Sacra Terra: the descent tempts

Объявление


городское фэнтези ♦ NC-17
Соединенные Штаты Америки, Нью-Йорк
январь-февраль, 2017 год
CHAOS [6170] vs ORDER [5523]
«Несомненно, Крис не будет единственным человеком, умершим рядом с Аббадоном, но вряд ли кто-то делил с ним свои последние минуты, нежась в ванне и наблюдая, как Высший демон увлеченно гоняет по розовой от крови пене желтую резиновую уточку...» [читать дальше]
Headmaster's treatment [24.01.2017]
Alistair Horne & Christopher Parker

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » A problem of memory » You're just the last of the real ones [июль 2016]


You're just the last of the real ones [июль 2016]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Alrekr Eilafr & Seelie Queen
http://funkyimg.com/i/2Cb7J.gif http://funkyimg.com/i/2Cb7L.jpg
http://funkyimg.com/i/2Cb7H.gif http://funkyimg.com/i/2Cb7K.gif
балкон в кабинете Королевы, бордель «The Last Sin»,
далее где-то ещё в Нью-Йорке, вечер;
июль, 2016 год;

•••••••••••••••••••
Даже когда тебе почти тысяча лет и, кажется, что ты всё знаешь об этом мире и его обитателях, всё просчитываешь наперёд и думаешь, что всё контролируешь, ты можешь ошибиться. Заходя в кабинет Королевы Благого двора, Алрек Эйлаф думал, что ему требуется всего лишь услуга от той, что могла и отказать. Но она не отказала. Только и эта встреча не оказалась последней.

•••••••••••••••••••
I was just an only child of the universe
And then I found you
You are the sun and I am just the planets
Spinning around you
You were too good to be true
Gold plated
But what's inside you?
I know this whole damn city thinks it needs you
But not as much as I do

Отредактировано Seelie Queen (2018-02-09 14:51:46)

0

2

- Ты хоть понимаешь, о чем просишь, Альфред? – от негодования, звенящего в голосе молодого, с виду, мужчины, казалось, могли треснуть стекла. – Я не склоняю колено, обычно, его склоняют предо мной.
Эйлаф давно работал с этим фэйри, не отказав ему доселе ни разу. Но сегодняшняя просьба превзошла все ожидания эльфа, и он, впервые в жизни, предположил, что не всё в мире ему под силу.
- Успокойся, Алрек, не думаю, что в этом есть нечто унизительное… - второй мужчина, по-хозяйски развалившись на мягком, кожаном диване, предпринимает ленивую попытку успокоить собеседника, выглядя при этом скорее забавляющимся, нежели обеспокоенным. Но договорить ему не суждено.
- А мне плевать, что ты думаешь, усёк? – брюнет очень много хотел бы сказать наглецу о вещах, которые его в этой жизни вообще не волнуют, но внезапное появление в кабинете секретарши заставляет его приберечь самые красноречивые эпитеты до лучших времен.
- Всё в порядке, мистер Эйлаф? Принести чего-нибудь?
