Sacra Terra: the descent tempts

Объявление

городское фэнтези ♦ NC-17
Соединенные Штаты Америки, Нью-Йорк
март-апрель, 2017 год
«Некоторые шрамы так и останутся с тобой навсегда, Клэри. Но ты сможешь жить с ними. Разреши себе жить с этими трещинами. Не списывай саму себя со счетов...» [читать дальше]
CHAOS [5235] vs ORDER [6642]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » A problem of memory » Добро пожаловать в город Ангелов [07.03.2017]


Добро пожаловать в город Ангелов [07.03.2017]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Clary Fray & Emma Carstairs
http://sd.uploads.ru/HNJqk.gif http://s9.uploads.ru/KuEU5.gif
http://s7.uploads.ru/Iw4AZ.gif http://s3.uploads.ru/7z35Q.gif
дом у моря, Лос-Анджелес, утро;
7 марта, 2017;

•••••••••••••••••••
Отчаянные времена требуют отчаянных мер. А при подобном выражении нет никого лучше, чем Эмма Карстэйрс, которая решается на весьма отчаянное действие, чтобы вывести рыжеволосую подругу из состояния, которое всё никак не стремится проходить. Знал бы кто, что этим шагом будет похищение человека...

•••••••••••••••••••
В час, когда границы размыты,
Дух и плоть легки на подъем,
Если дом тебе не защита –
Выйди ночью, встань под дождем!

Отредактировано Emma Carstairs (2018-09-16 00:19:53)

+1

2

[indent] Когда кажется, что жизнь уже не может ничем удивить, она делает крутой вираж, поворот, ещё один вираж, и словно американские горки, несётся на всех порах, стремительно падая с обрыва. Пока Кларисса разбиралась с тем, во что превратилась её жизнь, Земля продолжала вертеться, если не считать того, что в Нью-Йорке политическая обстановка накалилась до предела. Впрочем, восстановление нефилимов в их законных правах в этом городе не могло не радовать, но подобное решение Верховного регента, казалось, каким-то расчётливым, хитроумным ходом, призванным усыпить бдительность охотников, которые принялись исполнять свой долг с ещё большим рвением. Впрочем, была здесь и оборотная сторона медали: Нежить была недовольна подобным решением, и как следствие - рьяной инициативой нефилимов. Стычки между расами стали почти привычным явлением и частенько носили весьма озлобленный характер.
Стоит ли говорить, что Кларисса переживала за Джейса, который уходил в патруль почти каждый день? Пусть с ним и был Алек, но один из охотников однажды вернулся в Институт в таком виде, что на нём едва ли было живое место, - не поделил чего-то с вампирами и получил по полной. Один раз чуть было не досталось и самой Клэри, но благо за её спиной вовремя возник её новый друг Даниэль Блэкбёрн, кладя руку на плечо Фрэй: злопыхателям сразу не захотелось связываться с джинном, и они быстро ретировались, а они с Дани отправились по своим делам.
Прошло чуть больше двух недель с момента их с фэйри знакомства, а порой казалось, что они знали друг друга гораздо дольше: Клэри было сложно это объяснить, но несмотря на своеобразный характер их времяпрепровождений (не всегда, но часто), рыжеволосая радовалась их дружбе. В отличие от большинства людей из прошлой жизни, рядом с джинном, она чувствовала себя комфортно, на её плечи не давил груз ответственности и ощущение того, что надо соответствовать. Кому? Чему? Никто не знал, но девушка часто чувствовала нечто подобное.
С тех пор, как Кларисса оказалась в Городе Костей в начале февраля, она плохо спала. Бессонница перемежалась с кошмарами, которые так или иначе отбивали всё желание спать, но спать было просто необходимо. Порой приходилось прибегать к отчаянным мерам вроде сонных зелий, рун, а иногда и всё вместе, но Фрэй всё равно не чувствовала себя отдохнувшей. Она ошибалась на тренировках, едва ли могла держать стило, сразу испытывая удушливый приступ паники, а от патрулей и заданий открещивалась, как могла, разве что не умоляя Лайтвуда оставить её в Институте и поручить ей что-нибудь другое, да хоть чистку мечей или мытьё полов. Как ни странно, Алек не был настолько жесток, но пару раз всё же отправил Клэри «в поле». На её счастье те вечера были тихими и спокойными, даже клинок не пришлось активировать. Но будет ли так везти всегда?
Рыжеволосая отчаянно, изо всех сил, хотела вернуться к прежней жизни, но у неё это не получалось. Стоило взглянуть на всё ещё заметный, будто совсем свежий, шрам от руны тёмного альянса на предплечье, как воспоминания нахлынивали вновь: 8 месяцев, проведённые с Джонатаном и Джейсом в квартире-портале, никак не хотели стираться из памяти, и, казалось, что с каждым днём воспоминаний становилось всё больше, они были всё ярче, отчётливее, жёстче.
Поначалу нефилим вспоминала только то, что имело место быть незадолго до разрушения руны, - в основном события декабря и января, но постепенно к ним присоединялись и остальные, раз за разом будоража нестабильное сознание Клэри. Когда метка была разрушена, ей казалось, что её будто бы отбросило назад и вернуло на исходную - 2 июля, как раз до того, как Джонатан забрал её и Джейса из Института. Но ведь это было не правдой, просто ощущалось именно так, или Кларисса хотела ощущать это именно так?
Так или иначе, но справиться со всем этим хаосом, было сложно. Когда-то её самой большой проблемой было исчезновение матери и известие о том, что Валентин - её родной отец. Как же она ошибалась...
Последнее, что рыжеволосая помнила, как укладывалась спать в своей комнате в Институте. Она это помнила столь же отчётливо, как будто это было минуту назад. Быть может, она всё еще спит? Клэри поморщилась от яркого солнца, настойчиво бившего прямо по глазам, будто призывая Клариссу проснуться и приподнять отяжелевшие веки. Она попыталась прикрыть глаза, но проворное солнце просачивалось и сквозь пальцы.
Она помнила, как плотно запахнула шторы в своей спальне, откуда здесь взяться солнцу? Фрэй неуверенно открыла глаза, почти машинально садясь на кровати, подгоняемая странным, необъяснимым чувством тревоги.
Девушка огляделась: обстановка была её незнакома, - в окне напротив кровати виднелся бесконечный сине-голубой горизонт, Клэри не сразу поняла, что это океан, как вдруг взгляд неожиданно упал на сидящую неподалёку светловолосую охотницу.
— Эмма? - ошалело выдохнула Фрэй. Карстэйрс ей раньше никогда не снилась, во всяком случае не в таких светлых снах, которые мало походили на кошмары. — Это... сон? - даже если это было так, то Эмма из снов ответила бы, что, конечно же, нет, так что надо было придумать что-то другое, но как назло на ум ничего не шло.
— Где мы? - задав вполне логичный, но бессмысленный вопрос, если это правда сон, произнесла Клэри.

