Sacra Terra: the descent tempts

Объявление

городское фэнтези ♦ NC-17
Соединенные Штаты Америки, Нью-Йорк
март-апрель, 2017 год
«Что за неблагодарная молодёжь пошла нынче?! Даже руки не подал, паршивец... закусывая губу и морщась от боли, пожаловался маг. Из ноги хлестала кровь, пачкая дорогие джинсы от Christian Lacroix...» [читать дальше]
CHAOS [4506] vs ORDER [5708]
Build a new beginning [feb, 2017]
Unseelie King & Alrekr Eilafr & Ren Marlow

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » A problem of memory » Build a new beginning [февраль 2017]


Build a new beginning [февраль 2017]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Joshua Kushner, Alrekr Eilafr, Ren Marlow
http://sh.uploads.ru/QZ0eP.gif http://s5.uploads.ru/LUC6K.gif
http://s9.uploads.ru/svbe5.gif http://s3.uploads.ru/z46Pe.gif
Старый замок, измерение фэйри, Неблагой Двор, вечер;
февраль 2017;

•••••••••••••••••••
Аббадон собирает в Старом замке всех принцев, прямых наследников Короля, чтобы урегулировать политические вопросы. Он освобождает их от старых клятв и гарантирует им безопасность и статисфакцию.
Алрек тоже получает приглашение на это мероприятие. И, хотя оно становится совершенной неожиданностью для изгнанного принца, в его голове мгновенно зреет план. И в этот раз он не упустит свой шанс захватить трон...

•••••••••••••••••••
Statues and empires are all at your hands
Water to wine and the finest of sands
When all that you have's turnin' stale and it's cold
Oh, you no longer fear when your heart's turned to gold
Who can you trust?
When everything you touch turns to gold

Отредактировано Alrekr Eilafr (2018-02-13 00:12:38)

+7

2

Зал был украшен и готов к приему многочисленного потомства Короля, руководившим всем лично, Аббадон остался доволен решением собрать всех за одним столом. От первого и до последнего принца. Каждый из них был претендентом на трон, каждый из них веками ждал падения своего отца. Веками они плели друг против друга интриги, бились за место возле трона, ждали момента, когда падет абсолют их отца. А значит, они не представляли угроз. Они могли действовать только тайно, плетя заговоры, выстраивая союзы и коалиции, дружили против кого-то, против друг друга. Демон приказал Хорбогглу рассказать ему про каждого, кто и что из себя представляет, затем он приказал каждому направить письмо, в котором Хорбоггл доступно изложил то, что произошло в Неблагом Дворе и чего им следовало ожидать. В письме, Аббадон каждого освободил от клятв и обещаний, амнистировал их и предложил обсудить все в Старом Замке, естественно, он умолчал, что все это произойдет на его условиях.
Сидя перед зеркалом, демон курил и рассматривал себя: камзол из черного бархата расшитый золотыми нитями, он плотно облегал талию и был чуть выше колет, прикрывая кюлоты, но акцентируя внимания на белых гольфах и ботинков с бляшками в виде дерева, магнолии, выполненного из золота и украшенного камнями. Аббадон усмехнулся, он нарочно одевался так, ему нравилась мода той эпохи и ему нравилось, что все остальные просто слепо копировали его поведение. Придворные достали из своих сундуков старое барахло, шили новое. Придворные исполняли малейший каприз демона, но это была всего лишь милая забава, для Аббадона. Он застрял в мире фейри и хотел, чтобы все это время было проведено с пользой. Ну, например, не допустить, чтобы мерзкие фейри потеряли его где-то на задворках этого мира. Демон хотел другого, а для этого ему, нужен был порядок. Аббадон мало понимал, что это такое, но ему было важным собрать воедино весь Неблагой двор, все его силы и всю его мощь, чтобы приступить ко второму акту его плана. Ему нужны были все.
- Ваше богоподобное величество, все на месте.
Демон обернулся и увидел раболепного Хорбоггла, который стоял с парочкой фейри.
- Хргбодд, мой деловой парик.
Распорядитель достал классический белый парик, который носили аристократы восемнадцатого века и водрузил демону на голову. Аббадон одел перчатки, а сверху на них увесистые перстни с бриллиантами угрожающих размеров.
- Мою трость.
Демону протянули трость, сделанную из железного дерева и украшенную золотом и драгоценностями, улыбнувшись своему отражению, Аббадон вышел из своих покоев и направился в сторону зала, где по словам распорядителя уже собрались все принцы.
В зале, несмотря на то, что он был действительно исполинских размеров было по-настоящему тесно: принцы сбились в небольшие группки, кто-то стоял, кто-то сидел в одиночестве, кто-то нервно курил и соревновался в балансировке пепла на кончике сигареты, кто-то обрывал лепестки роз и подкидывал их вверх. Но как только появился королевский распорядитель, все смолкли и стали подходить к своим стульям. Аббадон задержался, чтобы распорядитель объявил его прибытие, Хорбоггл откашлялся и звонкий голосом, стараясь, чтобы все услышали, произнес:
- Ваши светлости, Его богоподбное Величество, Местоблюститель Королевского престола, временный властитель Старого Замка и наместник Бога в мире фейри прибыл.
Аббадон стал спускаться по ступеням, в абсолютной тишине было слышно, как его трость касается каменного пола. Демон подошел к огромному креслу, которое стояло во главе стола, сделанного из вишни, постоял возле него буквально мгновение, а потом пошел к другому краю. Он шел не всматриваясь в лица принцев. А каждый из них постарался сегодня выглядеть на все сто, покрытые плотным слоем гламура, все дети Короля походили больше на сборище фотомоделей и порноактеров, словно подсматривали эталоны мужской красоты в женских журналах. Подойдя к другому краю, демон позволил, чтобы ему пододвинули стул и молча сел. Перед ним поставили тарелку и приборы. На тарелке лежало яблоко, и демон стал золотым ножом очищать его от кожуры. В зале все еще царило молчание. Хорбоггл уселся на легкомысленный пуфик, который был обит розовым бархатом, так, что из-за стола торчала только его макушка. Из-под стола он и крикнул.
- Первая перемена. Трутни, запеченные в медовом соку. Словно из ниоткуда появились лакеи, которые обслуживали принцев. На каждого был свой персональный привратник. Они поставили перед принцами блюдо и выдали им золотые палочки, вежливо спрашивая, что изволят пить королевские особи. Когда бокалы были наполнены, то Хорбоггл встал и поправил свой камзол.
- Я хотел бы…
Но его речь неожиданно прервали, на другом конце стола поднялся высокий молодой мужчина, кинул на стол свой бокал.
- Заткнись Хорбоггл, хватит этой клоунады, не надо тратить наше время на излишние пируэты.
Это был первый принц, но Аббадон даже не поднял глаз, а продолжил чистить яблоко, так, чтобы не оборвать тонкую нить кожуры. Распорядитель попытался что-то сказать, но демон лишь перестал счищать с яблока кожуру, молча положил все на тарелку и взял свой бокал с мартини. Он поднялся и поправил сюртук, а потом молча залез на стол и медленно направился в сторону Первого принца.
- Приятно видеть всех вас здесь, возможно кто-то соскучился по дому, кому-то невтерпёж попасть на раздел наследства, кто-то считал, что это шутка вашего отца, кому-то понравилась моя амнистия, кто-то просто решил попасть сюда, чтобы всех отравить и самому занять пустующий трон, кто-то прибыл сюда по согласованию со папенькой, который перед тем как снова появиться хочет узнать, что тут за херня твориться, - демон подошел к Первому принцу и сделав глоток мартини, наступил ему в тарелку, - Я уважаю каждое решение. И я уважаю вас, насколько могу, насколько мне позволяет мое терпение. В последний раз, я был терпелив, когда Бог уничтожил саблезубых тигров. Я до сих пор скучаю по ним, они были такими большими и злыми…, - Аббаддон расплылся в улыбке и снова сделал глоток, - Я планировал, что вы посидите, поедите прекрасную еду, которую приготовили мои любимые повара, выпьете роскошных и неповторимых напитков и начнем вести светскую беседу на тему того, как нам жить дальше.
Демон сделал еще один глоток, а потом смерил взглядом Первого принца, - Но видимо ты решил, что можешь встать на пути моих планов… Давайте чуть чуть поиграем по вашим правилам, прошу вас, говорите, Ваша светлость.
Первый принц поправил пиджак.
- По какому праву, ты занял место нашего отца? Этот замок наш и тебе здесь не место, не находишь? Кто дал тебе право собирать нас на глупые сборища, нас, детей Короля вместе с предателями и изгнанниками?
Аббадон сделал глоток мартини, в зале послышался одобрительный гул, который соединился с криками неодобрения.
- Ты закончил? – демон расплылся в улыбке, - Даже если и не закончил, то закончил, - Аббадон повернулся к нему спиной и стал медленно расхаживать по столу, - А теперь, перейдем ко второй перемене и к арфисткам.
Первый принц бросил стул и прокричал.
- Ты не ответил на мой вопрос!
Аббадон махнул рукой, и официанты стали подавать спаржу с золотистыми кусочками мяса. Демон игнорировал Первого принца, прекрасно зная, что некоторым принцам было забавно наблюдать бессилие и ярость их старшего брата.
- Я думаю ваш старший брат закончил свою беспомощную истерику. Ну если конечно он не хочет прекращать свои истеричные завывания, то каждый кто считает себя его врагом, может подойти и ударить его ножом в его высокородную грудь- демон вернулся на свое место и уселся в кресло, закинув ногу на ногу, - А мы перейдем к следующему вопросу. Как нам дальше жить. Кто-то хочет высказаться, конструктивно? Я пришел послушать вас, мои дорогие принцы.

