Sacra Terra: the descent tempts

Объявление

городское фэнтези ♦ NC-17
Соединенные Штаты Америки, Нью-Йорк
март-апрель, 2017 год
«Некоторые шрамы так и останутся с тобой навсегда, Клэри. Но ты сможешь жить с ними. Разреши себе жить с этими трещинами. Не списывай саму себя со счетов...» [читать дальше]
CHAOS [5235] vs ORDER [6642]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » Love and blood » Hard times are coming [21.02.2017]


Hard times are coming [21.02.2017]

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

Clary Fray & Jace Herondale
http://funkyimg.com/i/2Haqf.gif http://funkyimg.com/i/2Hap9.gif
http://funkyimg.com/i/2Hapb.gif http://funkyimg.com/i/2Hapc.gif
http://funkyimg.com/i/2Hapf.gif http://funkyimg.com/i/2Haph.gif
Институт Сумеречных охотников, Нью-Йорк;
21 февраля, 2017; утро-день;

•••••••••••••••••••
После ночи, даже самой тёмной, всегда наступает рассвет. События накануне подарили Клэри и Джейсу надежду на то, что они в самом деле справятся со всем вместе: и с последствиями разрушения руны тёмного альянса, и с оправдательным вердиктом Конклава, и с косыми взглядами в их сторону, и даже с тем, что после 8 месяцев отсутствия в Нью-Йорке, им придётся учиться здесь жить заново. Вера - сильное чувство, но так ли это? И не окажутся ли внутренние демоны и потаённые страхи сильнее всего остального?

•••••••••••••••••••
Well I’ve got debt like any sinner
But the devil always gets her pay
The Devil always gets her way

+5

2

[indent] Когда Джейс вернулся вечером в Институт, он совершенно точно не ожидал увидеть Клэри в своей комнате. Даже странно, почему? Казалось бы, ее желание оказаться здесь и дождаться его возвращения было чем-то само собой разумеющимся, во всяком случае, раньше, но сейчас непроизвольно вызывало удивление. Быть может, все дело в последних днях, когда ни один из них толком не пытался выйти на контакт, и вдруг внезапно все в один миг стало, как раньше? Охотник нерешительно застыл у порога своей комнаты, тайком наблюдая за Клэри. Она лежала на животе у камина в своей любимой розовой пижаме с единорогом, как ни в чем ни бывало. Словно и не было этих месяцев, которые они провели вдали отсюда, не было никакой метки… Но она была, и вся эта мирная, уютная картинка больше походила на копию, чем на оригинал. Джейс не мог объяснить, откуда взялось это странное ощущение, но, наверное, где-то в глубине душе он понимал, что просто боится слишком быстро поверить в желанное «все будет хорошо», обжигаясь о реальность. Вокруг Клариссы лежали ее принадлежности для рисования, а перед ней – альбом для набросков, в камине горел огонь, и, пожалуй, это можно считать хорошим началом? Она снова почувствовала потребность в своем хобби, потянулась к рисованию, это точно был хороший знак. Может быть, это и есть начало того самого «как раньше»? Вздохнув, нефилим, наконец переступил порог комнаты.
Вечер и ночь прошли хорошо, поддерживая ту самую непринужденную и расслабленную обстановку. Джейс не чувствовал прежнего напряжения, боясь затронуть неприятную им обоим тему для разговора, так или иначе напоминая об их жизни в квартире-портале или о Джонатане. Не все, что произошло с ними там, было плохим, но любое напоминание могло потянуть за собой и другие нежелательные воспоминания. Никогда не знаешь, что может послужить зацепкой, но этим вечером светловолосый перестал об этом постоянно думать.
Этой ночью он спал хорошо и крепко, практически мгновенно уснув, очутившись в объятиях Клэри. Впервые за последние дни он попытался ничего не анализировать, не задаваться лишними вопросами, особенно одним, который мучил его чаще всего. Он просто позволил себе расслабиться и наслаждаться моментом. Возможно, Джейс недооценивал эту тактику? Как бы там ни было, она принесла желаемые плоды, помогая им вновь сблизиться, или, скорее, хотя бы сделать первый шаг по направлению друг к другу. Как бы ни хотелось быть оптимистом, Эрондейл понимал, что один день и одна ночь не в силах вернуть то, что они успели потерять за это время. Речь шла не о чувствах или доверии. Порой им не хватало понимания, чего не случалось раньше, но самое главное – они потеряли самих себя.
Джейс долгое время спал без снов, но сегодня его сознание распорядилось иначе. Этот сон был как раз из тех, когда ты полностью погружаешься в происходящее, и от которых очень тяжело проснуться. Обычно такие сны снились Клэри, но не ему.

Your touch, love
Such a beautiful kingdom
When are as freedom

[indent] Во сне он видел ее. Во всяком случае, так показалось. На ней было длинное черное платье из тонкого кружева, надетое на голое дело. Даже в полумраке бесконечной комнаты Джейс мог разглядеть то, что платье прикрывало лишь частично, явно созданное для того, чтобы искушать и без того богатую фантазию. Черный всегда был ей к лицу, оттеняя идеальную, мраморную кожу и россыпь медных волос. Мягкие волны обрамляли ее лицо, ниспадая вниз, струясь по плечам и открытой спине, прикрывая половину глубокого овального выреза. Алые губы и дорогие чулки, туфли на высоком каблуке… Клэри никогда так не одевалась, и вместе с тем Джейс не почувствовал удивления, видя ее такой, но испытал его этим вечером, увидев на ней некогда любимую, милую розовую пижаму. Этот образ казался органичным и был хорошо ему знаком. Тугой узел внизу живота мягко шевельнулся, заставляя сердце пропустить удар.
Клэри? – облизав пересохшие губы, позвал Эрондейл. До этого момента рыжеволосая словно не видела его, повернувшись к нему в пол-оборота, рассматривая одно из десятков своих отражений в развешенных на стенах зеркалах. Ее губы дрогнули в улыбке.
Нет. Ты же знаешь, я – не она, - медленно разворачиваясь к нему лицом, сладко произнесла Кларисса.
Но Кларисса и Клэри – были двумя гранями одной сущности, они обе были «его Клэри». Во всяком случае, именно в этом Джейс пытался убедить и себя и ее.
Нет, - упрямо покачал головой нефилим. — Ты… - что он мог сказать? «Ты и есть Клэри»? Сама по себе эта фраза уже давала понять, что речь идет о разных людях, или о разных сущностях, что охотник так отчаянно старался отрицать.
Кларисса заметила его замешательство, с довольной улыбкой направляясь в его сторону. Эта уверенная, грациозная походка, горящий, пронзительный взгляд из-под полуопущенных, пушистых ресниц.
Ты можешь сопротивляться, сколько угодно, но мы оба знаем, что рано или поздно тебе надоест, - ее теплая ладонь играючи коснулась его груди. Джейс прерывисто вздохнул, чувствуя, как под кончиками ее пальцев расползается вязкий жар. — Я все еще здесь, - она подалась вперед, почти касаясь его приоткрытых губ.
Освободи меня…

[indent] Джейс резко открыл глаза. Сердце бешено колотилось в груди, на висках застыли крупные капельки пота. Светловолосый резко сел на кровати, непроизвольно скидывая со своей груди ладошку Клэри, заставляя отстраниться. Все тело горело, как будто его охватила лихорадка. Кажется, она не проснулась. Рыжеволосая по-прежнему крепко спала и выглядела такой юной и безмятежной. Маленькой и хрупкой рядом с ним на этой огромной кровати. Эрондейл быстро выпутался из одеяла, опустив ноги на холодный пол. Огонь в камине почти погас, и от каменных плит снова исходила привычная прохлада, но ее было недостаточно, чтобы унять бушующий в теле жар. Джейс взглянул на часы: около пяти утра. Спать больше не хотелось, да и он не был уверен, что сможет уснуть, даже если очень постарается. Он мог бы попробовать, но…Нефилим не мог этого объяснить, но он не мог себя заставить лечь обратно, нежно обнимая Клэри, прижимая к своей груди, словно ничего не случилось. Не потому что он этого не хотел. Он хотел, правда. Хотел прикоснуться к ней, тут же забывая обо всех ночных кошмарах, но это казалось неправильным, словно он не заслуживал ее объятий после того, что он почувствовал во сне. Конечно, это глупо, ведь это всего лишь сон, и это ощущение должно отступить, когда он немного придет в себя.
Оно не отступало. Через пару минут Джейс очутился в ванной комнате, решив принять прохладный душ. Шум воды мог разбудить Клэри, но светловолосый специально не стал включать большой напор, надеясь, что рыжеволосая находилась в той фазе сна, когда подобные звуки ей не помешают.
Одевшись в брюки, которые Эрондейл обычно одевал на тренировки, охотник подошел к зеркалу. Глаза по-прежнему горели, а на щеках еще не исчез легкий румянец. На подбородке уже виднелась легкая щетина, но за последние дни в Институте светловолосый начал терять привычку бриться каждый день. Он сделал это как раз в тот день, когда вернулась Клэри, пытаясь следовать ей и потом, но сейчас его рука не потянулась к станку. В конце концов, он может привести себя в порядок чуть позже. Хотелось сбросить с себя это напряжение, какую-то странную нервозность, но еще больше – необъяснимое чувство вины. Джейс взглянул на свои руки, разворачивая их тыльной стороной. Кожа была гладкой, лишь кое-где испещренная тонким кружевом рун. Но она не всегда была такой. Взгляд охотника непроизвольно упал на свой старый кинжал, который он пару дней назад выложил из кармана брюк, отправляясь в душ, но так и забыл его забрать. Прикрыв глаза и сделав глубокий вздох, Эрондейл покачал головой, прогоняя навязчивые мысли и ассоциации.
Поспешив покинуть ванную комнату, он снова оказался в спальне. Бесшумно подойдя к шкафу, Джейс осторожно открыл дверцу, доставая с верхней полки майку. То ли его шаги, то ли едва слышный скрежет дверцы заставили Клэри зашевелиться, сонно потирая глаза.
Спи, еще очень рано, - мягко произнес охотник, чувствуя, что еще не готов к разговорам, но, кажется, они были неизбежны.

Oh, I hope some day I'll make it out of here
Even if it takes all night or a hundred years
Need a place to hide, but I can't find one near
Wanna feel alive, outside I can't fight my fear

+3

3

[indent] Когда Джейс вернулся с охоты и вошел в комнату, Клэри не сразу это почувствовала: она была так погружена в свои мысли и свой собственный мир, уверенно водя рукой с карандашом по листу бумаги. На его бледной, цвета слоновой кости поверхности расцветал странный, несколько психоделичный, но от того не менее умиротворённый пейзаж. Подсознание из недр выудило воспоминания о последнем визите в Летний двор и её 3-ех дневном общении с Королевой Благого двора. В отличие от их первой встречи, тогда царство фэйри показалось ей дружелюбным, спокойным местом: никаких шипастых лоз и коварных растений, лишь нежные, бархатистые цветы, журчание воды, пение птиц и широкая, раскидистая листва необычных деревьев, казавшихся Клэри живыми. Эти мудрые деревья, на чьих кронах будто бы проглядывали самые настоящие лица, сейчас и появлялись на листе бумаги. Рисунок вполне мог бы стать иллюстрацией к детской книжке или комиксу - в нём чувствовалась непривычная для фэйри мягкость и плавность, которую Фрэй старалась передать карандашными линиями. Возможно, подсознание всего-навсего пыталось отразить внутренний мир девушки на бумаге, а, быть может, за этим безотчётно-бессознательным действием наоборот крылось что-то более важное, пока что до конца непонятое, ведь Клэри порой совсем не контролировала то, что творилось в её голове, выплёскивая на бумагу свои эмоции.
Стоило Эрондейлу приблизиться к ней, рыжеволосая поспешно отложила альбом для рисования, тут же поднимая на охотника взгляд. Он выглядел несколько удивлённым и уставшим, должно быть, события последних дней изрядно подточили запас жизненных сил, которых и так было немного. Немного поговорив о том, как прошла охота, как Алек, и о других глупостях, девушка перебралась на кровать, ожидая возвращения Джейса из душа.
Кларисса посмотрела на дверь: по привычке светловолосый повернул в замке ключ, но руна бесшумности нанесена не была, да и зачем? Им больше не нужно было скрываться... Последний раз, когда Фрэй оставалась в этой спальне на ночь, она считала Эрондейла братом, и их отношения были под строжайшим запретом, пусть и хранились в тайне. Но это было так давно... Ещё до всех событий, которые случились в последние 8 месяцев, так почему она подумала об этом сейчас, будто сознание отрицало то, что случилось совсем недавно, насильно блокируя то, что причиняло боль, делало уязвимой, заставляло почувствовать себя потерянной и неуместной?
Кларисса забралась под одеяло и с радостью прильнула к Джейсу, когда он лёг рядом - такой тёплый, чуть влажный после душа, ароматно пахнущий цитрусами, родной. Обняв молодого человека, нефилим удобно устроила голову на его груди и заснула крепким, спокойным сном без сновидений. Впервые с тех пор, как они вернулись в Нью-Йорк, Клэри могла насладиться сном, не страшась ни кошмаров, ни тревожных мыслей.
Было ли это краткой передышкой, вселившей в неё обманчиво-ложные надежды или всё же началом чего-то хорошего, например, пути к исцелению, никто не знал, но этой ночью Клэри было хорошо.
Рыжеволосая не почувствовала, как проснулся Джейс, резко садясь на постели. Её сон был слишком крепок, будто девушка пыталась отоспаться за все предшествовавшие этому бессонные ночи. Не услышала она и шума воды, пока Эрондейл принимал душ. Охотник всегда просыпался гораздо раньше неё, но пять утра было рано даже для него.
Случайность или предчувствие, а, быть может, что-то ещё, но стоило дверце шкафа тихо заскрипеть, как Клэри начала просыпаться, зашевелившись под одеялом. Она сама не заметила, как во сне оказалась на половине кровати, где спал Джейс, зарывшись носом в его подушку - она всё ещё хранила его тепло и запах, и инстинктивно нефилим тянулась к этому, желая завернуться в это, как в одеяло. Возможно, именно поэтому, проснувшись и осознав, что светловолосого нет рядом, девушка села на кровати, сонно потирая глаза.
Эрондейл стоял чуть поодаль, у раскрытого шкафа и искал одежду. Нефилим не знала, сколько времени, но что-то подсказывало ей, что очень рано, и едва ли пробило шесть часов утра.
После крепкого сна мысли с трудом ворочались в голове, но Кларисса не могла не заметить лёгкий румянец на щеках охотника и горящий взгляд янтарных глаз.
— Что-то случилось? - хрипло отозвалась Клэри и поискала глазами часы. Обычно они стояли на прикроватной тумбочке Джейса, но спросонья Клэри не сразу сориентировалась, где они. — Даже для тебя рано, - пробормотала Фрэй, снова устремляя слегка обеспокоенный взгляд на Джейса. — Ты идёшь тренироваться? - мысли по-прежнему походили на вязкое, тягучее желе, и всё же Клэри постепенно приходила в себя и, осмотрев Эрондейла, смогла сделать какие-то выводы. — Джейс, ты... в порядке? - рыжеволосая откинула одеяло, приподнимаясь на коленях. Она хотела было потянуться к светловолосому, взять его за руку, но в какой-то момент замерла на полпути.
Всё же было хорошо? Вчера днём, вечером и даже ночью... И всё же что-то определённо было не так. Кларисса не могла сказать, что именно, и даже не могла толком сказать, что это чувство было навязчивым и прямо явным, скорее больше напоминая предчувствие, слабо шевелившееся внутри.
— Наверное, мы могли бы пойти тренироваться вместе? - широко зевнув, неожиданно предложила рыжеволосая. Она и не помнила, когда в последний раз вставала так рано, но постоянный хронический недосып был её частым спутником, а, значит, не привыкать.

+1

4

[indent] Глупо было надеяться, что Фрэй прислушается к его словам, решив, что утро вечера мудренее. Технически и сейчас было утро, но Джейс и сам не помнил, когда в последний раз добровольно вставал в такую рань. Понятно, почему Клэри подумала, что что-то не так. Разумеется, светловолосый как мог старался сделать вид, что все в порядке, деловито перерывая вещи в шкафу, но учитывая его тягу к идеальному порядку все это было лишним. Его одежда всегда либо лежала ровными стопками на полках, либо висела на вешалках, поэтому чтобы найти нужную вещь обычно требовались считанные секунды. Эрондейл прекрасно знал, где лежит нужная майка, но тянул время, словно не желая вылезать из-за дверцы шкафа, служившей ему своеобразным прикрытием, отбрасывая тень на его лицо. К сожалению, вечно прятаться попросту невозможно, да и вообще идея не из лучших.
С чего ты взяла? – машинально ответил светловолосый, пытаясь понять, что могло его выдать. Клэри знала его достаточно хорошо, чтобы хватило уже малейшей детали, которая могла бы заставить ее забеспокоиться. Эрондейл до сих пор чувствовал, как горят щеки, стало быть, легкий румяней никуда не ушел, но, наверное, его в первую очередь выдавал его взгляд. Именно поэтому первые минуты он старался избегать смотреть в глаза Фрэй, но учитывая, что между ними завязался разговор, это не могло долго продолжаться.
Со мной все в порядке, - наконец, закрывая дверцу шкафа, утвердительно кивнул нефилим. Он постарался, чтобы его голос звучал как можно более непринужденно, а ответ сорвался с его губ не в следующую секунду, стоило Клариссе задать свой вопрос. Обычно, когда человек отвечает слишком быстро, это кажется неестественным, да и вообще наводит на какие-то подозрения. Не то, чтобы Джейсу было, что скрывать, да и если вдуматься, пока она спала, в самом деле ничего не произошло. По крайней мере, в реальности. Он ей не лгал, ведь так?
Я просто подумал, зачем терять время, раз я уже проснулся… - натягивая майку, начал рассуждать Джейс. Здесь он не кривил душой, ход его мыслей в самом деле был примерно таким: тренировка могла помочь отвлечься, да и зачем терять время? Как там говорят? Безделье – мать всех тревог. Правда, он совсем не рассчитывал, что Клэри захочет пойти с ним. По спине пробежал легкий холодок. Это означало, что они проведут это время вместе, а светловолосый не был уверен, что к этому готов. Он как раз рассчитывал выпустить пар, отвлечься на что-то, отделаться от этой странной нервозности и прийти в себя как раз к утру, когда она проснется. Они могли бы избежать всех этих неловких разговоров, но теперь с каждой последующей фразой напряжение становилось все более осязаемым.
Ты…уверена? – нерешительно спросил Эрондейл, присаживаясь на край кровати. Близко, но недостаточно, чтобы их тела могли каким-то образом соприкоснуться, если только он или Клэри не захочет протянуть руку. Она по-прежнему выглядела бледной и несколько осунувшейся, и если сон и пошел ей на пользу, то внешне Кларисса едва ли выглядела отдохнувшей. Готова ли она к тренировке? Джейс бегло скользнул взглядом по ее мраморной коже, почти лишенной рун. Те, что были, давно сошли, оставив после себя едва заметные, светлые шрамы, а новые Фрэй пока не наносила, но вроде они ей были и не нужны. Сам Эрондейл не мог представить себя без них. Даже если день не сулил какой-нибудь вылазки или даже простой тренировки, он всегда обновлял самые основные руны. Для него это было все равно, что причесаться или почистить зубы – такой же важный и необходимый каждодневный ритуал. Казалось, что за все это время Клэри тоже должна привыкнуть к рунам, но, видимо, этого было недостаточно.
Тебе надо поспать и набраться сил. Не надо торопиться, мы всегда успеем вернуться к тренировкам, когда ты будешь готова, - желая каким-то образом подкрепить свои слова, Джейс потянулся вперед, накрывая ладонью миниатюрную ручку Клэри. — Вид у тебя не самый бодрый, - впервые за весь их короткий разговор светловолосый открыто взглянул ей в глаза, пытаясь улыбнуться. — Ты так смотришь на меня, как будто увидела приведение, - попытался отшутиться он, с трудом выдерживая на себе обеспокоенный взгляд Клариссы. — Да, не все выглядят с утра как роза. Даже у меня бывают такие дни. Обычно редко, но и такое случается. Можно относиться к таким событиям с таким же благоговением, как если бы ты увидела единорога в зачарованным лесу, - Эрондейл старался и дальше отвлечь Фрэй от тревожных вопросов, которые наверняка вертелись на языке, пытаясь увлечь ее шутками и уводя разговор совсем в другое русло. Если бы не его собственный внешний вид, возможно, все могло бы получиться.

