Sacra Terra: the descent tempts

Объявление

городское фэнтези ♦ NC-17
Соединенные Штаты Америки, Нью-Йорк
март-апрель, 2017 год
«Калли из тех личностей, которым не сидится спокойно на ее пятой точке. Конечно, такая красивая задница не может просто спокойно просиживать свою бессмертную жизнь...[читать дальше]
CHAOS [2626] vs ORDER [4248]
the beast is ugly [march, 2017]
Unseelie King & Raphael Santiago

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » A problem of memory » Добро пожаловать в город Ангелов [07.03.2017]


Добро пожаловать в город Ангелов [07.03.2017]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Clary Fray & Emma Carstairs
-- --
-- --
дом у моря, Лос-Анджелес, утро;
7 марта, 2017;

•••••••••••••••••••
Отчаянные времена требуют отчаянных мер. А при подобном выражении нет никого лучше, чем Эмма Карстэйрс, которая решается на весьма отчаянное действие, чтобы вывести рыжеволосую подругу из состояния, которое всё никак не стремится проходить. Знал бы кто, что этим шагом будет похищение человека...

•••••••••••••••••••
В час, когда границы размыты,
Дух и плоть легки на подъем,
Если дом тебе не защита –
Выйди ночью, встань под дождем!

+1

2

[indent] Когда кажется, что жизнь уже не может ничем удивить, она делает крутой вираж, поворот, ещё один вираж, и словно американские горки, несётся на всех порах, стремительно падая с обрыва. Пока Кларисса разбиралась с тем, во что превратилась её жизнь, Земля продолжала вертеться, если не считать того, что в Нью-Йорке политическая обстановка накалилась до предела. Впрочем, восстановление нефилимов в их законных правах в этом городе не могло не радовать, но подобное решение Верховного регента, казалось, каким-то расчётливым, хитроумным ходом, призванным усыпить бдительность охотников, которые принялись исполнять свой долг с ещё большим рвением. Впрочем, была здесь и оборотная сторона медали: Нежить была недовольна подобным решением, и как следствие - рьяной инициативой нефилимов. Стычки между расами стали почти привычным явлением и частенько носили весьма озлобленный характер.
Стоит ли говорить, что Кларисса переживала за Джейса, который уходил в патруль почти каждый день? Пусть с ним и был Алек, но один из охотников однажды вернулся в Институт в таком виде, что на нём едва ли было живое место, - не поделил чего-то с вампирами и получил по полной. Один раз чуть было не досталось и самой Клэри, но благо за её спиной вовремя возник её новый друг Даниэль Блэкбёрн, кладя руку на плечо Фрэй: злопыхателям сразу не захотелось связываться с джинном, и они быстро ретировались, а они с Дани отправились по своим делам.
Прошло чуть больше двух недель с момента их с фэйри знакомства, а порой казалось, что они знали друг друга гораздо дольше: Клэри было сложно это объяснить, но несмотря на своеобразный характер их времяпрепровождений (не всегда, но часто), рыжеволосая радовалась их дружбе. В отличие от большинства людей из прошлой жизни, рядом с джинном, она чувствовала себя комфортно, на её плечи не давил груз ответственности и ощущение того, что надо соответствовать. Кому? Чему? Никто не знал, но девушка часто чувствовала нечто подобное.