+8

3

Послание из Неблагого Двора появилось перед Алреком как только он устроился за столиком в Barney Greengrass, на углу 86-й улицы и Амстердам-авеню. Получасом ранее его брат, Рёнгвальд, попросил о срочной встрече, желая поведать о каких-то важных новостях из их общего дома. Но, либо у младшего возникли непредвиденные препятствия на пути сюда, либо старший оказался многим ближе к месту встречи, но, так или иначе, пришел он первым.
Рен был изгнан из Неблагого Двора вместе со старшим братом, и Эйлафу пришлось задействовать уйму сил и связей, чтобы вернуть младшего в отчий дом. Шпион из Рена ещё с детства был идеальным, и за всё то время, что Алрек не имел доступа ко Двору, он раздобыл много полезной, для старшего брата, информации. Но, судя по тревожному настроению и срочности встречи, что-то шло не по плану.
Эльф заказал стандартный завтрак на двоих, состоящий из бублик бейглов и кофе, и уже хотел было раскрыть конверт, когда на стуле напротив наконец материализовался Рен.
- Замечательно, ты тоже получил это письмо сумасшедшего. Я переживал, что оно лишь для вхожих во Двор и придется быть там самому.
- И тебе доброго утра, Рёнгвальд. - Алрек бросает короткий взгляд из подо лба на брата, после чего возвращается к своему прежнему занятию, - Какие новости, кроме очевидных?
Седьмой принц начинает негромко повествовать о новом обитателе измерения фейри, пока Эйлаф, слушая его в пол уха, читает письмо от «наместника Бога в мире фейри», иронично усмехаясь и машинально постукивая по столешнице указательным пальцем свободной руки. Официант приносит заказ и Ал, как попало, запихивает послание в карман, заговорщицки улыбаясь.
- Значит, он собирает всех до единого? – обращается к брату, откусывая кусок бейгла и кивком приглашая младшего последовать его примеру.
- Именно. – Рен недоверчиво косится на еду и лишь отпивает глоток ароматного эспрессо из своей чашки. – У тебя есть план, как нам избавится от него?
Какое-то время Алрек лишь молча жует, прорабатывая в голове всевозможные ходы и варианты развития событий, после чего на его губах появляется довольная улыбка и он отрицательно качает головой.
- Мы не станем ничего предпринимать, Ренни, - не смотря на то, что обоим мужчинам уже давно перевалило за половину тысячелетия, они частенько звали друг друга детскими прозвищами, - наши братья справятся с этой выскочкой без особых усилий. Мы же просто насладимся зрелищем, но хлеб я бы советовал принести с собой – тамошние угощения вызовут если не скоропостижную смерть, то расстройство кишечника уж точно.
Эльфы одновременно рассмеялись, переходя на обсуждение более важных дел.