+3

5

[indent] Клэри всегда неплохо чувствовала людей. Была ли в этом заслуга её творческого начала или же просто она умела видеть и замечать детали, жесты, язык тела, взгляды, или же всё дело в том, что она отлично знала охотника? Как никак последние 8 месяцев их отношения были куда теснее и крепче, чем большинство отношений среди молодых людей их возраста, - они жили вместе. Просыпались утром в одной постели, завтракали, проводили вместе дни и засыпали также вместе. Хочешь, не хочешь, а при таких раскладах узнаёшь человека гораздо лучше, чем он мог того хотеть, но от этого было никуда не деться. Это просто случается, это можно лишь принять или можно с этим бороться, и судя по всему светловолосый предпочёл второй вариант.
Клариссе сразу не понравилось, как долго он мялся около шкафа, будто скрываясь за его дверцами и не позволяя Фрэй заглянуть ему в глаза. Сонный организм не воспринимал это, как нечто тревожное, по крайней мере, очень тревожное, а всё же заставило задуматься. Нефилим нахмурилась - и что так долго можно искать в шкафу? Она была уверена, что там царил идеальный порядок, как и всегда, как и во всём, что касается вещей Джейса, его одежды, комнаты, да даже шампуней и средств для волос, расставленных на полках в ванной комнате в идеальном порядке. К тому же он собирался на тренировку, а не на прогулку или охоту с утра пораньше, и муки выбора одежды не должны были его обременять.
Девушка наморщила лобик, уже намереваясь спросить об этом, но светловолосый, видимо, решил, что нашёл то, что искал, во всяком случае всем своим видом он демонстрировал именно это намерение, чем ещё сильнее озадачил Клариссу.
Его щёки по-прежнему пылали, а взгляд янтарных глаз глаз был всё таким же тёмным, ярким - ему как нельзя лучше подходило определение «горящий», но Клэри никак не могла сопоставить два и два, и понять, с чего бы вдруг такое произошло в столь ранний час? Основная мысль ускользала от неё, да ещё Эрондейл со своими вопросами - он предпочёл не отвечать на вопросы Фрэй, а задавать встречные.
— Ты ведёшь себя странно, - задумчиво отозвалась нефилим. Джейс надел майку, и всё бы ничего, только он избегал смотреть ей в глаза. Правильно говорят, что тем сильнее стараешься сделать вид, что всё в порядке, тем более заметно, что это не так. Она сделала что-то не так? Может быть, что-то не то сказала перед сном? Рыжеволосая попыталась вспомнить , о чём они говорили перед тем, как заснуть, но ничего ни шло на ум. Кажется, дело не в этом.
Молодой человек сел на кровать, осторожно касаясь её руки. Клэри неуверенно посмотрела вниз, где лежали их ладони, после подняла взгляд наверх. Внутри что-то слабо шевельнулось... Она поняла, что во взгляде Джейса показалось ей странным. Этот взгляд был ей хорошо знаком, за последние пару месяцев она так часто его видела, что успела полюбить и привыкнуть, только вот...
— Да, я бы хотела потренироваться, - утвердительно кивнула Фрэй. — Мне не помешает снова вернуться в форму, а то ещё пару недель бездействия, и я не смогу держать в руках ничего тяжелее кисти, - попыталась пошутить Клэри.
— Ты всегда выглядишь прекрасно, перестань, - девушка накрыла ладонь Джейса своей рукой, мягко поглаживая кожу подушечкой большого пальца. — Просто... ты кажешься взволнованным, и я не могу понять, в чём дело... Ты всё ещё злишься из-за вчерашнего? - что-то в глубине души подсказывало Клэри, что это вовсе не злость отражалась в янтарных глаза. Она знала, что это было, но не хотела задумываться о причинах этого, не хотела копаться в этом, погружаясь так глубоко, что можно и не вынырнуть в последствии, а потому предпочла путь наименьшего сопротивления.
— Ты плохо спал ночью? - Кларисса мягко высвободила руку и встала с постели, деловито направляясь в ванную комнату Джейса. На пару мгновений она замешкалась, намереваясь закрыть дверь, и тут же сама себе задала вопрос, а зачем? Почему она, собственно, должна была закрывать дверь? Они с Эрондейлом больше не обязаны прятаться или что-либо скрывать - они могут быть вместе и при этом никому ничего не объяснять. Даже если сейчас зайдёт Алек, в этом нет ничего такого: то есть, конечно, было бы неловко предстать перед Лайтвудом в пижаме с единорогом, но не более того...
Пальцы соскользнули с дверной ручки, и дверь осталась открытой, когда Клэри спешно выпуталась из пижамы и встала под душ. Ей хватило каких-то пять минут, чтобы окончательно проснуться и прийти в себя. Раньше она любила понежиться под тёплыми струями воды, но сегодня этого делать не хотелось, ещё и волосы пришлось бы намочить.
Когда девушка вышла из ванной комнаты, снова одетая в пижаму, она снова замерла в нерешительности на пороге - раньше она не стала бы одеваться в ванной комнате, ну, по большей части, а вышла бы прямо так... С другой стороны здесь не было её вещей. Это в квартире-портале какие-то вещи, в особенности те, которые она любила носить дома, перекочевали из её комода в комод Эрондейла. Конечно, его шкаф не мог вместить всю одежду Клариссы, но какую-то часть определённо - да. Здесь же не было ничего. Это была спальня Джейса, а не их.
— Я... - запнувшись начала было Фрэй. — Мне нужно будет зайти в комнату и одеться. А ещё взять клинок... И руны, - Клэри опустила взгляд вниз. Её кожа была в самом деле почти лишена рун, лишь слабые очертания от руны выносливости и руны сна, что рисовали ей Безмолвные Братья в Городе Молчания.
— Нужно будет обновить все руны, - закончила свою мысль рыжеволосая, будто не зная, с чего начать. Пойти одеться или начать с рун? Её стило было где-то здесь, она всегда носила его с собой в любое время дня и ночи. Что-что, а это у неё точно вошло в привычку.

+1

6

[indent] Разве он вел себя странно? Почему, когда пытаешься вести себя как обычно, получается только хуже? Джейс судорожно пытался понять, что именно в его поведении выдавало его больше всего. Его слова, его действия, или непривычный румянец? Он чувствовал, что щеки все еще пылали, стало быть, и румянец не успел окончательно сойти. Пускай, в отличие от Клэри бледность ему в принципе была несвойственна, подобный розоватый оттенок был заметен даже на загорелой коже.
Странно? – с легким недоумением переспросил нефилим. Его реакция была вполне искренней, учитывая, что он все еще не вычислил, что же именно его выдало. Может, стоило меньше стараться? В голове вертелись назойливые мысли о том, что когда-то он верил, что любая правда лучше сладкой лжи, но сейчас эти принципы больше не казались такими привлекательными, не говоря о том, что такая стратегия явно не казалась самой успешной в сложившейся ситуации.
Что? Почему я должен злиться из-за вчерашнего? – с еще большим непониманием воскликнул Джейс. По правде говоря, он и забыл, за что вообще мог злиться на Клэри вчера. Ему потребовалось секунд десять, не меньше, чтобы, наконец, вспомнить с чего все началось. Все эти звонки без ответа, ее исчезновение. Тогда он и вправду был зол, но сейчас Эрондейл не чувствовал ничего подобного, искренне надеясь, что такая ситуация больше не повторится. Какое-то шестое чувство подсказывало: «блажен, кто верует».
Нет, я давно не злюсь на это. Мы обо всем поговорили, и я надеюсь, в следующий раз ты хотя бы возьмешь трубку. Попробуй как-нибудь, это не так сложно, - с непривычным для столь раннего часа сарказмом ответил охотник. Хотел бы он посмотреть на Фрэй, если бы он вот так пропал, не отвечая на ее звонки. Впрочем, он пропадал и не раз. К сожалению, люди в такие моменты редко думают о том, что бы чувствовали сами на месте других. Он и сам был таким же, поэтому злиться на схожую черту характера в ком-то другом было несколько несправедливо, но это происходило само собой.
Оставалось еще несколько вопросов, на которые светловолосый не торопился дать ответ, но ему повезло – Клэри решила отправиться в ванную комнату. На мгновенье застыв у двери, она все-таки не стала ее запирать. Ее замешательство продлилось от силы пару секунд, но и их было достаточно, чтобы уловить ее нерешительность. В квартире-портале между ними давно не было границ, не говоря о том, что Фрэй могла снять пижаму у него на глазах, отправляясь в душ полностью обнаженной, чтобы не брать с собой лишние вещи, но сейчас это даже не пришло ей в голову. Более того, показалось, что она хотела полностью закрыться от него, пускай, и не сделала этого. Внутри что-то неприятно сжалось, но Джейс не мог до конца описать это чувство. Оно было похоже на обиду и грусть, но было и что-то еще…какой-то горьковатый привкус. Ни то сожаление, ни то злость на самого себя, что он все это допустил, уже который день вместо шага навстречу, делая два назад. По сути он продолжал себя так вести и сейчас, закрываясь от нее, непроизвольно заставляя закрываться в ответ.
Словно издалека послышался шум воды, а Эрондейл так и остался сидеть на кровати, гипнотизируя взглядом приоткрытую дверь в ванную комнату. Может быть, стоило сказать правду? Или хотя бы ту часть, которую он готов сказать, а Клэри сможет принять? Еще совсем недавно они говорили о Клариссе, и он помнил, что она чувствовала, когда спрашивала о ней. Клэри разделяла их, буквально считая себя отличным от Клариссы человеком, и если то, что она испытывала к их воспоминаниям нельзя в полной мере назвать ревностью, то чувство было очень близким, родственным по своей природе. Зачем бередить не успевшие зажить раны? Более того, Джейс негласно для себя решил ничем на напоминать Фрэй о том времени, обо всем, что было между ним и ей…между ним и Клариссой в квартире-портале. Иногда даже слова не нужны: достаточно лишь одного жеста, одного поцелуя или прикосновения, чтобы воскресить в памяти то, о чем все это время отчаянно стараешься забыть. Светловолосый инстинктивно провел ладонью по мягкой, шелковой простыни, словно вспоминая, как его пальцы скользили по нежной коже шеи Фрэй, как она дрожала от его прикосновений – такая открытая, свободная. Такая его.
Клэри снова заговорила, и Джейс вздрогнул от неожиданности, поднимая на нее взгляд.
Ты быстро… - замявшись, констатировал нефилим, хотя никто из них явно не нуждался в подобных комментариях. На Фрэй по-прежнему была ее розовая пижама. Светловолосый нахмурился. Обычно она выходила из душа в одном полотенце, но сейчас предпочла сразу же одеться. С другой стороны, здесь не было другой ее одежды. Это тоже казалось чем-то непривычным, ведь раньше они жили в одной комнате, пускай, формально у Клариссы и была ее собственная.
Отвечая на твой предыдущий вопрос: я хорошо спал. Я, правда, быстро уснул, но потом мне приснился один сон… Ничего такого, просто он заставил меня неожиданно проснуться. Вот и все, - выдохнул Джейс. Кого он обманывал? Это не все. — Но я действительно чувствую себя странно. Раньше мы жили в одной комнате, мы столько времени проводили вместе… - «А теперь ты словно ускользаешь…»А здесь мы вернулись к нашим старым привычкам запирать дверь на ключ, - и почему он когда-то так хотел вернуться к прежней жизни? Здесь не было Джонатана, но это не делало эту жизнь их жизнью.
Давай начнем с рун, - резко перевел тему Эрондейл, негласно согласившись, что они вместе пойдут на тренировку. Подвинувшись, охотник похлопал рукой по кровати, приглашая Клэри присесть рядом.
Нанесешь мне руну равновесия? – попросил Джейс, протягивая Фрэй стило. Обычно он любил, чтобы эта руна была где-то сзади, на шее, но самому нанести ее не представлялось возможным. Конечно, он мог выбрать для нее и другое место, но когда-то рыжеволосая нарисовала ее именно там, и оно уже давно стало привычным.

+3

7

[indent] Поразительно, насколько сегодняшний день отличался от вчерашнего. Вчера, стоило им оказаться в Институте, едва отойдя от сильного эмоционального потрясения, когда Клэри чуть было не сбила машина, всё стало происходить само собой. Быть может, потому что Фрэй ни о чём не думала, и Джейс тоже, и все их действия и поступки не были продиктованы здравым смыслом, разумом и анализом ситуации. Они действовали так, как привыкли, как чувствовали. Когда Кларисса хотела поцеловать охотника, она просто брала и делала это, подходила и целовала молодого человека. Если Джейс хотел чего-то от рыжеволосой, он также заявлял о своих намерениях - словами или действиями, это не имело значения, они понимали друг друга без слов. В квартире-портале, ставшей их домом за последние месяцы, всё казалось привычным, уютным и если не родным, то близким сердцу - там была их спальня, их вещи, оружие, Кларисса даже часто мыла голову цитрусовым шампунем Джейса, ей нравилось пахнуть, как он.
Возвращение в Институт же отбрасывало их на исходную, напоминая далеко не о самых приятных и светлых событиях в жизни. Возможно, всё дело в ассоциациях, которые хранили в себе эти стены, и эта спальня, или спальня Клэри, а, возможно, что-то случилось с сознанием девушки. Она вроде бы помнила всё, что было, притом помнила настолько ярко и отчётливо, что не могла спать, но в то же время всё это походило на дурной сон, кошмар, - и в реальности рыжеволосая отказывалась всё это принимать. Не потому что было противно, а потому что было слишком много всего, с чем предстояло справиться и что предстояло обдумать, а прошло всего два дня... В Городе Костей у неё на это не было ни времени, ни сил, ведь всё свободное время занимали допросы и дача показаний.
Нефилим смотрела на Джейса, всё также сидевшего на кровати и поглаживавшего шёлковые простыни. Она заговорила, и светловолосый вздрогнул, поднимая на неё растерянный взгляд. О чём он думал? О том, как нелепа эта розовая пижама? В квартире-портале у неё не было подобных вещей - там девушка либо спала обнажённой, либо в футболке Джейса, либо в чём-то, что можно было назвать пижамой весьма и весьма отдалённо. Впрочем, последнее скорее надевалось не для сна, а для того, чтобы Эрондейл «поиграл», распутывая всевозможные завязочки и шнурочки, пробираясь сквозь тончайшее, ажурное кружево, которое мало что скрывало, но будоражило сознание изрядно. Здесь, в Нью-Йорке, в её гардеробе не было ничего подобного - все её вещи были типичным, подростковым выбором, который Клэри делала до этого, не без помощи Джослин или Саймона.
— Я не стала мыть волосы, лучше сделаю это после тренировки, - отозвалась девушка. Все эти паузы и заминки в разговоре, растерянный взгляд Эрондейла, сарказм с утра пораньше, - всё это не могло не остаться незамеченным. Кларисса то и дело взволнованно поглядывала на молодого человека, по-прежнему с сомнением относясь к его словам о том, что всё нормально, а сам он в порядке.
— Что за сон тебе приснился? Кошмар? - с тревогой спросила рыжеволосая, прекрасно осознавая, насколько изнуряющими могут быть такие сны. После них порой было так трудно успокоиться и прийти в себя, осознавая, что всего это лишь сон. Сама Фрэй так до конца и не овладела этим искусством, порой всё также просыпаясь в слезах, мокрая от пота и липкая от страха, и лишь крепкие объятия Эрондейла могли немного ускорить процесс возвращения к реальности...
— Ты хочешь, чтобы мы снова жили в одной комнате? - удивлённо отозвалась Клэри, толком не успев обдумать вопрос, сорвавшийся с губ. Эта комната почти десять лет принадлежала одному Джейсу, а теперь он в самом деле хотел, чтобы здесь с ним жила и Клэри? Нарушила его покой и идеальный порядок своим буйством красок, мольбертом, банками с кистями, альбомами для рисования и прочими принадлежностями, и своими личными вещами? Девушку нельзя было назвать неаккуратной, но художница есть художница, ей было куда привычнее в хаосе и творческом беспорядке, который часто царил в её комнате, - будет ли Джейсу хорошо в этом теперь? Фрэй и сама не знала, почему подумала об этом: ведь ещё совсем недавно охотнику в самом деле было хорошо по соседству с ураганом по имени Кларисса. Она нарушала его идеальную расстановку баночек на полках, вещей - в шкафу и в комоде, даже на оружейной стойке, но, кажется, он ничего не имел против. Но вдруг это изменилось?..
Клэри вздрогнула, погрузившись в свои мысли, и посмотрела на охотника. Он просил её нарисовать руну... Клэри в нерешительности посмотрела на свои руки, а после на то место, где пару мгновений назад похлопывала ладонь светловолосого, приглашая опуститься рядом с ним.
С тех пор, как была разрушена руна тёмного альянса, Фрэй, кажется, нарисовала всего лишь пару рун, или одну? Кажется, она открыла портал, когда они с Даниэлем Блэкбёрном в состоянии полнейшей отрешённости от реальности, думали, где бы продолжить вечер... Но это не считается.
Кларисса на негнущихся ногах подошла к Джейсу, беря из его рук стило, а после присаживаясь на краешек кровати. Внутри зарождалось странное, неприятное чувство, напоминающее воронку. Ещё не вихрь, но вполне способен им стать. Кончики пальцев неприятно покалывало, и рука внезапно стала очень тяжёлой, будто налитой свинцом. Сглотнув, рыжеволосая поднесла стило к шее Эрондейла, собираясь нарисовать руну. Сердце стучало так громко, от чего стало нечем дышать. В ушах шумело, и если бы Клэри не догадывалась, что это, то обязательно испугалась бы ещё сильнее. Паническая атака. В ушах зазвенели крики умирающих вампиров, запертых в доме. Идеальная ловушка за подписью Клариссы Моргенштерн. Девушка медлила, секунды растягивались до бесконечности, и, кажется, Джейс что-то сказал? Она не слышала...
Клэри рвано вздохнула, как раз в тот самый момент, когда кончик стило коснулся кожи светловолосого. Она было попыталась повести руку вверх, рисуя линию, но что-то пошло не так. На Клэри внезапно обрушился ледяной вихрь из воспоминаний, стило обожгло кожу Эрондейла, оставляя на ней неровную точку или даже точку с запятой...
— Я... не могу, - рыжеволосая задрожала, буквально отпрянув назад и выронив стило из ослабевших пальцев. — Джейс, не сегодня... - хрипло вздохнула Клэри, в один миг став белее мрамора и затравленно глядя на Джейса.
— Прости, я... я сделала тебе больно.