- Я бы не отказался от тебя на этом ди… - начинает было Альфред, но две пары глаз, моментально устремляющих на него свои гневные взгляды, заставляют его замолчать, так и не закончив мысль. Впрочем, всё и так было более чем очевидно.
- Я бы не советовал тебе в таком ключе говорить с Периш, - эльф тяжело выдыхает, но на его губах появляется ироничная ухмылка, - она куда опаснее, чем кажется.
Обойдя большой, деревянный стол, Ал усаживается в президентское кресло и берет со стола тонкую, коричневую папку.
- Сделай пять копий к завтрашнему собранию и напомни о нём Дженкинсу, чтобы не вышло, как в прошлый раз, - девушка забирает документы из рук эльфа и, кивнув, уходит, вновь оставляя мужчин наедине.
- Почему ты сам не обратишься к ней? Почему просишь меня? – голос Алрека теперь звучал совершенно иначе. Негодование в нем сменилось холодной деловитостью, а злость – подозрительностью с едва уловимой примесью приказного тона. Будто он на минуту забылся, но теперь вновь вернул себе образ хозяина положения.
- Потому что ты мой адвокат, Алрек. Кому, как не тебе, вытаскивать меня из, подобного рода щекотливых ситуаций?
- Вот же идиот, - на выдохе шепчет брюнет, но слова всё же доносятся до его собеседника.
- Я всё слышу.
- Для тебя и предназначалось. - ядовитый смешок срывается с губ эльфа, прежде чем он продолжает с некой снисходительностью. - Тебя обокрали, Фредди. Это не «щекотливая ситуация», как ты соизволил выразиться, это преступление. А ними занимается полиция – вот и обратись к ним.
- И что я им скажу? – теперь, видимо, настала очередь Альфреда терять контроль. Он подскочил с насиженного местечка, активно жестикулируя и, хотя говорил в пол тона тише, по его гневному полушепоту можно было без труда понять, что он в ярости. – Что какая-то шалава украла у меня магический медальон, который старше неё на добрую тысячу лет и обладает такой силой, которая может Нью-Йорк к чертям снести?
Судорожно вдохнув, будто от пробежки, мужчина затравлено огляделся по сторонам и, уже более спокойно, подытожил.
- Я плачу тебе не так уж мало, мистер Эйлаф, - достаточно курьёзно передразнив секретаря, он поправил пиджак и ткнул толстым, указательным пальцем себе в грудь, - я, можно сказать, душу тебе продал, так что не смей делать вид, что тебя это не касается.
Он делает несколько шагов по направлению к выходу, останавливаясь у самой двери.
- Ты – сын Короля, в конце концов. Уж кому-кому, а тебе Королева точно не откажет. Даже не смотря на то, что она из Благих.
Дверь бесшумно закрылась за посетителем, а Алрек ещё несколько минут невидящим взглядом пялился на то место, где стоял его старый клиент. Он так и не сказал ему, что, кроме них двоих и секретарши, никто в этом мире, включая ту самую Королеву, не знает (и не должен знать) чьим сыном на самом деле является Эйлаф.