В тронный зал Алрек и Рен вошли одними из последних.
- Со стороны богоподобного величества было крайне не вежливо не предупредить нас, что это костюмированная вечеринка, - едва не смеясь от вида, разодетых в доисторические костюмы, присутствующих, Алрек ткнул брата локтем, останавливаясь в паре шагов от стола, у которого суетились такие же разодетые слуги. – Мы на их фоне выглядим как парочка примитивных, непонятным образом заблудшая в мир доисторических фейри.
Они и правда разительно выделялись на фоне всеобщего маскарада. Простые темные джинсы и белые рубашки казались чем-то инородным в этом калейдоскопе нарядов восемнадцатого века.
Вдоволь насмеявшись, мужчины какое-то время обсуждали общие дела и последние новости, при этом абсолютно игнорируя косые взгляды своих кровных братьев (читать как «злейших врагов»). Эйлафу нетерпелось узнать, чем же закончится сегодняшний вечер, а его младшему брату просто нравилось принимать участие в играх разума, которые устраивал Ал.
- Надеюсь, ты осознаёшь, что тебе здесь не рады, Алрек? – с таким количеством брезгливости, которая была отчетливо слышна в голосе Адаона, первенца Короля, в современном Нью-Йорке не обращались даже к крысам. Но Эйлафа это нисколько не задевало. Теперь, по крайней мере.
- Конечно, Адаон, надейся, - нахальная улыбка появляется на губах, когда эльф буквально кожей чувствует, как начинает закипать его старший брат. Он изучающе прищуривается и слегка наклоняет голову, скрещивая руки на груди. – Но я здесь, как видишь. И что ты намерен предпринять в связи с этим? Накричишь на меня? Позовешь папочку? Или пустишь скупую слезу, как в тот раз? Ну же, Адаон, смелее, мы твоя семья, а семья не судит…
Словесная перепалка вполне могла перетечь в реальную драку, если бы не появление королевского распорядителя, который собирался объявить о появлении того, кто их, собственно, и пригласил сюда.
- Мы ещё не закончили, Алрек. – первый принц пытался придать своему лицу деловито-пренебрежительное выражение, но венка, пульсирующая на виске, выдавала его гнев.
- Это ты так думаешь, дрессированный пёсик, - хмыкнул Эйлаф, направляясь в противоположную сторону и, вместе с Реном, занимая места почти в самом конце стола, откуда можно было рассмотреть всех участников этого странного ужина.
- Круто ты его, - шепнул Рен, протягивая брату ладонь и тот, довольно улыбаясь, ударил по ней, давая «пять».
Они оба были в весьма приподнятом настроении, и потому им пришлось приложить просто титанические усилия, чтобы не рассмеяться в голос, когда в зал, наконец-то, важной походкой вошел Мистер местоблюститель королевского трона, временный повелитель Старого замка, наместник Бога в мире фейри, ну и дальше по списку.
- Где он достал это.. – Ал шикает на брата, жестом прося умолкнуть, потому что чувствует, что ещё минута – и его просто разорвет от сдерживаемого смеха.
Конечно, он понимал, что далеко не вся нежить, а тем более представители его народа, следили за веяниями высокой моды примитивных, но то, во что был разодет этот павлин, превышало всяческие ожидания.
Эльф старается переключиться, думая о прошлых выходных, проведенных с Королевой, о важном слушанье, которое ему предстоит в скором времени, но это помогает лишь отчасти и, потому, он даже мысленно благодарит Адаона, хотя никогда не признает этого вслух, за его гневный возглас.
Алрек расслабленно откидывается на спинку кресла, наблюдая за разворачивающимся спектаклем и внимательно слушая всё, что говорил этот самопровозглашенный театрал. Эльф чувствовал его сильное, демоническое начало, и, хотя он не мог до конца разгадать его истинную личность, Алрек точно знал, что ему здесь не место. И это приводило его к логическому вопросу номер два: как сюда попал гость из иного измерения? И как его братья, оставленные на страже порядка и благополучия Двора, допустили такую оплошность?
Впрочем, Эйлаф был совершенно не удивлен такому исходу. Ожидая подлости друг от друга, они не заметили реального врага, воспользовавшегося моментом и подкравшимся к ним из-за спины. Но что уж теперь… Намерения демона можно было вытащить из контекста сказанного без особого труда, и, хотя Алрек не намерен был плясать под его дудку, мысленно он всё же аплодировал ему за прямолинейность и парочку колких фраз, брошенных в адрес выскочки Адаона.
- А арфисток мы тоже будем есть или..? – хихикающий Рёнгвальд, похоже, тоже вовсю наслаждался происходящим, совершенно не ощущая того дискомфорта, которым явно были скованы остальные наследники престола.
Забавным было ещё и то, что, после предложения павлина воткнуть в первенца нож, некоторые братья эльфа нерешительно перевели взгляды на приборы, лежащие около тарелок. Но он точно знал, что они никогда бы не воспользовались этим шансом. И не потому, что испытывали к Адаону, или кому-то ещё, тёплые, братские чувства, а потому, что были слишком слабы духом, чтобы по-настоящему бороться за то, чего хочешь.
Эйлаф знал, чего он хочет. Но для этого ему было совершенно не обязательно убивать первого принца. По крайней мере, собственноручно.
- Ты серьезно хочешь услышать от них какой-то конструктив? – в голосе эльфа была слышна едва уловимая насмешка.
Он не хотел на самом деле знать ответ на этот вопрос, он допускал, что демон и без того знает – принцы не способны предложить ему ничего более конструктивного, кроме как убраться прочь. Но Алрек все ещё не понимал, зачем демону понадобилось собирать весь этот цирк ради минутного удовольствия в виде унижения более слабых особей. Это непонимание назойливой мухой жужжало внутри головы, несколько раздражая. Как и гробовая тишина, воцарившаяся в зале после его вопроса.
- Посмотри на них, - как ни в чем ни бывало, продолжил Ал, - они как дети, которые долго выпрашивают игрушку, а, когда наконец получают её, то понятия не имеют, что с ней делать.
Эльф хмурится и устало потирает переносицу. У него начинает болеть голова, и он сейчас совсем не отказался бы от бокала хорошего вина, но для этого ещё нужно было добраться домой, а он пока не всё сказал.
- Хочешь конструктива? Тогда вот что я тебе скажу: нравится тебе или нет, как бы ты не наряжался, и в каком страхе не держал бы весь Двор, ты – никто здесь. Гость, который не имеет достаточно сил и власти для того, чтобы принимать какие-то решения. Тем более столь весомые, как помилование изгнанных и освобождение от клятв Королю. И, если у тебя есть конкретные цели или желания относительно пребывания в нашем мире, я возьму на себя смелость посоветовать тебе найти себе единомышленников, которые помогут с адаптацией и покажут, как из лузера подняться до уровня местной элиты. А, пока этого не случилось, уволь хотя бы меня от этих показательных выступлений. – Алрек отодвинул от себя нетронутое блюдо и приподнялся на ноги. – Если тебе больше нечего добавить, я вынужден откланяться: боюсь, у меня есть куда более важные дела, чем детские утренники в моём бывшем доме.

Отредактировано Alrekr Eilafr (2018-06-06 20:54:18)