+2

8

[indent] Охотник понимал, что стоит затронуть тему снов, как одной фразой это все не закончится. Страдая от частых ночных кошмаров, Кларисса непременно захочет узнать, что ему снилось, раз последствия этого сна преследуют нефилима и сейчас. К тому же, раньше Джейс редко страдал от плохих сновидений. Порой он мучился бессонницей, но никогда – кошмарами. Обычно если он и просыпался из-за них, то они были единичным явлением, однако сейчас что-то подсказывало, чти эти сны – не тот случай. Да и можно ли назвать их кошмарами в широком понимании этого слова? Скорее, они напоминали навязчивые идеи, порожденные видоизмененными воспоминаниями. Тот бесконечный зал и зеркала подсознание явно позаимствовало из событий на маскараде.
Его нельзя назвать кошмаром, - осторожно начал Эрондейл. — Это были воспоминания…о нашей жизни в квартире-портале. Они были очень живыми, и когда я проснулся, то понял, что не хочу туда возвращаться, - пытаясь избежать лишних вопросов, сдержанно ответил нефилим. Говорят, если повернуться на другой бок или попытаться подумать о чем-то другом, то подсознание каким-то образом переключается, и тот же самый сон уже не приснится. Может, это и так, но, в любом случае, вся эта нервозность и странное беспокойство не дали бы возможность это проверить: сон как рукой сняло. Нельзя сказать, что Джейс чувствовал себя бодрым и полным сил, но обычно тренировки всегда заряжали его положительной энергией, да и просто хорошо помогали отвлечься, как почти любое физическое занятие.
Да, я хочу, чтобы мы жили вместе. Почему тебя это так удивляет? – решительно ответил Джейс, давая понять, что в отличие от всего остального ответ на этот вопрос никогда не вызывал у него сомнений. Он в самом деле хотел жить вместе с Клэри как тогда, в квартире-портале. Институт не давал подобной автономности, но сам факт, что они будут делить одну комнату, должен помочь им снова сблизиться хотя бы в каких-то бытовых вещах. Не будет этой странной утренней неловкости, когда рыжеволосой было даже не во что переодеться, потому что здесь попросту нет никаких ее личных вещей. Казалось бы, такому как Эрондейл будет тяжело делить пространство с такой как Кларисса – она вносила хаос в его идеальный порядок, дополняя красками его строгую, черно-белую комнату, но ему это нравилось. Он любил находить ее альбом и пару карандашей рядом со своей настольной книгой на прикроватном столике, а на крючке в ванной комнате – ее пушистое полотенце рядом с его собственным. Здесь они оба придерживались традиционных белых тонов. Пожив некоторое время в одиночестве после возвращения в Институт, Джейс по-настоящему ощутил, как ему этого всего не хватает. Без Клэри ему было пусто, начиная от ее присутствия рядом, заканчивая ее вещами, в окружении которых он привык жить.
Я не хочу, чтобы утром тебе надо было возвращаться за своими вещами… Словно мы опять от кого-то скрываемся. Мы вместе, и все это знают, - твердо заявил охотник. Вряд ли кого-то из обитателей Института смутит, если они теперь будут жить в одной комнате, но Клэри как будто по-прежнему немного пугала эта перспектива, или ему показалось?
Пришло время для стандартной процедуры перед любой тренировкой: нанесение рун. То, как медленно рыжеволосая подошла к нему, осторожно забирая стило из его рук, показалось Эрондейлу непривычным и странным. Выглядело так, будто Фрэй намеренно оттягивает момент нанесения рун, цепляясь за любую возможность его отсрочить. Но что в нем было такого? Что могло ее смущать? Руны всегда были чем-то обыденным для любого охотника, а для Клэри это было и своего рода искусством – в некоторые из них она вкладывала всю себя, всю свою волю и фантазию. Она любила их, заботливо выводя витиеватые линии, но сейчас что-то явно было не так.
Не успев развить эту мысль, Джейс развернулся к ней спиной, ожидая, когда Фрэй приступит к делу. Кончик стило коснулся его кожи, задержавшись там чуть больше обычного, неприятно обжигая кожу. Светловолосый поморщился, но постарался не дергаться, как неожиданно все прервалось.
Что?.. – разворачиваясь лицом к Фрэй, начал, было, охотник, но вопрос так и остался невысказанным. Он уже был попросту не нужен, когда Эрондейл увидел ее лицо: бледное и испуганное. На него затравленно смотрели огромные зеленые глаза: в них отчетливо проглядывал страх и что-то еще…чувство вины? За что Клэри могла чувствовать себя виноватой?
Нет, - тут же покачал головой нефилим, привлекая рыжеволосую к своей груди. — Нет, ты не сделала мне больно, все хорошо, - взгляд охотника невольно коснулся стило, бесшумно упавшего на постель. Дело, конечно, было не в нем. То, что происходило с Клариссой, до боли напоминало паническую атаку. Он знал, что это такое, да и с ней подобное случалось еще в Городе Костей. Тогда Клэри не смогла выдержать ворох обрушившихся на нее воспоминаний о содеянном за все эти месяцы, что было вполне объяснимо – любой бы сломался, но сейчас… Казалось, что лишь от одной мысли о рунах ее уже бросало в дрожь. Касалось ли это их в целом или только ее дара?
Мы можем не идти не тренировку, если ты не хочешь… Обойдемся без рун и этого всего, - ласково поглаживая Клэри по спине, предложил Джейс. — Все это может подождать, пока ты не будешь готова… - нежно поцеловав ее в макушку, продолжил охотник. — Ты чего-то боишься? – осторожно добавил он, заранее предчувствуя, что, скорее всего, не должен был задавать подобные вопросы. Он должен был отвлечь Фрэй, а не заставлять ее говорить о своих страхах.

+3

9

[indent] Единственное, что заставляло Клэри забывать обо всём, в том числе и о себе, было беспокойство за Джейса. При мысли о том, что теперь и его мучают кошмары, внутри всё неприятно заныло. Сны порой были самой настоящей пыткой, которую невозможно было прекратить. Можно было не спать, но сколько человек протянет без сна? Конечно, всегда можно было нанести руну выносливости, но всему есть предел, и хронический недосып вкупе с бессонницей грозил превратиться в нечто более серьёзное. Ещё существовала руна сна, но лично Клэри она не всегда помогала спать без сновидений; были и разнообразные магические настойки и снадобья, способные отключить определённые центры мозга, запечатав невидимым заклинанием. Но так или иначе оставался вопрос, а надолго ли? Рано или поздно действие рун или снадобий закончится, и вновь придётся встретиться с реальностью, в которой было так страшно засыпать.
Но Джейс сказал, что это не было кошмаром, и Фрэй нахмурилась: он обманывал её или просто недоговаривал? Что это за сон такой, способный привести в столь сильное эмоциональное и физическое возбуждение? Если слова светловолосого были призваны успокоить, то вышло с точностью, да наоборот.
У Клэри было миллион вопросов: начиная от того, что это был за сон, какие именно воспоминания приснились Эрондейлу, заканчивая тем, почему он решил, что данный сон обязательно продолжится? Но рыжеволосая так и не решилась. Почему? Возможно, боялась услышать ответ. Возможно, не была готова разговаривать об этом, снова вспоминая то, что происходило в квартире-портале. Там было много всего, по большей части хорошего - воспалённое сознание девушки отчётливо помнило, сколько радостных и счастливых моментов она пережила в квартире-портале. Да, она в действительности там была очень счастлива, вот только ведь не должна была? Кларисса до сих пор не могла понять, как она себя чувствует по этому поводу или как должна была себя чувствовать. По всем законам совести она не должна была чувствовать подобные эмоции, находясь вдали от семьи, друзей, родного города и совершая все те поступки, что она делала. Но она была, и с этим было трудно что-то поделать.
Быть может, она просто плохой человек? Быть может, она в действительности гораздо больше похожа на отца и брата, чем ей бы того хотелось? Окружающие считали её копией Джослин, но что если это не так, и эта тьма всегда была в ней, и Джонатан, да и Джейс тоже, просто вытащили её на поверхность?
— Просто здесь всё иначе, - нерешительно начала рыжеволосая, почти сражённая твёрдым и уверенным ответом Джейса. — Я не знала, хочешь ли ты, чтобы я всегда была рядом, - продолжала девушка. — Одно дело оставаться на ночь, совсем другое перенести сюда свои вещи - одежду, всякие безделушки и все мои принадлежности для рисования. Твоя идеальная комната погрязнет в хаосе и беспорядке, ты будешь спотыкаться об мои кисти, - Кларисса попыталась пошутить, в глубине души думая совершенно об ином вопросе. Готов ли Джейс? Правда ли это то, чего он хочет? Но судя по тому, как решительно и твёрдо звучал его голос, а ответ последовал практически сразу, без колебаний, видимо, он хотел этого.
— Наверное, будет не просто, - огласила Клэри вслух то, что беспокоило их обоих. Будет непросто, да, но Фрэй хотела этого, - отчаянно желала найти обратный путь к Джейсу. Она чувствовала себя потерянной, неуверенной в себе, запутавшейся, и охотник был будто бы гораздо дальше, чем могло показаться на первый взгляд. Он вроде бы был здесь, рядом с ней, но по факту витал в своих мыслях, иногда избегал смотреть на неё или касаться, совсем как недавно. Его что-то беспокоило или останавливало, или страшило, - Кларисса не знала, но сил это не придавало. Она боялась сделать шаг навстречу, в то время как Эрондейл делал шаг назад. Почему? Она не знала. Он снова закрывался от неё, боялся раскрыться ей, довериться, а Фрэй чувствовала себя измотанной, что у неё не было сил, чтобы достучаться до него, как раньше.
Девушка продолжала дрожать всем телом, только уже в объятиях светловолосого, который крепко прижимал её к своей груди. В его объятиях можно было укрыться от всего мира и найти защиту от всего на свете. Кларисса чувствовала силу и тепло, исходившие от Джейса, и понемногу успокаивалась. Внезапно накатившая паника, мгновенно выбившая весь воздух из лёгких, отступала. Светловолосый гладил её по спине и волосам, целовал в макушку, пока Клэри, зажмурившись, прятала лицо у него на груди, и тяжело дышала. Но с каждым вздохом дыхание становилось легче, а стальные тиски на её сердце постепенно ослабляли хватку. Яркие воспоминания больше не мелькали грозовыми всполохами перед глазами, возвращая Фрэй в события минувших дней.
— Нет, - выдохнула рыжеволосая, нехотя отстраняясь от груди Джейса. — Мы идём на тренировку. С рунами и со всем остальным, просто... - девушка поискала глазами стило, которое незадолго до этого выпало из её руки. — Ты сам мне нарисуешь все необходимые руны, хорошо? - кажется, слова Клэри не убедили охотника, он по-прежнему смотрел на неё с беспокойством. — Я в порядке, - нерешительно ответила рыжеволосая на вопрос Эрондейла. — Нет, правда, всё нормально. Наверное, это нервы. Я почти не спала в Городе Костей, а затем и в Институте, и лишь сегодня смогла нормально уснуть, организм, наверное, сходит с ума, - и это было правдой, но лишь отчасти. — Мне нужно вернуться к прежней жизни. Сон, вкусная еда, рисование и... Тренировки. Да, это всё, что мне нужно, - Кларисса кивнула, будто соглашаясь с собственными словами, после чего, обхватив стило, передала его Джейсу. — Выбирай любые места, - Фрэй попыталась улыбнуться, чтобы разрядить атмосферу и не зацикливаться на том, что сейчас произошло. Она попыталась расслабить все мышцы, разворачиваясь к охотнику так, чтобы он смог нарисовать руны почти на любой части тела, ведь пижама была довольно короткой и открытой, а, значит, трудности это не представляло, а наоборот открывало простор для фантазии.

+2

10

[indent] Клэри права, здесь в самом деле все было иначе. А когда-то в Нью-Йорке была вся их жизнь, и «иначе» было там, в квартире-портале. Тогда у Эрондейла язык не поворачивался назвать то место своим домом, но теперь это слово звучало странно и непривычно, когда он пытался назвать им некогда родные стены Института. Но даже несмотря на изменившееся мироощущение, одно оставалось неизменным: Джейс хотел, чтобы Клэри была рядом, и дело не только в ее переезде к нему, хотя в сложившихся обстоятельствах и это можно считать весьма значимым шагом.
Фрэй переживала, что внесет в его идеальный порядок ненужный хаос? Они уже прошли через это в квартире-портале, и, как оказалось, Джейсу именно это и было нужно: больше красок, больше непредсказуемости. Ему нравилось жить в окружении ее вещей, набросков, разбросанных карандашей и ярких цветов. Даже когда ее не было рядом, он словно чувствовал ее незримое присутствие. Когда-то именно Клэри и их окрепшая духовная близость помогли ему наконец-то почувствовать себя как дома, ведь не зря говорят, что «дом» - это не место, а люди, которые его создают. Светловолосый бы с удовольствием продолжил эту тему, но Кларисса уже отвлеклась на руны, а после ее неудачной попытки эти разговоры уже и вовсе были не к месту.
Джейс продолжал мягко гладить ее по волосам, другой рукой по-прежнему крепко прижимая Клариссу к своей груди, не ослабляя объятий, пока она сама не пожелает отстраниться. Обычно крепкие объятия всегда давали некую иллюзию защищенности и безопасности, да и в случае Эрондейла это нельзя назвать «иллюзией». Он защитил бы ее от всей боли и проблем, если бы мог, вот только он не мог защитить Клэри от себя самой. Сейчас не существовало никакой реальной опасности, лишь ее воспоминания, нахлынувшие на рыжеволосую в самый неожиданный момент. Постепенно ее дыхание начинало приходить в норму, плечи расправлялись, напряжение потихоньку покидало ее тело. Паническая атака отступила, но уверенности в том, что дальше все будет хорошо, это не придало.
Ты уверена? – обеспокоенно переспросил охотник. Наверняка Клэри храбрилась, пытаясь доказать и себе, и ему, что все в порядке. Эрондейл и сам этим страдал, порой до последнего не желая признавать даже самые очевидные проблемы. Вдруг проблема не только в самом процессе нанесения рун, а в них самих?
Это не похоже на простой недосып или усталость, и мы оба это знаем, - осторожно добавил Эрондейл, не спеша принимать стило из рук рыжеволосой. Конечно, он мог пуститься в пространный спор о том, что сейчас не самое лучшее решение – отправиться на тренировку и бороться со своими внутренними демонами, но зная упрямство Фрэй, можно с уверенностью сказать, что это вряд ли к чему-нибудь приведет. В конце концов, может, она права, и лучший способ каким-то образом разрядить обстановку – это отвлечься от проблем? Попытаться вернуться к привычным вещам, а утренние тренировки – как раз то, с чего почти всегда начинался каждый их день в Институте. Не то, чтобы Джейс верил, что сон, рисование, вкусная еда и тренировки могут стать прочным и надежным фундаментом их новой жизни, но спорить с этим не стал. Все их проблемы начинались по большей части из-за взаимодействия друг с другом или, скорее, его отсутствия, и никакая вкусная еда или тренировки не смогли бы это изменить. С другой стороны, пока и он сам не в силах это изменить. На фоне этого небольшого происшествия то странное чувство вины отошло на второй план, но Эрондейл по-прежнему чувствовал его присутствие, как и легкую нервозность, грозившую в скором времени стать его привычным спутником наряду с необъяснимой неловкостью. Пожалуй, все же стоит дать тренировкам шанс.
Надеюсь, в твоем списке «нужных вещей» найдется место и для меня? – попытался пошутить нефилим, наконец, взяв в руки стило. Шутка получилась явно не очень, и, нахмурившись, Джейс принялся выбирать место для своей первой руны. Кожа Клэри по-прежнему казалась ему непривычно бледной и чистой, и Эрондейл поймал себя на мысли, что непроизвольно пытается вспомнить, где была та или иная руна, чтобы нанести ее ровно в том же месте. Странное желание, но подсознанию было виднее.
Первой появилась руна выносливости, которую светловолосый аккуратно вывел на плече Фрэй. Она едва заметно напряглась, стоило кончику стило обжечь нежную кожу, но в целом в ее реакции не было ничего такого, что вызвало бы оправданную тревогу. Завершив последний завиток, Джейс отстранился, не решаясь продолжить, внимательно прислушиваясь к дыханию Фрэй. По-прежнему ровные, скорее, размеренные вздохи. Эрондейл перевел дух, приступая ко второй руне, а затем к третьей, четвертой, пятой… Подобно угольно-черным цветкам они расцветали на мраморной коже Клариссы, создавая до боли привычное, темное кружево. Последней стало «иратце». Охотник знал, что Клэри вряд ли захочет наносить эту руну, но памятуя о вчерашнем дне и их близости… Немудрено, если тело помнило о ней и сейчас. Недолго думая, Джейс нацелил кончик стило на шею рыжеволосой, быстро выводя пару плавных линий.
Вроде готово… - задумчиво произнес он, пытаясь понять, ничего ли он не забыл. Кажется, все основные руны были на месте. — Мне осталось обновить лишь парочку своих, - спешно добавил он, приподнимая майку. Слева от линии пресса вспыхнула угольно-черная руна выносливости, а с другой стороны – равновесия, которая раньше всегда красовалась на шее охотника. Другие остались еще со вчерашнего дня, так толком и не растратив свой потенциал.
Кстати, мы можем взять наши мечи, если хочешь? – поднимаясь на ноги, неожиданно предложил Эрондейл, кивнув в сторону своей полки с оружием. Его меч с гравировкой стоял прислоненный к стене, а клинок Клариссы аккуратно лежал на положенной ему полке, поблескивая в свете первых солнечных лучей. — Хотя наверно пока лучше потренируемся на деревянных мечах, это может подождать, - подумав, добавил нефилим. Как обычно его мальчишеское желание опробовать на тренировке новое оружие на мгновенье взяло верх, перевешивая здравый смысл. Клэри явно была не в той форме, чтобы сразу же перейти к такого рода упражнениям.