вв

http://sa.uploads.ru/j38hO.jpg

Вечером того же дня Алрек стоял перед дверью кабинета владелицы борделя и, по совместительству, Королевы Благого Двора, чувствуя себя так, будто ему предстоит выйти на боксерский ринг. Отказ Королевы был абсолютно не приемлемым, но и получить положительный ответ будет совсем не просто, хотя бы потому, что для Леди летнего двора это дело окажется даже более личным, чем для самого темного эльфа. Но это вовсе не значило, что он сдастся, не получив желаемого. Он всегда получает то, чего или кого хочет. И эта девушка не станет исключением.
Постучав три раза и, услышав одобрительный отклик с той стороны, Эйлаф открывает дверь и уверенной походкой входит в изысканно обставленный кабинет, останавливая взор карих глаз на хозяйке заведения.
- Моё почтение, Ваше величество. – едва притрагиваясь, Алрек берет в свою руку её протянутую ладонь, оставляя невесомый поцелуй на тыльной стороне, как того требует этикет, и тут же отступает на шаг назад. – Прошу прощения, что отвлекаю Вас от работы в столь поздний час, но дело конфиденциальное и не терпит отлагательств.
Всё должно быть просто: услуга за услугу, как это всегда бывало у их народа. И им не обязательно будет встречаться снова.

Отредактировано Alrekr Eilafr (2018-02-11 13:03:57)