С тех пор, как Кларисса оказалась в Городе Костей в начале февраля, она плохо спала. Бессонница перемежалась с кошмарами, которые так или иначе отбивали всё желание спать, но спать было просто необходимо. Порой приходилось прибегать к отчаянным мерам вроде сонных зелий, рун, а иногда и всё вместе, но Фрэй всё равно не чувствовала себя отдохнувшей. Она ошибалась на тренировках, едва ли могла держать стило, сразу испытывая удушливый приступ паники, а от патрулей и заданий открещивалась, как могла, разве что не умоляя Лайтвуда оставить её в Институте и поручить ей что-нибудь другое, да хоть чистку мечей или мытьё полов. Как ни странно, Алек не был настолько жесток, но пару раз всё же отправил Клэри «в поле». На её счастье те вечера были тихими и спокойными, даже клинок не пришлось активировать. Но будет ли так везти всегда?
Рыжеволосая отчаянно, изо всех сил, хотела вернуться к прежней жизни, но у неё это не получалось. Стоило взглянуть на всё ещё заметный, будто совсем свежий, шрам от руны тёмного альянса на предплечье, как воспоминания нахлынивали вновь: 8 месяцев, проведённые с Джонатаном и Джейсом в квартире-портале, никак не хотели стираться из памяти, и, казалось, что с каждым днём воспоминаний становилось всё больше, они были всё ярче, отчётливее, жёстче.
Поначалу нефилим вспоминала только то, что имело место быть незадолго до разрушения руны, - в основном события декабря и января, но постепенно к ним присоединялись и остальные, раз за разом будоража нестабильное сознание Клэри. Когда метка была разрушена, ей казалось, что её будто бы отбросило назад и вернуло на исходную - 2 июля, как раз до того, как Джонатан забрал её и Джейса из Института. Но ведь это было не правдой, просто ощущалось именно так, или Кларисса хотела ощущать это именно так?
Так или иначе, но справиться со всем этим хаосом, было сложно. Когда-то её самой большой проблемой было исчезновение матери и известие о том, что Валентин - её родной отец. Как же она ошибалась...
Последнее, что рыжеволосая помнила, как укладывалась спать в своей комнате в Институте. Она это помнила столь же отчётливо, как будто это было минуту назад. Быть может, она всё еще спит? Клэри поморщилась от яркого солнца, настойчиво бившего прямо по глазам, будто призывая Клариссу проснуться и приподнять отяжелевшие веки. Она попыталась прикрыть глаза, но проворное солнце просачивалось и сквозь пальцы.
Она помнила, как плотно запахнула шторы в своей спальне, откуда здесь взяться солнцу? Фрэй неуверенно открыла глаза, почти машинально садясь на кровати, подгоняемая странным, необъяснимым чувством тревоги.
Девушка огляделась: обстановка была её незнакома, - в окне напротив кровати виднелся бесконечный сине-голубой горизонт, Клэри не сразу поняла, что это океан, как вдруг взгляд неожиданно упал на сидящую неподалёку светловолосую охотницу.
— Эмма? - ошалело выдохнула Фрэй. Карстэйрс ей раньше никогда не снилась, во всяком случае не в таких светлых снах, которые мало походили на кошмары. — Это... сон? - даже если это было так, то Эмма из снов ответила бы, что, конечно же, нет, так что надо было придумать что-то другое, но как назло на ум ничего не шло.
— Где мы? - задав вполне логичный, но бессмысленный вопрос, если это правда сон, произнесла Клэри.