+3

11

[indent] Клэри уже теряла дом, как и Джейс, и однажды ей пришлось начинать всё заново. Когда Джослин исчезла, а их квартиру в Бруклине разгромили, оставаться там было нельзя, и Фрэй пришлось перебраться в Институт. Конечно, существовала ещё квартира Люка, но оборотень, поначалу пытавшийся оттолкнуть рыжеволосую от себя, чтобы защитить, полагал, что в Институте ей будет лучше. Поначалу непросто было привыкнуть к тому, что пусть и Институт был большим, внушительным зданием со множеством помещений, здесь было так много людей. У неё была своя комната и ванная, но все остальные помещения были общими - столовая, кухня, библиотека, тренировочный зал, даже в холле первого этажа практически всегда кто-то был. Существовали редкие часы, когда можно было незамеченной выскользнуть из Института, или наоборот проскользнуть обратно в свою спальню, но в таких делах нужно было проявлять максимальную осторожность, хитрость и умение сливаться с цветом стен. По большей части никому не было дела, во сколько ты приходишь или уходишь, пока ты выполняешь свою работу - присутствуешь на общих сборах, ходишь в патрули или отправляешься на конкретные задания. Клэри в глазах Сумеречных охотников была совершеннолетней, а, значит, взрослой, способной отвечать за свои поступки и действия, и в отличие от простых людей нефилимы редко нянчились со своими отпрысками так долго, предоставляя их самим себе. Кларисса почти привыкла к этому: привыкла к тому, что вроде как она живёт в большой семье, но при этом она предоставлена сама себе и вольна делать свой собственный выбор.
А потом появилась квартира-портал, вернее, они оказались в квартире-портале, и всё снова встало с ног на голову. Безумная, пьянящая свобода захлестнула их обоих. Благодаря руне тёмного альянса этот процесс несколько упростился и был более безболезненным для Клэри, но если даже Джейс однажды принял квартиру-портал, как их дом, то что говорить о ней?
И вот сейчас этот процесс был запущен в третий раз. Казалось бы, опираясь на предыдущий опыт, всё должно было быть просто, но нет, приходилось учиться заново абсолютно всему, и общению с окружающими, и своему пребыванию здесь, даже каким-то основным навыкам. Кларисса пока не понимала до конца, насколько серьёзна и глубока проблема нанесения рун...
— Да, я уверена, - в объятиях Джейса можно было забыть обо всём и, успокоившись, выровнять дыхание, сердцебиение. Светловолосый не выпускал её до тех пор, пока Клэри сама не захотела отстраниться, и она очень ценила его настойчивость. Иногда всё, что ей было нужно, это чтобы её не отпускали.
— Ну, мы же должны с чего-то начать? - пожала плечами Фрэй. Тренировки были неотъемлемой частью их жизни: и в Институте, и в квартире-портале. Это то, что объединяло оба этих места и, возможно, в данном случае это сыграет на руку? Рыжеволосая не могла сказать, что прямо горела взяться за оружие, но что-то внутри подстёгивало её к этому. Внутренние демоны хотели убедиться, что нефилим всё ещё была на что-то способна?
— Это даже не обсуждается, - Фрэй улыбнулась на шутку Эрондейла. Его присутствие в жизни Клэри не подвергалось сомнению, это всегда являлось чем-то само собой разумеющимся, неужели охотник в этом сомневался?
Кончик стило коснулся кожи девушки, и в первые мгновения она заметно напряглась, но не от физических ощущений, а скорее страшась, что паническая атака повторится, и воспоминания нахлынут вновь. Но ничего подобного не произошло. Джейс нарисовал одну за другой руны, но Кларисса не чувствовала неприятных ощущений или тревоги, зрение не мутилось, а сердце не грозило вырваться из груди.
— Видимо, пока тебе придётся заниматься моими рунами, - задумчиво отозвалась рыжеволосая, наблюдая за тем, как Эрондейл сосредоточенно выводил плавные, ровные линии. Кажется, он нарисовал все самые необходимые для тренировки метки, но отстраняться не торопился. Когда охотник наставил стило на её шею, Фрэй хотела было возразить, что иратце ей не нужно, но на самом деле это было не так. Лёгкий дискомфорт после вчерашнего всё ещё жил где-то внутри, и если она хотела полностью отдаться тренировкам, лучше от этого избавиться и быть сосредоточенной на другом. Поэтому поджав губы, Кларисса позволила угольно-чёрному цветку руны исцеления появиться на шее.
— Ты как всегда во всеоружии, - шутя, добавила девушка. Светловолосому потребовалось обновить всего лишь две руны, и он уже был готов. Когда-то она тоже заимела привычку наносить руны или обновлять их каждое утро, но за последние пару недель было совсем не до того.
— Точно! - воскликнула Клэри. Она словно бы не услышала продолжение фразы о деревянных мечах, вспомнив о тех прекрасных клинках, что они купили в Толедо на день рождения Джейса. — Нет-нет, никаких деревянных мечей, возьмём наши мечи, - рыжеволосая поднялась с кровати. На мгновение показалось, что перед охотником снова та сильная и уверенная Клэри, которую он знал и какой она была на протяжении последних месяцев.
— Встретимся мнут через 15 в тренировочном зале, я оденусь только, - по прошествии этого времени Кларисса, одетая в облегающие чёрные леггинсы, не сковывающие движений, и такую же тёмно-зелёную майку, зашла в зал. Волосы она собрала в высокий хвост, а выбившиеся пряди закрепила невидимыми заколками, чтобы не мешали во время тренировки. Джейс уже ждал её, и Кларисса прямиком направилась к нему, забирая из его рук свой клинок. Изящная рукоять скользнула в руку так легко и непринужденно, будто меч был живым и только и ждал этого момента.
— Ты придумал своему имя? - девушка кивнула на меч в руках Эрондейла. Рыжеволосая более уверенно обхватила рукоять клинка пальцами, чувствуя, как он идеально сбалансирован, как точно лежит в руке, будто являясь её продолжением. Казалось, что он отзывался не только на каждое движение, но и на мысль, словно чувствуя заранее, чего хочет Кларисса. Она крутанула в воздухе восьмёрку, отступая на пару шагов назад.
Войдя в тренировочный зал, она не сразу обратила внимание на то, что они здесь одни - Институт только-только начинал просыпаться, и его обитатели ещё не успели приступить к выполнению привычного распорядка дня.
— Начнём? - улыбнулась Клэри, делая выпад вперёд. Джейсу потребовалась сотая доля секунду, чтобы выставить свой меч - клинки скрестились, звягнула сталь, снова порождая те странные, переливчатые, больше похожие на музыку, звуки. Девушка отвела клинок в сторону и сделала ещё один выпад, который Эрондейл тут же блокировал.
Руны на теле буквально завибрировали, наполняя Фрэй энергией, силой, скоростью, ловкостью, и Кларисса пошла в атаку. Она всё ещё не восстановила силы, но руны компенсировали это, делая её всё такой же грациозной, изящной и разящей, как и клинок в её руке. Она осыпала Джейса точными ударами, который он играючи блокировал, пока не торопясь переходить в атаку.
В ушах начинало шуметь, но рыжеволосая списала всё на адреналин, заструившийся по венам.

+1

12

[indent] Несколько минут спустя после нанесения последней руны Джейс с тревогой ждал реакции рыжеволосой. Кажется, никаких неприятных ощущений она не почувствовала. Разумеется, сам процесс нельзя назвать безболезненным, но обычно охотники редко реагируют на ставшими привычные ощущения, даже если они и приносят некоторый дискомфорт. Должно быть, Клэри немного отвыкла от некогда обыденного ритуала перед каждой тренировкой, но ничего предосудительного светловолосый в ее реакции не заметил. Она едва заметно напрягалась каждый раз, стоило кончику стило впервые обжечь кожу, но напряжение постепенно начинало ослабевать, пока нефилим не спеша продолжал плавную линию той или иной руны.
Наконец, подготовительный этап был пройден, но отправляться оттачивать боевые навыки в розовой пижаме с единорогом было бы явно не самой лучшей идеей. Впрочем, она бы не сковывала движений, просто выглядела не по случаю.
Молча кивнув, Эрондейл проводил взглядом удаляющуюся Клариссу, непроизвольно переключая внимание на подаренный ею меч. Когда-то он в самом деле хотел дать ему имя, но сейчас едва ли об этом вспомнил. Может, и не вспомнил бы вообще, если бы Фрэй ему об этом не напомнила. Не то, чтобы он ему разонравился, нет. Да и как вообще такой меч может разонравиться? Просто при взгляде на него Джейс сразу же вспоминал тот день, когда Клэри сделала ему такой подарок. Даже в рамках их пребывания с Джонатаном, которое по большей части казалось далеким сном, тот день и вовсе был похож на сказку. Ту самую сказку, в которую никогда не вернуться.
Светловолосый медленно подошел к стене, касаясь кончиками пальцев кованой рукояти меча. Она так идеально лежала в руке, будто была создана для нее. Впрочем, «будто» здесь было лишним. Она правда была создана для него, по его размерам и оформлена согласно его вкусу. Впору придаться сладкой ностальгии по тем приятным воспоминаниям, которые хранила молчаливая сталь и его сердце. Где-то в груди мягко заныло, и Эрондейл инстинктивно приложил ладонь поверх руны любви, надежно спрятанной под тканью майки. Это чувство не было неприятным или болезненным, скорее, непривычным, будто бы руна пыталась напомнить о себе, заставляя почувствовать свое присутствие. Поначалу Джейс пытался понять, что это могло значить и не мерещится ли ему вообще это фантомное ощущение, но ни к какому ответу он так и не пришел. Может быть, это и в самом деле было его разыгравшееся воображение, кто знает. В любом случае, со временем оно стало таким привычным, что он почти перестал его замечать.
Через некоторое время они с Клэри встретились в тренировочном зале. Эрондейл пришел первым, но надо отдать ей должное – рыжеволосую не пришлось долго ждать. Она быстро переоделась в более подходящую одежду, завязав волосы в тугой хвост. Обычно этот простой наряд, пускай, столь далекий от облегающих платьев и каблуков, пробуждал в Джейсе самые разные эмоции, и первой из них было приятное, волнующее предвкушение: он любил наблюдать за Фрэй в действии. Эти движения, страсть, блеск в глазах. Но сегодня нефилим был слишком сосредоточен на ее состоянии, что почувствовал лишь легкие отголоски привычного возбуждения в ожидании тренировки.
Он с готовностью протянул Клариссе меч, занимая исходное положение. Она сделала выпад – он его блокировал, еще один – и снова. Эти движения давались точно также легко, как дышать или ходить, почти без усилий. Руны делали свое дело, придавая рыжеволосой ловкость, скорость, делая ее быстрой и проворной, легко избегая его ударов. По правде говоря, Джейс особо и не старался переходить в атаку, предпочитая давать Фрэй больше простора для действий. Ее щеки начали розоветь, а в глазах появились привычные искорки – она потихоньку входила в раж, вспоминая, каково это – чувствовать себя в бою. Эрондейл любил этот адреналин, наслаждаясь каждым мгновеньем, в особенности на их совместных тренировках. Они редко обходились без каких-то игривых комментариев или недвусмысленных мгновений, когда их губы были готовы вот-вот соприкоснуться, но Фрэй ловко уворачивалась, с дерзкой улыбкой приставляя к его горлу острие меча.
Сегодня Джейс был куда более сдержан, пытаясь напомнить себе, что Клэри еще не пришла в форму, одно неосторожное движение – и он может поранить ее. Сложно было полностью отдаться процессу, постоянно держа в голове эту мысль. Впрочем, это почти получилось, но стоило светловолосому почувствовать свободу, как лезвие меча едва не полоснуло по руке Клариссы.
Если бы это был настоящий бой, ты бы уже была мертва, - чуть подавшись вперед, поднося меч к горлу Фрэй, наставительно констатировал Эрондейл. Он всегда был очень строгим и требовательным учителем, но обычно все это преподносилось с позиции его неподражаемости и неуязвимости, о чем он часто любил говорить, сегодня же он был на редкость серьезен. — Будь внимательнее, соберись, - убирая руку, строго добавил Джейс.

+3

13

[indent] Как ни странно, но оказавшись в тренировочном зале, Клэри почувствовала себя свободнее. Это место, где бы оно не было - в Институте или в квартире-портале, всегда было знаковым в жизни Фрэй. Однажды Джейс показал ей, что физические нагрузки и тренировки помогают высвобождать негативную энергию и трансформировать её в нечто полезное. Впрочем, иногда подобные порывы носили и более деструктивный характер, когда рыжеволосая загоняла себя на тренировках, едва не падая от усталости и сбивая в кровь костяшки пальцев. Но сегодня был не тот случай.
Их совместная тренировка больше напоминала небольшой, но всё же шаг вперёд на пути к их прежней жизни, и, наверное, стоило этому порадоваться. Воспоминания о недавней панической атаке почти что выветрились, и Кларисса, воодушевлённая предстоящей тренировкой, позабыла не только о ней, но и о том, что светловолосый с утра вёл себя очень странно. Конечно, она вспомнит об этом позже, но сейчас предвкушение, волнением отдававшееся в кончиках пальцев, делало своё дело.
Девушка улыбалась, глядя на Джейса, в то время как охотник выглядел чрезвычайно серьёзным, даже суровым. Обычно их тренировки носили более игровой характер, когда отработка боевых приёмов смешивалась с шутками, колкостями и другими пикантными моментами. Когда они дрались на мечах или отрабатывали рукопашный бой, весь мир словно отходил на задний план, чем-то напоминая моменты их интимной близости. Бой своего рода тоже был интимной близостью, но несколько иного толка. Каждый выпад, каждый шаг, каждый удар и замах, - всё это заставляло кровь петь в венах, а адреналин бушевать в области сердца.
Клэри считала удары сердца и делала короткие, размеренные вдохи, лишь бы не сбиться с темпа, не потерять ритм, и при этом умудряясь просчитывать следующие ходы Эрондейла. Без преувеличения в бою, пусть даже тренировочном, молодой человек был великолепен: скорость и быстрота реакций, сила и отточенная грация движений навевали аллюзию с хищным и очень опасным животным, играющим со своей жертвой. Кларисса не питала иллюзий касательно своих сил, прекрасно понимая, что если бы Джейс действовал в полную силу, ей было бы не сдобровать - она была бы повержена в первые минуты их игрового поединка. Но подобные мысли никак не мешали продолжать восхищаться им.
Клэри чувствовала, что Джейс сдерживает себя, и все его движения, несмотря на красоту и изящество, были лишь отголосками того, на что он был способен. То ли он по-прежнему переживал за Фрэй и поэтому отбивал её удары почти что с ленцой, не торопясь переходить в наступление, то ли в данной тактике заключался какой-то урок, который был пока сокрыт от рыжеволосой.
Впрочем, в какой-то момент азарт, видимо, взял своё, и Джейс послал вперёд точный, разящий удар. Кларисса то ли растерялась, то ли замешкалась, то ли была слишком увлечена своими мыслями, но клинок в самом деле чуть было не полоснул её по руке. Но «чуть» ведь не считается?
— Тебе не кажется, что ты себя переоцениваешь? - не сдвинувшись с места, парировала Фрэй, когда Эрондейл поднёс меч к её горлу, при этом оставив свой бок незащищённым, и меч Клариссы легко ткнулся в это мягкое место ребром. — Тебе не помещает подумать о защите, - дерзко продолжала рыжеволосая отступая на два шага назад и начав обходить охотника по кругу. Пару раз она замахивалась, но светловолосый отбивал её удары, не напрягаясь. Меч охотника был длиннее, тяжелее, но на стороне Клэри была лёгкость и проворность, и она рассчитывала сыграть на этом. Перехватив поудобнее меч, Кларисса сделала вид, что собирается послать вперёд мощный удар, вложив в него весь вес своего тела, но в самый последний момент отскакивая в бок и оказываясь почти за спиной охотника, наставляя острие на позвоночник, чуть выше поясницы.
— Упс, кажется, сейчас уже ты был бы мёртв, - острие мягко толкнулось вперёд, будто бы напоминая о том, что этот раунд был не за светловолосым. Оно не жалило и не делало больно, но сквозь тонкую ткань футболки явственно ощущалось, каким острым был меч - стоит едва усилить нажим, и пойдёт кровь.
— Может, ты уже начнёшь драться нормально? Что ты вообще делал, пока меня не было? Или ты позабыл дорогу к тренировочному залу? - Клэри снова отошла на пару шагов назад, надеясь, что Эрондейл, наконец-то, порадует её наступлением, а не банальным блокированием её ударов.

+4

14

[indent] В любой другой ситуации, наверное, можно было бы сказать, что Джейс себя переоценивает, но только не здесь. В бою ему не было равных, и составить достойную конкуренцию ему мог бы разве что Джонатан. Конечно, светловолосый не владел одинаково хорошо всеми видами оружия, понимая, что ему никогда не добиться такого мастерства в стрельбе как Алеку, да и хлыст, как у Изабель – не по его части, да и вообще это больше для женщин. Однако, когда речь заходила о холодном оружии и тактике ведения ближнего боя, самомнение Эрондейла было полностью оправданным. Если он не шел в атаку, значит, не хотел, придерживаясь каких-то других планов.
Фрэй не унималась. Было отрадно видеть в ней этот азарт, яркими искорками танцующий в горящих изумрудных глазах. Прежний Джейс бы непременно им заразился, улавливая ее настроение с первых мгновений, но нынешний вел себя иначе. Он по-прежнему чувствовал ее, а, может, просто слишком хорошо знал, чтобы уловить ее настроение по мельчайшим деталям: ее взгляду, движениям, улыбке. Просто теперь этого было недостаточно. Ушла прежняя беззаботность и легкость, и Эрондейл пытался научить себя расценивать все происходящее с позиции здравого смысла, руководствуясь, что лучше будет для нее. Тренировка в духе старых добрых времен, может, и разрядила бы обстановку, но если Клэри поранится в процессе, то оно того не стоило. Она даже руны не могла нанести, как она отреагирует на вид крови или раны? Человеческое подсознание – очень странная вещь, и никогда не знаешь, что станет следующей зацепкой для нового эмоционального срыва.
Джейс остановился, давая Клариссе обойти себя вокруг, следя за ней боковым зрением и по-прежнему не опуская меч. Вопреки внешней расслабленности, он был полностью сосредоточен и сконцентрирован, чтобы при необходимости отразить любой удар, но сейчас он не стал этого делать. Клэри должна была почувствовать свободу, определенное удовольствие от успешной атаки, ведь не зря говорят, что нападение – лучшая защита. Ей нужно об этом вспомнить. Всего мгновенье, и острие клинка едва коснулось его спины чуть выше поясницы. Охотник усмехнулся, легко поведя плечами – клинок приятно щекотал кожу даже сквозь легкую ткань майки. Это ощущение было обманчивым: одно неосторожное движение, и острие тут же оставит легкий порез.
Хороший ход, пускай, и не очень честно нападать на противника со спины. С другой стороны, в реальной жизни никто не будет думать о морали. Действуй, согласно ситуации, - со знанием дела прокомментировал охотник. Клэри тоже не терялась, прекрасно зная, что любые, даже незначительные намеки касательно его физической формы непременно заденут самолюбие Эрондейла. Они бы и задели, если бы он не понимал, что она специально его распаляет, ожидая ответной реакции. Не то, чтобы нефилим не понимал этого раньше, еще в самом начале их знакомства, но тогда он всякий раз велся на подобные провокации, позволяя Клэри получать свое. Нельзя сказать, что с течением времени он вдруг стал мудрее, но научился быть сдержаннее – это точно. Сказывался здесь и его настрой, которому по-прежнему было далеко до игривого и азартного.
Неплохая попытка, Фрэй, - выдержав небольшую паузу, разворачиваясь лицом к рыжеволосой, произнес охотник. Поудобнее перехватив меч, он сделал шаг по направлению к ней, а затем еще один – лениво и уверенно, с легкой улыбкой. Когда-то эта походка заставляла всех представительниц прекрасного пола с приглушенным вздохом оборачиваться, провожая его томным взглядом, а если он шел по направлению к одной из них… Джейс был уверен, что у той, которая на мгновенье почувствовала себя «избранной», наверняка подгибались колени, что, в общем-то, неудивительно. Когда-то Изабель ругала его за такие мысли, которые он имел неосторожность озвучить, но сейчас едва ли все это относилось к Клариссе. Может быть, когда-то, но она умела это скрывать, а сейчас для нее все это стало не ново, и тренировка была всего лишь тренировкой.
Но что бы ты там ни думала, я вполне уверен в своей физической форме, - играючи забрасывая меч на плечо, продолжил Эрондейл. — Так что сегодня мы будем отрабатывать твое нападение, тебе не помешает. Это лучшая защита, да и тебе надо прийти в форму, - Джейс вовсе не пытался ее задеть, лишь указывая на очевидное. Клэри по-прежнему была в хорошей форме, но не в прекрасной, как раньше. Отсутствие тренировок никогда не проходит бесследно. Он и сам это почувствовал, только вернувшись из Города Костей, но у него было время, чтобы немного наверстать упущенное в отличие от рыжеволосой. — Либо мы занимаемся так, либо никак, - твердо заявил охотник, упрямо вскидывая подбородок, несколько свысока наблюдая за Фрэй.