+1

3

В мире двусмысленном ангел двуликий, поворачивает разные стороны собственного лица разным людям в разные мгновения, создавая тем самым хаос и разлад, людьми принятый описываться выражением «Бог не даёт нам больше, чем мы можем пережить». Отчего-то человечество уверено, будто бы их жизнь строится на страданиях и жертвах, с редкими проблесками счастья, способного потонуть в море горестей и бед, сваливаемых с небес на их головы, с потоком, которому позавидует сам рог изобилия. Как бы там ни было, страдание человечеству нравится, оно подобно отдельному государству в жизни, в которое въезжаешь, делая перерыв на кофе. В последний раз подобный перерыв Эмма делала прошлым летом, не способная разрешить собственные разногласия с парабатайем, но то было недолгой грустью, оттенком депрессии, слабым и быстротечным, в сравнении с той лавиной отчаяния, захлестнувшей юную душу после смерти любимой семьи. В тот момент, пережив все обещанные стадии принятия утраты, приняв и попытавшись выкарабкаться (хотя к тому моменту подоспели новые проблемы), Карстэйрс осознала каждую трудность пути наибольшей грусти и постоянно зарекалась, что больше не станет ступать на него, а если и ступит, то не стремясь надолго там задержаться. И когда живёшь с подобными установками, начинает раздражать та вполне человеческая слабость, которой отдаются окружающие, не способные быть такой же сильной, как ты, сражаться с проблемами как ты или реагировать на них точно как ты. Это делало нефилимку весьма циничной к чужому горю, предпочитающей не лезть, пока не попросят, позволяя переживать в себе невероятный спектр эмоций и ощущений, затмевающий даже зрение. Наступит день и горе отойдёт в сторону, позволяя рассмотреть вокруг любящих людей, способных прийти на помощь, а голос окрепнет, чтобы о ней попросить. Есть время для печали и отнимать его просто нечестно. К тому же, возвращаясь к сказанному выражению, страдания делают сильнее. Так зачем ей прерывать эту тренировку эмоций своей персоной?
Данный вопрос по-прежнему терзал разум Эммы, однако с пятёрку нудных людей вокруг долбили иную истину, а на неё смотрели как на потенциального исполнителя, хотя знали, прекрасно знали, она последняя, кому можно доверить излечение разбивающейся души. Души Клэри. Она прошла испытания, которые не выпадают на долю всех и каждого, прошла, достойно или нет, светловолосая не хотела расспрашивать, но физически не могла справиться с последствиями, которые казались нефилимке до невероятного знакомыми. Выбираться на улицы казалось для рыжеволосой задачей непосильной, тренировки становились всё хуже, рисовать руны она отказывалась, а ещё ночные кошмары, общая подавленность и приступы паники. Чудесный набор, почти конфетка для поступлению в примитивную психбольницу, где можно будет вдоволь копаться в себе бессонными ночами. Такой вариант нефилимам не подходил, они всё больше размышляли над  идеями, как возвратить мисс Фрэй былые радости. Некоторые идеи казались настолько плачевными, а перспектива их осуществления её руками пугала так сильно, что покинув собрание следом за Магнусом, которого ждало множество дел такой же важности, Эмма остановила мага в коридоре, предлагая ему собственную мысль. Эгоистичное спасение самой себя от толпы, заставляющей совершать глупости, изолирование от них Клэри, а ещё одним бонусом является смена обстановки, поскольку март в Нью-Йорке тёплым месяцем не был. Маленькие формальности магического характера решал Магнус, в то время как Эмма получила самую сложную задачу — таскать тело Клэри. Формально говоря, она делала это лишь первые три минуты, после крика парабатай «ты с ума сошла», носильщик сменился, но Карстэйрс всё же приписала себе эту заслугу, второй по трудности обозначив сбор вещей Клэри в один чемодан. Кристина справилась бы много лучше, но чем больше людей, тем быстрее идея провалится, а Блэкторн был тем, кто расскажет всё следующим утром, большего и не требовалось.
Два портала, ещё три минуты, пока Клэри положили в кровать и Джулс ушёл, оставляя Эмму один на один с местом, где всё было так знакомо и грустно. В тусклом свете настольных ламп гостиной, она убрала старые фотографии, заглянула в давно покинутую спальню, а после, с собственной сумкой, пошла в свою комнату, где с потолка свисали искусственные звёзды.
Следующим утром, провалявшись в постели несколько часов, Эмма проснулась в растрёпанных чувствах. Это было место, в котором просыпались воспоминания, грустные чувства и моменты счастья. В какой-то миг, спускаясь по лестнице на кухню, она словно видела рядом маленькую девочку, спешащую на запах блинчиков, но теперь всего этого не было и Карстэйрс сама была той, кто готовит блинчики. До начала приготовления завтрака решив проверить свою подопечную, со стаканом воды вновь поднимаясь на второй этаж, кареглазая планировала лишь оставить его на тумбочке и уйти. Ситуация изменилась, когда Клэри начала ворочаться и просыпаться, не в силах сражаться с солнечным светом, которого в этих краях с избытком.           
Когда из яви сочатся сны, когда меняется фаза Луны, я выхожу из тени стены весёлый и злой, — весело пропела девушка, подойдя к кровати и протянув стакан. — Немного удивительно было бы стать частью твоих снов, хотя и лестно. Очень лестно. Но это не сон, ты проснулась и находишься в Лос-Анджелесе. Добро пожаловать. Водички? — слегка нахмурившись на минутку, будто забыла что-то, Эмма щёлкнула пальцами. Её голос стал неровным при следующих словах, но всё же довольно бодрым. — Ах да, если важна конкретика, то ты...эм...это нечто вроде летнего дома. Моей семьи. Добро пожаловать. Снова.

