы и готова ответить за свои грехи, но как? Согласно Постановлению Конклава руна тёмного альянса была не просто послабляющим обстоятельством, она полностью оправдывала Клэри в глазах Закона. Вот бы ещё это оправдывало в её собственных глазах...
Вампир, сидящий рядом с ней, понимающе улыбался и отвлекал Фрэй от ненужных мыслей в отсутствие Блэкбёрна. Любая беседа помогала не сосредотачиваться на внутренних переживаниях, а вкупе с фейской пыльцой, делала настроение более приподнятым, радостным. Должно быть, сейчас Клэри напоминала беззаботную молодую девушку, решившую приятно провести ночь в клубе и «оторваться» по полной.
— Не против, удиви меня, - улыбнулась нефилим. — Обычно мой друг любит устраивать мне путешествия по коктейльной карте, этот тоже его выбор, - Фрэй кивнула на пустой бокал, который спустя мгновение забрал бармен.
— Мята - это вкусно, освежающие коктейли нравятся мне гораздо больше сладких, от них порой ещё больше хочется пить, - сказать по правде, Кларисса не была знатоком алкоголя. В винах и хорошем виски разбирался Джонатан, и какими-то знаниями он делился с сестрой, обращая её внимание на наиболее интересные сорта и купажи. Джейс попробовал шампанское меньше полугода назад и похвастаться обширными знаниями в этом вопросе также не мог. Сейчас Клэри будто бы наверстывала упущенное, но на деле же пыталась спрятать на дне стакана свои печали: к тому же в обществе Блэкбёрна это было не так трудно.
— Джулеп... джулеп... - задумчиво повторила Клэри. — Это что-то с бурбоном, не так ли? Интересный выбор, - бармен удалился исполнять заказ, вновь оставляя их наедине. Впрочем, как и в любом клубе, это было относительное понятие: здесь ты словно был одновременно со всеми и ни с кем. Окружающим по большей части было всё равно, и хотя за барной стойкой сидело приличное количество народа, на вампира и нефилима мало кто обращал внимания.
— Ммм, на самом деле в первый раз я была здесь больше года назад, а второй, наверное, в прошлом месяце. Возможно, ты с кем-то меня путаешь? - новый коктейль был буквально вложен в руку рыжеволосой. — Возможно, ты видел меня в клубе «Underground», там работает мой друг, - легкомысленно продолжала Фрэй. Вампир улыбался и при этом весьма ненавязчиво не позволяя Клариссе «соскочить» или сдать назад.
— Меня зовут Кл... Клэри, - запнувшись, медленно произнесла нефилим, с удивлением отмечая, как вампир галантно прикоснулся к её руке поцелуем. Очередной диссонанс пронёсся в голове: ещё совсем недавно подобные проявления внимания казались чем-то само собой разумеющимся, а вот незадолго до того Клэри, как школьница, могла бы и рассмеяться, а после рассказать Саймону, чтобы посмеялся вместе с ней. Шёл второй месяц, как Фрэй «вернулась», а она по-прежнему не могла разобраться, где была её жизнь.
— Работа на телевидении звучит интересно! - воскликнула Клэри. Впрочем, по виду Сета было заметно, что он личность публичная. Привлекательная, ухоженная внешность, манеры, природное и явно в последствии прокаченное обаяние, - наверняка, зрители от него были в восторге. — И какие репортажи ты обычно делаешь? - но её новый знакомый уже предлагал выпить за прекрасную неё. — А ты привык получать всё, что хочешь, да, Сет? - фейская пыльца приятным дурманом струилась по венам, продолжая расслаблять Клариссу. Вампир вёл себя напористо, но в то же время давал ей шанс отступить, сказать ему «нет».
Изумрудные глаза внимательно изучали его лицо, но, кажется, Клэри уже была слишком пьяна, чтобы провести глубокий, подробный анализ или хотя бы прислушаться к инстинктам и внутреннему голосу разума. Что может плохого случиться в клубе? Тем более в клубе её друга, Магнуса? Куда её привёл ещё один друг, Даниэль? Рыжеволосая рассудила, что ничего: не похитит же её Сет прямо из-за барной стойки?
Клэри сделала большой глоток коктейля, тут же чувствуя терпкие нотки бурбона и мяты. Коктейль был крепким, тут же приятно ударяя в голову.
— Может потанцуем? - Кларисса поднялась со своего места, оправляя простую чёрную футболку без каких-либо изысков и обычные, обтягивающие джинсы. Гардероб она так и не обновила, с момента возвращения было не до того - вся одежда, что была в её шкафу, ещё до исчезновения из Института в июле 2016 года, была по-прежнему с ней.
Порция заказанного коктейля оказалась не такой большой, и почти в один глоток допив остатки, Фрэй направилась на танцпол. На ногах были красные кеды, но двигалась Клэри так, словно была одета в изящные туфли на высоком каблуке. Тело будто бы помнило все те красивые наряды и туфли, которыми был забит её шкаф, пока она жила с Джонатаном. Помнило то, как Клэри, которую Джейс часто называл своей Тёмной Королевой, наслаждалась тем впечатлением, которое она производила на людей. Руна тёмного альянса взывала к самым тёмным, глубоко скрытым уголкам её души, будто бы намекая на то, что это всегда было в ней.
Но, кажется, больше не было - теперь её жизнь была в руинах, и сама она тоже была в руинах, и лишь в моменты, подобные этому, во власти наркотиков, алкоголя и бог знает чего ещё, на краткий миг появлялась та девушка, что последние 7 месяцев чувствовала себя счастливой.
Вернётся ли она когда-нибудь?
Фрэй непроизвольно замерла посередине танцпола, смешиваясь с толпой, двигаясь под музыку, безошибочно ловя ритм.

+2


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » A problem of memory » Everything turned red [28.03.2017]