+1

3

В мире двусмысленном ангел двуликий, поворачивает разные стороны собственного лица разным людям в разные мгновения, создавая тем самым хаос и разлад, людьми принятый описываться выражением «Бог не даёт нам больше, чем мы можем пережить». Отчего-то человечество уверено, будто бы их жизнь строится на страданиях и жертвах, с редкими проблесками счастья, способного потонуть в море горестей и бед, сваливаемых с небес на их головы, с потоком, которому позавидует сам рог изобилия. Как бы там ни было, страдание человечеству нравится, оно подобно отдельному государству в жизни, в которое въезжаешь, делая перерыв на кофе. В последний раз подобный перерыв Эмма делала прошлым летом, не способная разрешить собственные разногласия с парабатайем, но то было недолгой грустью, оттенком депрессии, слабым и быстротечным, в сравнении с той лавиной отчаяния, захлестнувшей юную душу после смерти любимой семьи. В тот момент, пережив все обещанные стадии принятия утраты, приняв и попытавшись выкарабкаться (хотя к тому моменту подоспели новые проблемы), Карстэйрс осознала каждую трудность пути наибольшей грусти и постоянно зарекалась, что больше не станет ступать на него, а если и ступит, то не стремясь надолго там задержаться. И когда живёшь с подобными установками, начинает раздражать та вполне человеческая слабость, которой отдаются окружающие, не способные быть такой же сильной, как ты, сражаться с проблемами как ты или реагировать на них точно как ты. Это делало нефилимку весьма циничной к чужому горю, предпочитающей не лезть, пока не попросят, позволяя переживать в себе невероятный спектр эмоций и ощущений, затмевающий даже зрение. Наступит день и горе отойдёт в сторону, позволяя рассмотреть вокруг любящих людей, способных прийти на помощь, а голос окрепнет, чтобы о ней попросить. Есть время для печали и отнимать его просто нечестно. К тому же, возвращаясь к сказанному выражению, страдания делают сильнее. Так зачем ей прерывать эту тренировку эмоций своей персоной?
Данный вопрос по-прежнему терзал разум Эммы, однако с пятёрку нудных людей вокруг долбили иную истину, а на неё смотрели как на потенциального исполнителя, хотя знали, прекрасно знали, она последняя, кому можно доверить излечение разбивающейся души. Души Клэри. Она прошла испытания, которые не выпадают на долю всех и каждого, прошла, достойно или нет, светловолосая не хотела расспрашивать, но физически не могла справиться с последствиями, которые казались нефилимке до невероятного знакомыми. Выбираться на улицы казалось для рыжеволосой задачей непосильной, тренировки становились всё хуже, рисовать руны она отказывалась, а ещё ночные кошмары, общая подавленность и приступы паники. Чудесный набор, почти конфетка для поступлению в примитивную психбольницу, где можно будет вдоволь копаться в себе бессонными ночами. Такой вариант нефилимам не подходил, они всё больше размышляли над  идеями, как возвратить мисс Фрэй былые радости. Некоторые идеи казались настолько плачевными, а перспектива их осуществления её руками пугала так сильно, что покинув собрание следом за Магнусом, которого ждало множество дел такой же важности, Эмма остановила мага в коридоре, предлагая ему собственную мысль. Эгоистичное спасение самой себя от толпы, заставляющей совершать глупости, изолирование от них Клэри, а ещё одним бонусом является смена обстановки, поскольку март в Нью-Йорке тёплым месяцем не был. Маленькие формальности магического характера решал Магнус, в то время как Эмма получила самую сложную задачу — таскать тело Клэри. Формально говоря, она делала это лишь первые три минуты, после крика парабатай «ты с ума сошла», носильщик сменился, но Карстэйрс всё же приписала себе эту заслугу, второй по трудности обозначив сбор вещей Клэри в один чемодан. Кристина справилась бы много лучше, но чем больше людей, тем быстрее идея провалится, а Блэкторн был тем, кто расскажет всё следующим утром, большего и не требовалось.
Два портала, ещё три минуты, пока Клэри положили в кровать и Джулс ушёл, оставляя Эмму один на один с местом, где всё было так знакомо и грустно. В тусклом свете настольных ламп гостиной, она убрала старые фотографии, заглянула в давно покинутую спальню, а после, с собственной сумкой, пошла в свою комнату, где с потолка свисали искусственные звёзды.
Следующим утром, провалявшись в постели несколько часов, Эмма проснулась в растрёпанных чувствах. Это было место, в котором просыпались воспоминания, грустные чувства и моменты счастья. В какой-то миг, спускаясь по лестнице на кухню, она словно видела рядом маленькую девочку, спешащую на запах блинчиков, но теперь всего этого не было и Карстэйрс сама была той, кто готовит блинчики. До начала приготовления завтрака решив проверить свою подопечную, со стаканом воды вновь поднимаясь на второй этаж, кареглазая планировала лишь оставить его на тумбочке и уйти. Ситуация изменилась, когда Клэри начала ворочаться и просыпаться, не в силах сражаться с солнечным светом, которого в этих краях с избытком.           
Когда из яви сочатся сны, когда меняется фаза Луны, я выхожу из тени стены весёлый и злой, — весело пропела девушка, подойдя к кровати и протянув стакан. — Немного удивительно было бы стать частью твоих снов, хотя и лестно. Очень лестно. Но это не сон, ты проснулась и находишься в Лос-Анджелесе. Добро пожаловать. Водички? — слегка нахмурившись на минутку, будто забыла что-то, Эмма щёлкнула пальцами. Её голос стал неровным при следующих словах, но всё же довольно бодрым. — Ах да, если важна конкретика, то ты...эм...это нечто вроде летнего дома. Моей семьи. Добро пожаловать. Снова.