+1

4

[indent] Клэри бы польстило, если бы она узнала, что во спасение её души и рассудка собирают целые собрания неравнодушных и тех, кто считает себя её другом и кому не безразлична судьба рыжеволосой охотницы. Только Фрэй об этом не знала, хотя прекрасно видела, как за неё переживают близкие ей люди: как волнуется Саймон, как обеспокоенно смотрит Изабель, по возможности стараясь не оставлять подругу одну, как Джейс не находит себе места, как Магнус пытается отвлечь Бисквитика мороженым, и, конечно же, Эмма. К Карстэйрс девушка привязалась ещё прошлой весной, и это произошло так быстро и стремительно, будто Кларисса с разбега прыгнула со скалы прямо в воду. Она уже и не помнила, как они подружились, но то, что это произошло - не было никаких сомнений.
Впрочем, стоило нефилиму вернуться в Нью-Йорк, она серьёзно опасалась не досчитаться не то, что друзей, а даже знакомых. Начать хотя бы с того, что её не было долгих восемь месяцев... Кто захочет столько ждать? Заканчивая результатами судебного разбирательства. Фрэй не знала, насколько прозрачным и открытым было слушание по её делу, и решила ли Имоджен Эрондейл обнародовать его результаты, и если это в самом деле произошло, то какими же глазами на неё будут смотреть те, кого она любила и кого считала друзьями?
Рыжеволосой было трудно признаться в этом даже самой себе, но если даже она не могла простить себя за содеянное, что и говорить об остальных? Но страхам не суждено было сбыться: вопреки ночным кошмарам, которые живописно рисовали Клэри безграничное и абсолютное одиночество, никто от неё не отвернулся. Даже Алек, казалось, стал внимательнее и добрее. Заслужила ли она? Достойна ли была такой заботы? Все эти вопросы и ещё тысяча и один были вечными спутниками в кошмарах Клариссы. Каждый раз она отчаянно хотела проснуться и осознать, что всё это сон, но реальность раз за разом встречала её, напоминая о суровых событиях минувших дней.
Сейчас Фрэй даже не мечтала о том, чтобы всё забыть, она хотела, по крайней мере, вновь находиться в реальности и не бояться. Не бояться держать стило или клинок, не бояться засыпать, не бояться себя.
Возможно, гораздо проще было принять себя такой, какая она есть, как говорил Джонатан. Брат утверждал, что они с Клэри не такие уж разные, и в ней гораздо больше от него и родителей, чем ей бы того хотелось, и если она перестанет сопротивляться и смириться с этим, всё станет проще и легче.
Готова ли была к этому Кларисса? Она по-прежнему носила на руке кольцо Моргенштернов, подаренное братом на Рождество, словно не могла ни расстаться с ним, выкинув где-нибудь над Гудзоном, ни полностью принять эту часть себя.
Вот и сейчас, заслонив ладонью глаза, солнечные лучи отразились от серебряной поверхности кольца и рассыпанных алмазных звёзд на его поверхности, рождая невероятную игру света, которую оценил бы любой художник. Ну или, по крайней мере, ювелир, убедившись в подлинности украшения.
Рыжеволосая всё также растерянно смотрела на поющую Эмму, да к тому же протягивающую ей стакан воды. Скорее машинально, чем на самом деле испытывая жажду, Фрэй приняла стакан из рук Карстэйрс.
— На самом деле ты часто мне снишься, - потерянно отозвалась Кларисса, всё же делая глоток прохладной воды. — Прости, что? Мы в Лос-Анджелесе? - нефилим едва не поперхнулась водой, благо, не успела набрать в рот достаточное количество, чтобы это произошло. Изумрудные глаза тут же метнулись к окну - к сине-голубому океану, который в самом начале она приняла за бесконечный горизонт.
— Серьёзно? - переспросила Кларисса. — Но как мы сюда попали? - девушка вовремя прикусила язык, чуть было не задав очень глупый и совсем неправильный вопрос. Клэри слышала, что произошло с родителями Эммы, и спрашивать о том, где же все, было, по меньшей мере, невежливо. И, наверное, даже больно. Сама светловолосая никогда не говорила с Клэри о своей семье, и Фрэй не хотела начинать подобный разговор вот так.
Залпом осушив стакан и отставив его на прикроватный столик, рыжеволосая выбралась из кровати и направилась к окну. Океан необъяснимо манил её. Прижавшись носом к прохладному стеклу, Кларисса несколько мгновений смотрела на океан, после чего повернулась к Эмме.
— Сделаем вид, что это не похищение, но... Зачем? Джейс там, наверное, с ума сходит, да и Джослин, и вообще... - Клэри вновь метнула быстрый взгляд на океан, от которого было сложно отвести взгляд. Наверное, не очень хорошо с её стороны наслаждаться чем-то подобным, пока другие там сходят с ума от волнения? Но если совсем чуть-чуть? Наверное, в этом нет ничего такого? Тем более раз уж она здесь...
— Не уверена, что хочу знать все грязные подробности, - Фрэй вздохнула. — И всё же расскажи мне всё. Полагаю, не обошлось без Магнуса? - Конклав явно бы не стал открывать портал несовершеннолетней охотнице, даже если её звали Эмма Карстэйрс, а других вариантов, помимо мага, и не было. — Джулс одобрил эту авантюру?

+1

5

Мурлыкая под нос незатейливый мотив, светлокудрая перебирала в голове рецепты для завтрака, а после задумалась, который из них подойдёт к тому скудному, даже базовому запасу еды, принесённому нефилимами из Нью-Йорка, а также тем продуктам, что вечно жили на кухонных полках под эгидой «подобное не портится». Переживания Клэри о собственной участи начнутся с минуты на минуту, затем настанет время восклицаний о том, как все волнуются и как неправильно Эмма поступила, утащив её сюда. До того момента блондинка очень хотела хотя бы набросать в голове порядок добавления ингредиентов, который, несомненно, отвлечёт её от желания воткнуть рыжеволосой Кортану под рёбра, предусмотрительно оставленную в собственной комнате. Она принимала спонтанные решения, неверные, запрещённые, но прямо сейчас её решение увезти Клэри подальше от страждущих помочь, от опостылевших стен, воспоминаний и холода было самым рациональным, взвешенным и правильным. Рыжеволосая же не разделяла подобные убеждения, раз ищет глазами ну хоть одну привычную картину, находя вместо них декорации чужого дома, чужие стены, запомнившие чужую жизнь. Её, Эммы, жизнь. 
Пожалуй, мне всё же не слишком льстит пребывание в твоих снах, нефилимская маньячка. Перестань мечтать обо мне, — шутливо произносит Карстэйрс, рассматривая Клэри, решивую подавиться только что выпитой водой из-за одной лишь информации о месте, которое было не так уж далеко от родного холодного края. — Да. Добро пожаловать в Город Ангелов.
Зелёные пальмы, голубое небо и светлый песок, красотки в бикини и вечное лето — вот он, город, взрастивший эту задорную блондинку, променявшую сёрфинг на тренировки и отрубание голов всяким едва ли нормальным существам. Клэри попала туда, где не мечтала даже оказаться, во всяком случае, так скоро. Но за окном шумит океан, пальмы растут даже близ этого милого домика, а песка в этом городе примерно столько же, сколько и асфальта. И как бы сильно Нью-Йорк не старался очаровать кареглазую, она знала прописную истину: Рай находится здесь. Посмотрев на рыжеволосую с долей усталости, Карстэйрс отчаянно сражалась с желанием съязвить на последний вопрос. И если первую битву она выиграла с блеском, то дальше становилось всё труднее.
Тебя устроит рассказ о том, как далеко ты способна зайти в очередном приступе лунатизма? — совершенно искренне прозвучало с этих губ. Какой-то слишком необъяснимой причины отъезда у них не было, Джулиан не станет врать всем подряд, дабы это скрыть. Возможно лишь, что не станет уточнять место их пребывания, дабы толпы желающих утешить не ломились в дом, который не вместит в себя больше блэкторновского семейства (да и то с натяжкой, на деле поместится человек пять). В любом случае, Клэри здесь, под надзором лучшего молодого нефилима института Лос-Анджелеса, а это значило, что во всём городе девушке стоило бояться лишь одного — самой Эммы. Например сейчас блондинка потихоньку закипала, слушая весьма слабенькие оправдания ситуации, в которую Фрэй загнала судьба.
Зачем? Кларисса, — что-то новое скользнуло в этом тоне, будто блондинка решила отчитать нефилимку за плохое поведение, из подруги превращаясь в мамочку. — После случившегося ты не живёшь, лишь стараешься выжить и влочить достаточно плачевное состояние, усугубляющееся и улучшающееся приблизительно каждый день. Ты не в состоянии взяться за стило, ночные вылазки вызывают у тебя едва ли не припадки, ведь каждый раз ты вздрагиваешь от малейшего шума и облегчённо вздыхаешь лишь когда возвращаешься домой, веря, что на этот раз повезло. Кошмары, бессонница, плохой аппетит, апатия — это сводит с ума Джейса и Джослин, плюс ещё добрых десять человек, которые вчера дошли до ручки, выдвигая идею свозить тебя в Диснейленд. И кстати, он тут есть! — вставая с насиженного места, Эмма нарпавляется в сторону дверей, понимая, как быстро этот разговор зайдёт в тупик, если она продолжит в том же духе, да и голод никуда не делся, развиваясь с новой силой. Однако, она замерла в дверях, собираясь ответить ещё на несколько вопросов, расставляя последние точки в объяснении похищения.
Самой грязной подробностью является то, что тебя на руках таскал Джулс, а мне досталась почётная задача собрать твой чемодан. Я не слишком умею это делать. Магнус организовал всё остальное, согласившись с моим решением, — да если бы не этот маг, Фрэй просто запихнули бы в чемодан побольше и на колёсиках покатили в аэропорт, ведь иного способа за ночь добраться до Лос-Анджелеса просто не существует! — Джулиан лично объявит утром, что наши отношения давно вышли за рамки дружеских и не в силах больше сдерживать себя, ты утащила меня в другой город. Нас не благословят, конечно, но мы будем счастливы, — оказавшись за порогом, чуть подаваясь назад всем телом, Эмма головой оказалась в комнате. — Он скажет правду. Завтрак через двадцать минут.
Через двадцать минут стало очевидно, что мамочка из Эммы получалась на редкость честная. Заплетя волосы в хвост, она за двадцать минут нашла нужные ингредиенты и приготовила большую стопку оладьев, что теперь уютно расположились на двух тарелках, позволяя стекать по себе плавящемуся сливочному маслу. На столе было всё: вода, чай, сок, кленовый сироп и казалось, что ещё пара минут и подобных порций станет вдвое больше, вздумай лишь Карстэйрс накормить маленькую семью. Подобным она занималась несколько лет, втайне от мироздания обслуживая группу вопящих, требовательных блэкторновских гурманов, так что подобный завтрак был сродни отдыху. Выключая плиту, девушка садится за стол первой, для проформы решая немного подождать гостью.

