Sacra Terra: the descent tempts

Объявление


городское фэнтези ♦ NC-17
Соединенные Штаты Америки, Нью-Йорк
февраль-март, 2017 год
CHAOS [1932] vs ORDER [1949]
«Право, не многие согласятся с этими словами, ведь методы Верховного порой потрясали умы самых отъявленных негодяев, но все они не знали Аббадона. Знай они его так, как знал его Хорн, то он бы непременно предстал пред ними в монашеской рясе и сияющим нимбом над головой — столь существенная разница была между ними. [читать дальше]
In your dream, you're drowning [27.03.2015]
Jonathan Morgenstern & Verónica Rastro De Sangre

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » A problem of memory » Build a new beginning [февраль 2017]


Build a new beginning [февраль 2017]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Joshua Kushner & Alrekr Eilafr
http://sh.uploads.ru/QZ0eP.gif http://s5.uploads.ru/LUC6K.gif
http://s9.uploads.ru/svbe5.gif http://s3.uploads.ru/z46Pe.gif
Старый замок, измерение фэйри, Неблагой Двор, вечер;
февраль 2017;

•••••••••••••••••••
Аббадон собирает в Старом замке всех принцев, прямых наследников Короля, чтобы урегулировать политические вопросы. Он освобождает их от старых клятв и гарантирует им безопасность и статисфакцию.
Алрек тоже получает приглашение на это мероприятие. И, хотя оно становится совершенной неожиданностью для изгнанного принца, в его голове мгновенно зреет план. И в этот раз он не упустит свой шанс захватить трон...

•••••••••••••••••••
Statues and empires are all at your hands
Water to wine and the finest of sands
When all that you have's turnin' stale and it's cold
Oh, you no longer fear when your heart's turned to gold
Who can you trust?
When everything you touch turns to gold

Отредактировано Alrekr Eilafr (2018-02-13 00:12:38)