+7

4

Как только Аббадон замолчал, по залу прокатилась волна неодобрительного шепота. Демон хмыкнул и снова закурил, пуская дым вверх он выжидал пока чертовы отпрыски Короля угомоняться. Конечно же, заполучить их всех не получиться, ну никогда и нигде не бывает единства, но ему и не нужны были все принцы. Из почти, что полусотни принцев лишь с десяток обладали властью, некоторым власть была совершенно необязательной. Например, Тринадцатый принц, который никогда не принимал участия в дележке трона, чем нажил себе большой авторитет, выступая посредником в конфликтах с остальными, вот и сейчас он сидел и перебирал колокольчики в своей бороде. Тринадцатый принц распоряжался огромным борделем, где каждый мог найти удовлетворение своих самых разных фантазий, он любил интриги, но при этом очень высоко ценил мир. Попытавшись высказаться, Тринадцатый даже откашлялся, но его отвлек монолог старшего брата.
Третий принц был прав в одном – принцы, при всей их мощи и силе, неспособны были выдержать атаку в лоб. Они привыкли к другой манере видения дел. Они попросту не успели понять, что здесь происходит, ну кроме самых хитрых и проворных. Они сидели молча, не понимая, чего ожидать от чужака. Меланхолично пуская дым вверх, демон дождался пока принц выговориться. Монолог третьего вызвал гробовое молчание, некоторые принцы стали переглядываться, а Тринадцатый закатил глаза. Лишь только Третий принц замолчал, Аббадон лениво протянул:
- А теперь стих – демон смерил взглядом Третьего принца, - Стих – это глагол. Стих и сел, можешь выпить, чтобы унять свое неуемное эго.
Аббадон стал стучать перстнем по столешнице.
-Несомненно, в чем-то принц прав, да - это ваш мир, переплетенный чудным узором родства, союзов, альянсов и всего прочего, - демон кинул сигарету в бокал с мартини и закинул ноги на стол, - Многие из вас веками стояли возле трона папочки и целовали его отвратительные ноги, чтобы вымолить себе хоть какие-то преференции. Вы принцы, но кроме этого у вас ничего нет. У вас нет власти, вы никто, вы как крабики в баночке, вечно тяните своими царственными клешнями более удачливых коллег.
Демон встал и поправил сюртук, он расплылся в улыбке словно благодушный диктатор.
- У вас нет армии, нет цели, нет сплоченности. Если ваш отец вернется, то первым делом отправится на поклон к своей подружке, старая любовь не ржавеет, - Аббадон хихикнул, - К черту традиции, я хочу сломать колесо монархизма. К черту эти очереди на престол, мы будем править вместе, демократично, словно гигантская корпорация, объединив все, что мы имеем в единое целое. Пери оказались очень умными и проворными, они вместе с придворными самыми первыми поняли, что мир изменился и первыми приняли новые правила. Как только согласятся все остальные, то ваши услуги мне больше не потребуются.
Аббадон встал из-за стола и медленно направился к Третьему принцу, демон улыбался, а по пути похлопывал по плечу некоторых принцев, демонстрируя, что без согласия большинства из них, он не стал бы затеивать весь этот фарс. Эта встреча была тщательно спланирована. У этого плана оказалось много бенефициаров. Стратегия была очень простой, собрать малочисленные группы, гонимых и оскорбленных, тех кто происходил из незнатных семей, но будучи сыном Короля, носил титул принца. Все те, кого изгнали и лишили привилегий, всех кого недооценили и предали. Таких было ровно двадцать шесть. Именно они хранили молчание, потому, что получили все привилегии до этой встречи. Он остановился рядом с принцем, который предлагал съесть арфисток и положил ему руки на плечи:
- Знаю ли я о том, что вы будете плести против меня интриги? Да. Знаю ли я, что вы перегруппируетесь, чтобы нанести мне удар в спину? Да. Подготовился ли я к этому? Да, - демон посмотрел на Третьего принца и хлопнул в ладоши и несколько фейри сорвали тонкую словно ночь ткань с огромной глыбы горного хрусталя в которой, словно муха в янтаре, застыл молодой мужчина. Демон расплылся в улыбке.
- Это Морфей Хельм, любимый брат регента Нью-Йорка, непревзойденного Алистера Хорна, - Аббадон пожал плечами, - Когда вы захотите организовать странный союзик против меня, то просто вспомните, что в качестве скульптуры я держу в Старом замке одного из самых могущественных магов современности.
Демон похлопал молодого принца по плечу, - Наша демократия будет построена по следующему принципу: для всех объявляется амнистия, вы свободны от клятв и обязательств и получаете прощение, один принц – один голос. Себе я беру, по праву старшинства титул принцепса – первого среди равных. И здесь мои уступки вам, ваш отец всего лишь Король, а мой отец – Бог. Главы родов темных фейри получат широкие права на автономию и ведение деятельности, передав в заложники своих самых любимых детей и наполнят армию Неблагого двора. Все ваши осведомители должны перейти в пользу Двора, ваши дела будут защищены и расширены.
Демон осекся и захихикал, за шестьсот лет без войн, в Неблагом дворе осталось всего два рыцаря и то, они были трансвеститами, с которыми забавлялся королевский распорядитель.
- Все важные решения мы будем согласовывать на собраниях, общее руководство буду осуществлять – я. Сетью осведомителей будет руководить Тринадцатый принц, Главным Королевским распорядителем останется Хорбоггл, а ваш брат Рёнгвальд станет Главным смотрителем за вами. Гарантом наших соглашений выступит многоуважаемый мистер Единорог.
Демон медленно зашагал в сторону своего кресла, а перед принцами появились папки с соглашением.
- Кто согласен – ставит свою подпись, и мы ждем его на оргии, кто против – может уйти, - демон покосился на кусок горного хрусталя, - Но пусть помнит, что Морфей Хельм не любит одиночество и не хочет украшать прекрасную галерею один.
Перед Аббадоном поставили еще один бокал с мартини, и демон с удовольствием наблюдал за тем как часть принцев молча подписывали соглашения и группировались возле Тринадцатого принца, который расточая любезности обнимал каждого из своих братьев. Демон поднялся с кресла и величественно направился к выходу, участие в наркотической оргии он принимать не собирался, проходя мимо Третьего принца, Аббадон остановился и поправил ему волосы:
- Знаешь, что самое страшное в всем этом, - демон поджал губы, - Это все экспромт, холистический порыв моей ангельской сути, - Аббадон расплылся в улыбке и наклонился к уху принца и прошептал, - И кстати, меня зовут Аббадон и я с превеликим удовольствием разорву тебя напополам и скормлю своим домашним орхидеям-убийцам, - демон похлопал принца по плечу, - Но я открыт к конструктивным предложениям. Обсудим?

Отредактировано Joshua Kushner (2018-02-15 18:34:46)