+2

3

Королева стояла на просторном, открытом балконе, скрытом от посторонних глаз мощными чарами иллюзии. Она расслабленно прижималась к кованному ограждению, подставив лицо лучам заходящего солнца. Пожалуй, это было её любимое время суток, когда она могла отрешиться от всех проблем, дел, встреч и прочей каждодневной суеты, которая стала неотъемлемой частью её жизни лет двадцать назад, и с тех пор ничего не менялось. Но как и всякий, проживший на этом свете столь долго, как Прекрасноликая, она умела останавливаться и наслаждаться моментом, к тому же мир и в самом деле мог подождать, пока Леди Летнего двора купалась в лучах солнца, позволяя его нежному теплу обнимать себя за плечи.
Наверное, по этой причине она иррационально полюбила Нью-Йорк, проводя в нём так много времени и всё реже возвращаясь в измерение фэйри. Умом она, конечно, понимала, что солнце, столь любимое ею, можно было бы найти и в любой другой части земного шара, и небо там было бы чище, а звёзды в самом деле видны, но почему-то это всё же оказался Нью-Йорк. Здесь было сосредоточено всё, что она так любила: дорогие сердцу люди, места, Центральный парк, служивший главным порталом в её измерение, и дивные вечера, подобные этому. Иногда казалось, что и желать большего было попросту нельзя.
Солнце постепенно садилось за горизонтом, но девушка по-прежнему стояла, не шевелясь, прикрыв глаза. С улицы внизу до неё доносился слабый шум - Королева не любила полностью глушить городские звуки, столь характерные для этого города. Шум толпы, настойчивые звуки клаксонов такси, музыка, доносящаяся из местных заведений.
Королева открыла глаза и потянулась к бокалу с вином, стоявшем здесь же, неподалеку, на высоком столике из спутанных виноградных лоз. Данный атрибут мебели явно не принадлежал этому миру, но фэйри не хотела забывать о своём доме, то тут, то там окружая себя подобными вещами, столь ненавязчиво вписывающимися в интерьер.
— Госпожа, - одна из её фрейлин материализовалась почти из воздуха, но на самом деле просто бесшумно подошла к своей Королеве. Прекрасноликая ненадолго оторвалась от своего занятия, обращая свой взор на минатюрную фею с ярко-лиловыми волосами, собранными в косу.
— У вас встреча, я хотела напомнить. Посетитель уже внизу, - фея исчезла, и Леди Летнего двора, отставив бокал, направилась в кабинет. Время уже было позднее, и она успела позабыть, что в такой час была назначена какая-то встреча. Обычно она ничего не забывала и не упускала из виду, но сегодня позволила себе потеряться в собственных ощущениях и мыслях.
Спустя несколько минут раздался стук в дверь, впуская в кабинет молодого человека. Королева стояла подле стола, перебирая бумаги, будто искала что-то. Обычно она принимала посетителей в более официальной манере, сидя за столом и напуская на себя важный и излишне занятой вид, но сегодня, кажется, всё было не совсем обычно?
Королева подняла глаза на вошедшего, протягивая вперёд руку для приветствия.
Несколько мгновений Прекрасноликая внимательно смотрит на темноволосого. Ей так и хочется спросить «мы знакомы?», но ответ приходит сам собой. Да, когда-то давно, на одном из официальных приёмов, устроенных Верховным регентом, они в самом деле были представлены друг другу. Алрек Эйлаф, владелец весьма известной в городе юридической фирмы. Но тогда их сухим знакомством дело и ограничилось. Ярко-голубые глаза прищуриваются, скользя внимательным взглядом по Эйлафу. Глаза ненадолго задерживаются на белой футболке на выпуск, почти в творческом беспорядке выглядывающей из-под пиджака.
Королеве кажется, что она знает о нём чуть больше, но не может понять откуда это чувство. Магия, исходившая от тёмного эльфа, о чём-то ей напоминает - о чём-то очень далёком, смутном, давно позабытом. Это длится не больше пары секунд, прежде чем фэйри решила отогнать эти мысли прочь.
Алрек выражает ей почтение, приносит извинения за поздний визит и обозначает цель их встречи, о которой она и без того знает. Сюда мало кто приходит просто так, и в большинстве своём дело всегда не терпит отлагательств. Ну, а как иначе? Те, кто решился обратиться к Королеве Благого двора были либо в отчаянии, что готовы были пойти на любую сделку, либо были слишком самоуверенными и полагали, что со всем справятся.
К какой категории относился эльф? Прекрасноликая усмехнулась, отложила документы, и, не говоря ни слова, направилась из кабинета на балкон, одним изящным взмахом руки распахивая двустворчатые двери. Вечер в самом деле был дивный, и было жалко проводить его в четырёх стенах.
Судя по тому, что за спиной Королева не слышала шагов, Эйлаф ждал приглашения. Возможно, опешил от подобного пренебрежения? Был раздражён? Не понимал? Но так или иначе не решился сообщить об этом вслух. Во всяком случае пока.
— И чего вы там встали? Идите сюда, поговорим на свежем воздухе, - Леди Летнего двора звонко рассмеялась, не желая уязвить эльфа, а скорее демонстрируя своё несколько легкомысленное, добродушное настроение, которое можно было трактовать иначе, но Королеву мало волновало, что о ней подумают.
— Итак... Чем я могу помочь, и что вы мне можете предложить в обмен на услугу?