+3

15

[indent] Не то, чтобы Клэри рассчитывала на на легкую, беззаботную и игривую тренировку, но во всяком случае она не ожидала, что Джейс будет настолько суровым. Его странное, непонятное настроение, вызвавшее беспокойство у рыжеволосой сразу же после пробуждения, никуда не делось, трансформировавшись в ещё более и странное и непонятное настроение.
Раньше тренировочный зал и их совместные тренировки действовали на Эрондейла почти благостно, заставляя сбросить накопившееся напряжение и, быть может, дать выход разнообразным эмоциям. Каждый раз когда их клинки скрещивались, будто бы становилось легче. Выражение «выпустить пар» придумали не просто так, и со временем девушка в этом убедилась.
Отчасти именно по этой причине она напросилась на тренировку с охотником - она подумала, что это поможет им отвлечься, развеяться и... сблизиться. Было грустно от того, что всего за каких-то пару недель они отдалились друг от друга настолько, что никак не могли отыскать путь к друг другу, будто их крепкой связи и сильной любви было недостаточно, чтобы перешагнуть через произошедшие события.
Как оказалось тренировки тоже было недостаточно, чтобы изменить настроение светловолосого, но Кларисса не собиралась вот так просто сдаваться. Клинок приятно вибрировал в её руке, призывая свою хозяйку к дальнейшим действиям и побуждая к более решительным, возможно, даже отчаянным атакам. Меч был настолько великолепен, что с ним не было страшно выкинуть какой-то финт.
Молодой человек едва ли улыбался одними уголками губ, позволяя Фрэй претворить в жизнь одну за другой атаки, и при этом ни разу не ответив на её удары с должным рвением. Всё, что он делал, это защищался, и, кажется, он намеревался придерживаться этой линии и дальше.
— Я так и действую, мы же на рыцарском поединке, - хмыкнула рыжеволосая, слегка уязвлённая нравоучительным тоном Джейса. Как будто бы этих тренировок у них была всего одна или две, а не тысяча, и Кларисса совершенно не знала, что делать.
Эрондейл, наконец-то, развернулся к девушке лицом и начал наступать. Клэри почти обрадовалась, что, должно быть, сейчас Джейс пойдёт в атаку, но нет: он лишь плавно и уверенно наступал на неё, заставляя пятиться назад. Чего он добивался? Клэри невольно залюбовалась его грациозными, чётко выверенными движениями. Он двигался будто бы с ленцой, но на самом деле каждый шаг был просчитан и рассчитан до миллиметра. Небрежно забросив на плечо свой меч, светловолосый остановился.
— Если бы я знала, что ты будешь таким занудой, пошла бы тренироваться одна, - не осталась в долгу рыжеволосая. В чём-то он, конечно, был прав - ей нужно было прийти в форму, но это вовсе не означало, что их совместная тренировка должна превратиться в скучнейшее из действий, где Джейс являет собой непоколебимую, суровую и безэмоциональную скалу, а она, будто новоиспечённая ученица выполняет всё, что он ей говорит. Кларисса едва удержалась от того, чтобы не закатить глаза.
— Ладно, - отозвалась Фрэй, ринувшись в атаку. На этот раз удары были сильнее, ожесточеннее, резче - магический потенциал рун таял на глазах, а сама девушка чувствовала непривычное покалывание по всему телу. Мышцы ещё не успели вернуться в тонус и давали о себе знать, но будучи на допинге из рун, на деле это никак не сказывалось.
В какой-то момент Эрондейл поддался или засмотрелся, неважно, но он дал возможность мечу Клэри едва коснуться его горла.
— Почему мы не можем потренироваться, как обычно? - немного запыхавшись, проговорила рыжеволосая. Она чуть надавила острием на шею охотника, и тут же убрав клинок, резко толкнула Эрондейла в грудь. Такой прыти он явно не ожидал и отшатнулся, подарив Клариссе бесценные мгновения: её меч ребром ударил по руке светловолосого. От такого меч бы он не выронил, Кларисса была не настолько сильна для этого, но внимание это отвлекло, и этого было достаточно, чтобы в следующую секунду Фрэй налетела на светловолосого, буквально сбивая с ног. Маленькая и хрупкая Клэри могла лишь рассчитывать на эффект внезапности в бою с таким крепким и сильным охотником, как Джейс. Он был физически сильнее неё в разы и тягаться с ним на равных было бессмысленно. Однако, всегда оставались подобные хитрости, да ещё тот факт, что молодой человек считал, что она слишком слаба сейчас. Спасибо рунам, что не настолько. А приём с ударом по запястью и последующим наскоком ей показал Джонатан, и Кларисса успела в этом поднатореть.
Оказавшись сверху, девушка вновь приставила меч к горлу Джейса, дерзко ухмыляясь. При желании Джейс мог тут же скинуть её с себя, но отчего-то не стал.
— А такое «никак» тебя устраивает? Нравится лежать на лопатках, мистер совершенство? - с придыханием отозвалась Фрэй, крепче сжимая коленями бёдра Эрондейла. По крайней мере, если он захочет её скинуть, сделать это будет чуточку сложнее.

+3

16

I can be your reckless, you can be my stake
I can be your heartache, you can be my shame
When you're feeling reckless, when you're feeling chained
When there's nothing left but pain
Welcome to my dark side

[indent] Обычно Джейс не отличался занудством во время тренировок, хотя далеко не все могли привыкнуть к его требовательным указаниям и колким замечаниям. Даже не привыкнуть, а правильнее будет сказать – не все могли вытерпеть его указания и замечания, однако занудством это сложно назвать. И когда он успел таким стать? Светловолосый уже собирался возразить на слова Фрэй, но так и не нашелся, что сказать. Пожалуй, в чем-то она в самом деле оказалась права, о чем ей тоже знать совершенно необязательно.
Кто-то же из нас должен вести себя благоразумно, - все-таки прокомментировал Эрондейл. Обычно они редко отличались этим полезным качеством, а если у кого-то и были просветления, то не у Джейса. Вряд ли одна тренировка сможет сделать из него другого человека, но по необъяснимым причинам он пытался им стать. Конечно, основным доводом было его беспокойство за Клариссу, но одного его было бы недостаточно для таких разительных перемен.
Глупо надеяться, что Фрэй будет делать то, что ей сказали, и все же, в какой-то мере она прислушалась к словам охотника: перешла в атаку. Разве не этого он добивался? Джейс снова принял оборонительную позицию, защищаясь от ее удара, но явно без должной прыти и внимательности. Ввиду ее состояния и перерыва в тренировках, он явно не ожидал от Клариссы такой напористости и быстроты реакции, которую отчасти обеспечивали ей руны и лишь частично – ее собственная концентрация и старания. Пропустив один важный маневр, он в буквальном смысле оказался на лопатках, подчиняясь, скорее, неожиданности момента, чем весу хрупкой Клэри. Приставив острие клинка к его горлу пару мгновений назад, Фрэй отвлекла внимание нефилима, заставляя внутренне гордиться ее азартом и упрямством, что и стоило Эрондейлу последней пропущенной атаки.
Падать с высоты своего роста было не очень приятно, и на пару секунд Джейсу показалось, что резкое «приземление» буквально выбило из него дух. Тяжело дыша, он запрокинул голову, встречаясь взглядом с Клариссой, торжественно устроившейся сверху. Судя по ее дерзкой улыбке и не менее дерзкому замечанию, она была собой очень довольна и даже горда. Надо сказать, не без оснований. Светловолосый даже на мгновение забыл о ее внешней хрупкости, почувствовав, как она ощутимо сжала коленями его бедра, словно приказывая лежать смирно. Пожалуй, ему нравилось чувствовать ее сверху во всех смыслах этого слова, равно как и их тесную близость, позволяющую ощутить ее жар и даже почувствовать ее тяжелое дыхание, если бы она склонилась чуть ниже.
Скорее, тебе нравится видеть меня на лопатках, но я не против отдохнуть, - ухмыльнувшись, ответил Эрондейл. В этот краткий миг могло показаться, словно он вернулся – такой же дерзкий и нахальный, каким Клэри его всегда знала до всех этих событий и до их возвращения. — О таком нападении я и говорил, - чуть подавшись вперед, чувствуя приятную прохладу стального лезвия, продолжил нефилим. — Ты явно делаешь успехи, - покровительственным тоном заметил он.
Впрочем, его спокойствие и бездействие были обманчивы. Резко перехватив запястье Клариссы, отводя в сторону зажатый в ее руке клинок, Джейс подался вперед, опрокидывая рыжеволосую на спину. Возможно, она испытала тот же дискомфорт, что и он минутами ранее, но охотник особо не церемонился. Ударив ее запястье об пол – не до боли, но достаточно, чтобы Клэри выпустила из рук клинок, Эрондейл перехватил обе ее руки, заводя их за голову и прижимая к полу. Для всех этих манипуляций ему пришлось оставить и свой меч, но при необходимости он мог дотянутся до его рукояти за считанные доли секунды.
Пожалуй, ощущать ее под собой ему нравилось еще больше. Не только в том самом однозначном смысле, хотя, немудрено, если дело было в каких-то животных инстинктах. По своей природе Эрондейл всегда был охотником, а Клэри, какой бы дерзкой и сильной она ни являлась – его жертвой. Хищный блеск, вспыхнувший на дне золотистых глаз, как нельзя лучше оправдывал вышеупомянутое сравнение.
Светловолосой потянул ее запястья назад, заставляя Фрэй плавно выгнуть спину, в очередной раз демонстрируя свою грацию и гибкость. Ее грудь тяжело вздымалась и опускалась, на щеках вспыхнул яркий румянец, а изумрудные глаза по-прежнему смотрели упрямо и с вызовом. Несмотря на невидимые заколки и высокий хвост, пара непослушных прядей все же вырвалось на свободу, обрамляя личико Клариссы, так и норовя прилипнуть к влажной коже. Джейс крепче стиснул колени, опускаясь ниже, чувствуя под собой, как одна за другой напрягаются ее упругие, эластичные мышцы, словно готовясь ощутить его вес, но не считая определенных точек их тела по-прежнему не соприкасались. Эрондейл приоткрыл губы, словно хотел что-то сказать, но что бы это ни было, оно так и осталось невысказанным. Ему нравилось видеть ее такой. Всегда нравилось. Светловолосый пару раз моргнул, как будто пытаясь сбросить с себя невидимую пелену нахлынувших образов и ассоциаций, притворяясь, что не чувствует подступающий жар. Он собирался подняться с ног, поднять с пола их оружие и напомнить, в каком ключе он собирался вести тренировку, но это оказалось сложнее, чем выглядело на первый взгляд.

Acting like I'm heartless, I do it all the time
That don't mean I'm scarless, that don't mean I'm fine

+5

17

Build up my patience, you're doing it right
You've got me all jaded, I'm holding on tight
This game, I don't really get it, oh
But you know that I'm just about to fall
Got me on edge, yeah, you're doing alright

[indent] Когда Джейс говорил о благоразумии, это всегда вызывало улыбку. Ту самую чуть насмешливую, задорную, яркую улыбку, которая ему так нравилась. Вот и сейчас губы Клэри дрогнули в улыбке, а глаза невольно устремились к небу. Неужели Эрондейл в самом деле так считал, намереваясь превратить их тренировку в скучнейший из уроков? Фрэй хотела верить, что нет, и чего бы он там не боялся, это не было поводом для последующего занудства. Или он теперь планировал всегда так себя вести?
Она догадывалась, что всё дело в панической атаке, случившейся утром в его спальне, - наверняка, он боялся, что тренировка может вызвать куда-более серьёзные последствия. А если девушка поранится? А если случайно поранит самого Джейса? Кто знает, что будет? Сама-то Кларисса сейчас была спокойна, но была почти уверена, что охотник рассуждал примерно так. Излишняя осторожность ещё никому не делала хорошо, превращая общение в нечто странное и натянутое. Неужели светловолосому и без этого было мало неловкости в их общении, что он хотел всё испортить и в тренировочном зале?
Впрочем, его было трудно винить - он переживал, и Фрэй понимала это, равно как понимала, откуда эта осторожность и чрезмерная опека, боязнь сделать лишний шаг, жест, да что угодно. Казалось, что как никогда до этого, Клэри была очень хрупкой в глазах Джейса, притом не только физически, но и эмоционально. Он чувствовал её уязвимость и словно боялся лишний раз вздохнуть, тем самым делая неловкие моменты между ними ещё более гнетущими. Благими намерениями выложена дорога в ад, не иначе.
Должно быть при падении охотнику было больно - со всей силы шлёпнуться на спину и не иметь возможности хоть как-то смягчить падение, было не очень приятно. Даже девушка почувствовала весьма ощутимый толчок, когда они оказались на полу. К слову сказать, тренировочных матов не было - никто из них не догадался их положить, решив, что это им не понадобится, и теперь они оба лежали на тёплом, деревянном полу.
Клэри продолжала дерзко улыбаться, не без удовольствия отмечая, как тяжело дышит Эрондейл. От падения или от её внезапной близости, сейчас это не имело значения. Он был выбит из колеи, и если не полностью, то был очень близок к этому, и Кларисса была полна решимости довести начатое до конца.
— Не буду отрицать, что это мне в самом деле нравится, - уверенно кивнула рыжеволосая. — И когда ты просишь пощады тоже, - не унималась Фрэй, на мгновение вспомнив, какого это быть уверенной, сильной и своенравной. — Гораздо больше пользы от твоих уроков, учитель, было бы, если бы мы были в равных условиях, защищать и отбивать удары мне тоже придётся. Никто не даст мне только нападать в реальной жизни, - парировала нефилим, немного напрягшись, стоило Джейсу податься вперёд. Лезвие не порезало кожу на его шее, но было чертовски близко к этому, ещё чуть-чуть, и...
Вот, чего она хотела! Действий!
Оказавшись на спине, она выронила меч из внезапно ослабевших пальцев - удар Эрондейла по запястью был не очень сильным, но чувствительным, такое бывает, когда удар приходится на особо слабые места и болевые окончания.
Дыхание перехватило, и на мгновение стало больно дышать, охотник перехватил оба её запястья, прижимая их к полу. В первые мгновения Кларисса инстинктивно пыталась вырваться, дёргая руками и посылая корпус вперёд, но светловолосый держал крепко. А в конечном итоге, заведя её запястья назад, с коротким полустоном заставил прогнуть спину, то ли подаваясь навстречу, то ли желая занять положение поудобнее.
Она всё также тяжело дышала, ловя ртом воздух, а глазами - такой опасный блеск на дне янтарных глаз. Эрондейл опустился чуть ниже, крепче сжимая коленями её ноги, и Фрэй подумала, что сейчас он окажется совсем близко, но нет.
Он боялся? Клэри часто походила на жидкий огонь, к которому тело так жаждет прикоснуться, но вместе с тем страшится обжечься. Былой запал и искра, что всегда жили в ней, как будто бы пропали, стоило им вернуться в Нью-Йорк, но сегодня искра зажглась вновь. Было ли это временным явлением или просто проблеском на фоне всеобщей грусти и печали, она не знала - она действовала, как чувствовала, и эти чувства затягивали её в хорошо знакомый водоворот.
Тело помнило, как любило тренировки, заодно помогая разуму и сердцу вспомнить эти ощущения, снова окунуться в них и почувствовать себя живой. Не сломленной и разбитой, а сильной, крепкой, настоящей, самой собой.
— Самодовольство - порок, ты в курсе? - резко рванув вперёд, отозвалась Кларисса. Рывок был сильным, но Джейс держал крепко, и, конечно же, не дал ей высвободиться из его хватки, но этого было и не нужно. На пару секунд их губы почти встретились, но не хватило совсем немного, чтобы это в самом деле произошло.
— Вспомни, как нам было хорошо, - прошептала Фрэй. — На тренировках, - но даже с этим добавлением, фраза прозвучало очень и очень двусмысленно.  — А эти мечи... Они умоляют пустить их в дело. Ты же чувствуешь, как твой клинок тянется к моему? Они ведь парные, они должны быть вместе, - продолжала рыжеволосая, почти выдохнув эти слова в приоткрытые губы светловолосого. Вышло почти поэтично, но так ведь говорил им мастер-оружейник в Толедо, а Клэри всего лишь вспомнила его слова.