+1

6

[indent] Вот, для чего нужны друзья. Когда тебе плохо, грустно и, казалось бы, ты на самом дне, они объединятся за твой спиной, чтобы, как им кажется, начать операцию по спасению твоей измученной души. Фрэй слушала рассказ Карстэйрс, и внутри эмоции сменялись одна за другой: за ужасом пришло волнение, за волнением тревога, тревога сменилась очередной порцией волнения, а вслед за ним последовало возбуждение, радость, снова ужас, пока всё не остановилось на отметке «благоговейный трепет». Пока что рыжеволосая не знала, то ли ругаться на Эмму, то ли благодарить, то ли броситься её обнимать. Наверное, это просто шок. В жизни девушки было достаточно ситуаций, повергавших её в подобное состояние, но каждый раз не был похож на предыдущий. Трудно было сказать, с чем это связано, но каждый раз, будучи в шоке, Кларисса испытывала совершенно разные эмоции, которые была не в силах контролировать.
— На то это и мечты, что я могу мечтать, о ком хочу, - хохотнув, отозвалась Клэри, вновь прижимаясь носом к прохладному стеклу. В то, что она здесь, в Лос-Анджелесе, до сих пор было трудно поверить, хотя и прошло каких-то десять минут, как она проснулась.
Добро пожаловать в Город Ангелов.
Путешествуя с Джонатаном и Джейсом, они преимущественно бывали в Европе, почти никогда не останавливаясь в городах Америки, а вместе с тем родная страна манила Клариссу ни чуть не меньше остальных уголков на планете. Ей нравились солнце и пляж, она мечтала однажды познакомиться с океаном, потому, что кажется, до этого они бывали лишь у моря, и то недолго. И вот она здесь: Эмма Карстэйрс была совсем не похожа на фею, но сама того не осознавая, кажется, в самом деле исполнила одну из мечт рыжеволосой. Какими бы не были её намерения, охотница будто бы почувствовала, что может в действительности отвлечь Клэри от гнетущих мыслей и, возможно, взбодрить, пусть и ненадолго. А там, кто знает? Возможно, и наметится тенденция к «выздоровлению».
— Я не хожу во сне! - воскликнула Фрэй, явно уязвлённая подобным вероломством, но вместе с тем прекрасно осознавая, что светловолосая шутит и издевается в своей привычной манере, которую Кларисса успела полюбить.
Возможно, их разговор и дальше бы носил шутливо-иронический характер, но в одно мгновение Эмма посерьёзнела и выдала то, от чего у Клариссы волосы зашевелились на загривке. Когда-то Изабель предупреждала её, что если девушка не хочет услышать жестокую правду от Джейса, не стоит задавать ему вопросов, на которые она не желает получить ответ. Так вот прямолинейность блондина на данный момент не шла ни в какое сравнение с тем, что сейчас говорила Карстэйрс. Она зрела в корень, била наотмашь, и нефилим было открыла рот, чтобы возразить, но тут же захлопнула его, поняв, что Эмма права. Какими бы резкими не показались девушке её слова, они были правдивы. Каждое слово, каждая буква, каждая запятая.
Рыжеволосая вздохнула, давая понять, что не намеревается спорить и признаёт поражение. В смысле признает, что вопрос «зачем» здесь явно был неуместным и лишним.
Охотница уже направилась в сторону дверей, намереваясь скрыться за ними.
— Я бы хотела побывать в Диснейленде, - пробормотала девушка, не уверенная, что Эмма слышит её, но это было мыслями вслух, не более того.
Неожиданно голова Карстэйрс показалась в дверном проёме, запоздало отвечая на вопрос Клэри.
— Ах, вот оно что! - перед глазами предстала совершенно другая картина, как светловолосая запихивает Клариссу в большой чемодан, чтобы отправиться в Лос-Анджелес самолётом. Фрэй и сама не знала, почему она подумала об этом, когда Эмма говорила совершенное иное, но мысль заставила рыжую рассмеяться. Весело, заливисто, от души. Такой поступок был бы очень в духе Эммы.
Подруга скрылась, предоставив Клэри самой себе. Несколько минут она в замешательстве смотрела то в окно, то на чемодан, стоявший неподалёку от кровати. Если она не хотела весь день провести в пижаме, не помешает переодеться. Кларисса подошла к чемодану и раскрыв его, стала перебирать вещи: их было немного, в чем Клэри и не сомневалась! - однако, Эмма предусмотрительно положила в чемодан джинсовые шорты и пару футболок. В них-то рыжая и облачилась. Порывшись в чемодане, она даже нашла расчёску и несколько раз провела по растрёпанным после сна волосам.
Спустя некоторое время с кухни послышался умопомрачительный аромат свежеприготовленных оладий, и сопротивляться этому зову было невозможно. Нефилим без труда нашла нужное помещение: здесь аромат выпечки был ещё более ярким, тёплым, совсем домашним, - живот призывно заурчал. Эмма сидела за столом в ожидании подруги, а рядом с ней на столе стояли две тарелки, полные оладий.
— Ух, ты! - восторженно отозвалась Клэри, поспешив отодвинуть стул и сесть за стол. Она очень хотела есть! — Ты ещё и готовишь! Есть что-то, что ты не умеешь делать? - щедро полив оладья кленовым сиропом, Фрэй взял нож и вилку и принялась разрезать эту чудесно пахнущую «стопку-башенку».
— Мы что и купаться сегодня пойдём? - с набитым ртом проговорила Клэри, в самом деле позабыв обо всех своих горестях, окончательно сведённая с ума поступком Эммы.
Вот, для чего нужны друзья.
— Боже, это так вкусно, - уплетая за обе щеки, рыжеволосая не могла скрыть своего восторга. — А Блэкторны знают, что мы здесь? - неожиданно спросила Клэри. С многочисленным семейством рыжая уже была знакома - они успели перебраться в Нью-Йорк, к Джулиану и Эмме, и Марку с Хелен. — Надеюсь, они не будут волноваться.