+1

4

[indent] Клэри бы польстило, если бы она узнала, что во спасение её души и рассудка собирают целые собрания неравнодушных и тех, кто считает себя её другом и кому не безразлична судьба рыжеволосой охотницы. Только Фрэй об этом не знала, хотя прекрасно видела, как за неё переживают близкие ей люди: как волнуется Саймон, как обеспокоенно смотрит Изабель, по возможности стараясь не оставлять подругу одну, как Джейс не находит себе места, как Магнус пытается отвлечь Бисквитика мороженым, и, конечно же, Эмма. К Карстэйрс девушка привязалась ещё прошлой весной, и это произошло так быстро и стремительно, будто Кларисса с разбега прыгнула со скалы прямо в воду. Она уже и не помнила, как они подружились, но то, что это произошло - не было никаких сомнений.
Впрочем, стоило нефилиму вернуться в Нью-Йорк, она серьёзно опасалась не досчитаться не то, что друзей, а даже знакомых. Начать хотя бы с того, что её не было долгих восемь месяцев... Кто захочет столько ждать? Заканчивая результатами судебного разбирательства. Фрэй не знала, насколько прозрачным и открытым было слушание по её делу, и решила ли Имоджен Эрондейл обнародовать его результаты, и если это в самом деле произошло, то какими же глазами на неё будут смотреть те, кого она любила и кого считала друзьями?
Рыжеволосой было трудно признаться в этом даже самой себе, но если даже она не могла простить себя за содеянное, что и говорить об остальных? Но страхам не суждено было сбыться: вопреки ночным кошмарам, которые живописно рисовали Клэри безграничное и абсолютное одиночество, никто от неё не отвернулся. Даже Алек, казалось, стал внимательнее и добрее. Заслужила ли она? Достойна ли была такой заботы? Все эти вопросы и ещё тысяча и один были вечными спутниками в кошмарах Клариссы. Каждый раз она отчаянно хотела проснуться и осознать, что всё это сон, но реальность раз за разом встречала её, напоминая о суровых событиях минувших дней.
Сейчас Фрэй даже не мечтала о том, чтобы всё забыть, она хотела, по крайней мере, вновь находиться в реальности и не бояться. Не бояться держать стило или клинок, не бояться засыпать, не бояться себя.
Возможно, гораздо проще было принять себя такой, какая она есть, как говорил Джонатан. Брат утверждал, что они с Клэри не такие уж разные, и в ней гораздо больше от него и родителей, чем ей бы того хотелось, и если она перестанет сопротивляться и смириться с этим, всё станет проще и легче.
Готова ли была к этому Кларисса? Она по-прежнему носила на руке кольцо Моргенштернов, подаренное братом на Рождество, словно не могла ни расстаться с ним, выкинув где-нибудь над Гудзоном, ни полностью принять эту часть себя.
Вот и сейчас, заслонив ладонью глаза, солнечные лучи отразились от серебряной поверхности кольца и рассыпанных алмазных звёзд на его поверхности, рождая невероятную игру света, которую оценил бы любой художник. Ну или, по крайней мере, ювелир, убедившись в подлинности украшения.
Рыжеволосая всё также растерянно смотрела на поющую Эмму, да к тому же протягивающую ей стакан воды. Скорее машинально, чем на самом деле испытывая жажду, Фрэй приняла стакан из рук Карстэйрс.
— На самом деле ты часто мне снишься, - потерянно отозвалась Кларисса, всё же делая глоток прохладной воды. — Прости, что? Мы в Лос-Анджелесе? - нефилим едва не поперхнулась водой, благо, не успела набрать в рот достаточное количество, чтобы это произошло. Изумрудные глаза тут же метнулись к окну - к сине-голубому океану, который в самом начале она приняла за бесконечный горизонт.
— Серьёзно? - переспросила Кларисса. — Но как мы сюда попали? - девушка вовремя прикусила язык, чуть было не задав очень глупый и совсем неправильный вопрос. Клэри слышала, что произошло с родителями Эммы, и спрашивать о том, где же все, было, по меньшей мере, невежливо. И, наверное, даже больно. Сама светловолосая никогда не говорила с Клэри о своей семье, и Фрэй не хотела начинать подобный разговор вот так.
Залпом осушив стакан и отставив его на прикроватный столик, рыжеволосая выбралась из кровати и направилась к окну. Океан необъяснимо манил её. Прижавшись носом к прохладному стеклу, Кларисса несколько мгновений смотрела на океан, после чего повернулась к Эмме.
— Сделаем вид, что это не похищение, но... Зачем? Джейс там, наверное, с ума сходит, да и Джослин, и вообще... - Клэри вновь метнула быстрый взгляд на океан, от которого было сложно отвести взгляд. Наверное, не очень хорошо с её стороны наслаждаться чем-то подобным, пока другие там сходят с ума от волнения? Но если совсем чуть-чуть? Наверное, в этом нет ничего такого? Тем более раз уж она здесь...
— Не уверена, что хочу знать все грязные подробности, - Фрэй вздохнула. — И всё же расскажи мне всё. Полагаю, не обошлось без Магнуса? - Конклав явно бы не стал открывать портал несовершеннолетней охотнице, даже если её звали Эмма Карстэйрс, а других вариантов, помимо мага, и не было. — Джулс одобрил эту авантюру?