+5

2

Зал был украшен и готов к приему многочисленного потомства Короля, руководившим всем лично, Аббадон остался доволен решением собрать всех за одним столом. От первого и до последнего принца. Каждый из них был претендентом на трон, каждый из них веками ждал падения своего отца. Веками они плели друг против друга интриги, бились за место возле трона, ждали момента, когда падет абсолют их отца. А значит, они не представляли угроз. Они могли действовать только тайно, плетя заговоры, выстраивая союзы и коалиции, дружили против кого-то, против друг друга. Демон приказал Хорбогглу рассказать ему про каждого, кто и что из себя представляет, затем он приказал каждому направить письмо, в котором Хорбоггл доступно изложил то, что произошло в Неблагом Дворе и чего им следовало ожидать. В письме, Аббадон каждого освободил от клятв и обещаний, амнистировал их и предложил обсудить все в Старом Замке, естественно, он умолчал, что все это произойдет на его условиях.
Сидя перед зеркалом, демон курил и рассматривал себя: камзол из черного бархата расшитый золотыми нитями, он плотно облегал талию и был чуть выше колет, прикрывая кюлоты, но акцентируя внимания на белых гольфах и ботинков с бляшками в виде дерева, магнолии, выполненного из золота и украшенного камнями. Аббадон усмехнулся, он нарочно одевался так, ему нравилась мода той эпохи и ему нравилось, что все остальные просто слепо копировали его поведение. Придворные достали из своих сундуков старое барахло, шили новое. Придворные исполняли малейший каприз демона, но это была всего лишь милая забава, для Аббадона. Он застрял в мире фейри и хотел, чтобы все это время было проведено с пользой. Ну, например, не допустить, чтобы мерзкие фейри потеряли его где-то на задворках этого мира. Демон хотел другого, а для этого ему, нужен был порядок. Аббадон мало понимал, что это такое, но ему было важным собрать воедино весь Неблагой двор, все его силы и всю его мощь, чтобы приступить ко второму акту его плана. Ему нужны были все.
- Ваше богоподобное величество, все на месте.
Демон обернулся и увидел раболепного Хорбоггла, который стоял с парочкой фейри.
- Хргбодд, мой деловой парик.
Распорядитель достал классический белый парик, который носили аристократы восемнадцатого века и водрузил демону на голову. Аббадон одел перчатки, а сверху на них увесистые перстни с бриллиантами угрожающих размеров.
- Мою трость.
Демону протянули трость, сделанную из железного дерева и украшенную золотом и драгоценностями, улыбнувшись своему отражению, Аббадон вышел из своих покоев и направился в сторону зала, где по словам распорядителя уже собрались все принцы.
В зале, несмотря на то, что он был действительно исполинских размеров было по-настоящему тесно: принцы сбились в небольшие группки, кто-то стоял, кто-то сидел в одиночестве, кто-то нервно курил и соревновался в балансировке пепла на кончике сигареты, кто-то обрывал лепестки роз и подкидывал их вверх. Но как только появился королевский распорядитель, все смолкли и стали подходить к своим стульям. Аббадон задержался, чтобы распорядитель объявил его прибытие, Хорбоггл откашлялся и звонкий голосом, стараясь, чтобы все услышали, произнес:
- Ваши светлости, Его богоподбное Величество, Местоблюститель Королевского престола, временный властитель Старого Замка и наместник Бога в мире фейри прибыл.
Аббадон стал спускаться по ступеням, в абсолютной тишине было слышно, как его трость касается каменного пола. Демон подошел к огромному креслу, которое стояло во главе стола, сделанного из вишни, постоял возле него буквально мгновение, а потом пошел к другому краю. Он шел не всматриваясь в лица принцев. А каждый из них постарался сегодня выглядеть на все сто, покрытые плотным слоем гламура, все дети Короля походили больше на сборище фотомоделей и порноактеров, словно подсматривали эталоны мужской красоты в женских журналах. Подойдя к другому краю, демон позволил, чтобы ему пододвинули стул и молча сел. Перед ним поставили тарелку и приборы. На тарелке лежало яблоко, и демон стал золотым ножом очищать его от кожуры. В зале все еще царило молчание. Хорбоггл уселся на легкомысленный пуфик, который был обит розовым бархатом, так, что из-за стола торчала только его макушка. Из-под стола он и крикнул.