+1

7

Значит мы пойдём туда, чёрт подери! — почти революционным тоном произнесла светловолосая, и отчего-то не было причин не верить подобному тону. Эмма Карстэйрс горы сдвинет, если они будут мешать наслаждаться видом. Какой-то парк развлечений ничуть её не пугал. А вот Микки Маусу стоило бы поберечь свои ушки. Настоятельно рекомендуется.
Наблюдая как рыжеволосая спускается к столу, мысленно Эмма прикидывала многое: что нужно купить в дом, как попасть в Диснейленд, где лежат нужные вещи. Определённая часть вопросов упиралась в наличие денег, благо, теперь деньги были. В её руках любезно предоставленная Магнусом карта, количества средств на которой никому изведать было не дано. Впрочем, после времени здесь, их явно станет меньше. Намного меньше. Давать что-то Эмме со словами «безвозмездно» вполне может стать началом пути к банкротству. Он должен был знать об этом, он видел глаза Джулса, когда делал это! Так что она совсем не при делах. 
Вязать, — бесхитростно ответила нефилимка, хотя на деле она не умела делать намного больше вещей. Просто пришлось бы составлять список, а на подобные радости времени и желания не было. Куда интереснее было иронично наблюдать, как быстро Фрэй превращается в ещё одного ребёнка, за которым ей, Эмме, предстоит следить день и ночь, под жарким лос-анджелеским солнцем. Ощущение дежавю крепло с каждой секундой, а желание поинтересоваться, не входит ли рыжеволосая в семейство Блэкторн превысило все мыслимые границы, когда это дитятко залило стопку вполне приличных блинчиков кленовым сиропом по самые гланды. Впрочем, когда начались вопросы с набитым ртом, критическая отметка тоже была пройдена. — Ради этого я захватила купальник. Правда, есть подозрения, что мой купальник остался дома, а Кристина подложила в чемодан тот чёрный... Раздельный...
Последнее слово прозвучало с плохо скрываемой ненавистью ко всему сущему, в том числе и подруге, которой следует бежать на родину, покуда Карстэйрс не вернулась домой. Иначе похоронят её на заднем дворе Института. Ночью. Тихо и без свидетелей. Ограничивая своё блюдо крайне небольшим количеством сиропа, девушка ела неспеша, окружив себя пеленой лёгкой задумчивости. Чавканье рыжеволосой почти не отвлекало, лишь изредка вызывало любопытство, насколько её еда хороша, раз манеры поведения за столом разлетаются в миг. Видимо, весьма и весьма. Неловко улыбаясь в ответ на похвалы, девушка чуть ускоряет темп, словно завершение трапезы должно быть немедленным, но и тут преградой становятся вопросы, что нельзя оставить без внимания. Оттого, запивая чаем проглоченные блинчики, Эмма утвердительно качает головой.
Не совсем уверены, в какой мы части города, но знают. Джулс расскажет. Полагаю, они могут подумать, что мы поселились в отеле. Об этом месте мало кто знает, а те, кто знает, едва ли подумают, что я решила бы суда заглянуть, — вероломно верят, что её страхи побеждают каждую секунду, заставляя прятаться в тёмном углу, ожидая конца. Но её не сломить так просто и подобное пора усвоить как прописную истину. Страхи контролируемы. Страхи победимы. И пока нефилимка в состоянии сражаться — битва не окончена. — Вряд ли будут, они бы скорее попросили держаться подальше от стен нашего Института, иначе загонят обратно и потом не сбежишь. Так что не переживай об этом.
На мгновения сжимая плечо Клэри, девушка опустошает чашку большим глотком, отправляя его следом за последним куском блинчиков. Оставляя Фрэй за столом в одиночестве, она на скорую руку моет тарелки, скрывая лицо, отражающее смятение переплетающихся чувств. Всё вызывало множество эмоций, воспоминаний, вопросов и нужно было устроить себе передышку, дабы справиться с этим. Больше контроля, больше спокойствия. Это не её эмоциональную свалку они приехали разгребать. А даже если это и станет приятным бонусом, то с ним Карстэйрс должна разбираться самостоятельно. Ещё привлечёт Клэри к драме, которую та снова не потянет и поминай как звали. А весь этот цирк был направлен на совершенно противоположный эффект. Покинув кухню, девушка заглянула в кладовую, что примыкала к лестнице на второй этаж, будучи почти местом для обитания мальчика с шрамом на лбу. Как в старых мультиках, она издавала громкие звуки, роясь в бардаке множества вещей и по возвращении, на расчищенную часть столешницы была поставлена пляжная сумка. Широкая, чем-то напоминающая плетёную корзинку, со слегка потускневшим от времени платком на ней. Вальяжно указав на неё рукой, почти также как указывают на Священный Грааль, кареглазая огласила вердикт:
Наша пляжная сумка. Одна на двоих, в мои планы не входило таскать с собой небольшой городок ради дня у моря. Соответственно,  раз она общая, значит и нагружать её будем в меру. С моей стороны в ней будет полотенце, солнечные очки и крем от загара, кошелёк, телефон и ключи от дома положу в маленький кармашек. Ах да, ещё там будет парео. Но не сегодня. Что там будет с твоей стороны не знаю, так что доедай и собирайся, я помою посуду и тоже пойду переодеваться, — выдержав небольшую паузу, заключавшуюся в перенесении кувшина с соком в холодильник, а френч-пресса без чая к мойке, девушка выразительно хлопнула в ладоши. — Вперёд, мы не молодеем!