+1

5

Мурлыкая под нос незатейливый мотив, светлокудрая перебирала в голове рецепты для завтрака, а после задумалась, который из них подойдёт к тому скудному, даже базовому запасу еды, принесённому нефилимами из Нью-Йорка, а также тем продуктам, что вечно жили на кухонных полках под эгидой «подобное не портится». Переживания Клэри о собственной участи начнутся с минуты на минуту, затем настанет время восклицаний о том, как все волнуются и как неправильно Эмма поступила, утащив её сюда. До того момента блондинка очень хотела хотя бы набросать в голове порядок добавления ингредиентов, который, несомненно, отвлечёт её от желания воткнуть рыжеволосой Кортану под рёбра, предусмотрительно оставленную в собственной комнате. Она принимала спонтанные решения, неверные, запрещённые, но прямо сейчас её решение увезти Клэри подальше от страждущих помочь, от опостылевших стен, воспоминаний и холода было самым рациональным, взвешенным и правильным. Рыжеволосая же не разделяла подобные убеждения, раз ищет глазами ну хоть одну привычную картину, находя вместо них декорации чужого дома, чужие стены, запомнившие чужую жизнь. Её, Эммы, жизнь. 
Пожалуй, мне всё же не слишком льстит пребывание в твоих снах, нефилимская маньячка. Перестань мечтать обо мне, — шутливо произносит Карстэйрс, рассматривая Клэри, решивую подавиться только что выпитой водой из-за одной лишь информации о месте, которое было не так уж далеко от родного холодного края. — Да. Добро пожаловать в Город Ангелов.
Зелёные пальмы, голубое небо и светлый песок, красотки в бикини и вечное лето — вот он, город, взрастивший эту задорную блондинку, променявшую сёрфинг на тренировки и отрубание голов всяким едва ли нормальным существам. Клэри попала туда, где не мечтала даже оказаться, во всяком случае, так скоро. Но за окном шумит океан, пальмы растут даже близ этого милого домика, а песка в этом городе примерно столько же, сколько и асфальта. И как бы сильно Нью-Йорк не старался очаровать кареглазую, она знала прописную истину: Рай находится здесь. Посмотрев на рыжеволосую с долей усталости, Карстэйрс отчаянно сражалась с желанием съязвить на последний вопрос. И если первую битву она выиграла с блеском, то дальше становилось всё труднее.
Тебя устроит рассказ о том, как далеко ты способна зайти в очередном приступе лунатизма? — совершенно искренне прозвучало с этих губ. Какой-то слишком необъяснимой причины отъезда у них не было, Джулиан не станет врать всем подряд, дабы это скрыть. Возможно лишь, что не станет уточнять место их пребывания, дабы толпы желающих утешить не ломились в дом, который не вместит в себя больше блэкторновского семейства (да и то с натяжкой, на деле поместится человек пять). В любом случае, Клэри здесь, под надзором лучшего молодого нефилима института Лос-Анджелеса, а это значило, что во всём городе девушке стоило бояться лишь одного — самой Эммы. Например сейчас блондинка потихоньку закипала, слушая весьма слабенькие оправдания ситуации, в которую Фрэй загнала судьба.
Зачем? Кларисса, — что-то новое скользнуло в этом тоне, будто блондинка решила отчитать нефилимку за плохое поведение, из подруги превращаясь в мамочку. — После случившегося ты не живёшь, лишь стараешься выжить и влочить достаточно плачевное состояние, усугубляющееся и улучшающееся приблизительно каждый день. Ты не в состоянии взяться за стило, ночные вылазки вызывают у тебя едва ли не припадки, ведь каждый раз ты вздрагиваешь от малейшего шума и облегчённо вздыхаешь лишь когда возвращаешься домой, веря, что на этот раз повезло. Кошмары, бессонница, плохой аппетит, апатия — это сводит с ума Джейса и Джослин, плюс ещё добрых десять человек, которые вчера дошли до ручки, выдвигая идею свозить тебя в Диснейленд. И кстати, он тут есть! — вставая с насиженного места, Эмма нарпавляется в сторону дверей, понимая, как быстро этот разговор зайдёт в тупик, если она продолжит в том же духе, да и голод никуда не делся, развиваясь с новой силой. Однако, она замерла в дверях, собираясь ответить ещё на несколько вопросов, расставляя последние точки в объяснении похищения.
Самой грязной подробностью является то, что тебя на руках таскал Джулс, а мне досталась почётная задача собрать твой чемодан. Я не слишком умею это делать. Магнус организовал всё остальное, согласившись с моим решением, — да если бы не этот маг, Фрэй просто запихнули бы в чемодан побольше и на колёсиках покатили в аэропорт, ведь иного способа за ночь добраться до Лос-Анджелеса просто не существует! — Джулиан лично объявит утром, что наши отношения давно вышли за рамки дружеских и не в силах больше сдерживать себя, ты утащила меня в другой город. Нас не благословят, конечно, но мы будем счастливы, — оказавшись за порогом, чуть подаваясь назад всем телом, Эмма головой оказалась в комнате. — Он скажет правду. Завтрак через двадцать минут.
Через двадцать минут стало очевидно, что мамочка из Эммы получалась на редкость честная. Заплетя волосы в хвост, она за двадцать минут нашла нужные ингредиенты и приготовила большую стопку оладьев, что теперь уютно расположились на двух тарелках, позволяя стекать по себе плавящемуся сливочному маслу. На столе было всё: вода, чай, сок, кленовый сироп и казалось, что ещё пара минут и подобных порций станет вдвое больше, вздумай лишь Карстэйрс накормить маленькую семью. Подобным она занималась несколько лет, втайне от мироздания обслуживая группу вопящих, требовательных блэкторновских гурманов, так что подобный завтрак был сродни отдыху. Выключая плиту, девушка садится за стол первой, для проформы решая немного подождать гостью.