- Первая перемена. Трутни, запеченные в медовом соку. Словно из ниоткуда появились лакеи, которые обслуживали принцев. На каждого был свой персональный привратник. Они поставили перед принцами блюдо и выдали им золотые палочки, вежливо спрашивая, что изволят пить королевские особи. Когда бокалы были наполнены, то Хорбоггл встал и поправил свой камзол.
- Я хотел бы…
Но его речь неожиданно прервали, на другом конце стола поднялся высокий молодой мужчина, кинул на стол свой бокал.
- Заткнись Хорбоггл, хватит этой клоунады, не надо тратить наше время на излишние пируэты.
Это был первый принц, но Аббадон даже не поднял глаз, а продолжил чистить яблоко, так, чтобы не оборвать тонкую нить кожуры. Распорядитель попытался что-то сказать, но демон лишь перестал счищать с яблока кожуру, молча положил все на тарелку и взял свой бокал с мартини. Он поднялся и поправил сюртук, а потом молча залез на стол и медленно направился в сторону Первого принца.
- Приятно видеть всех вас здесь, возможно кто-то соскучился по дому, кому-то невтерпёж попасть на раздел наследства, кто-то считал, что это шутка вашего отца, кому-то понравилась моя амнистия, кто-то просто решил попасть сюда, чтобы всех отравить и самому занять пустующий трон, кто-то прибыл сюда по согласованию со папенькой, который перед тем как снова появиться хочет узнать, что тут за херня твориться, - демон подошел к Первому принцу и сделав глоток мартини, наступил ему в тарелку, - Я уважаю каждое решение. И я уважаю вас, насколько могу, насколько мне позволяет мое терпение. В последний раз, я был терпелив, когда Бог уничтожил саблезубых тигров. Я до сих пор скучаю по ним, они были такими большими и злыми…, - Аббаддон расплылся в улыбке и снова сделал глоток, - Я планировал, что вы посидите, поедите прекрасную еду, которую приготовили мои любимые повара, выпьете роскошных и неповторимых напитков и начнем вести светскую беседу на тему того, как нам жить дальше.
Демон сделал еще один глоток, а потом смерил взглядом Первого принца, - Но видимо ты решил, что можешь встать на пути моих планов… Давайте чуть чуть поиграем по вашим правилам, прошу вас, говорите, Ваша светлость.
Первый принц поправил пиджак.
- По какому праву, ты занял место нашего отца? Этот замок наш и тебе здесь не место, не находишь? Кто дал тебе право собирать нас на глупые сборища, нас, детей Короля вместе с предателями и изгнанниками?
Аббадон сделал глоток мартини, в зале послышался одобрительный гул, который соединился с криками неодобрения.
- Ты закончил? – демон расплылся в улыбке, - Даже если и не закончил, то закончил, - Аббадон повернулся к нему спиной и стал медленно расхаживать по столу, - А теперь, перейдем ко второй перемене и к арфисткам.
Первый принц бросил стул и прокричал.
- Ты не ответил на мой вопрос!
Аббадон махнул рукой, и официанты стали подавать спаржу с золотистыми кусочками мяса. Демон игнорировал Первого принца, прекрасно зная, что некоторым принцам было забавно наблюдать бессилие и ярость их старшего брата.
- Я думаю ваш старший брат закончил свою беспомощную истерику. Ну если конечно он не хочет прекращать свои истеричные завывания, то каждый кто считает себя его врагом, может подойти и ударить его ножом в его высокородную грудь- демон вернулся на свое место и уселся в кресло, закинув ногу на ногу, - А мы перейдем к следующему вопросу. Как нам дальше жить. Кто-то хочет высказаться, конструктивно? Я пришел послушать вас, мои дорогие принцы.