+2

8

[indent] Решимость Эммы и её непоколебимость продолжали повергать Клэри в благоговейный трепет. Когда-то она и помыслить не могла, чтобы выехать из штата, а потом в течение 7 месяцев путешествовала по Европе. Теперь же она находилась на другом конце страны, в родном городе Карстэйрс и судя по всему перспектива посещения Диснейленда была не такой уж и призрачной. О таком можно было только мечтать, но Фрэй даже этого не смела.
А теперь она здесь, рядом с океаном, в обществе Эммы, которая, кажется, имела чёткий план или, как минимум, чёткое представление о том, что делать с людьми, пребывавшими в глубокой депрессии. И знаете, солнечная и водная терапия и разговоры о Диснейленде явно способствовали улучшению «самочувствия».
Видя все приготовления светловолосой, Кларисса невольно вспомнила о том, как ещё совсем недавно планировала разнообразные походы куда-либо с Джейсом или Джонатаном. Венцом её вдохновенного гения, конечно, был день рождения Джейса, который они отметили в Испании, в Толедо. Тогда на продумывание деталей и маршрута у девушки ушёл не один день, она скрупулёзно просчитывала всякие мелочи и всё равно боялась где-то что-то упустить, но в конечном итоге всё прошло отлично. Не будь она художником, или Сумеречным охотником, или всем сразу, наверняка, могла бы попробовать сделать карьеру в организации мероприятий. Рыжеволосая усмехнулась: давненько подобные простые и незамысловатые мысли не посещали её голову, уступая место куда более гнетущим и тёмным.
— Ну, вязать - это вообще сложно, - поддакнула Клэри, продолжая уплетать божественно вкусные блины. Завтрак, ароматный чай и все эти, казалось бы, обыденные вещи, составляющие утренний рацион, напоминали о том, что Фрэй потеряла. Когда-то Джослин готовила дочери завтраки, или Люк, смеясь, поджаривал бекон с яйцами, а после и Джонатан. Он, как это неудивительно, тоже пёк младшей сестре оладьи и с глубочайшим вниманием наблюдал, как миниатюрная Кларисса могла съесть внушительную порцию и не отказаться от добавки.
Эти воспоминания, как ни парадоксально, занимали в её голове полку с табличкой - «семья», связь с членами которой она давно утратила. Их отношения с Джослин так и не смогли восстановиться, пусть и с момента возвращения в Нью-Йорк прошло не так много времени; чуть лучше дело обстояло с Люком, а с Джонатаном... Об этом даже думать не хотелось! День был для этого слишком чудесный.
— А я в своём чемодане тоже отыщу купальник? - отозвалась нефилим и получила в ответ такой взгляд от Эммы, будто сморозила глупость. Ну да, вполне логично, что для человека, всю жизнь прожившего подле океана, наличие купальника всегда и везде равносильно наличию зубной щётки или смене нижнего белья - вещь, которая всегда должна быть. — А что ты имеешь против раздельных купальников? У тебя же отличная фигура, - удивлённо проговорила Фрэй, не в силах представить, что Карстэйрс могла комплексовать по этому поводу. В противном случае он не понимала, в чём ещё может быть причина такой рьяной нелюбви к раздельным купальникам?
Кларисса продолжала с упоением поглощать оладьи, не в силах ни оторваться от еды, ни от неспешной беседы с Эммой. Наверное, стоило вспомнить о манерах, но Клэри махнула на это рукой - ей было хорошо и вкусно, и сейчас ей было не до соображений морали и приличий.
— Что ж, если они не будут волноваться и не бросят на наши поиски отряд, тогда я спокойна, - рыжеволосая закивала, сделав большой глоток чая и блаженно зажмурившись. В меру крепкий, насыщенный, и хотя она больше предпочитала по утрам кофе, сейчас чай казался самым вкусным напитком на земле.
Пока Кларисса доедала блины, светловолосая охотница прибиралась после завтрака: мыла посуду, убирала со стола посуду. Клэри бросила на Эмму взгляд украдкой, через плечо - осторожный, но бесконечно нежный, не зная, как и благодарить её за заботу, которую она проявляла. Иногда не нужно совершать что-то из ряда вон, достаточно налить другу чашку чая, да испечь горку пышных оладий, чтобы тот на какое-то время почувствовал себя довольным жизнью.
Когда Фрэй доела и допила чай, Карстэйрс вернулась из прихожей  и водрузила на стол пляжную сумку. Рыжеволосая с любопытством осматривала это чудо, с привязанным к ней потускневшим от времени от платком, но от этого не бывшим менее красивым.
— Ээээ, - промычала девушка. — Ну, полагаю, что кошелька и ключей у меня нет. А телефон, кстати, есть? - Клэри не была уверена, что Эмма, решив поиграть в личного психотерапевта, взяла её телефон, а самой Клариссе с утра было не до того.
Охотница хлопнула в ладоши, и Кларисса едва не подскочила на месте, и поспешила подняться из-за стола. Она перенесла свою тарелку и чашку в раковину, потратив не более пары минут, чтобы смыть с них остатки пищи и поставить сущиться на специальную полочку, после чего поспешила в комнату.
Порывшись в чемодане, Кларисса обнаружила там простой раздельный купальник без каких-либо выкрутасов, насыщенного изумрудного цвета. Солнечных очков обнаружено не было, зато Фрэй нашла свою любимую кепку, которая она носила бог знает сколько лет тому назад и периодически одевала на прогулки с Саймоном... Сойдёт и вместо очков.
Крем для загара, видимо, придётся одолжить у Эммы, иначе она мгновенно сгорит... Полотенце, пушистое и цветастое, отыскалось в ванной. Быстро надев купальник, сверху те же шорты и футболку, Клэри нахлобучила на рыжую копну волос кепку, обула любимые кеды «Конверс», а полотенце смотала в трубочку и пошла искать Эмму.
Внутри, совсем как в детстве, зрело предвкушение.
Через некоторое время они оказались на пляже: и Кларисса, как завороженная, наблюдала за тем, как океан накатывает пенящиеся волны на берег. Океан поражал воображение гораздо больше моря, но и пугал сильнее. Нефилим замерла в нерешительности.
— Полагаю, я уже говорила, что это вау? - восхищённо отозвалась нефилим. — И, кстати... Ты сказала, что никто не подумает, что ты решила сюда вернуться, но почему? Это такое красивое и удивительное место! - с восторгом продолжала Фрэй, крутя головой по сторонам. Горизонт был бесконечным, а небо - одуряюще голубым. В океане переплеталось столько оттенков синего и бирюзового, сколько Клэри в своей жизни не видела.
— Хотела бы я жить рядом с океаном.