+1

6

[indent] Вот, для чего нужны друзья. Когда тебе плохо, грустно и, казалось бы, ты на самом дне, они объединятся за твой спиной, чтобы, как им кажется, начать операцию по спасению твоей измученной души. Фрэй слушала рассказ Карстэйрс, и внутри эмоции сменялись одна за другой: за ужасом пришло волнение, за волнением тревога, тревога сменилась очередной порцией волнения, а вслед за ним последовало возбуждение, радость, снова ужас, пока всё не остановилось на отметке «благоговейный трепет». Пока что рыжеволосая не знала, то ли ругаться на Эмму, то ли благодарить, то ли броситься её обнимать. Наверное, это просто шок. В жизни девушки было достаточно ситуаций, повергавших её в подобное состояние, но каждый раз не был похож на предыдущий. Трудно было сказать, с чем это связано, но каждый раз, будучи в шоке, Кларисса испытывала совершенно разные эмоции, которые была не в силах контролировать.
— На то это и мечты, что я могу мечтать, о ком хочу, - хохотнув, отозвалась Клэри, вновь прижимаясь носом к прохладному стеклу. В то, что она здесь, в Лос-Анджелесе, до сих пор было трудно поверить, хотя и прошло каких-то десять минут, как она проснулась.
Добро пожаловать в Город Ангелов.
Путешествуя с Джонатаном и Джейсом, они преимущественно бывали в Европе, почти никогда не останавливаясь в городах Америки, а вместе с тем родная страна манила Клариссу ни чуть не меньше остальных уголков на планете. Ей нравились солнце и пляж, она мечтала однажды познакомиться с океаном, потому, что кажется, до этого они бывали лишь у моря, и то недолго. И вот она здесь: Эмма Карстэйрс была совсем не похожа на фею, но сама того не осознавая, кажется, в самом деле исполнила одну из мечт рыжеволосой. Какими бы не были её намерения, охотница будто бы почувствовала, что может в действительности отвлечь Клэри от гнетущих мыслей и, возможно, взбодрить, пусть и ненадолго. А там, кто знает? Возможно, и наметится тенденция к «выздоровлению».
— Я не хожу во сне! - воскликнула Фрэй, явно уязвлённая подобным вероломством, но вместе с тем прекрасно осознавая, что светловолосая шутит и издевается в своей привычной манере, которую Кларисса успела полюбить.
Возможно, их разговор и дальше бы носил шутливо-иронический характер, но в одно мгновение Эмма посерьёзнела и выдала то, от чего у Клариссы волосы зашевелились на загривке. Когда-то Изабель предупреждала её, что если девушка не хочет услышать жестокую правду от Джейса, не стоит задавать ему вопросов, на которые она не желает получить ответ. Так вот прямолинейность блондина на данный момент не шла ни в какое сравнение с тем, что сейчас говорила Карстэйрс. Она зрела в корень, била наотмашь, и нефилим было открыла рот, чтобы возразить, но тут же захлопнула его, поняв, что Эмма права. Какими бы резкими не показались девушке её слова, они были правдивы. Каждое слово, каждая буква, каждая запятая.