+1

18

[indent] Хотелось бы сказать, что Джейс никогда не просил пощады, но это было не так. То есть, в общепринятом смысле те просьбы можно назвать, скорее, мольбами «не останавливаться», да и, как правило, речь шла не о тренировках. Казалось бы, Фрэй говорила про последнее, но что-то в ее тоне и этом дерзком взгляде заставляло почувствовать некий подтекст.
Я никогда не прошу о пощаде, - хищно сузив глаза, недовольно возразил охотник. Как бы там ни было, те случаи, о которых он подумал, совершенно не хотелось заносить в упомянутую ей категорию. Светловолосый отлично помнил, как Кларисса любила повторять, что она не просит и не умоляет, зачастую придерживаясь своих слов, лишь за редким исключением нарушая свои принципы. Клэри же была другой, часто не стесняясь признать свою потребность в нем, хотя во время тренировках просить о снисхождении тоже было совсем не в ее характере. С другой стороны, разве они все еще говорили о них?
Знаешь, как говорят? Сначала надо научиться ходить и только потом летать. Сначала надо научиться защищаться, чтобы перейти к чему-то большему. В твоем случае уже не научиться, а вспомнить, - настаивал на своем Эрондейл. В душе он согласился со многим, что говорила Клэри, но гордость не позволяла признать хотя бы половину из этого вслух. Не умея нападать, не имеет смысла учиться защищаться. На одной защите в схватке долго не протянуть, и здесь можно долго спорить, что первично – защита или нападение. Предполагаемая жаркая полемика могла бы даже переплюнуть неразрешимые противоречия о том, что появилось первым – курица или яйцо. Джейсу не хотелось углубляться во все это, но он был почти уверен, что едва ли Фрэй сможет оставить его слова без ответа.
Впрочем, их словесные споры явно не входили в тройку тех вещей, которые сейчас занимали его мысли. Может быть, он видел то, что хотел видеть, но в эти мгновения Клэри словно снова стала собой. Дерзкой, уверенной в себе, упрямой. Наверняка это был всего лишь проблеск во мраке, ведь от таких событий, какие им довелось пережить, не отойти за пару дней и с помощью какой-то там тренировки, но так хотелось в это поверить. Несмотря на то, что Эрондейл всегда считал себя прекрасным тактиком, в повседневной жизни он не был склонен к постоянному анализу ситуации, скорее, импульсивно совершая те или поступки, нежели руководствуясь взвешенными «за» и «против». Во всяком случае, так было раньше. Как бы Джейс ни хотел, он не мог измениться так быстро, по-прежнему оставаясь самим собой. Если бы все было так просто, и было бы достаточно одного лишь желания, то не только он, но и многие люди могли бы избежать большинство поступков и их последствий, но все работало совсем иначе. Клэри всегда выбивала его из зоны комфорта, создавая еще менее благоприятные условия для воспитания силы воли и терпения, не изменяя своей тактике и сейчас. Наверное, можно утверждать, что в ней многое изменилось, но не это: Фрэй всегда умела застать его врасплох и хотя бы на мгновенье, но заставить забыть, как дышать.
Это произошло и сейчас, когда она резко рванулась вперед, и Джейс даже забыл сделать вздох. Он замер, не разжав пальцы на ее запястьях, скорее, ввиду легкой растерянности, нежели умышленно. Она оказалась так близко, и все же недостаточно, чтобы их губы по-настоящему коснулись друг друга. О, разве она говорила о тренировках? Это маленькое уточнение пришлось как нельзя кстати, но мысли охотника уже были далеки от отработки ударов. Конечно, не каждая их тренировка заканчивалась чем-то пикантным, но не одна, не две и даже не три. Этому находилось вполне логичное объяснение: вид воинственной и дерзкой Фрэй всегда попадал в цель, действуя на нефилима довольно однозначным образом. Иногда ему казалось, что этот взгляд и меч, который Клэри крепко и смело сжимала в своих маленьких ручках, могли переплюнуть по степени своей притягательности самое откровенное нижнее белье, красную помаду и каблуки. Часть этого возбуждения направлялась в мирное русло, выливаясь в накаленную атмосферу и интенсивную тренировку, но ввиду возраста даже этого порой было недостаточно, чтобы «выпустить пар». Джейс невольно поднял взгляд, выглядывая из-за плеча рыжеволосой, где находилась дверь в раздевалку, где они тоже провели не так уж и мало жарких минут, впервые очутившись там в таком контексте на пике эмоций от его признания и нерастраченной страсти, которой богата всякая запретная любовь. И им правда было хорошо… Очень хорошо. Эти ассоциации возникли в сознании сами собой, стоило невольно сложить два и два: ее слова, то, что их окружало и эту близость.
Да, очень хорошо, - согласился Эрондейл, стараясь убедить себя в том, что весь этот контекст наверняка видится только ему одному, и Кларисса не закладывала в свою фразу такой неоднозначный смысл, впрочем, чувствовал он совершенно иначе. Откуда этот страх? Светловолосый неожиданно стал бояться напугать Фрэй своим образом мыслей или степенью испорченности? Она и так имела об этом хорошее представление.
Может быть, их клинки и были уникальны в своей парности; возможно, ее клинок в самом деле тянулся к его мечу, но вот этого как раз Джейс не почувствовал. Зато он совершенно точно чувствовал, что его тело тянулось к ее, и спорить с гравитацией, пытаясь отрицать притяжение ее приоткрытых губ было не просто глупо, но и бессмысленно. Светловолосый прикрыл глаза, подавшись вперед и касаясь их, совершенно не думая о том, что делает. Так обычно происходят все ошибки, все спонтанные ситуации – всего лишь один крошечный шаг, о котором не успеваешь подумать, и «оно само». Охотник мягко заключил в плен ее верхнюю губу, плавно опускаясь ниже, позволяя прочувствовать тот самый момент, когда поцелуй из простого соприкосновения губ становится чем-то большим, переходя к жаркому единению с одним дыханием на двоих. По своей природе он напоминал ту самую тесную, томную близость под названием «ближе уже невозможно», которую они оба так любили. Если Клэри была жидким огнем, то сейчас наступил как раз тот самый момент, когда Эрондейл рисковал обжечься…
Ты можешь снова к нему прикоснуться и почувствовать самой… - отстраняясь и отпуская запястья Фрэй, прошептал Джейс. Клинок Клариссы в самом деле лежал в считанных сантиметрах от ее пальцев, так удачно помогая создать подобие приличного контекста.

+3

19

[indent] В какой момент их тренировка перешла в совершенно иную плоскость? Когда Клэри сбила Джейса с ног? Или когда их тела случайно, притом хаотично соприкоснулись? Или всё же это случилось позже, когда справившись с дыханием, их губы оказались так близко, что не доставало считанных миллиметров, чтобы они встретились в поцелуе?
Эти мгновения были полны невероятного напряжения, что каждый рваный вздох отдавался напряжением во всём теле. Казалось, воздух вокруг них сгустился и стал тяжёлым-претяжёлым, что невозможно было нормально дышать. Грудь Фрэй тяжело вздымалась, но и Эрондейлу было не легче: она чувствовала, как затвердели его мышцы в ногах, как внезапно вздулись вены на руках, как отчаянно бился пульс на шее. Хотелось протянуть руку и коснуться двумя пальцами этой неистово трепещущей жилки, и Клэри обязательно сделала бы это, будь её руки свободны.
Если бы кто-то сейчас вошёл в тренировочный зал, его глазам предстала бы занимательная картина, где Клэри, застывшая в напряжённой позе, с заведёнными назад руками, тянулась к Джейсу с вполне конкретным желанием, а светловолосый в свою очередь пытался совладать с наваждением, внезапно обрушившимся на него. Он будто бы стоял на распутье, решая, что делать, да и стоит ли что-то делать вообще? Но стороннему наблюдателю, конечно, это бы не было заметно. Быть может, случайный прохожий подумал о том, что нефилимы просто тренируются и отрабатывают захват? Порой тренировки поворачивались самым непредсказуемым образом, где каждый участник спарринга то и дело оказывался на лопатках вне зависимости от комплекции, роста и степени подготовки.
Впрочем, Клэри сейчас не волновало ни то, что и кто-то может увидеть, ни что бы то ни ещё. Весь мир сузился до небольшого пространство вокруг них и сосредоточился на губах светловолосого.
Несколько мгновений Эрондейл смотрел на её губы, а после прильнул к ним в медленном, тягучем поцелуе. Кларисса вздрогнула, приоткрывая губы и предоставляя охотнику как можно больше свободы, пока его настойчивый рот пленял её собственный. Поцелуй был настолько томным, чувственным, лишь усугубляя накопившееся в теле напряжение, что Фрэй не удержалась и глухо застонала сквозь поцелуй.
Светловолосый отстранился, выпуская её запястья, и девушка тут же села на полу, словно не желая отпускать охотника. Он что-то сказал про меч, и Фрэй ухмыльнулась. Кажется, их разговор был давно не о тренировке и мечах.
Глаза Джейса будто бы невзначай коснулись лежащего рядом меча - Кларисса проследила за ним взглядом, ухмыляясь чуть шире. Её рука в самом деле потянулась к клинку - могло подуматься, что тонкие пальцы сейчас сомкнутся на рукояти меча, но пальцы лишь легко пробежались по прохладной поверхности стали, после чего резко сомкнулись на вороте футболки Эрондейла, притягивая охотника к себе.
Не для поцелуя, нет, а для того, чтобы жарко прошептать в его приоткрытые губы:
— Ты думаешь, он подходит мне... по размерам? - отозвалась Кларисса. — Тебе не кажется, что я слишком... ммм... мала для него? - вторая рука Клариссы мазнула по груди Джейса, опускаясь ниже, легко касаясь живота и продолжая дальше свой путь. Тренировочные штаны Эрондейла были очень похожи на трикотажные штаны, в которых он обычно спал, с единственной разницей, что резинка у них была плотнее и для надёжности закреплялась на завязках. Одно дело спать в собственной спальне в штанах с низкой посадкой и совсем другое - тренироваться в подобном виде.
Впрочем, проворная ладошка Клэри пока что скользнула мимо завязок, замирая в промежности и крепче сжимая ладонь вокруг выступающего достоинства охотника. Кажется, кто-то уже вдохновился? Судя по тому, что рука нефилима не встретила никаких препятствий, Джейс, как это часто бывало, не одел нижнего белья.
— Ножны для мечей, я так понимаю, остались в комнате? - едва не рассмеявшись, продолжала Фрэй, оглаживая рукой мягкую ткань и не сводя потемневших изумрудных глаз с Эрондейла.
Если сейчас кто-то бы зашёл в тренировочный зал, он бы увидел не менее занимательную, но более очевидную картину... Впрочем, пока всё было в рамках приличия. Ну почти.
— Так мы продолжим нашу... тренировку? - губы рыжеволосой легко-легко, почти невесомо коснулись губ Джейс. Могло подуматься, что ещё мгновение, и это невесомое прикосновение превратится в самый настоящий поцелуй, но нет. Кларисса дразнила охотника, позволяя ему почувствовать мягкий, чуть влажный жар её губ и настойчивость её миниатюрной ручки, которая и не думала останавливаться.

+2

20

How do you make dangerous look so beautiful?
And how come when you kiss, you turn me into this?

[indent] Всякий раз, когда атмосфера вокруг них превращалась в нечто наподобие грозового неба, то и дело искрясь яркими всполохами, Эрондейл не уставал задаваться вопросом: что к этому привело? Наверное, у большинства «гроза» или «буря» ассоциируется в большей степени с ссорой, имея, скорее, негативную окраску, но сейчас речь шла совсем о другом варианте взаимодействия. Жаркий зной постепенно сменялся предгрозовой духотой, воздух казался вязким и тягучим, явно страдая от недостатка кислорода. Разумеется, это было всего лишь иллюзией, но, когда пальцы Клэри неожиданно ухватились за ворот его футболки вместо рукояти клинка, для Джейса это стало самой настоящей реальностью. Он сделал рваный вздох, но даже не почувствовал живительный глоток кислорода, который был ему столь необходим. Могло показаться, что Фрэй желает расплатиться той же монетой, возвращая ему поцелуй, но нет, пока ее планы были совершенно иными. Ох уж все эти перифразы, состоящие из невинных слов, но с таким любопытным подтекстом. Эрондейл не сдержал глухой смешок, тут же закусывая нижнюю губу, ощущая, как ладонь Клариссы играючи прошлась по его животу, не намереваясь прекращать свой путь.
Я думаю, он идеально подходит тебе… - выдохнул Джейс, инстинктивно подаваясь вперед, облегчая рыжеволосой задачу. Это произошло быстрее, чем он успел осознать: тело инстинктивно тянулось к прикосновениям Клэри, в особенности к таким, превращающим последующие мгновения в томную пытку. Собираясь на тренировку, светловолосый и не подумал надеть нижнее белье, прежде всего, из соображений удобства. Он не любил лишнюю ткань на своем теле – она так или иначе несколько сковывала движения, не говоря о том, что с нижним бельем было ощутимо жарче, хотя, казалось бы, оно не особенно добавляло тепла. Его тренировочные штаны во многом напоминали те, в которых нефилим любил спать, только те были гораздо свободнее и мягче; эти же были сделаны из микрофибры, куда плотнее прилегая к телу, подчеркивая его рельеф. Особенно сейчас и особенно в некоторых местах.
Миниатюрная комплекция всегда была твоим преимуществом, - прикрывая глаза, выдохнул светловолосый, явно думая не о клинке и габаритах Фрэй. Хотя, о последнем он все же думал, но в несколько ином контексте. Клэри в самом деле была хрупкой и миниатюрной, почти крохотной рядом с ним – высоким и широким в плечах, поэтому в особо пикантные моменты ей наверняка было непросто, даря Эрондейлу то, что он так любил – это безумное ощущение невозможной, тесной близости, словно стирающей любые мыслимые границы. Все это было возможно именно благодаря ее миниатюрной комплекции.
Ты же знаешь, я вообще не люблю ножны и беру их только при острой необходимости, - поддерживая прежнюю двусмысленность их разговора, прошептал охотник, то и дело продолжая кусать губы, боясь обронить глухой вздох. Ладошка рыжеволосой по-прежнему ласкала возбужденную плоть, то мягко поглаживая, то позволяя тонким пальцем сжаться сильнее и настойчивее. Конечно, несмотря на отсутствие нижнего белья, ткань скрадывала некоторые ощущения, но и этого было достаточно, чтобы заставлять Джейса то и дело выпадать из реальности, прикрывая глаза и тяжело дыша. Он почти никогда не прерывал подобные ласки, даже если считал, что в тот или иной момент он должен держаться, концентрируясь на каких-то более важных задачах. Это всегда было приятно, но более того, напоминало свой собственный сорт сладкой пытки, особенно в подобных местах, где их так или иначе мог кто-то увидеть. Вряд ли кому-то понадобится пойти в тренировочный зал в пять утра, да и Эрондейл не думал об этом, но подсознание явно воодушевилось этой идеей еще парой минутой назад, стоило ему невзначай взглянуть в сторону раздевалки.
Конечно…мы же еще только начали, - вторя Клариссе, прошептав эти слова в ее приоткрытые губы, согласился охотник. Он резко сел на колени, отстраняясь от Фрэй, но всего лишь на секунду, тут же ловко подхватывая ее и усаживая к себе на колени, крепко прижимая к себе.
Отработаем захват, - неожиданно продолжил он, опуская голову, встречаясь взглядом с рыжеволосой. — Прижмись ко мне сильнее, - надавив ладонями на бедра Клэри, заставляя их тела тесно соприкасаться ниже талии, наставительно произнес Джейс. Учитывая его севший голос с легкой, приятной хрипотцой, разумеется, слова прозвучали совсем не как указания, хотя их по-прежнему можно было расценивать как руководство к действию.
Мои руки по-прежнему свободны, - обхватывая ладонью ее горло, едва сжимая пальцы, напомнил Эрондейл, словно указывая на ошибку. Подушечка его большого пальца мягко коснулась подбородка Фрэй, едва-едва задевая нижнюю губу. Может быть, он изначально вел себя неправильно, не зная, что делать, чтобы уберечь Клэри? Может быть, он должен был просто дать ей то, что она хочет и получать то, чего хочет он? Они всегда совпадали в этих желаниях, и Джейс уже не помнил, что заставило его думать иначе.
Все то напряжение, поселившееся в его теле с самого пробуждения, никуда не ушло. Ни утренняя рутина, ни тренировка не смогли справиться с одолевающим и назойливым напряжением. Почувствовав близость Клэри, оно инстинктивно потянулось к ней, окрепнув и помогая сотням несуществующих бабочек внизу живота расправить тонкие крылья. Эрондейл снова посмотрел на дверь в раздевалку, как будто она стала своего рода магнитом, то и дело притягивая его взгляд. Заставляя думать о многом… О тех вещах, которые бы он сделал, стоит ей захлопнуться за его спиной, а спине Клэри – коснуться противоположной стены.

+3

21

You don't have to be so cautious
If you practice what you preach
Don't ask me to be righteous
If you practice what you teach
Counting all your blessings
The second you're down on your knees

[indent] Клэри уже не задавалась вопросом, где и когда всё свернуло не туда, увлечённо включаясь в их новую игру. В тяжёлые времена было просто необходимо радоваться простым вещам, и если несколько минут или даже часов счастливого спокойствия появлялись из ниоткуда, так почему бы ими не воспользоваться? Признаться, Фрэй и не надеялась уже, что Эрондейл сможет сбросить странное оцепенение и отрешённость от мира в целом и от неё в частности, которые напали на него ещё в спальне. Но всё изменилось буквально в считанные минуты, и от сурового, непреклонного настроения охотника не осталось и следа.
Девушка не спешила всё приписывать своим заслугам, предпочитая просто наслаждаться этими минутами, когда вокруг больше ничего не волновало - лишь их глуповато-пошлый разговор и их томная, вязкая близость. Куда это всё их заведёт? Рыжеволосая намеревалась это проверить прямо сейчас.
— Ты думаешь? В руке он лежит идеально, а вот в остальном... - не удержавшись от безобидного подкола, отозвалась Кларисса. Конечно же, она была согласна с Джейсом. Не только клинок идеально подходил Клэри, но и он сам, Джейс, подходил ей идеально по всем физическим параметрам. Девушке иногда казалось, что она могла бы написать целую книгу о том, насколько их физическое соответствие идеально сбалансировано.
От подобных рассуждений её отвлек сам охотник, неожиданно подавшись ближе, делая и без того настойчивое прикосновение руки Клэри ещё более настойчивым, жарким. Судя по глухому смеху, низкому, с хрипотцой, голосу светловолосый терял последние остатки самообладания, переходя от фазы полного контроля над ситуацией к его абсолютной потери. Впрочем, он не возражал, о чём свидетельствовало его горячее дыхание и ощутимая вибрация во всём теле - он изнемогал от этих мягких, но настойчивых ласк, наверняка, мечтая почувствовать их по-настоящему, не через ткань.
— Иногда ножны бывают полезными. Знаешь, предохраняют от разного рода ситуаций, - хихикнув, парировала Фрэй. Как же хотелось впиться в эти губы, что кусал Эрондейл, навязчиво-грубым поцелуем... Но Кларисса сдержалась - внезапно не целоваться оказалось интересным игровым элементом, и Клэри намеревалась продержаться хотя бы пару минут и подразнить Джейса.
Оказавшись на коленях молодого человека, девушка довольно хмыкнула: блондин времени зря не терял, тут же прижав её бедра плотнее к его ногам, будто они в самом деле продолжали тренировку. Кларисса напрягла мышцы ног, крепче вжимаясь в тело Эрондейла, тем самым послушно выполняя его указания.
Его рука внезапно сомкнулась на её горле, заставляя рыжеволосую вскинуть подбородок, встречаясь с ним взглядом. Когда-то она сходила от этого жеста с ума... По телу пробежала волна дрожи. Кажется, тело до сих пор  помнило все эти невероятно приятные и очень возбуждающие эмоции, что нефилим испытывала каждый раз, стоило руке Джейса обхватить её шею.
На несколько мгновений Фрэй перестала дышать, растеряв всю концентрацию и позабыв о том, о чём ей говорил Джейс. Захват... Ах, да, захват...
Наконец-то, позволив себе вздохнуть, девушка потянулась к руке светловолосого, попытавшись вывернуть её под определённым углом, который был призван помешать предпринять какие-то последующие действия.
Но так было сложно сосредоточиться на технике боя, когда она весьма недвусмысленно и так близко чувствовала возбуждение Эрондейла, настойчиво упиравшееся ей в район верха бедра, если не сказать иначе.
Клэри приподнялась с колен и тут же опустилась вниз, не в силах побороть искушение. Да и как тут можно было сопротивляться? Клэри потянулась к губам светловолосого, на этот раз с совершенно точным намерением поцеловать его, но вместо этого, она прикусила его нижнюю губу, от неожиданности заставив вздрогнуть.
В это самое мгновение она выпустила его руку из жалкого подобия захвата и резко толкнулась вперёд, опрокидывая Джейса на спину, тут же ухватив его запястья обеими руками и заводя их ему за голову. Светловолосому для таких манипуляций требовалась всего одна рука, но Кларисса не могла похвастаться такими обширными талантами... Впрочем, разве кто-то был против? Чтобы проделать эту маленькую хитрость, ей пришлось грудью прижаться к груди охотника, а губы, тем временем, захватили в плен его губы в более глубоком, требовательном, даже развязном поцелуе, сопровождаемом влажными звуками.
Руки Эрондейла были сцеплены в плотный замок за его головой, и чуть прогнув спину, Кларисса отстранилась, ухмыляясь и тяжело дыша.
— По-моему неплохой захват, - сверкнув глазами, отозвалась рыжеволосая.