+7

5

Сказать по правде – поведение демона в равной степени удивляло и забавляло. Не смотря на все старания чужака, Алрек не чувствовал себя оскорбленным или, хотя бы каплю, униженным, ведь тогда это значило бы, что его заботит мнение хоть кого-то из присутствующих, а это не так.
В ответ на особо остроумную, по мнению демона, конечно, шутку, эльф лишь усмехнулся и скрестил руки на груди, всем своим видом показывая, что не намерен пресмыкаться перед кем бы то ни было. Благодарить тут стоило как раз таки вышеупомянутое эго, хотя оно и не было таким непомерным, как на воображал себе незадачливый оккупант. Помимо него в эльфе помещалось достаточно самоуважения и упрямой уверенности в собственной значимости – проще говоря, он знал себе цену и, в отличии от подавляющего большинства принцев, мог в любой момент доказать, что она ничуть не завышена. Ну ладно, может самую каплю.
Эйлаф практически не шелохнувшись выслушал последующие слова демона. Лишь раз по его лицу на короткий миг проскочила тень непонимания, когда мужчина заговорил о «подружке» отца, так, будто он знал Короля очень хорошо. Это казалось подозрительным и не правдоподобным, потому что все знали, что Король не заводит «подружек», только ничего не значащие интрижки на одну ночь. Единственная женщина, к которой он относился достаточно уважительно, уж точно не могла относиться к числу его подружек. Или могла?
Мысленно чертыхнувшись и отогнав от себя, явно бредовые, подозрения об отношениях его отца и Королевы, адвокат продолжил внимательно вникать и анализировать каждое слово, сказанное временным троноблюстителем, медленно, но верно понимая, к чему это всё ведет. И Алрек даже за миллион лет не сколотил бы себе такое имя и статус, если бы не умел даже самую абсурдную ситуацию повернуть в свою пользу. В данной же ему сама вселенная благоволила.
- Действуем по плану, но убедись, что потомок Серафима готов выполнить свою часть сделки. – адвокат на секунду склоняется к уху брата, но, когда демон заканчивает говорить и встаёт, Алрек находится в той же упрямо-непоколебимой стойке.
Он смотрит противнику прямо в глаза и, хотя его немного раздражает то, как по-хозяйски расположились его лапы на плечах Рёнгвальда, он никак не показывает это, лишь сильнее ухмыляясь, когда брат одним движением плеч избавляется от нежелательного контакта и тоже поднимается на ноги.
Демон напоминает эльфу старого, вышедшего из ума фокусника, коих было предостаточно среди примитивных примерно в восьмидесятых годах, когда по его хлопку слуги открывают взору собравшихся странного вида скульптуру.
- Не слишком демократичный ход – запугивать своих потенциальных союзников перспективой превращения в предмет декора. – ехидно замечает Эйлаф, на что получает пару, почти отеческих хлопков по плечу.
Он не знал бедолагу в хрустале, но, по деловой необходимости, несколько раз встречался с Хорном, и должен ли эльфа озадачить тот факт, что он считал регента единственным достойным магом Нью-Йорка? Да, не смотря на ненависть к этому народу, Алрек умел признавать действительно достойных, отдельных особей, будь то маг или даже нефилим.
Далее следовал поток несуразной бессмыслицы: амнистия, прощение, уступки. Алу так и хотелось перебить демона вполне детским «бла-бла-бла», но он сдержал этот порыв, наконец имея чёткие, далеко идущие планы, осуществление которых могло несколько притормозить подпорченное настроение наместника Бога.
Диковинное назначение явно обескураживает седьмого принца, и он переводит недоуменный взгляд на старшего брата, но Алрек лишь демонстрирует широкую, белозубую улыбку и едва заметно качает головой, будто говоря «даже не заморачивайся».
Он был намерен дождаться окончания этой вакханалии и продолжить разговор с демоном там, где не будет публики, перед которой нужно демонстрировать свой авторитет. Как показывал внушительный адвокатский опыт Эйлафа, беседа тет-а-тет способна решить даже те споры, которые не под силу суду. Главное в ней – правильно расставленные приоритеты и внушительные аргументы, что в переводе на эльфийский звучало проще: иметь свои тузы в рукаве. К счастью, у принца их было сразу несколько.
Начиная уже немного томиться от скуки и нетерпения, он всё так же стоял рядом с Реном, обмениваясь многозначительными взглядами с ним и бросая пренебрежительные в сторону тех, кто, поджав хвост, принялся подписывать дурацкое соглашение.
- Что, даже с профессиональной точки зрения не взглянешь? – ехидничает Рен, но резко замолкает, когда демон останавливается около них.
Алрек вопросительно приподымает левую бровь и не может сдержать инстинктивного порыва уклониться, когда рука демона тянется к его волосам. Он чувствует себя испачканным и губы сами сжимаются в тонкую линию, выдавая недовольство третьего принца с головой, но демон лишь шире улыбается.
- Не могу сказать, что мне приятно познакомится с тобой, Аббадон, - эльф закатывает глаза и стискивает зубы, но, ни смотря, ни на что не сдвигается ни на дюйм. Главное достояние юриста — способность всегда быть уверенным в себе. Главное достояние принца Неблагого двора – способность всегда оставаться самым умным парнем в комнате.
- Но, думаю, мы просто начали не с той ноты. – он мужественно выдерживает очередное похлопывание и даже улыбается, когда заговаривает снова. – Обсудим, ибо есть что. К слову об орхидеях - думаю, вести беседу в Зимнем саду будет приятней всего. - в приглашающем жесте указывая на дверь в стене справа, эльф пропускает демона вперёд, бросает последний взгляд на Рена и, наконец, покидает душный зал.
На самом деле, в общепринятом понимании, это сложно было назвать «зимним садом», хотя бы потому, что он полностью располагался под открытым небом. Дверь из зала вела на просторную лужайку, в центре которой стояла старинная альтанка, созданная, казалось, самой природой – так одновременно затейливо и натурально сплетались деревянные лозы, образуя в итоге идеальный шестигранник стен и конусообразную крышу. Не смотря на то, что в Неблагом дворе практически всегда было мрачно, все растения здесь имели насыщенный, тёмно-зелёный цвет, будто впитывали в себя тьму, окутывающую Двор испокон веков. От альтанки в разные стороны были протоптаны четыре аллеи, вдоль которых росли колючие кустарники. Ветви их извивались во все стороны, а на некоторых то тут, то там, можно было заметить мелкие бордовые цветки, кончики лепестков которых были покрыты белым инеем. Случайному гостю могло показаться, что садом никто не занимался уже очень долгое время, из-за чего тот пришел в запустение. Но, на самом деле, это место было таким ровно столько, сколько Эйлаф помнил себя. Этот сад идеально отображал саму суть Неблагого двора – мрак и опасность, поджидающая там, где меньше всего ждёшь. Таким хотел быть и эльф.
Глядя на всё это, Алрек невольно вспомнил, как прогуливался здесь с отцом, как тот посвящал его в тайны магии дивного народа и как помогал освоить свою собственную, эльфийскую. Он знал, что был не единственным принцем, которого обучал сам Король (в этом он не раз убеждался во время драк, которые братья частенько затевали между собой в юности), но такой чести удостаивались лишь единицы, те, в ком действительно был потенциал. И потому Эйлаф был уверен на сто процентов, что далеко не все принцы могли воспользоваться своими силами для чего-то большего, чем простой гламур, ведь самостоятельно никто не желал развивать мастерство, данное ему от природы и по праву рождения.
Знал ли об этом его собеседник?
- Давай начнём сначала: меня зовут Алрек и я третий сын Великого Короля Неблагого двора. Уверен, тебе сообщили какую-то часть информации обо всех нас, но не обольщайся – это лишь жалкие крохи в бездне того, что тебе действительно стоило бы знать.
Эльф останавливается посреди лужайки, предоставляя демону возможность самому выбирать удобное место для продолжения беседы. Сам принц предпочел бы присесть в беседке, что позволило бы установить переговорщикам зрительный и ментальный контакт, но Аббадон, вопреки мнению самого демона, был гостем Алрека, и, как гостеприимный хозяин, он предоставлял ему право выбора. Хотя бы в этом.
- У меня и правда появилась идея, как обернуть сложившуюся ситуацию в пользу нам обоим, но сразу прошу: избавь меня от пустых запугиваний и угроз обернуть меня на огромный, эльфийский леденец. Потому что, правду говоря, это я мог бы не только угрожать тебе, но и воплотить эти угрозы в жизнь, однако не стану этого делать, просто потому что вижу дальше собственного носа. – голос адвоката был холоден, но спокоен. Он спрятал руки в карманы джинс и неспеша обвёл взглядом местность, прежде чем снова обратить его на Аббадона. – Скажи мне: как ты здесь очутился и для чего? Каковы твои цели, желания? Возможно, в обмен на кое-какую услугу, я смогу помочь тебе.