+3

3

Послание из Неблагого Двора появилось перед Алреком как только он устроился за столиком в Barney Greengrass, на углу 86-й улицы и Амстердам-авеню. Получасом ранее его брат, Рёнгвальд, попросил о срочной встрече, желая поведать о каких-то важных новостях из их общего дома. Но, либо у младшего возникли непредвиденные препятствия на пути сюда, либо старший оказался многим ближе к месту встречи, но, так или иначе, пришел он первым.
Рен был изгнан из Неблагого Двора вместе со старшим братом, и Эйлафу пришлось задействовать уйму сил и связей, чтобы вернуть младшего в отчий дом. Шпион из Рена ещё с детства был идеальным, и за всё то время, что Алрек не имел доступа ко Двору, он раздобыл много полезной, для старшего брата, информации. Но, судя по тревожному настроению и срочности встречи, что-то шло не по плану.
Эльф заказал стандартный завтрак на двоих, состоящий из бублик бейглов и кофе, и уже хотел было раскрыть конверт, когда на стуле напротив наконец материализовался Рен.
- Замечательно, ты тоже получил это письмо сумасшедшего. Я переживал, что оно лишь для вхожих во Двор и придется быть там самому.
- И тебе доброго утра, Рёнгвальд. - Алрек бросает короткий взгляд из подо лба на брата, после чего возвращается к своему прежнему занятию, - Какие новости, кроме очевидных?
Седьмой принц начинает негромко повествовать о новом обитателе измерения фейри, пока Эйлаф, слушая его в пол уха, читает письмо от «наместника Бога в мире фейри», иронично усмехаясь и машинально постукивая по столешнице указательным пальцем свободной руки. Официант приносит заказ и Ал, как попало, запихивает послание в карман, заговорщицки улыбаясь.
- Значит, он собирает всех до единого? – обращается к брату, откусывая кусок бейгла и кивком приглашая младшего последовать его примеру.
- Именно. – Рен недоверчиво косится на еду и лишь отпивает глоток ароматного эспрессо из своей чашки. – У тебя есть план, как нам избавится от него?
Какое-то время Алрек лишь молча жует, прорабатывая в голове всевозможные ходы и варианты развития событий, после чего на его губах появляется довольная улыбка и он отрицательно качает головой.
- Мы не станем ничего предпринимать, Ренни, - не смотря на то, что обоим мужчинам уже давно перевалило за половину тысячелетия, они частенько звали друг друга детскими прозвищами, - наши братья справятся с этой выскочкой без особых усилий. Мы же просто насладимся зрелищем, но хлеб я бы советовал принести с собой – тамошние угощения вызовут если не скоропостижную смерть, то расстройство кишечника уж точно.
Эльфы одновременно рассмеялись, переходя на обсуждение более важных дел.