+1

22

Lay my heart down
Laid it down for you
Laid it down for you, oh
Put my arms out
Put 'em out to you

[indent] К слову о настоящих ножнах, Джейс тоже не был их большим поклонником. Они утяжеляли вес меча, и если он отправлялся не на очередную вылазку, а всего лишь на тренировку, то он предпочитал их и вовсе не брать, не видя в этом большой необходимости. Говоря о фигуральном смысле, подумать можно было сразу о паре вещей, но все они носили вполне определенную окраску в тему их пошлого разговора. Светловолосый даже гордился собой и своими перифразами, но его сообразительность уже начинала верно сдавать позиции, что немудрено, учитывая близость Фрэй и все эти маленькие, хитрые жесты, якобы имитирующие продолжение тренировки.
Эрондейл заметил, какой эффект произвел тот самый жест, который они оба когда-то так любили, но которого в последнее время он старался избегать. Когда его пальцы мягко сжали нежную кожу на шее рыжеволосой, по ее телу прокатилась знакомая дрожь, совсем как раньше. Как было всегда… Клэри замерла, завороженно смотря ему в глаза, но краткое забытье продлилось всего лишь пару мгновений. Джейс ослабил пальцы, словно подобного рода захват в рамках тренировки не сможет оправдать слишком долгое прикосновение. Как раз в этот момент Фрэй снова включилась в их маленькую игру. Ее миниатюрная ручка попыталась ухватить его запястье, выворачивая в сторону, и Эрондейл не стал сопротивляться, решив поддаться. В настоящей драке Кларисса действовала бы резче и решительнее, он это знал, сейчас же она попросту не хотела причинять ему боль. Во всяком случае, такого рода боль, потому что то, как она прикусила его нижнюю губу, попадало в совсем другую категорию. Нефилим вздрогнул, но больше не от неожиданности, хотя ее нотка приятно оттеняла столь полюбившиеся ощущения. Внутри все бурлило, и говорить, думать, да и сохранять своего рода неподвижное положение становилось труднее с каждой секундой.
Клэри мягко приподнялась с его колен, также плавно опускаясь вниз, заставляя в очередной раз представить, какими могли быть эти ощущения, не будь на них всей этой одежды, и он смог бы по-настоящему ее почувствовать. Впрочем, долго предаваться фантазиями не пришлось, и легкая рассеянность стоила Джейсу равновесия – он снова оказался на лопатках. Не то, чтобы он имел что-то против, почти послушно позволяя заключить свои запястья в крепкую хватку рыжеволосой. Несмотря на свою комплекцию, порой она проявляла удивительную силу. Разумеется, при желании он мог бы за секунду освободиться, но Эрондейл не стал бы этого делать. Не сейчас. В этом что-то было… В том, как она ограничивала его свободу, требовательно забирая то, что ей хочется. Ее настойчивый, развязный поцелуй говорил именно об этом, заставляя подчиняться ее правилам, как бы Джейс ни пытался перехватить инициативу. Не он ее целовал, даже не они целовались, а она целовала его – почти грубо, жарко, с упоением. Все, что оставалось ему – потянуться вслед за ее губами в инстинктивном порыве быть ближе. Тонкие пальчики крепче вцепились в его запястья, давая понять, что если охотник и хотел высвободиться, то случайно этого не произойдет – придется приложить некоторую силу. Что он и сделал, резко дернув руками, снова принимая сидячее положение.
Да, ты явно делаешь успехи, - задыхаясь, выпалил он. Клэри пришлось податься назад, чтобы они не столкнулись лбами, но реакция ее не подвела.
Без лишних слов Джейс в мгновенье ока вскочил на ноги, помогая подняться Фрэй, крепко взяв ее за руку. Никаких объяснений не последовало и потом, когда он настойчиво повел ее следом за собой в хорошо знакомом им обоим направлении. В раздевалку. Они могли продолжить эту игру, но зачем? Насчет себя светловолосый сильно сомневался, рассматривая эту перспективу, разве что, в теории. Руна любви на его груди приятно потеплела, мягко пульсируя, словно вторя каждому его вздоху. Эрондейл уже обратил внимание, что в каждой ситуации она вела себя по-разному, в отличие от других рун напоминая нечто наподобие живого организма, хотя наверняка большая часть из этого была его фантазией, и все же… Щемящая нежность отзывалась совсем иначе, нежели подобные желания. Казалось, словно руна усиливала их, как будто заставляя видеть все окружающее в приглушенных тонах: вся его реальность сужалась до Клэри, и ему казалось, что он не сможет дышать, если в следующее мгновенье не коснется ее губ. С тех пор, как «эгейп» стала его частью, желание в такие моменты становилось настолько всепоглощающим, что Джейс не мог его до конца осознать, не мог объяснить и не мог сдерживать… Он просто хотел ее, в данную секунду лишь где-то вдалеке слыша щелчок задвижки, запирающей раздевалку. В его груди словно билось два сердца – его собственное и частичка сердца Клариссы, которое бережно хранила в себе ее руна. Трудно сказать, в чем было дело: в том, что она являлась перманентной, или в том, что ее нанесли не Безмолвные Братья, а сама Фрэй, используя свой дар, а его природу никто не знал.
Как только дверь за их спиной была плотно закрыта, Джейс тут же подтолкнул Клариссу к противоположной стене. Ровно так, как это происходило в его фантазиях, пару минут назад. Судя по глухому звуку, стоило бы приложить чуть меньше силы, но по взгляду рыжеволосой не казалось, что он сделал ей больно.
Что ты делаешь со мной? – тут же очутившись рядом, вжимая Фрэй в прохладную поверхность стены, горячо прошептал охотник. Его губы тут же впились в ее – грубо и неистово, резко прерывая краткий поцелуй, опускаясь на шею. На фарфоровой коже тут же налилось алое пятно. Лишь мельком взглянув на него, Эрондейл и не думал останавливаться. Иногда ему казалось, что это желание почувствовать ее, быть с ней в принципе невозможно утолить. Его сущность едва-едва сдерживала его, как пластиковый сосуд не может сдерживать огонь. Пару мгновений языки пламени пытаются ужиться в новой форме, но она тут же начинает плавиться, не в силах усмирить его мощь и выдержать его жар. Также и его тело изнемогало от чего-то подобного, а ее – такое хрупкое и нежное с трудом выдерживало подобный натиск.
Руки охотника жадно блуждали по ее телу, стискивая талию, касаясь груди, скользя по плоскому животу, нетерпеливо хватаясь за резинку ее тренировочных штанов. Он бы взял ее здесь и сейчас, в следующее мгновенье, прямо тут, но… Джейс решил хотя бы попытаться взять себя в руки. Все эти жесткие прикосновения, резкие жесты уже вошли в привычку. Он привык вести себя так, как того желает, потому что когда-то, еще совсем недавно, они оба любили чистые эмоции и никаких запретов. Сейчас Эрондейл пытался напомнить себе, что Клэри была хрупкой и уязвимой… Его пальцы замерли, взметнувшись вверх, скользнув под майку рыжеволосой, одним ловким движением расстегивая бюстгальтер. Почувствовав свободу, ладони устремились под него, властно сжимая грудь. Рыжеволосая не сдержала шумный вздох, и Джейс тут же поспешил высвободить одну руку, прикладывая ее ко рту Клариссы.
Тебе придется быть тихой, - проникновенно прошептал он, мягко убирая ладонь.

+4

23

I feel like I'm drowning

[indent] Из головы стремительно испарялись любые, отягчающие мысли - Клэри могла думать лишь о Джейсе, о его губах, руках, о его возбуждении, которое она продолжала весьма недвусмысленно чувствовать сквозь тонкую ткань леггинсов. Ещё недавно она мечтала о том, чтобы никакие мысли её не беспокоили и не мешали спать ночью, и ноги сами её привели в клуб и свели с джинном по имени Даниэль Блэкбёрн. Но оказывается этого состояния можно было добиться не только с помощью алкоголя и фейской пыльцы. У неё под рукой всегда был наркотик, посильнее любого из ныне существующих - близость Эрондейла. Она опьяняла, обжигала вены и заставляла кровь кипеть. Клэри было не просто жарко, ей казалось, что она горит, полыхает изнутри, словно костёр, который невозможно потушить привычным способом. Кожа воспламенялась даже от почти невинных соприкосновений тел через ткань, что же будет, когда охотник решит избавить её и себя от одежды?
Внутри промелькнула мысль, что до спальни они просто не доберутся - слишком далеко, да и идти в таком виде через весь Институт, когда даже Кларисса едва ли могла скрывать своё возбуждение, не говоря уже об охотнике, было не самой лучшей идеей. Видимо, светловолосый рассудил также, резко вскакивая на ноги и потянув Фрэй за собой. Девушка даже не спрашивала, куда он направлялся, она и так знала, что в раздевалку. Клэри едва поспевала за ним, переходя чуть ли не на бег, чтобы не отставать от его широкого, размашистого шага. Расстояние до раздевалки не было большим, но двое молодых людей преодолели его в считанные секунды, что у рыжеволосой даже закололо в боку.
Дверь раздевалки ещё не успела закрыться за ними, как Джейс толкнул Клариссу к противоположной стене, спустя мгновение с силой вжимаясь в её тело. Повезло, что он тут же грубо поцеловал её, глуша тон, так  и норовивший сорваться с губ. Было так жарко, так невыносимо жарко, что даже всегда казавшаяся прохладной кафельная стена, не избавляла от этого неумолимого жара и нисколько не остужала его. Клэри было жарко в собственной коже, в этой одежде, липнувшей к телу... Эрондейл грубо целовал её в шею, хаотично сминая руками её податливое тело, словно желая проникнуть под одежду, убрав лишние преграды на своём пути, но всё было не так просто. Он потянулся к резинке на её леггинсах, но тут же замер, и руки Фрэй, взметнувшись вверх, обняли его за шею, притягивая ближе к себе и будто бы прося не останавливаться.
Но светловолосый и не собирался этого делать: за секунду справившись с бюстгальтером, его ладони сомкнулись на груди Клэри, заставив её с шумом выдохнуть, и тут же его ладонь накрыла её рот. Машинально Кларисса прикусила его пальцы, будто глотая рвавшийся с губ стон, но Джейс уже отнял руку.
Вместо ответа рыжеволосая потянулась к краям собственной майки, быстро стягивая её через голову и также быстро скидывая с плеч лямки бюстгальтера и отбрасывая его куда-то в сторону. Ей потребовалось меньше секунды, чтобы вновь прижаться к телу Джейса, находя его губы, кусая и истязая их напористыми, глубокими поцелуями. Подцепив края его футболки, Фрэй потянула её вверх, оголяя живот и грудь, скатывая ткань почти к самой шее. Губы тут же жадно припали к ключицам светловолосого, покусывая и облизывая чуть загорелую кожу, хаотично спускаясь вниз, целуя грудь, обхватывая губами напряжённые от возбуждения соски... Не удержавшись, Кларисса прикусила зубами невероятно нежную и чувствительную кожу, сорвав с губ охотника стон.
— Тшшш, - её ладошка взметнулась вверх, теперь была её очередь закрывать Эрондейлу рот. Рыжеволосая отстранилась от Джейса, но не надолго - прижавшись обнажённой грудью к его животу, она мягко и неспешно проехалась ею вверх, тут же подцепив пальцами скатанную футболку и потянув её вверх, тем самым помогая охотнику избавиться от этого ненужного элемента одежды.
Клэри припала к губам Джейса, пока дрожащие, торопливые пальцы пытались развязать завязки на его штанах. Кажется, «бантик« случайно превратился в узел, и Фрэй чуть было не зарычала от раздражения, но в следующую секунду данная вспышка сменилась другим настроением - более терпким, отчаянным, ярким.
— Ты так нужен мне, - простонала рыжеволосая, дёргая завязки. — Каждую минуту, каждую секунду... Ты хоть представляешь, насколько ты мне нужен, - Кларисса почти умоляла. То ли чёртовы завязки развязаться, то ли самого Джейса что-то сделать с ними. А, возможно, она вкладывала в свои слова несколько иной, не такой очевидный смысл? Иногда в пылу страсти куда проще сознаться в том, что чувствуешь на самом деле.

+2

24

[indent] Все опасения охотника оказались напрасными: ни его настойчивые поцелуи, ни нетерпеливая резкость движений не пугали Клэри. Напротив, она отвечала ему с той же пылкостью, с жаром возвращая напористый, терпкий поцелуй. Единственная причина, по которой светловолосому удалось сдержать приглушенный стон – это ее губы. Фрэй не позволяла ему отстраниться, и тяжелый вздох растаял в поцелуе, теряясь в тихом «ох». Клариссе потребовалось каких-то пара секунд, чтобы ловко расправиться с майкой и тем, что было под ней, но Джейс даже не успел толком это осознать, как ее проворные пальцы ухватились за его футболку, быстро скатывая влажную ткань вверх. Мягкие губы обожгли пылающую кожу, расставляя хаотичные акценты куда более резкими прикосновениями зубов. Стоило губам сместиться, как след от поцелуя буквально тлел: кожу слегка покалывало, а влажный отпечаток на пару секунд дарил ложное ощущение прохлады. Эрондейл с силой прикусил щеку изнутри, пытаясь не издать ни звука, но это казалось куда сложнее, чем могло показаться на первый взгляд. Когда губы Фрэй переместились на его грудь, и за влажным поцелуем последовал укус, он не смог сдержаться. Ее ладошка тут же накрыла его рот, но было уже поздно. Конечно, вряд ли кто-то в самом деле смог услышать его приглушенный стон в столь ранний час, и все же стоило быть осторожнее.
«Эгейп» вспыхнула, словно воодушевленная поцелуем Клариссы в непосредственной от нее близости. Казалось, она отзывалась на них, и чем ближе были ее губы, тем сильнее Эрондейл ощущал легкую пульсацию в груди. Ощущения были поистине странными: как будто что-то внутри него, заключенное под руной, стремилось к ней, тянулось и заставляло его тянуться в ответ. Джейс всегда терял голову от Клэри – от ее объятий, прикосновений, поцелуев, близости, но сейчас все было иначе. С момента нанесения руны любви их близость в принципе ощущалась немного по-другому – еще ярче, насыщеннее, но это были лишь легкие, едва уловимые оттенки, лишь расставляющие некоторые нюансы. Сейчас же охотник чувствовал такую жажду и нетерпение, которые пугали его самого. Тело буквально завибрировало, поддаваясь волне дрожи от соприкосновения с ее. Джейс чувствовал, насколько ее кожа была мягче и нежнее по сравнению с его собственной, напоминая дорогой шелк. Эрондейл закусил губу, чуть запрокидывая голову, но тут же возвращая все свое внимание Фрэй, решившей окончательно избавить его от футболки. Не теряя времени, она тут же потянулась к завязкам на его брюках, но тут их ожидал небольшой сюрприз. Вопреки ожиданиям, все не произошло как в кино – бантик превратился в тугой узел. Джейс чувствовал ее раздражение, тут же выплескивающееся в резкий поцелуй. Он прильнул ближе, прошептав невнятное «ммм», крепче впиваясь в ее губы, сгорая от того же нетерпения, но Клэри неожиданно отстранилась. Не то, чтобы он думал, что не нужен ей, или не нужен ей так… Но эти слова дорогого стоили. Они не напоминали простую констатацию факта, пускай и говорили о том, что вроде как он всегда знал. Они были своеобразной мольбой, криком души, поддавшейся натиску желания, и он прекрасно ее понимал. Не было таких слов, какими бы он смог выразить, как она нужна ему, как он хочет ее, боясь сойти с ума с каждой секундой промедления. Физическая близость была той единственной формой единения, в которой они оба могли утолить свою жажду, показать свои чувства, пускай, на краткий миг, но в самом деле становясь единым целым. Почему эти желания когда-то решили считать греховными? Разве могло быть иначе? Разве можно не сойти с ума, не поддавшись им?
Я знаю, - ловко поймав личико Фрэй за подбородок, заставляя взглянуть ему в глаза, выпалил Джейс. Другой рукой он отстранил ее ладошку от завязок, нетерпеливо прикладывая к своей груди, поверх «эгейп». Даже если какие-то ощущения могли являться плодом его воображения, то жар его кожи был самым настоящим. Этот небольшой участок буквально пылал, и светловолосому даже показалось, что пульсация стала чуть сильнее, ярче ощущая присутствие Клэри.
Я сам словно схожу с ума… - продолжил он, отпуская ее, чтобы ухватиться за плотную резинку ее леггинсов. К счастью, здесь не было никаких завязок, и плотная ткань тут же потянула за собой и нижнее белье. Не выдержав, Джейс инстинктивно подался вперед, вжимаясь в ее тело, даже через ткань собственных штанов едва ощущая ее влажный жар.
Хотелось сказать, что она нужна ему, безумно нужна, словно она – частичка него самого, и только так, только когда они становится тем самым единым целым, он может ощутить себя живым.
Слегка отстранившись, охотник попытался стянуть штаны так, как есть, но они не поддавались, лишь опустившись чуть ниже на бедрах. Дрожащие пальцы попытались поддеть тугой узел, но у Эрондейла были слишком короткие ногти. Это было невыносимо, и уже давно перестало походить на сладкую пытку. Тело изнемогало от духоты и жара, словно с каждой секундой промедления дышать становилось все сложнее. Поддавшись порыву, светловолосый ухватил Клэри за запястье, опуская ее ладонь на свой живот, направляя ее вниз, за пределы штанов, желая вновь почувствовать ее прикосновения. Конечно, это было всего лишь одним глотком, неспособным утолить иссушающую жажду, да и явно не помогающим сконцентрироваться, но Джейс не думал об этом. Пряча голову в изгибе ее шеи, с переменным успехом стараясь заглушать глухие стоны, он пытался наощупь справиться с завязками. Только склонившись к ней, Эрондейл в очередной раз осознал их разницу в росте; к тому же, Кларисса была без каблуков. Конечно, помимо стены здесь были и другие «поверхности» - небольшой комод с полотенцами, железные стулья, на которых обычно переодевались, но едва ли он был в состоянии обо всем это думать и видеть что-то, кроме Клэри перед собой.
Наконец, каким-то чудом узел поддался.