Рыжеволосая вздохнула, давая понять, что не намеревается спорить и признаёт поражение. В смысле признает, что вопрос «зачем» здесь явно был неуместным и лишним.
Охотница уже направилась в сторону дверей, намереваясь скрыться за ними.
— Я бы хотела побывать в Диснейленде, - пробормотала девушка, не уверенная, что Эмма слышит её, но это было мыслями вслух, не более того.
Неожиданно голова Карстэйрс показалась в дверном проёме, запоздало отвечая на вопрос Клэри.
— Ах, вот оно что! - перед глазами предстала совершенно другая картина, как светловолосая запихивает Клариссу в большой чемодан, чтобы отправиться в Лос-Анджелес самолётом. Фрэй и сама не знала, почему она подумала об этом, когда Эмма говорила совершенное иное, но мысль заставила рыжую рассмеяться. Весело, заливисто, от души. Такой поступок был бы очень в духе Эммы.
Подруга скрылась, предоставив Клэри самой себе. Несколько минут она в замешательстве смотрела то в окно, то на чемодан, стоявший неподалёку от кровати. Если она не хотела весь день провести в пижаме, не помешает переодеться. Кларисса подошла к чемодану и раскрыв его, стала перебирать вещи: их было немного, в чем Клэри и не сомневалась! - однако, Эмма предусмотрительно положила в чемодан джинсовые шорты и пару футболок. В них-то рыжая и облачилась. Порывшись в чемодане, она даже нашла расчёску и несколько раз провела по растрёпанным после сна волосам.
Спустя некоторое время с кухни послышался умопомрачительный аромат свежеприготовленных оладий, и сопротивляться этому зову было невозможно. Нефилим без труда нашла нужное помещение: здесь аромат выпечки был ещё более ярким, тёплым, совсем домашним, - живот призывно заурчал. Эмма сидела за столом в ожидании подруги, а рядом с ней на столе стояли две тарелки, полные оладий.
— Ух, ты! - восторженно отозвалась Клэри, поспешив отодвинуть стул и сесть за стол. Она очень хотела есть! — Ты ещё и готовишь! Есть что-то, что ты не умеешь делать? - щедро полив оладья кленовым сиропом, Фрэй взял нож и вилку и принялась разрезать эту чудесно пахнущую «стопку-башенку».
— Мы что и купаться сегодня пойдём? - с набитым ртом проговорила Клэри, в самом деле позабыв обо всех своих горестях, окончательно сведённая с ума поступком Эммы.
Вот, для чего нужны друзья.
— Боже, это так вкусно, - уплетая за обе щеки, рыжеволосая не могла скрыть своего восторга. — А Блэкторны знают, что мы здесь? - неожиданно спросила Клэри. С многочисленным семейством рыжая уже была знакома - они успели перебраться в Нью-Йорк, к Джулиану и Эмме, и Марку с Хелен. — Надеюсь, они не будут волноваться.

+1


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » A problem of memory » Добро пожаловать в город Ангелов [07.03.2017]