+7

6

Аббадон последовал за принцем, подавляя в себе желание пройти лунной походкой, в этом костюме можно было выступать на разогреве у Элиса Купера, играя роль безумного композитора, который пишет симфонию, чтобы воскресить свою любимую, а потом понимает, что все это бред и кончает жизнь самоубийством разбивая голову о рояль, при этом безумно хохоча. Когда дверь за ними закрылась, и они остались один на один в Зимнем саду, который больше напоминал первозданный бурелом в карпатских горах, скорее всего садовники здесь специально делали все, чтобы сад превратился в настоящий Сад Страха, где можно насиловать дворянок, распиливать их тела маленькой ручной пилой и скармливать куски плотоядным цветам.
Костюм Аббадона рассыпался серебряной пылью, и он остался в белой футболке, которая была измазана кетчупом и в растянутых на коленках спортивных штанах, его всклокоченные волосы легли в абсолютном беспорядке. Ступая босиком по каменному полу, он ловко забрался на один из парапетов и покачивая ногами стал слушать этого мальчишку.
- Ну давай повторим процедуру знакомства, если ты так хочешь, - он полез в карман и вытащил пачку сигарет, подкурив он выпустил дым вверх, - Уверен, что мне о вас рассказывали, но, по-моему, в тот момент я читал порно-комиксы и ел вашу дряную еду.
Аббадон выпустил дым вверх, а потом рассмеялся, громко и искренне. Этот театр абсурда оберегал его от неизменно скуки, что сопровождала его здесь. Он даже потерял счет времени в этом бесконечном однообразии. Тут не было никаких развлечений, кроме как вести себя словно взбесившийся клоун и нервировать окружающих. С принцами вышло по-своему комично и абсурдно, но этот парень имел хватку, Аббадону даже показалось, что это был сам Король, но Арамаэль, оставшись наедине с Аббадоном посмеявшись, вышвырнул бы демона из своего измерения, а этот решил вести переговоры и проявил даже интерес причине появления здесь демона.
Аббадон бесцеремонно взял принца под руку, нарушая его личное пространство, и направился в сторону беседки, которая утопала в каких-то монстрообразных розах, которые отчетливо издавали звук скрипящих зубов. Ведя, или следуя вместе с принцем, демон пытался понять мотив третьего принца, но на ум приходило только одно – эльф мечтал о власти. Все принцы мечтали о власти, по крайней мере первая десятка. Странно, что принцы не начали убивать друг друга, странный инстинкт самосохранения или вечная игра?  Оказавшись в беседке, Аббадон не спешил отпускать принца, но потом ему снова захотелось покурить, и он уселся на скамью, на которой были разбросаны пестрые подушки. Он улегся, а потом начал переворачиваться с бока на бок, устроившись поудобнее он лениво протянул.
- Знаешь, чем пахнет при дворе? Скукой, даже твой отец не выдержал и сбежал, а вы шестьсот лет ходили хороводом вокруг трона. Ну согласись, - Аббадон валялся на спине и подбрасывал подушку вверх, - Мои перфомансы сдвинули Двор с точки уныния, ты ведь видел лица своих братьев?
Демон усмехнулся, а потом бросил подушкой в принца, который стоял словно одинокая статуя на задворках парка, в принципе, он немного дополнял картину этого темного местечка. И почему Аббадон раньше не приходил в это место? Злобный скрежет маленьких зыбок был лучшей колыбельной, можно было еще усадить Хорбоггла, чтобы он читал «Золушку» своим голосом и кого-нибудь, кто стал бы чесать пятки демону.
- Скука правит этим местом. Хотя ты не должен жаловаться на это, ведь только благодаря скуке ты появился на этот свет, чем еще заниматься здесь, кроме как поднимать юбки аристократкам? Ты вообще хоть раз разговаривал с отцом доверительно? – демон приподнялся на локтях и покрутил ногой, словно разминая ступню, - Мой отец говорил с нами посредством Гласа Божьего, - демон сделал серьезное лицо и пробасил, - Поклонитесь мне! Аббаддончик сегодня тащит на своей ангельской спинке Бетельгейзе, чтобы выровнять край, не туда, подвинь на миллиард километров правее и покорись моей божественной воле, - демон перекатился на другой бок и заговорил более высоким голосом, - Но папенька, ей тут самое место, зачем она вообще тут нужна, ведь Землю будет освещать солнышко, - Аббадон перекатился на другой бок и снова стал басить, - Не перечь воле Господа.
Аббаддон сел и покачал головой.
- И так постоянно, так хочет Бог, такой план Бога, на все Его воля, бла-бла-бла. Мы с братьями тайно подсматривали за тем, что происходит здесь, на Земле. Я болел за трилобитов, но нет, им не хватило мозгов выползти на сушу, потом были динозавры… До сих пор не знаю почему он взбесился и стер их в пыль… А потом началась эпопея с людьми, - скривившись, он снова завалился на подушки, - И вот тут он нас взбесил. Он не объяснял ни одно свое действие, ни один свой поступок, просто что-то менялось, и ты понимал, что он установил новое правило. Ну там, склонитесь перед людьми, ниже, ниже и еще чуть-чуть наклонитесь…
Конечно же все было немного не так, но очевидцев тут не было, официальных опровержений не последовало бы. У Аббадона было желание пойти на Шоу Опры Уинфри и рассказать свою сопливую историю несчастной юности с деспотичным отцом и безразличными старшими братьями и неимоверно тупыми младшими братьями, но события пошли немного по-другому.
- Неужели у тебя не было жутких детских историй? Как быстро ты понял, что ты лишь один из. И при этом не самый первый? – демон облизнул губы, - Мы с тобой похожи. Начали жить своими жизнями и у тебя даже немного получилось превзойти отца и вырваться из этого бега вокруг папкиного кресла. Но готов ли ты пойти дальше?
Демон сел и закинул ногу на ногу, достав из кармана помятую пачку сигарет, он подкурил и пустил дым вверх.
- У меня есть план. Мне нравятся ваши нравы и твой народ, а особенно как ловко вы обращаетесь с людьми. Помоги мне сесть на трон, и я дам тебе столько власти, сколько ты захочешь, - он снова улегся на подушки и затянувшись, выпустил дым вверх, - Или иди и бегай вокруг трона своего отца, попачкай руки в братоубийстве, разочаруйся и сойди с ума от скуки с которой ты столкнешься. Повторяй путь своего отца, его ошибки и крути колесо Сансары в направлении своей неизбежной и печальной судьбы

+6

7

Весь показательный цирк, устроенный демоном, веселил Ренгвальда. То смертельные прыжки под куполом, то клоунада, приправленная пафосом. Только за всеми шутками с Алреком, эльф не переставал складывать общую картины из любой фразы и движения Аббадона. Он чужой. Он это знает, но старается показать свое превосходство? За громкими речами скрывалось совсем не то, что слышали другие. Марлоу ухмылялся шоу, но догадывался, к чему ведет демон. Порой, очень на руку надевать на себя маску беззаботного седьмого сына Короля, которому плевать на борьбу за трон... выглядеть тем, кого будут меньше воспринимать всерьез. Эльф всегда был полной противоположностью Алреку, но это лишь добавляло к их братскому симбиозу.
Весь этот красочный пафос Аббадона не просто так. Рен был уверен, что многие из братьев повелись на речи шута. Но какова его цель? Добивается раздора между королевскими отпрысками? Или просто желание повеселится и уйти восвояси? Что бы там ни было, им не стоило недооценивать демона. Если бы место на троне сейчас занимал Адаон, вся беготня вокруг власти была бы гораздо прозаичнее. Марлоу усмехается, когда слышит свое имя из уст Аббадона. Как это мило - главный смотритель. А можно мне большую спальню с тремя служанками, я буду очень ответственно наблюдать за всеми, не выходя оттуда? Он переводит свой взгляд на Алрека, но тут же чувствует ладони демона на своих плечах. Так недолго и получить гаптофобию и лечится от нее четыре сотни лет, если не больше. Незначительное движение плечами и эльф поднимается со своего места. Спасибо, что он хоть обниматься не лезет ко всем принцам...
Чем дальше, тем острее желание Ренгвальда узнать, что затаилось в голове старшего брата. Выводы, мысли, желания. Седьмой принц никогда не скрывал своего равнодушия к трону, пусть многие считали это уловкой, что несомненно тоже было ему и Алреку на руку. Ему было совершенно плевать на то, что сейчас чувствовали другие принцы. Страх, злобу или скуку. Так или иначе, Марлоу очень сомневался, что любой из братьев осмелится на что-то большее, чем их собственных ворох мыслей. Хорошо это или плохо можно будет выяснить только по истечении времени, которое, кажется, слишком затянулось в замке.
Не отрываясь от собственных мыслей, Рен слышит напоминание брата об их планах. Вот только, эльфу не нравилась затея оставлять Эйлафа наедине с демоном. Даже если предположить, что ему совершенно не выгодно убивать принцев собственноручно, хоть и запугивания, к которым он прибегнул стали для кого-то очень убедительными, разве можно ждать от демона честной сделки? Да, пусть они и сами были представителями не самой добросовестной расы, но все же... Ренгвальд вдыхает прохладу воздуха, стоя на крыльце и не спеша удаляться далеко от замка. Хороший шанс разложить по полочкам для самого себя все решения и мысли, но разве ему позволят? Он не просто замечает, он чувствует за спиной своего самого старшего братца. - А я думал, вы как сиамские близнецы неразлучны... - Рен усмехается и, не разворачиваясь к Адаону, приветствует двух милых фэйри, что проходят мимо, кидая на принцев игривые взгляды. - Ты смотри осторожнее наклоняйся, братец... - Марлоу кидает взгляд на брата, что опустился поправить обувь. - А то ты в этом костюме похож на придворных дам... мало ли какие у демона вкусы... - Марлоу не дожидается гневного взгляда Адаона, возвращаясь во дворец. Его мало заботят эмоции брата, которого он первого готов отправить под замес, если такое случится.