В тронный зал Алрек и Рен вошли одними из последних.
- Со стороны богоподобного величества было крайне не вежливо не предупредить нас, что это костюмированная вечеринка, - едва не смеясь от вида, разодетых в доисторические костюмы, присутствующих, Алрек ткнул брата локтем, останавливаясь в паре шагов от стола, у которого суетились такие же разодетые слуги. – Мы на их фоне выглядим как парочка примитивных, непонятным образом заблудшая в мир доисторических фейри.
Они и правда разительно выделялись на фоне всеобщего маскарада. Простые темные джинсы и белые рубашки казались чем-то инородным в этом калейдоскопе нарядов восемнадцатого века.
Вдоволь насмеявшись, мужчины какое-то время обсуждали общие дела и последние новости, при этом абсолютно игнорируя косые взгляды своих кровных братьев (читать как «злейших врагов»). Эйлафу нетерпелось узнать, чем же закончится сегодняшний вечер, а его младшему брату просто нравилось принимать участие в играх разума, которые устраивал Ал.
- Надеюсь, ты осознаёшь, что тебе здесь не рады, Алрек? – с таким количеством брезгливости, которая была отчетливо слышна в голосе Аарона, первенца Короля, в современном Нью-Йорке не обращались даже к крысам. Но Эйлафа это нисколько не задевало. Теперь, по крайней мере.
- Конечно, Аарон, надейся, - нахальная улыбка появляется на губах, когда эльф буквально кожей чувствует, как начинает закипать его старший брат. Он изучающе прищуривается и слегка наклоняет голову, скрещивая руки на груди. – Но я здесь, как видишь. И что ты намерен предпринять в связи с этим? Накричишь на меня? Позовешь папочку? Или пустишь скупую слезу, как в тот раз? Ну же, Аарон, смелее, мы твоя семья, а семья не судит…
Словесная перепалка вполне могла перетечь в реальную драку, если бы не появление королевского распорядителя, который собирался объявить о появлении того, кто их, собственно, и пригласил сюда.
- Мы ещё не закончили, Алрек. – первый принц пытался придать своему лицу деловито-пренебрежительное выражение, но венка, пульсирующая на виске, выдавала его гнев.
- Это ты так думаешь, дрессированный пёсик, - хмыкнул Эйлаф, направляясь в противоположную сторону и, вместе с Реном, занимая места почти в самом конце стола, откуда можно было рассмотреть всех участников этого странного ужина.
- Круто ты его, - шепнул Рен, протягивая брату ладонь и тот, довольно улыбаясь, ударил по ней, давая «пять».
Они оба были в весьма приподнятом настроении, и потому им пришлось приложить просто титанические усилия, чтобы не рассмеяться в голос, когда в зал, наконец-то, важной походкой вошел Мистер местоблюститель королевского трона, временный повелитель Старого замка, наместник Бога в мире фейри, ну и дальше по списку.
- Где он достал это.. – Ал шикает на брата, жестом прося умолкнуть, потому что чувствует, что ещё минута – и его просто разорвет от сдерживаемого смеха.
Конечно, он понимал, что далеко не вся нежить, а тем более представители его народа, следили за веяниями высокой моды примитивных, но то, во что был разодет этот павлин, превышало всяческие ожидания.
Эльф старается переключиться, думая о прошлых выходных, проведенных с Королевой, о важном слушанье, которое ему предстоит в скором времени, но это помогает лишь отчасти и, потому, он даже мысленно благодарит Аарона, хотя никогда не признает этого вслух, за его гневный возглас.
Алрек расслабленно откидывается на спинку кресла, наблюдая за разворачивающимся спектаклем и внимательно слушая всё, что говорил этот самопровозглашенный театрал. Эльф чувствовал его сильное, демоническое начало, и, хотя он не мог до конца разгадать его истинную личность, Алрек точно знал, что ему здесь не место. И это приводило его к логическому вопросу номер два: как сюда попал гость из иного измерения? И как его братья, оставленные на страже порядка и благополучия Двора, допустили такую оплошность?
Впрочем, Эйлаф был совершенно не удивлен такому исходу. Ожидая подлости друг от друга, они не заметили реального врага, воспользовавшегося моментом и подкравшимся к ним из-за спины. Но что уж теперь… Намерения демона можно было вытащить из контекста сказанного без особого труда, и, хотя Алрек не намерен был плясать под его дудку, мысленно он всё же аплодировал ему за прямолинейность и парочку колких фраз, брошенных в адрес выскочки Аарона.
- А арфисток мы тоже будем есть или..? – хихикающий Рёнгвальд, похоже, тоже вовсю наслаждался происходящим, совершенно не ощущая того дискомфорта, которым явно были скованы остальные наследники престола.
Забавным было ещё и то, что, после предложения павлина воткнуть в первенца нож, некоторые братья эльфа нерешительно перевели взгляды на приборы, лежащие около тарелок. Но он точно знал, что они никогда бы не воспользовались этим шансом. И не потому, что испытывали к Аарону, или кому-то ещё, тёплые, братские чувства, а потому, что были слишком слабы духом, чтобы по-настоящему бороться за то, чего хочешь.
Эйлаф знал, чего он хочет. Но для этого ему было совершенно не обязательно убивать первого принца. По крайней мере, собственноручно.
- Ты серьезно хочешь услышать от них какой-то конструктив? – в голосе эльфа была слышна едва уловимая насмешка.
Он не хотел на самом деле знать ответ на этот вопрос, он допускал, что демон и без того знает – принцы не способны предложить ему ничего более конструктивного, кроме как убраться прочь. Но Алрек все ещё не понимал, зачем демону понадобилось собирать весь этот цирк ради минутного удовольствия в виде унижения более слабых особей. Это непонимание назойливой мухой жужжало внутри головы, несколько раздражая. Как и гробовая тишина, воцарившаяся в зале после его вопроса.
- Посмотри на них, - как ни в чем ни бывало, продолжил Ал, - они как дети, которые долго выпрашивают игрушку, а, когда наконец получают её, то понятия не имеют, что с ней делать.
Эльф хмурится и устало потирает переносицу. У него начинает болеть голова, и он сейчас совсем не отказался бы от бокала хорошего вина, но для этого ещё нужно было добраться домой, а он пока не всё сказал.
- Хочешь конструктива? Тогда вот что я тебе скажу: нравится тебе или нет, как бы ты не наряжался, и в каком страхе не держал бы весь Двор, ты – никто здесь. Гость, который не имеет достаточно сил и власти для того, чтобы принимать какие-то решения. Тем более столь весомые, как помилование изгнанных и освобождение от клятв Королю. И, если у тебя есть конкретные цели или желания относительно пребывания в нашем мире, я возьму на себя смелость посоветовать тебе найти себе единомышленников, которые помогут с адаптацией и покажут, как из лузера подняться до уровня местной элиты. А, пока этого не случилось, уволь хотя бы меня от этих показательных выступлений. – Алрек отодвинул от себя нетронутое блюдо и приподнялся на ноги. – Если тебе больше нечего добавить, я вынужден откланяться: боюсь, у меня есть куда более важные дела, чем детские утренники в моём бывшем доме.