+1

9

Вопрос Клариссы был оставлен без ответа. Наверное, Карстэйрс и сама не знала, почему не способна смотреть на раздельные купальники как на вменяемый предмет гардероба. Её фигура была хороша, это отмечали представители мужского пола (в частности один невыносимый художник), разглядывая формы взглядами, что так и твердили «мы хотим огрести и по-полной», завистливо отмечались представителями пола женского, а также порой восхвалялись Кристиной, в частности, когда она отыскивала кофточку или юбочку, а иногда даже платье, которое обязано было отпадно смотреться на той, кто платья в целом ненавидел. Как бы там ни было, раздельные купальники были непрактичной глупостью для любителей не демонстрировать, а скорее просто иметь выгодные достоинства и никогда на них не зацикливаться. Да и зачем любить хоть какие-то купальники, если перспектива зайти в воду вызывает дрожь в коленках и старые воспоминания самых горестных часов в жизни. Даже тот пляж с Джулсом их не перебил, ведь он достал её из воды, а не застал за неожиданным купанием. Нет, Эмма не любила море, а купальники шли просто приложением к этой нелюбви (хотя бикини — это в любом случае зло). Но Клэри не знала об этом, об этом знало не так и много людей. А ей с её проблемами пока не следовало грузить себя чужими.
Побыть наедине с собственными раздумьями Клэри тоже не позволяла, желая самостоятельно вымыть посуду хотя бы после себя. Спорить не хотелось, однако, Эмма вдруг вспомнила, что оставила без внимания не только вопрос о купальнике, но и немаловажную тему наличия некоторых вещей. Пришлось отвлечься от полоскания собственного разума и глядя как Фрэй полоскает тарелки, ответить:
Я точно взяла зарядное от твоего телефона, а вот наличие его самого стоит спросить у недр твоего чемодана. Есть вероятность, что он где-то там, на самом дне, — весьма обнадёживающее заявление в век телефонов и людей, сидящих в телефонах. Впрочем, если считать поездку в Лос-Анджелес за терапию, то телефон и не полагается, равно как и любая связь с тем миром, где остались невзгоды и печали. Как лечащий врач Эмма поступила мудро. Как отвечающий за сборы чемоданы — хреново. Но она подарила ей надежду! Дорогая штука в наше время.
Закончив уборку на кухне, Эмма возвратилась в комнату и вытряхнула на постель собственный чемодан. Да, так и есть. Чёрный, раздельный купальник, обещающий Кристине адские муки. «Она ещё и парео туда засунула, я ведь знала, я знала! Как будто ей мало страданий за наличие этого! Хоть не на завязочках, но это не делает его лучше!» — вопила нефилимка в собственном разуме, разглядывая плавательную принадлежность как змею. Но делать было нечего и пришлось довольствоваться тем, что есть. Несколько минут у зеркала в критическом осмотре себя: сливочная кожа, испещрённая шрамами и татуировками, по цвету прекрасно гармонировавшими с проклятым бикини, растрёпанные волосы и уставший взгляд. Эмма Карстэйрс как будто не уезжала из Лос-Анджелеса. Откопав подходящие шорты, нефилимка надела их как можно быстрее, откинула на край кровати злосчастное парео и принялась разыскивать подходящую футболку. Среди заваленной вещами постели обнаружив собственный телефон, кареглазая вдруг усмехнулась и после секундных манипуляций включила видеозапись, забыв ненадолго о футболке.     
Привет. У нас всё хорошо, Клэри не очень волнуется по поводу похищения и не пытается сбежать. Она даже собирается на пляж со мной, — отчитываясь собственному отражению в камере, девушка постепенно отодвинула руки, демонстрируя собственный вид где-то до середины живота. — Как видишь, я в раздельном купальнике. Передай Кристине, что за это её ждёт крайне болезненная смерть. Не скучай, убедительно рассказывай, куда я дела Фрэй и заботься о младшеньких. Не дай им сесть себе на шею! На ней уже сижу я, там нет места! Обними их всех за меня и хорошего дня!
Махнув рукой, большим пальцем нефилимка зажала «стоп» на дисплее и принялась лихорадочно щёлкать по кнопкам, пока Джулсу не улетело видео с пометкой «страдай». Было нечто стратегически-правильное в этом странном видео. Оно могло считаться достаточно милым и дружеским всякому, кто решится посмотреть его в отсутствии хозяина телефона, но вот у Блэкторна челюсть явно отвалится. Он не видел её в купальнике с тех пор как... никогда. Никогда он не видел её в таком виде. Так что пометка отразит внутреннее состояние этого вольного художника. Отыскав вместо футболки топ приятного цвета, охотница разыскала всё, что должно было влезть в её небольшую сумку и спустилась вниз, по дороге забирая в дальний путь Клэри. И в душе её, помимо лёгкого страха и недовольства выбором Кристины, зрело странное тепло, которое возникает лишь когда человек оказывается дома. Как бы он сам не отрицал, что особого дома нет.
Ступая в сланцах по тёплому песку, Эмма слегка щурилась, как довольный кот после миски сметаны. Пляж совсем не изменился с поры её последнего на нём пребывания: всё такой же манящий золотом песков, насыщенной бирюзой морских волн и лазурным небом, он был наполнен людьми, радостью и смехом. А если пройти чуть вперёд и вверх, можно оказаться на набережной, где продают самую вкусную на свете еду, работают кафе и загораются тысячи огней, стоит только солнцу зайти за горизонт. Всю эту красоту тяготили лишь вопросы, задаваемые восторженной рыжеволосой нефилимкой.
Да, ты говорила это несколько раз и каждый раз чуть громче, — кивнула головой светловолосая, слегка поправляя бандану и бросая сумку на один из двух стоящих рядом лежаков. — Потому что я давно не живу там, где когда-то жила с родителями. Особенно в домике, что рядом с водой.
Как Фрэй обошли все слухи и сплетни, что разносились по институту с приездом калифорнийских охотников? Им же все косточки перемыли, наверняка. Хотя и ей сильно досталось, так что не стоит думать, будто девушка рыскала повсюду в поисках иных слухов. Однако, Эмма не сомневалась: если бы Клэри знала о ней чуть больше, половину подводных камней из их бесед можно было бы убрать. Устраиваясь на лежаке, блондинка сняла футболку, сунула руку в сумку и выудила крем от загара, протягивая его той, кто не привык к этому солнцу и сгорит в раз. Удивительное дело, но с Клэри она почти ощущала себя мамочкой, чей ребёнок с невероятным энтузиазмом осматривается в новом месте. Так себя чувствовал Джулс с момента, как стал заботиться о детях. Впрочем, как и Эмма.
Ну всё, бросай вещички и вперёд, — произносит Эмма задумываясь, отчего не взяла с собой книжку. На пляже заняться всё равно больше нечем.

+1

10

[indent] Их маленькое приключение становилось всё увлекательнее по мере того, как продвигалось вперёд. Клэри была настолько охвачена происходящим, что даже не сразу сообразила, что Эмма не ответила на вопрос про купальник, а жаль! Фрэй могла бы развить эту увлекательнейшую тему, начав перечислять достоинства светловолосой и раздельного купальника, помноженные на два, стоит им соединиться вместе. Поразительно, насколько смена обстановки, часового пояса и чётко-заданный курс могут изменить ход мыслей, пусть и на короткий срок. Рыжеволосая теперь думала только об океане, солнце, пляже и о том, что за подобную авантюру ей ничего не будет, раз она была одобрена Джейсом и её близкими, а, значит, она и правда могла расслабиться.
— Окей, я посмотрю, но даже если ты не взяла мой телефон - нестрашно... Все же в курсе, - после стольких месяцев, проведённых в квартире-портале, где телефон работал только на улице, но никак не в стенах квартиры, Кларисса почти привыкла обходиться без него. Её нельзя было назвать интернет-зависимым человеком: у неё была страница на фейсбуке и инстаграм, но она не проверяла экран телефона на наличие сообщений каждый пять минут и не обновляла постоянно ленту новостей. К тому же раз Эрондейл доверил её скромную персону заботам Карстэйрс и полностью одобрил их путешествие, телефон ей и вовсе был ненужен, хотя она будет скучать... По Джейсу, разумеется, не по телефону!
И пока рыжеволосая собиралась в своей комнате, Эмма, видимо, решила кому-то позвонить. Она не могла разобрать слов, а прислушиваться не стала - она лишь слышала, что девушка с кем-то разговаривает, но с кем и о чём понять было невозможно. На дне её чемодана в самом деле обнаружился телефон и, достав его, Фрэй поставила его на зарядку и положила на прикроватную тумбочку - на пляже он ей вряд ли понадобится, а позвонить Джейсу можно будет и перед сном. Хотя... Сколько там разница во времени между их городами? Часа 3? Надо будет сделать это не очень поздно и не разбудить охотника, когда она будет ему звонить.
Надеть кеды на пляж было не самым лучшим решением, но, благо, эта модель была по щиколотку, и песок не в таких больших количествах попадал внутрь. Понятное дело, что Эмма, собирая её чемодан, не нашла сланцы, у Клариссы их попросту не было, - одни сплошные кеды, кроссовки и пара туфель, вот из чего состоял её гардероб до того, как Джонатан забрал её с собой. Впрочем, сейчас такие мелочи не волновали, и рыжеволосой было хорошо и в кедах, шортах, футболке и кепке в манящей близости от океана.
— Ммм, - отозвалась Клэри, неуверенно глядя на Эмму. — Возможно, вопрос неуместный и если что прости, но что случилось с твоими родителями? Я слышала, что они погибли, но без подробностей, - следуя примеру подруги, Клэри скинула шорты, футболку и кеды, и взяла протянутый крем от загара. Нефилим опустилась на лежак, выдавив немного крема на руки и спешно втирая его в кожу. Бледная, с веснушками Фрэй могла в самом деле сгореть в два счёта не только с непривычки, но из-за нежной, чувствительной к солнечным лучам коже. Не хотелось бы потом вернуться в Нью-Йорк красной, облезающей струпьями, брр...
— В смысле? А ты? - непонимающе отозвалась девушка. — Мой первый визит к океану, и ты хочешь отправить меня туда одну? Не-е-е-т, так не пойдёт, Карстэйрс. Идём вместе, - в отличие от высоты вода не пугала Клариссу, но по непонятной причине идти туда одной не хотелось. Рыжеволосая не боялась нового и неизведанного, но океан напоминал восхождение на гору, которую девушка видела впервые - она могла это сделать одна, силясь не смотреть вниз, но всё же хотела, чтобы рядом было дружеское плечо.
— Я не помню, когда я последний раз была на море или вроде того, а нью-йоркские бассейны, знаешь ли, суровы, - Клэри усмехнулась, поднимаясь с лежака и протягивая Эмме ладонь.