+2

4

До сегодняшнего случая, Алрек видел Королеву всего пару-тройку раз. Говорил с ней и вовсе лишь однажды, на каком-то жутко важном приёме Алистера Хорна. Эйлаф не любил политику, точнее, она его не интересовала, но в тот вечер его пригласил туда один очень влиятельный клиент, и у эльфа просто не оставалось выбора. Этот же клиент, к слову, и представил Ала Её Величеству, но тогда у него было не особо достаточно времени, чтобы получше разглядеть Прекрасноликую. Теперь же, когда принц поймал на себе изучающий взгляд голубых глаз, то решил, что вполне может и сам проделать подобное, с интересом рассматривая и запоминая каждую деталь её облика. Мысль, что Королева была необычайно красива, показалась жутко неуместной в сложившейся ситуации, поэтому Алрек мысленно дал себе затрещину, напоминая, что пришел сюда совершенно не для этого. Однако усмешку Леди Летнего двора он всё же воспринимает на свой счет, пожалуй, слишком поспешно опуская взгляд на свою одежду в поисках изъянов вроде пятна от кетчупа или расстегнутой ширинки, поэтому не сразу замечает последующие действия хозяйки заведения.
Он поднимает голову, лишь услышав характерный стук дверей, и на какую-то долю секунды впадает в ступор от подобной манеры поведения. Конечно, Эйлаф слышал много всякого о Королеве, но среди этих характеристик никогда не мелькало ничего схожего с «неприветливая, высокомерная или хамоватая». Хотя нет, высокомерная таки было, но Ал не предавал этому особое внимание: эта черта была характерна абсолютно всем монархам, как бы те не утверждали обратное. Поэтому, если Леди хотела лишний раз покичится своим статусом, ради успеха своего дела, он, пожалуй, спустит ей с рук эту маленькую шалость.
Её зов и звонкий смех, раздавшийся с балкона, лишь укрепил догадки эльфа, отчего на губах стала расползаться довольная ухмылка. Интересно, повела бы она себя иначе, зная, кто он на самом деле? Получить ответ на этот вопрос не представлялось возможным, и Алрек просто проследовал за Королевой, стараясь заткнуть внутренний голос, подмывающий сказать Прекрасноликой нечто неподобающее.
А вы всегда ведете себя как стерва, или сегодня просто звёзды не в ту фазу луны вошли? -  мелькает в голове мужчины и он пытается скрыть смешок за кашлем, прикрывая рот ладонью.
- Позвольте, я изложу Вам суть проблемы и, в зависимости от того, насколько полным окажется Ваше содействие в её устранении, мы обсудим плату. Согласны?
Её Величество хочет поиграть? Что ж, он не против. Эльф несколько расслаблено облокачивается на перила, наконец, сосредотачиваясь на деле, и начинает свой рассказ.
– Три ночи назад один мой клиент, чье имя я, с Вашего позволения, называть не стану, имел честь посетить это прекрасное заведение с целью получения предоставляемых здесь услуг.
Эйлаф несколько брезгливо взглянул на здание, в котором они находились, будто отчетливо представил, чем именно занимаются здесь все посетители. Нет, его никак нельзя было назвать ханжой или чем-то в этом роде. Но за всю свою, достаточно длительную, жизнь, Алрек ни разу не пользовался услугами продажных дам. В разные времена их звали по разному, но отношение тёмного эльфа к ним всегда оставалось неизменным: платить за секс он считал ниже собственного достоинства, не говоря уже о достоинстве тех, кто продавал своё тело.
- Вернувшись домой под утро, мой клиент обнаружил пропажу одного, очень важного для него, артефакта, который до этого всё время находился во внутреннем кармане его пиджака. – машинально облизнув губы и глубоко вдохнув, адвокат вновь переводит взгляд на Королеву, наконец переходя к сути беседы. - Он имеет все основания утверждать, что в пропаже этой ценности виновна именно девушка, с которой мой клиент провел ночь. Он желал разобраться с ней сам, но, как его юрист и советник, я отговорил господина от этой идеи, уверив, что Ваше Величество обязательно поспособствует мирному разрешению сложившегося конфликта.
На последней фразе эльфу удаётся скрыть нотки иронии в голосе, но не ухмылку, которую выдавали слегка приподнявшиеся уголки губ.
- Услуга же, о которой я хотел просить Вас, состоит в следующем: вернуть артефакт его законному владельцу и позволить последнему «наказать» воровку во время следующего посещения данного заведения. – губы едва заметно кривятся в отвращении, когда речь Алрека подходит к самой «грязной» части требований Альфреда, - Учитывая, что прежде мой клиент обращался сюда именно с такого рода пожеланиями, это условие не должно создать особых неудобств.