+2

4

Как только Аббадон замолчал, по залу прокатилась волна неодобрительного шепота. Демон хмыкнул и снова закурил, пуская дым вверх он выжидал пока чертовы отпрыски Короля угомоняться. Конечно же, заполучить их всех не получиться, ну никогда и нигде не бывает единства, но ему и не нужны были все принцы. Из почти, что полусотни принцев лишь с десяток обладали властью, некоторым власть была совершенно необязательной. Например, Тринадцатый принц, который никогда не принимал участия в дележке трона, чем нажил себе большой авторитет, выступая посредником в конфликтах с остальными, вот и сейчас он сидел и перебирал колокольчики в своей бороде. Тринадцатый принц распоряжался огромным борделем, где каждый мог найти удовлетворение своих самых разных фантазий, он любил интриги, но при этом очень высоко ценил мир. Попытавшись высказаться, Тринадцатый даже откашлялся, но его отвлек монолог старшего брата.
Третий принц был прав в одном – принцы, при всей их мощи и силе, неспособны были выдержать атаку в лоб. Они привыкли к другой манере видения дел. Они попросту не успели понять, что здесь происходит, ну кроме самых хитрых и проворных. Они сидели молча, не понимая, чего ожидать от чужака. Меланхолично пуская дым вверх, демон дождался пока принц выговориться. Монолог третьего вызвал гробовое молчание, некоторые принцы стали переглядываться, а Тринадцатый закатил глаза. Лишь только Третий принц замолчал, Аббадон лениво протянул:
- А теперь стих – демон смерил взглядом Третьего принца, - Стих – это глагол. Стих и сел, можешь выпить, чтобы унять свое неуемное эго.
Аббадон стал стучать перстнем по столешнице.
-Несомненно, в чем-то принц прав, да - это ваш мир, переплетенный чудным узором родства, союзов, альянсов и всего прочего, - демон кинул сигарету в бокал с мартини и закинул ноги на стол, - Многие из вас веками стояли возле трона папочки и целовали его отвратительные ноги, чтобы вымолить себе хоть какие-то преференции. Вы принцы, но кроме этого у вас ничего нет. У вас нет власти, вы никто, вы как крабики в баночке, вечно тяните своими царственными клешнями более удачливых коллег.
Демон встал и поправил сюртук, он расплылся в улыбке словно благодушный диктатор.
- У вас нет армии, нет цели, нет сплоченности. Если ваш отец вернется, то первым делом отправится на поклон к своей подружке, старая любовь не ржавеет, - Аббадон хихикнул, - К черту традиции, я хочу сломать колесо монархизма. К черту эти очереди на престол, мы будем править вместе, демократично, словно гигантская корпорация, объединив все, что мы имеем в единое целое. Пери оказались очень умными и проворными, они вместе с придворными самыми первыми поняли, что мир изменился и первыми приняли новые правила. Как только согласятся все остальные, то ваши услуги мне больше не потребуются.
Аббадон встал из-за стола и медленно направился к Третьему принцу, демон улыбался, а по пути похлопывал по плечу некоторых принцев, демонстрируя, что без согласия большинства из них, он не стал бы затеивать весь этот фарс. Эта встреча была тщательно спланирована. У этого плана оказалось много бенефициаров. Стратегия была очень простой, собрать малочисленные группы, гонимых и оскорбленных, тех кто происходил из незнатных семей, но будучи сыном Короля, носил титул принца. Все те, кого изгнали и лишили привилегий, всех кого недооценили и предали. Таких было ровно двадцать шесть. Именно они хранили молчание, потому, что получили все привилегии до этой встречи. Он остановился рядом с принцем, который предлагал съесть арфисток и положил ему руки на плечи:
- Знаю ли я о том, что вы будете плести против меня интриги? Да. Знаю ли я, что вы перегруппируетесь, чтобы нанести мне удар в спину? Да. Подготовился ли я к этому? Да, - демон посмотрел на Третьего принца и хлопнул в ладоши и несколько фейри сорвали тонкую словно ночь ткань с огромной глыбы горного хрусталя в которой, словно муха в янтаре, застыл молодой мужчина. Демон расплылся в улыбке.
- Это Морфей Хельм, любимый брат регента Нью-Йорка, непревзойденного Алистера Хорна, - Аббадон пожал плечами, - Когда вы захотите организовать странный союзик против меня, то просто вспомните, что в качестве скульптуры я держу в Старом замке одного из самых могущественных магов современности.
Демон похлопал молодого принца по плечу, - Наша демократия будет построена по следующему принципу: для всех объявляется амнистия, вы свободны от клятв и обязательств и получаете прощение, один принц – один голос. Себе я беру, по праву старшинства титул принцепса – первого среди равных. И здесь мои уступки вам, ваш отец всего лишь Король, а мой отец – Бог. Главы родов темных фейри получат широкие права на автономию и ведение деятельности, передав в заложники своих самых любимых детей и наполнят армию Неблагого двора. Все ваши осведомители должны перейти в пользу Двора, ваши дела будут защищены и расширены.
Демон осекся и захихикал, за шестьсот лет без войн, в Неблагом дворе осталось всего два рыцаря и то, они были трансвеститами, с которыми забавлялся королевский распорядитель.
- Все важные решения мы будем согласовывать на собраниях, общее руководство буду осуществлять – я. Сетью осведомителей будет руководить Тринадцатый принц, Главным Королевским распорядителем останется Хорбоггл, а ваш брат Рёнгвальд станет Главным смотрителем за вами. Гарантом наших соглашений выступит многоуважаемый мистер Единорог.
Демон медленно зашагал в сторону своего кресла, а перед принцами появились папки с соглашением.
- Кто согласен – ставит свою подпись, и мы ждем его на оргии, кто против – может уйти, - демон покосился на кусок горного хрусталя, - Но пусть помнит, что Морфей Хельм не любит одиночество и не хочет украшать прекрасную галерею один.
Перед Аббадоном поставили еще один бокал с мартини, и демон с удовольствием наблюдал за тем как часть принцев молча подписывали соглашения и группировались возле Тринадцатого принца, который расточая любезности обнимал каждого из своих братьев. Демон поднялся с кресла и величественно направился к выходу, участие в наркотической оргии он принимать не собирался, проходя мимо Третьего принца, Аббадон остановился и поправил ему волосы:
- Знаешь, что самое страшное в всем этом, - демон поджал губы, - Это все экспромт, холистический порыв моей ангельской сути, - Аббадон расплылся в улыбке и наклонился к уху принца и прошептал, - И кстати, меня зовут Аббадон и я с превеликим удовольствием разорву тебя напополам и скормлю своим домашним орхидеям-убийцам, - демон похлопал принца по плечу, - Но я открыт к конструктивным предложениям. Обсудим?

Отредактировано Joshua Kushner (2018-02-15 18:34:46)

+1


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » A problem of memory » Build a new beginning [февраль 2017]