+1

11

Вопрос неуместный, — сурово чеканит голос, покуда в глазах сверкает отблеск закалённой стали, что древнее мироздания. — Но если хочешь, в последний день нашего пребывания здесь я тебе расскажу.
Может морские ветра пришлют ей отвагу для этой беседы? Может не позволят литься горьким слезам разочарования, что проявляются всегда, стоит только познать привкус внезапной смерти. Быть может...быть может тогда, но только не сейчас. Сейчас ей нужно найти подходящий аргумент, дабы остаться на берегу, покуда Фрэй отправится познавать водные глубины, да только все они застряли где-то в горле, она блондинка заметила отблеск страха в глазах подруги.
А я...я... воды боюсь до чёртиков и пойду на дно, подобно якорю, нежели смогу удержаться на воде. Стоило бы сказать правду, может огрызнуться слегка, дабы прогнать Фрэй, что подобно назойливо-лающей собачонке вьётся у ног. Но так нельзя. Их цели, весь этот план — он много монументальнее её банальных страхов. К тому же, рано или поздно эти страхи предстоит побороть. Или попробовать это сделать. Эмма засиделась на пляже, наблюдая издали, как смеются дети, плескаясь в волнах с Джулсом. Ради них и себя этот страх пора приглушить до лёгкой паники. Но всё же, пока есть место только лишь для паники, а потому светловолосая достаёт из сумки телефон, спеша набрать краткое сообщение, гласящее: «Я пойду в море. Не волнуйся». Получивший его человек поймёт суть. И только после, убрав единственный гаджет на надлежащее ему место, нефилимка подняла глаза на ожидавшую ответа Клэри и сдержанно улыбнулась, подавая руку.
Только не говори, что там водятся акулы, — с усмешкой проговорила Карстэйрс, избавляясь от шорт. — Я ведь хотела сводить детей в бассейн, раз уж они лишены океана.
Хотя это решение пока ещё не победило в разуме блондинки. Променять океанские волны на хлорированную воду — не то что неравноценный, так ещё и совершенно надувательский обмен. Дети не простят ей подобного, несмотря на свою неуёмную любовь к плаванию. Пока предстояло повременить. Что до самой Эммы, времени на предварительную подготовку не было. Её собирались окунуть с размаху, позволить задохнуться и попытаться всплыть, а самым мерзким в подобной ситуации был злосчастный факт — Клэри понятия не имеет, как ей будет тяжело. Она просто тянет Эмму за ручку, подобно радующемуся ребёнку, а она и шагает, как любой любящий родитель, не желающий расстраивать собственное чадо. Пожалуй, подобное сравнение даже обидно. Нет, нефилимка поступала как друг. Хороший, верный, достойный и совершенно безмозглый. Если бы Фрэй знала обо всём, собрала историю её жизни как картинку в собственной голове, то едва ли стала бы делать так, как делала сейчас. Но она не знала. Ей не требовалось узнавать подобное сейчас. Поэтому она не обратит внимание, как боязливо девушка смотрит на волну, что из голубой становится прозрачной, доходя до берега кромки и касаясь кончиков её пальцев. Не обратит внимание и на то, как долго Эмма наблюдает за отражением песка в этих водах, будто заворожённая его дьявольским блеском. А если и обратит, то не сочтёт слишком важным. Вода неприветливо холодна, позволяет мурашкам прокатиться по коже. Своими липкими прикосновениями она обхаживает каждый сантиметр девичьего тела, погружающегося всё глубже и глубже, пока, в какой-то момент, Карстэйрс не достигает критической отметки, позволяя себе зайти по шею. Под ногами мягкое песочное дно, над головой небеса. «Интересно, какую эпитафию выбьют на моём надгробии?». И в тот самый момент, когда разум начал формировать текст, блондинка потеряла контроль над ситуацией и погрузилась с головой. Слабый гребок вперёд и ноги уже не ощущают дна. Паника нарастает мгновенно. Синева воды ослепляет, заставляя теряться, не различая ничего вокруг. В глазах темнеет. Крик вырывается из горла ворохом пузырей. Немой крик, никем не слышимый, никому не важный. Руки шарят в пространстве, пока разум отчаянно желает отыскать хоть какую-то вещь, за которую можно уцепиться, выбираясь наверх. Наверх. Точно! Спасительной мыслью наполняется каждая частичка разума, заставляя руки идти вверх. Ладони ощущают приятный холодок поверхности, цепляются за нечто мягкое и покачивающееся. И как только происходит это, разум включается, позволяя нефилимке в один гребок вынырнуть на поверхность. Вновь балансируя на водной глади, она открывает глаза, первые секунды видя всё размыто, но после зрение фокусируется на объектах и Карстэйрс замирает. Её спасительным путём на поверхность оказалась грудь. И ладно бы чья-то, но нет, нет, когда это Эмма не была избирательна? В своей руке (ох, если бы руках, можно было бы сразу помирать) девушка держала именно грудь рыжеволосой, смотрящей на неё с плохо скрываемым шоком. Пауза неловкости затянулась. «Для полноты картины ещё помни её», — саркастично намекает сознание, приводя Эмму в чувства. Собираясь внутреннее, она убирает руку пафосным жестом брошенного микрофона и произносит:
Ты не буй, — так, словно в данном вопросе этот факт сам собой разумеется. И с этими словами медленно погружается в воду, стремясь скрыть неловкость исчезновением. Но нет, судьба показывает ей средний палец, ведь через пол секунды ноги её коснулись дна! Воды стало примерно по рот, но вот оно, дно! Отступать уже некуда, посему Эмма продолжает своё погружение, пока не скрывается под водой полностью. «Ну, вот я и на дне. Социальном». Как оказалось, когда ты находишься именно на этом дне, ориентироваться много легче. Блондинка мгновенно заплыла за спину рыжеволосой, что не сдвинулась с места от её прошлой выходки и вынырнув вновь, постаралась сгладить ситуацию.
Итак, мы в воде. Куда дальше?

Отредактировано Emma Carstairs (2018-09-16 03:40:16)

+3


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » A problem of memory » Добро пожаловать в город Ангелов [07.03.2017]