Ренгвальд мягко ступает на каменную дорожку Зимнего сада, почти не слышно опираясь на одну из колон плечом, всматриваясь в облик демона. Возможно, это был один шанс на миллион, если бы он привел сумеречного охотника, задолжавшего им... но эльфу не хотелось рисковать братом. Принц немного склоняет голову, наблюдая, как Аббадон закуривает, вслушиваясь в его речь. - Я дико рад одному... эта дурацкая костюмированная вечеринка закончена, как вижу. - Ренгвальд подходит ближе и усмехается. Демон специально пытается казаться проще перед Эйлафом? Стать своим? Подружится? Неплохая попытка манипулировать эльфами... но вдруг Алрек совсем не замечал этого? Вся речь Аббадона была направлена на то, чтобы в пару часов найти себе союзников и Рен надеялся только на одно, что брат не будет вестись на все это.
- А зачем тебе место на троне? Только давай, без этого красивого занавеса лишних слов... - чуть с прищуром и веселой ухмылкой, не отводя от Аббадона своего взгляда и не удостаивая его радости видеть раздражение, которое он к нему испытывал. Демон явно пытался навязать брату мысли о том, что все его планы приведут в конечном итоге к разочарованию. Вероятно, в какой-то мере Аббадон был прав. Такой вариант развития событий возможен, но оставлять его в мыслях, как единственный? Рен плавно переводит взгляд на третьего принца и подается вперед, чтобы подойти к ним еще ближе. Ему нужно было осознание, что брат не поведется на сладкие речи демона и не поверит в его стремление поделиться властью. Демоны не фэйри и могут врать столько сколько пожелают, им даже юлить не надо, чтобы вытянуть на себя желанную сделку. Да и какие гарантии? Поклянется своей левой почкой?

+5

8

Смена внешнего вида демона, придающая атмосфере беседы некую непринужденность, пришлась Алреку по вкусу, но он не спешил обманываться столь резкими сменами в настроении оппонента: в конце концов, недооценка ещё никому не приносила пользу. Фраза о порно-комиксах развеселила эльфа, и он с улыбкой проводил взглядом причудливые клубы дыма, не до конца понимая причину смеха собеседника. Ранее Эйлафу не приходилось сталкиваться с Высшими демонами, но он много слышал о них и теперь, видя, как по-детски безобидно и невинно, даже с сигаретой во рту, выглядел Аббадон, он лишний раз убедился в том, что эти существа действительно некогда были ангелами.
- Ведёшь меня к алтарю? Тебе не кажется, что мы немного торопим события? – усмехнувшись, эльф всё же следует за демоном, не спуская с него любопытного взгляда. Это было не так уж и просто, учитывая, что тот возвышался над Алреком почти на целую голову, чем, в комплексе с неряшливым внешним видом, вызвал в голове принца невольную ассоциацию с примитивным папашей-алкоголиком, который под действием очередной «литрушечки», надумал поучить непутёвого сына уму разуму. Что ж, в этом плане фейри повезло куда больше.
Поймав брошенную в него подушку, принц последовал примеру собеседника, с помощью магии сменив джинсы на более удобные льняные штаны и футболку (абсолютно чистые, к слову), и усевшись на лавку напротив, откидываясь на подушки и вытягивая такие же босые ноги, позволяя виноградным лозам неспешно опутывать ступни, создавая ощущение чего-то похожего на массаж.
- Я не думаю, что Отец пропал, потому что ему стало скучно, - всем своим видом эльф излучал невозмутимое спокойствие, но где-то глубоко внутри все же ощутил укол давно забытого чувства непонимания, смешанного с обидой от своеобразного предательства отца. – По крайней мере, при нём Двор был совершенно иным. Великим и несокрушимым.
Алрек не совсем понимал, к чему ведёт демон, поэтому просто молча, почти не перебивая, вникал в его жалобы, устроившись на лавке так, словно пришел на приём к своему психотерапевту. Если бы тот у него был, конечно.
- Я вижу корень Вашей проблемы родом из далёкого детства, друг мой, - состроив наигранно деловую физиономию съехидничал эльф, но следующий вопрос демона вмиг стёр с его лица наглую ухмылку.
- Моя память хранит такие жуткие истории, знание которых заставляло бы тебя просыпаться средь ночи в холодном поту и звать мамочку, - мрачно заметил он, наблюдая за очередной сменой положения Аббадона, после чего перевёл взгляд на потолок. – Но прошлое не имеет для меня никакого значения. Это пыль, зыбучий песок, который затягивает, не позволяя двигаться дальше. Не позволяя достигнуть того, чего действительно хочешь.
Эйлаф делает глубокий вдох, ощущая запах сигарет и сырости. Он заметил вошедшего брата, но не подал виду, на миг прикрывая глаза и продолжая, пользуясь молчанием собеседника.
- Мне плевать, кем был мой отец. Он дал мне жизнь и знания, за которые я ему по праву благодарен, но на этом всё. Ни он, ни орава братьев, бесполезных и глупых в большинстве своём, не должны и никогда не будут влиять или каким-либо образом определять меня настоящего. – эльф открывает глаза и садится «по-турецки», упираясь в демона взглядом, в котором отражалась вся бездонность тьмы, живущей в третьем принце. – Уровень твоего безразличия к творцу, как по мне, должен достигать ещё более вселенских масштабов. Те, кого в конкретный момент нет рядом с тобой – не достойны даже упоминания, не то чтобы долгих бесед. Ты устроил тут целый спектакль, но я вижу лишь недооцененного, скучающего папенькиного сыночка, который всё ещё пытается доказать, ему и себе, что он не «один из».
Его губы растягиваются в, слегка безумной, хищной полуулыбке, когда он слышит следующие слова демона, дать ответ на которые ему не даёт появление Рёнгвальда.
- Рен, братец, рад, что ты пожаловал. А мы с Аббадоном как раз говорили об обесценивании семейных ценностей нынешней молодежью. Как считаешь, с нашей стороны будет вероломством передать наше родное измерение, наследие нашего отца, в заботливые руки этого милостивого господина?
На деле Алрек понимал, что это недопустимо. Не только потому, что по факту демон не принадлежал этому измерению, а, значит, и не мог в полной мере взаимодействовать с ним, как это должен делать настоящий Король; но и потому, что эльф по-прежнему относился к гостю с долей скептицизма, ни на йоту не доверяя ему. Впрочем, доверял ли он хоть кому-то в этом чёртовом мире?
- Скажу откровенно, ибо по природе своей не могу иначе – в полной мере занять трон Короля тебе поможет разве что твой папочка. И то, переступив минимум через трупы Арамаэля и главных претендентов на престол, в том числе и мой, чтобы в итоге остаться ни с чем: измерение фейри едино со своим монархом, я думал это всем известно, так что полноправным Королём тебе не быть.  – он снова откидывается на спинку лавки и скрещивает руки на груди, никак не реагируя на пристальный взгляд Марлоу и стирая с лица даже намеки на мало мальские эмоции. – Другое дело, если мы воспользуемся атмосферой страха и покорности, которую ты создал при Дворе, чтобы вполне законно использовать ресурсы двух измерений ради взаимной выгоды обеих сторон. Ты поддерживал бы нужное настроение здесь, управляя этими безмозглыми слизняками, пока мы с Реном представляем интересы Неблагих фейри на Земле. Так что мне хотелось бы узнать детали вышеупомянутого тобой плана, желательно с максимально подробной аргументацией конечной цели, потому что ты юлишь, что не удивительно, но я не могу дать тебе гарантию качественного сотрудничества, пока не услышу удовлетворительные ответы на все выше заданные вопросы.