+2

5

Возможно, кому-то покажется странным, что за столько лет, что Королева и Эйлаф жили на этом свете, они толком не пересекались, но для самой фэйри в этом не было ничего удивительного. В конце концов нельзя было охватить необъятное, и даже будучи почти бессмертным созданием, способным повелевать временем, всегда останется множество вещей, людей и мест, которые ей ещё предстоит узнать. Она не знала, сколько точно лет эльфу, но предполагала, что довольно много - это ощущалось в его магии и искусно сплетённых чарах иллюзии, которыми он окружал себя. Это же плескалось на дне карих глазах, выдавая мудрость прожитых веков и опыт прошлых лет. Он наверняка мог обмануть кого угодно, если бы захотел, но только не Леди Летнего двора, которая без труда чувствовала такие вещи, улавливая то, что так хитро пытались спрятать. Впрочем, это было не её дело: то, какой жизнью жил Алрек, было его личным делом, в которое она не собиралась вмешиваться без особой на то надобности.
Ожидая эльфа на балконе и практически наслаждаясь произведённым впечатлением, Прекрасноликая пыталась припомнить, кто именно их познакомил. Так бывает, что какие-то события и встречи, словно проходят мимо, не оставляя должного отпечатка или впечатления, но сейчас можно было наверстать упущенное. Королева не задумывалась о том, что Судьба, словно давала им второй шанс, только на что? Она не верила в случайности, но и провидение было штукой сомнительной, но так или иначе Эйлаф оказался в её кабинете, и, пожалуй, это интриговало и занимало большую часть мыслей Королевы на данный момент. После столь дивного вечера и захода солнца, разумеется.
— Прошу, - Прекрасноликая сделала определённый жест рукой, давая своё разрешение продолжать свой рассказ и потянулась к бокалу с вином, внимательно слушая Алрека, хотя на деле так не казалось. Королева смотрела на небо, на последние лучи заходящего солнца, путавшиеся в облаках и тут же исчезающие где-то там, за горизонтом.
В процессе разговора фэйри было трудно сдержать усмешку, а, впрочем, она и не старалась. То, с какой деликатностью, темноволосый пытался излагать суть проблемы, искренне забавляло, но Королева прямо кожей чувствовала, как он относится к подобным местам, и это при том, что бордель Её Величества был первоклассным заведением во всём городе - элегантным и стильным, способным подарить изысканные, терпкие удовольствия на любой вкус.
Когда эльф закончил свой рассказ, плечи Королевы едва подрагивали. Она опустила голову вниз, пряча лицо за волосами, но сдерживаться было чрезвычайно сложно.
— Ваш клиент весьма... уникальный, - с трудом подобрав слово, отозвалась Королева. — Взять с собой столь ценный артефакт в бордель - это нужно было догадаться, - голос Прекрасноликой слегка вибрировал, и всё же она держала себя в руках, не позволяя себе рассмеяться. — Вина, мистер Эйлаф? - легкомысленно улыбнувшись, продолжала фэйри.
— Почему вы так не любите бордели? Считаете их ниже собственного достоинства, полагаю? - полувопросительно отозвалась Аредэль. Внезапно поговорить об эльфе оказалось более занимательной идеей, нежели о его клиенте-олухе. — Кто были ваши родители? Я наверняка их знала когда-то? - кто бы мог подумать, насколько близко к своему предположению, была Леди Летнего двора. Впрочем, среди подданных обоих дворов она в самом деле знала немало фэйри, в этом не было ничего удивительного.
— Ммм, допустим, я выполню вашу просьбу. Вы назовёте мне имя девушки, и мы прямо сейчас с ней побеседуем вместе. Если она в самом деле взяла артефакт вашего достопочтенного клиента, она его вернёт, даю слово. Но что с этого получу я? Вы готовы стать моим должником, Алрек? - Королева неспешно сделала глоток вина, ощутив, как несколько капель готовы были вот-вот скользнуть с губ, вниз по подбородку. Аредэль провела языком по губам, не позволяя случиться непредвиденному и мило улыбнулась. Большинство знали, что подобные улыбки были столь же лживы, как и бескорыстие Королевы.