+4

9

Ну вот и подоспела кавалерия. Аббадон проводил взглядом принца Рёнгвальда, который решил присоединиться к сепаратным переговорам своего брата. Пока один принц неспешно шел, то второй, неспешно рассказывал о кошмарах, которые бы заставили содрогнуться демона. Аббадон лишь молча слушал мерную речь коварного эльфа. Мальчишка был не промах, собственно, как и его братец. Пока один задавал наводящие вопросы, второй уже предлагал варианты сделки. Идеальная парная работа. Принцы явно имели таланты в деле одурачивания доверчивых граждан, в особо крупном размере. Демон прищурился, переводя взгляд с одного принца на другого. Из гипнотической речи принца Алрека, Аббадон уловил лишь одно – сила этого измерения принадлежит Королю, который един со своим измерением. Забавный ребус, который ему предстоит решить, но позже. Сейчас ему нужно было получить самую выгодную сделку - два по цене одного
- Отлично играешь мой юный принц. Сначала начал о том, что ты мог бы размазать меня в этом измерении, потом ловко начал играть на чувствах отцов и детей, а потом привел разговор к взаимной выгоде. Браво, - демон вяло похлопал в ладоши, а потом ткнул пальцем в сторону Рёнгвальда, - F у тебя... прекрасный и каверзный вопрос.
Аббадон расплылся в улыбке, а потом стал чесать себе лопатку. Кто говорил, что с фейри будет легко? Кажется, Королева явно дала понять, что с фейри, темными фейри будет очень и очень трудно. Нет, не трудно, а интересно. Демон облизнул губы. Все эти мятежные юные души, что были облачены в причудливые тела, наделенные огромной силой. Уж действительно, кто-то знатно постарался создавая этих грозных созданий.
- Мне нравится твое предложение, Ваше Высочество, - демон встал, а потом направился к выходу из беседки, он неспешно прошел мимо Алрека, но остановился рядом с его братом, - Я согласен, союз так союз. Буду надеяться, что вы меня не предадите. Фейри ведь можно доверять?
Демон усмехнулся, а потом его вниманием завладел принц Рён.
- Алрек мне тут по секрету пропел, что раньше Неблагой Двор был великим и несокрушимым, вот хочу его сделать таким, снова, - демон качнул головой и закатил глаза, - Если бы вы с братом не были выкинуты своими старшими братьями, вы бы могли наблюдать лично насколько он стал убогим. Если бы вы здесь были еще неделю назад... Хотя, как вы могли здесь быть, вас же выгнали ваши мерзкие и алчущие власти братья... И никто кроме меня за шестьсот лет так ни разу и не собрал всех вас, гордых и грозным принцев, чтобы совместно сохранить отцовское наследие и величие. Хотя нет, я собрал почти всех принцев и сохранил за ними все их права. Даже изгнанников и изгоев, таких как ты и твой брат. Но раз мы теперь союзники, то стоит немного сверить часы.
Демон снова затянулся и выпустил дым вверх.
Королева так сильно пеклась о принцах, что было весьма подозрительным. Она не конкретизировала, но явно желала сохранить династию. Хотела ли она сохранить жизни детей Арамаэля, или просто выдвигала какие-то условия, или была к кому-то привязана? Ничего конкретного Аббадону она не сказала, просто пожелание – принцы должны быть в целости и сохранности. И точка. Демон действовал как умел, даже больше, он переступил через себя, через саму свою суть, чтобы не поубивать каждого по отдельности, тех, кто мешался как мошкара в летнюю ночь. Она подкинула ему веселое время провождения, а он и выполнил большую  работу  - ни одного принца не искалечил. А это было огромное достижение, почти как совершить невозможное. На встрече присутствовали почти все принцы. Некоторые пребывали вне зоны доступа придворных.
- Вы ведь не считаете, что я отстал от экскурсии или нелегально пересек границу? – демон хмыкнул, - Ну или меня бросил гастролирующий цирк… Я появился здесь исключительно путем долгих интриг, серии предательств, окончательно осознав, что зло всегда проиграет добру, - демон облизнул губы, - Мой план очень простой, навести порядок в этом местечке, считайте, что я временная администрация в убыточной конторе, которую бросил на произвол судьбы пьющий и безнадежный директор. любитель поесть грибов и потискать женщин за прелести, - демон хмыкнул, - Для начала стоит запустить кузни ноккеров, потом собрать заблудших фейри, потом посчитать поголовье, потом заставить всех размножаться, словно вы не феи, а озабоченные порно-кролики.  А с другой стороны я хочу расшатать существующий миропорядок, а потом я вам покажу насколько хрупкая власть нефилимов и насколько приятно обладать мировым господством.
Он снова бесцеремонно положил руку на плечо принцу Рёну, зная, что его это наверняка выбесит.
- У тебя лицо психопата, а значит, ты точно должен кое, о чем знать. Говорят, что некий член монаршей семьи держит бойцовский клуб… Чуть-ли не бойцовские ямы, где сражаются современные гладиаторы, если бы ты знал владельца этой скотобойни, то ты бы мог оказать одну услугу раз мы теперь союзники, - демон расплылся в улыбке, - Мой друг Селвин, вы тоже его знаете, остро нуждается в тренировочных базах для бойцов Оппозиции, слышал о такой? Такие радикальные и смелые ребята, которые недавно получили второе дыхание… Перспективные борцы за свободный мир. Фейри вперед – нефилимы умрите в мучениях. Поможешь?
Аббадон отошел от принца Рёна и не спеша пошел к выходу. Конечно демон не сказал ничего конкретного, но принцы были достаточно старыми и мудрыми, чтобы понять, о чем идет речь. насвистывая при этом что-то из Фрэнка Синатры, остановившись у куста с розами он сорвал крупный бутон, а потом вернулся к принцам. Он аккуратно положил бутом рядом с Алреком, а потом облокотился на стол и снова закурил.
- Представь интересы Неблагого Двора перед одной очень важной особой, передай этот цветок тому, благодаря кому я оказался здесь, создавая атмосферу страха и покорности, - демон выпустил облачко дыма и протянул, - Загляни к моей старой подружке и передай, что у меня все хорошо и что я жду ее здесь, - демон затянулся и выпустил дым через нос, - Осилишь дипломатическую миссию к Королеве Благого Двора.
Демон вел себя словно торгаш на распродаже пылесосов Kirby, чтобы свести тему, демон чуть склонился и заговорщически протянул
- Раз мы теперь союзники, скажите мне кто из ваших братьев плод любви Арамаэля и ...ноккерши?

Отредактировано Unseelie King (2018-07-17 07:53:18)

+4


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » A problem of memory » Build a new beginning [февраль 2017]