+2

6

Everyone's looking at me
I'm running around in circles, baby
A quiet desperation's building higher
I've got to remember this is just a game

То, как Королева реагировала на каждое слово Эйлафа, одновременно сбивало с толку и забавляло. Она пыталась скрыть излишнее веселье за напускной серьезностью, будто хихикающая старшеклассница на уроке анатомии, но получалось из рук вон плохо. Пьяная что-ли? У неё ведь был всего один бокал.
Алрек привык, что подобные встречи проходят строго в деловой атмосфере, без лишних слов и телодвижений. Как по сценарию или, своего рода, схеме: выслушать предложения сторон, прийти к консенсусу и поставить свои подписи под договором. Но сейчас явно не тот случай. И, в меру специфичности ситуации, эльф думал, что Королева попытается играть с ним, выбивая из равновесия и всячески провоцируя. И прогадал.
Пока что ей удавалось только очаровывать его своей непосредственностью, прямолинейностью и некой простотой. Но Леди Летнего Двора была так же проста, как и устройство Сумеречного мира для примитивных. А Алрек, как раз, любил сложные задачки.
- Мой клиент весьма наивен, - принимая правила, мужчина по-доброму улыбается хозяйке заведения, - верит в порядочность современной молодежи, словно пару столетий назад.
Предложение выпить заставляет его удивленно вскинуть брови и на секунду устремить любопытный взгляд на бокал в руках Прекрасноликой, но здравый смысл тут же забил тревогу внутри черепной коробки, и эльф лишь отрицательно покачал головой.
- Нет, спасибо, я же, вроде как, на службе ещё. – кривая ухмылка и хитрый взгляд, будто говорящий «я не по зубам Вам, даже не старайтесь».
Странно, но в какой-то момент ему даже начала нравиться эта игра, будто бы они и правда просто болтают здесь, не желая поиметь максимум личной выгоды из сложившейся ситуации, и друг друга. Просто карнавал лжи и лицемерия. Плевать, что фейри не способны лгать.
Но азарт плескался внутри эльфа ровно до момента, когда Королева решила затронуть нечто, слишком личное для адвоката. Ухмылка едва заметно дрогнула на его лице, будто собираясь исчезнуть, глаза слегка сощурились. Он немного меняет позу, переминаясь с одной ноги на другую, скрещивая руки на груди и на мгновение даже внутренне напрягается, словно лев перед прыжком, но тут же берет себя в руки.
Это всего лишь игра, Алрек. Соберись.
- А почему Вам так важно это место? Разве оно к лицу столь утонченной особе? – отвечать вопросом на вопрос было не вежливо. Но, если этот «пинг-понг» поможет ему соскочить с неудобной темы, то почему нет? В конце концов, Эйлаф всегда поступает так, как ему заблагорассудится.
Хотя, увиливание было не единственным выходом из ситуации.
- Кто может уверенно утверждать, что знает кого-то? Даже я не уверен, что когда-то по-настоящему знал их. – эльф опускает взгляд на разноцветные огни, которыми усеян вечерний Нью-Йорк, делает глубокий вдох и вдруг даже начинает понимать, почему Королева предпочла говорить здесь, а не в душном кабинете.
Большое яблоко обладало множеством достоинств и имело практически все ресурсы, в которых нуждался Дивный народец, но лично Алреку всё же не хватало большего количества растительности. Наверное, потому его так удивило столь малое наличие «природных декораций» у самой Королевы. Видела бы она его кабинет…
В уютном молчании проходит несколько минут, позволяя обеим сторонам партии обдумать свои следующие шаги. Наверное, Леди поняла, что так просто не получит ответы на заданные вопросы, или быстро потеряла интерес к ним, но когда она наконец заговорила, обсуждение вновь вернулось к истинной причине визита Эйлафа. И он даже едва заметно вздрагивает, растеряно поднимая на неё глаза, цвета янтаря, когда слышит, как Королева впервые за всё время назвала его по имени.
Что-то с этим моментом было не так. Наблюдая за тем, как она делает глоток из бокала, как не даёт красной капельке, задержавшейся на губах, соскользнуть вниз, соблазнительно подбирая её языком, Алрек ощущал себя мухой, попавшей в паутину и добровольно запутывающейся в ней, приближая момент своей гибели, и не мог отвести взгляд. Знал, что должен гнать все посторонние мысли куда подальше, но оказался способен лишь машинально сглотнуть, пытаясь протолкнуть ком, образовавшийся в горле, и хрипловатым голосом произнести:
- Почему из Ваших уст слово «должник» звучит как «раб»? – эльф знал, на что идёт, когда стучал в дверь этого кабинета. Знал, что придется отдать за эту услугу больше, чем он привык платить обычно, но вот ирония – оказался не совсем готов к этому морально.
Эйлаф прокашливается, наконец сбрасывая с себя наваждение и, возвращаясь к прежней, невозмутимо-игривой, манере поведения, продолжает.
- Я так понимаю, торг не уместен? Если Вас не интересует материальный вариант расчета, а я подозреваю, что это так, то да: я согласен задолжать Вам ответную услугу.

+2

7

Знал бы эльф, как она порой уставала от сухих, официальных встреч, которые проходили в стенах её кабинета или при Летнем дворе. За тысячи лет всё это навевало скуку, что порой фэйри было так сложно сдержать подступающую зевоту, но так или иначе правила хорошего тона, этикета и ведения подобных политических игр были написаны ещё задолго до её рождения, и Прекрасноликая предпочитала им следовать. Но почему-то не сегодня. Можно было бы списать всё на то, что Эйлаф пришёл в «нерабочее» время, но Королева часто засиживалась допоздна, разбирая документы или решая государственные и не очень дела, предпочитая проводить светлое время суток за более приятными для души и тела занятиями. Но всё это было бы отговорками, а потому, беспечно взмахнув ресницами, Королева, не вмешиваясь, позволила Алреку думать о ней, всё что он посчитает нужным. Пусть считает её легкомысленной, взбалмошной, несдержанной - она не будет ему мешать. Но судя по лёгкой растерянности, тонкой вуалью накрывшей лицо эльфа, он пока и сам не определился, как относиться к происходящему.
— Порядочность порой вступает в неравный бой с любознательностью и жаждой сорвать куш. Если о бесценности вышеупомянутого артефакта было известно злопыхателям вашего клиента, неудивительно, что он «потерял» своё сокровище именно здесь, - обычно в борделе редко что-то происходило без ведома Леди Летнего двора, но в последнее время часть своих дел она доверила своей первой фрейлине, которая либо не справлялась, либо предпочла не тревожить свою Госпожу подобными мелочами.
— На службе? В такой час? - брови взметнулись вверх, после чего фэйри рассмеялась и, пожав плечами, сделала ещё глоток вина. — Не стоит забывать о маленьких радостях жизни, полагая, что впереди ещё много времени, - задумчиво отозвалась Аредэль.
Могло показаться, что она и вовсе не заметила смятения Алрека, которого её вопрос явно застал врасплох. Королева с мягкой улыбкой наблюдала за простиравшимся перед ними городом, за вином в своём бокале, но она прекрасно видела, как эльф неловко переступил с ноги на ногу, на краткий миг изменившись в лице. Кажется, Прекрасноликая невольно задела весьма щекотливую тему, которую Эйлаф тут же поспешил сменить.
— А разве это место не утонченное? Почему вы считаете, что оно мне не подходит? - усмехнулась Королева, обращая взор ярко-голубых глаз на эльфа. Бордель, его внутреннее убранство, атмосфера, программа развлечений, меню и даже коктейльная карта, кроме шуток, напоминали произведение искусства, которое было создано лично Королевой Благого двора. Никакой вульгарности и скабрезности, которые часто свойственны подобным заведениям, стоит им переступить их порог. Лишь стиль, красота и изысканные удовольствия. Первый этаж был полностью отдан тем, кто не готов был подниматься наверх, предпочитая лишь смотреть и слушать - разнообразные шоу, кажется, примитивные называют подобное «бурлеском», где чарующие голоса сирен и дриад пленили потенциальных клиентов, а нимфы и эльфийки завораживали грациозными танцевальными движениями. Впрочем, среди сотрудников были не только фэйри, но это уже другая история.
— Словами они играть вас научили, - произнесла Аредэль, в который раз за вечер отмечая, что эльф не хочет разговаривать о своих родителях. Это даже было интересно, впрочем, не настолько, чтобы она уцепилась за это. Возможно, не будь она в столь благостном и расслабленном настроении, она бы обязательно заподозрила что-то: например, то что магия, окутывающая Алрека, была ей смутно знакомой, а его поведение и мимолётная растерянность, появлявшаяся на лице, могли быть к этому причастнв. Леди Летнего двора обязательно бы распутала этот клубок, если бы захотела, но пока все её мысли занимали этот дивный вечер и то, что она могла получить от эльфа в обмен на услугу.
Солнце почти село за горизонтом, оставляя на небе небрежные розоватые росчерки - последние отблески солнца покидали небосвод. Прекрасноликая в молчании наблюдала за тем, как исчезают и они. Внизу, на улицах, уже давно зажглись фонари, но чары, окружавшие балкон, пропускали лишь минимум света, и теперь фэйри находились почти в естественном полумраке.
Но отсутствие более яркого света никак не мешало Королеве наслаждаться реакцией Эйлафа, чьё сердце готово было пропустить удар. Его хриплый голос указывал на то, что невинное происшествие с проворными капельками вина, грозившими запачкать платье Королевы, явно задели какие-то внутренние струны эльфа. Королева была готова расхохотаться, но смилостивилась - кажется, Эйлаф был молод, во всяком случае он производил впечатление юноши, а не умудрённого опытом мужчины, и его магия... Она по-прежнему не казалась Королеве древней, - сильной, да, но не древней.
Кто бы только знал, как сильно она заблуждалась?
Впрочем, ни то, ни другое не казались ей недостатками.
— Ну что вы, Алрек, - внезапно ей понравилось звать его по имени вот так просто, без лишних переходов, просьб перейти на «ты» и прочей чепухи. — Рабство - это нечто другое. Вы всего лишь будете должны мне услугу. Какую именно - не скажу. Сейчас мне от вас совершенно точно ничего не нужно, - девушка игриво пожала плечами. — Но когда я обращусь к вам, вы должны будете выполнить всё, о чём я попрошу. Если вас это устраивает, мы прямо сейчас приступим к решению вашей маленькой проблемы.

0


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » A problem of memory » You're just the last of the real ones [июль 2016]