+5

25

[indent] Кровь в ушах продолжала стучать с таким неистовством, что Клэри едва не задыхалась. Она хотела, чтобы это закончилось, или наоборот продолжилось, находя в Джейсе и их близости то самое избавление, которого жаждало тело. Ещё вчера, такие неестественно смущённые, неловкие, толком не знавшие, как вести себя друг с другом после разрушения метки, сегодня они словно бы стали собой, без слов и лишних прелюдий понимая, что им нужно друг от друга. Раньше это понимание было чем-то само собой разумеющимся, таким же обыденным и привычным, как дышать, есть, пить. Клариссе не нужно было объяснять, что охотник нужен ей - он просто знал и был рядом или оказывался рядом в ту самую минуту, когда она больше всего нуждалась в нём
Ещё вчера Фрэй с содроганием и ужасом думала о том, что, быть может, это чувство абсолютного понимания другого было утеряно безвозвратно. День и вечер подарили ей робкую надежду, которая разбилась наутро о странное настроение Джейса - он снова отталкивал её, закрывался, не хотел делиться даже такой банальной вещью, как приснившийся сон. И вот они здесь... Между этими событиями прошло не более часа, но какие разительные перемены успели произойти за это время. Сейчас рыжеволосой и в голову бы не пришло подумать о том, что между ними что-то изменилось, скорее наоборот. Всё та же испепеляющая страсть, необъяснимое чувство, с трудом умещающееся в груди и отчаянно рвущееся наружу - желание, которое можно было потрогать, вдохнуть, почувствовать на вкус. Не нужны были никакие слова, признания и заверения, Клэри просто чувствовала, как Джейс изнемогает от её близости, как хочет большего, как отчаянно нуждается в этом, равно как и она сама. С разговорами у них всегда были проблемы: их способ обсудить их взаимоотношения всегда отличался от способов нормальных людей, и они к этому привыкли, им было так удобнее и проще.
Светловолосый слабо постанывал от действий Фрэй, то кусая изнутри щёку, то топя стоны в их поцелуях. В голове всё также гудело, и на пару мгновений Клариссе показалось, что у неё кружится голова, и она теряет ощущение твёрдой земли под ногами. Обманчиво ли было данное чувство, или же нет, проверить Клэри не решилась, цепляясь за охотника и находя в нём точку опоры.
Узел на завязках не хотел поддаваться нетерпеливым пальцам Клэри, и в какой-то момент Эрондейл оторвал её от своего занятия, заключая её личико в свои ладони, а её ладошку порывисто кладя к себе на грудь, поверх руны любви. Нефилим вздрогнула - кожа в этом месте была горячее, чем в остальных, но, возможно, это плод яркого воображения художницы? Она готова была поклясться, что также чувствовала пульсацию под кончиками пальцев, но, скорее всего, это сердце светловолосого билось так сильно и с такой отдачей, - другого Клэри просто не могла чувствовать.
— Она как будто живая, - не удержавшись, отозвалась девушка. Угольно-чёрные края руны любви, как и у любой перманентной руны, оставались такими всегда. Даже по прошествии месяца руна нисколько не поблекла, по-прежнему оставаясь насыщенного чернильного цвета. На день рождения Джейса Кларисса не была уверена, что у неё получится сотворить то, что обычно было под силу лишь Безмолвным Братьям, и всё же она смогла. Возможно, эта пульсация в действительности исходила от «эгейп»? Руны любви были таким же плохо исследованным предметом, как и руны парабатай. Факты, которые нефилимы знали о них, были столь малы и ничтожны, что об остальном можно было догадываться... Впрочем, эти мысли лишь стремительно промелькнули в голове Клэри, тут же теряясь на задворках воспалённого сознания.
Молодой человек потянулся к её леггинсам, дёрнув их вниз вместе с нижним бельём. От этого рывка Кларисса охнула, а через секунду и ещё раз, стоило Джейсу вжаться в её тело. Ей пришлось обнять его за плечи, едва сдерживая подобный натиск - без опоры за спиной она рисковала потерять равновесие.
— И кто придумал эти завязки, - задыхаясь, произнесла рыжеволосая, видя, что и у Эрондейла не получается распутать образовавшийся узел. Если она не почувствует его прямо сейчас, случится что-то плохое. Примерно такую мысль барабанной дробью отстукивало её сердце. Она уже хотела было отвести руки охотника и снова самой вернуться к распутыванию завязок, но тут Джейс резко ухватил её за запястье, прижимая его к своему животу, и также резко, порывисто, не терпя промедлений и возражений, направил её ручку вниз, за предел штанов.
Он хотел чувствовать её, пусть и не так, и пусть этого было недостаточно, это то немногое, что у них сейчас было. Рыжеволосая плотно обхватила возбуждённую плоть охотника в кольцо из своих пальцев, медленно начав двигать рукой вверх-вниз. Светловолосый тяжело дышал где-то над её ухом, периодически склоняясь ниже, пряча лицо в изгибе её шеи, опаляя нежную кожу горячим дыханием.
— Джейс, - хрипло позвала Клэри. Она не хотела его торопить, но напряжение уже становилось невыносимым. Фрэй рвано дышала и периодически сбивалась с ритма, чтобы сделать очередной, глубокий вздох, но кислород заканчивался почти мгновенно, так и не добираясь до лёгких.
Неожиданно рыжеволосая почувствовала, как давление на запястье ослабло - резинка больше не давила на её руку, а, значит, Эрондейл справился со  своей задачей. Не прошло и пары секунд, как он окончательно распутал треклятые завязки, и они с Клариссой одновременно дёрнули его штаны вниз.
Воодушевившись, нефилим привстала на носочки, порывисто целуя Джейса в губы, подбородок, шею, ключицы, грудь. Влажные, припухшие от поцелуев губы задержались на напряжённых мышцах живота, опускаясь ниже.
Со спущенными почти до колен леггинсам было не очень удобно совершать подобные манипуляции - не смотря на эластичную ткань, они всё равно сковывали движения... Губы Фрэй как раз дошли до самого низа живота, а она согнула ноги в коленях настолько, насколько могла, но всё ещё не вставая коленями на пол.
Резко выпрямившись, девушка отступила на полшага, тяжело дыша и горящим взглядом смотря на Джейса: как бы она хотела продолжить их маленькие игры, доставить ему удовольствие, сейчас даже она не была для этого готова.
Сбросив кеды, которые могли помешать, Клэри осталась босиком, и, обхватив Эрондейла за шею, притянула его к себе, впиваясь в его губы почти звериным поцелуем.

+2

26

Secrets I have held in my heart
Are harder to hide than I thought
Maybe I just wanna be yours

[indent] Эти завязки придумали те люди, которые использовали такие штаны исключительно по назначению, то есть для тренировок, но сейчас это служило слабым утешением. Светловолосый и сам всегда любил их за то, что они никогда не соскальзывали вниз, плотно держаcь на бедрах благодаря крепким завязкам, и кто бы мог подумать, что сегодня эта небольшая деталь сыграет с ними злую шутку. Повезло еще, что Джейс каким-то образом сумел их распутать, и в следующую секунду они с Клэри одновременно потянулись к резинке на его штанах, явно ведомые одним и тем же намерением. В другой ситуации Эрондейл бы вряд ли смог сдержать улыбку, поражаясь их синхронности – даже здесь они действовали слаженно, понимая друг друга с полуслова, но сейчас было не до этих мыслей.
Не успел он опомниться, как Фрэй тут же прильнула к нему, нетерпеливо целуя его губы, тут же перемещаясь ниже, оставляя хаотичные поцелуи на подбородке, шее, груди. Словно невзначай коснувшись ключиц, губы скользили дальше, минуя линию пресса и опускаясь к животу. Казалось, что Клэри хочет всего и сразу, но не было ни времени, ни терпения предаваться подобным ласкам. Поцелуи становились все более рваными, короткими, так и норовя заставить Джейса потерять последние остатки самообладания. Да что там, разве оно вообще оставалось? Последние прикосновения ее губ забрали его последние остатки, и светловолосый едва успел поднести руку ко рту, заглушая стон.
Клэри… - теперь уже была его очередь умолять. Он даже не знал, о чем именно просил, но одно он понимал точно – еще несколько таких мгновений, и он точно сойдет с ума. Как бы охотник ни обожал все эти томные ласки, сейчас даже их было бы недостаточно, чтобы утолить хотя бы толику той иссушающей жажды, от которой с каждой секундой становилось все труднее дышать. Джейс даже не слышал, что происходило вокруг. Может быть, жители Института уже начинали просыпаться, и кто-то решил потренироваться с утра пораньше? Он бы даже не услышал, если бы кто-то прошел мимо двери в раздевалку, громко обсуждая последние новости, что говорить об остальном. В ушах стоял гул, отдаленно напоминающий глухие удары сердца. К щекам прилил жар, раскрашивая их лихорадочным румянцем, а последний поцелуй буквально выбил почву из-под ног. Не задумываясь, светловолосый резко подхватил Клариссу на руки, тут же опуская ее на небольшой комод. Дилемма решилась сама собой.
Одним быстрым движением окончательно стянув ее леггинсы вниз, даря полную свободу движений, Джейс тут же оказался подле нее. Он любил прочувствовать то самое «ближе уже невозможно» с самых первых мгновений их единения, из-за чего первое движение всегда было резким, быстрым, заставляя Фрэй напрягаться всем телом, принимая его внутри себя. Сейчас все произошло иначе. Нетерпеливо подавшись вперед и помогая себе рукой, он вошел в нее. Их близость почти всегда была такой страстной, что находило отражение не только в эмоциях, но и в более приземленных, физических проявлениях. Клэри всегда с готовностью принимала его, но сейчас не только она, но и ее тело изнывало в томительном ожидании этого момента. Светловолосый ощутил это еще тогда, прильнув к ней всем телом, хотя в тот момент на нем по-прежнему оставались его тренировочные штаны – она хотела его, ее тело буквально жаждало их близости. Даже это первое движение, тот самый важный миг, превративший их тела в единое целое, сопровождался тихим, характерным влажным звуком, заставляя через считанные доли секунды окунуться в обволакивающий жар. Джейс чувствовал, что влагой покрылась и внутренняя сторона ее бедер, хотя это можно списать на испарину, ведь здесь была такая духота, и все же…
Джейс с нетерпением подался вперед, дрожащими пальцами сжимая талию Фрэй, заставляя придвинуться еще ближе, настолько близко, насколько это было возможно в их положении. Он почти не чувствовал того легкого сопротивления, которое ощущалось всякий раз в самые первые мгновения, пока ее тело пыталась подстроиться, привыкнуть к его глубоким толчкам. На этот раз знакомый тесный плен ощущался иначе – еще более жаркий, обволакивающий и уютный. Так хотелось продлить эти мгновения, чувствовать ее всю, как можно ближе, полностью… Но тело требовало иного, едва ли подчиняясь хоть какому-то подобию контроля. Светловолосый быстро поймал тот самый ритмичный темп, совершая глубокие, частые толчки, что не совсем подходило под их любимое описание «ближе уже невозможно».
Сначала были поцелуи. В них было удобно прятать стоны, хотя все те же пошлые, влажные звуки от движения их тел едва ли были многим лучше. В тишине раздевалки они были слышны особенно отчетливо и гулко. Впрочем, дышать становилось все сложнее, и через пару таких поцелуев Эрондейл резко отстранился, делая глубокий, прерывистый вздох.
Я не… - тихо прошептал он, склоняясь к шее Фрэй, не сдерживая тяжелый вздох. Он сам говорил про то, что они должны быть тихими, но получалось из рук вон плохо, и у него в первую очередь. Было нечем дышать, и Джейс просто не мог прильнуть к Клариссе, пряча стон в очередном терпком поцелуе или терзая нежную кожу на ее шее. Он должен был сделать вздох, что освобождало и стоны… — Клэри… - позвал он, цепляясь за ее плечи, вжимая в себя, но и этого было мало. Казалось, что руна на его груди налилась жидким огнем. Должно быть, рыжеволосая тоже чувствовала ее. Даже учитывая, какой горячей была кожа Эрондейла, руна была еще горячее.

At least as deep as the Pacific Ocean
I wanna be yours

+3

27

Say that you want me every day
That you want me every way
That you need me
Got me trippin' super psycho love

[indent] Клэри в самом деле хотела всего и сразу, но это было невозможно. Как бы сильно она не хотела поцелуев, ласк, прикосновений, на это не доставало сил. Она чувствовала вибрацию во всём теле, пульсацию в венах, бешеный стук сердца в груди. Казалось, что если прямо сейчас она не почувствует Джейса внутри себя, она умрёт. Вспышка страсти, подобно молнии, ударила в них обоих, заставляя мгновенно воспламениться, и этот пожар можно было потушить только одним способом. Кларисса и не помнила, происходило ли между ними когда-нибудь нечто подобное? У них бывали разные моменты близости - от испепеляюще-страстных до невероятно нежных, но то, что сейчас текло по венам было сродни жидкому безумию - Фрэй ещё никогда так себя не чувствовала.
Каждый раз был уникальным, непохожим на другой, и нельзя было сказать, что один раз был хуже или лучше другого, просто было... по-разному. Но сейчас в самом деле творилось настоящее безумие. Когда Джейс легко подхватил Клэри и усадил на комод, окончательно освобождая её от леггинсов, девушка едва не плакала. Впрочем, за эти звуки можно было принять тихие, сбивчивые, протяжно-умоляющие стоны, так и твердившие «скорее, ну». Даже те несколько секунд, что потребовались охотнику, чтобы освободить Клариссу от одежды и податься вперёд, повергли её в самое настоящее исступление.
Нефилим не только сходила с ума, но и исходила влажным жаром, изнемогая одновременно и от лихорадки, и от жажды, и от страсти, и от нехватки Джейса рядом, хотя вот же он, рядом, - обнимает её за талию и резко входит в неё, глубоко, до самого основания погружаясь в пленительный, влажный и податливый жар её тела. Вопреки обыкновению первый такт прошёл «как по маслу», и громко выдохнув, Фрэй почувствовала, как точка колоссального напряжения отступает. Конечно, до развязки было ещё далеко, но по крайней мере тело больше не вопило и не заходилось едва ли не в судороге.
Рыжеволосая обвила ногами торс молодого человека, сцепляя их позади - они оба хотели быть ближе друг к другу, но это было возможно только в том случае, если они растворятся друг у друга под кожей. Они итак были невыносимо близко, и всё же Эрондейл сжимал и надавливал на талию Клэри, призывая её придвинуться ближе, прижаться к его коже, ощутить его всего.
Они буквально липли к друг другу, до того здесь было жарко и душно, и с каждым ритмичным и глубоким толчком становилось ещё жарче. Джейс пытался целовать её, глушить об их губы стоны, словно пламя свечи, но после пары удачных попыток воздух в лёгких закончился, тем самым заставив молодого человека отпрянуть.
Клэри обнимала его за плечи, выгибая спину навстречу этим толчкам, вздрагивая и постанывая. Иногда стоны становились громче, иногда чуть тише, когда зубы рыжеволосой впивались в плечо Джейса. Кожа покрылась испариной даже в тех местах, где их тела не соприкасались. Чёртова раздевалка была призвана сохранять тепло во время принятия душа и последующего переодевания, но в моменты, подобные этому, здесь было жарко, как в Аду. Впрочем, судя по тому, как горела кожа светловолосого, как неистового жгло в том месте, где была нарисована руны любви и лежала ручка Клэри, здесь было даже жарче, чем в Преисподней.
Девушка готова была поклясться, что сейчас она чувствует пульсацию метки на груди охотника, но эта мысль надолго не задержалась в её голове, ускользая вслед за очередным стоном Джейса. Он пытался что-то сказать и не мог. Хотел вздохнуть, и это тоже не получалось. Он позвал её по имени, будто призывая её на помощь, вкладывая в это простое, звучное, родное «Клэри» все чувства и эмоции, мириады ощущений, что в эту секунду рвали его на части... Но разве она могла ему помочь? С ней происходило тоже самое.
Фрэй подалась навстречу, теснее вжимаясь бёдрами в Эрондейла, позволяя ему проникнуть глубже, найти ту самую точку остроты, которую они так любили. Её ногти непроизвольно проехались по спине светловолосого, оставляя несколько ровных, бледно-розовых полос.
— Ещё, - прошептала Клэри, кусая Джейса за мочку уха. Комод, на котором она сидела, скрипел с каждым новым толчком, не в силах сопротивляться давлению, оказываемому двумя телами. За дверью будто бы послышались какие-то голоса или шаги, но девушка даже не додумала эту мысль. Возможно, воображение разыгралось? Ведь сейчас ещё очень рано. Впрочем, даже если охотники постепенно заполняли тренировочный зал, Клариссу сейчас это мало волновало. — Джейс, ещё, - простонала рыжеволосая, запрокидывая голову назад, но всё также держа Эрондейла за плечи. Внизу живота назревало то самое необъятное, грандиозное чувство, которое, словно фейерверк, взорвётся через считанные мгновения. Девушка глухо застонала, прижавшись к светловолосому и находя его губы. Плевать, что ей нечем дышать; плевать, что ему нечем дышать. Плевать, если за дверью кто-то есть; плевать на всё.
— Пожалуйста... пожалуйста... - терзая губы Джейса то ли поцелуями, то ли укусами, то ли всем сразу, прошептала Фрэй, дрожа в его руках.

+1

28

Cause I find it so hard to survive
Without when within you

[indent] Почему именно сегодня все было так…по-особенному? Это день не отличался ничем от других, подобных ему с момента их возвращения в Нью-Йорк, даже больше: странный сон, хмурое утро, недомолвки. И вот теперь они здесь. Откуда эта жажда и дикий голод, откуда эта непреодолимая тяга, тоска по ней, навязчивое желание почувствовать ее, ощутить ее всю… Если все это – одна из граней любви, то это чувство в самом деле вызывало страх и восхищение одновременно. Джейс бы мог списать помноженные во сто крат эмоции на действие руны любви, чьи свойства по-прежнему были по большей части неизвестны и необъяснимы, но у Клэри не было такого оправдания. Ее нетерпение и дикая, необузданная страсть едва ли в чем-то уступала его собственному – она изнемогала, таяла в жаре его тела, и все равно отчаянно желала большего – ближе, сильнее, еще. Именно эти слова срывались с ее губ, а аккуратные ногти с силой впивались в спину, заставляя Джейса податься ближе, инстинктивно желая усилить терпкую, мимолетную боль. Розоватые царапины тут же начинали едва ощутимо саднить, выгодно оттеняя тесную, головокружительную близость. Как раз в этот момент Фрэй сильнее вжалась в бедра охотника, помогая ему в очередной раз ощутить ее всю, погружаясь в нее полностью и «забирая без остатка». Светловолосый глухо застонал, прижавшись щекой к виску Клариссы, и поцелуй тут же сменился прикосновением ее зубов к мочке уха. Сбившись с темпа, Джейс резче подался вперед, крепче сжимая ее бедра, словно безуспешно пытаясь найти в них опору, сохраняя хрупкий самоконтроль. Кстати, об опоре. Кажется, комод едва ли выдерживал подобный натиск. Разумеется, он был, мягко говоря, не предназначен для таких нужд, даже не предназначен для больших объемов одежды, собранный из тонких деревянных пластин. Клэри была легкой, но вот сам нефилим… А еще учитывая подобный напор он и вовсе грозил то и дело обрушиться под их весом. Дерево нещадно скрипело, но это мало кого волновало, во всяком случае, до тех пор, пока где-то неподалеку не послышались голоса. Эрондейл не сразу их услышал, теряясь в поцелуе Клариссы. Да, именно она его целовала, а не он ее. Джейс прерывисто дышал, то и дело отстраняясь, пытаясь сделать вздох, снова подаваясь ближе, находя ее губы. Они терзали друг друга, ловили тяжелые, приглушенные вздохи, пытаясь почувствовать в них хоть крупицу кислорода.
Что… - задыхаясь, выпалил охотник, прикусывая ее нижнюю губу, резко прерывая поцелуй. — Ты делаешь со мной… - кажется, он уже задавал этот вопрос? Похоже, он являлся риторическим, и вряд ли он, Клэри или какие-нибудь высшие силы могли на него ответить.
Тугой узел внизу живота стремительно превращался в яркий, огненный шар, выжигая из легких кислород и словно заставляя двигаться быстрее, гонимый несбыточным желанием стать еще ближе, раствориться друг в друге, проникнуть под кожу, но и этого было бы мало. Если и существовало абсолютное единение, то оно происходило сейчас, окончательно сводя с ума и тело, и разум. Джейс уже чувствовал сладкий привкус подступающего наслаждения, но если раньше оно всегда было желанным, ведь так и задумано природой, то сейчас он едва ли хотел, чтобы это все закончилось. Ему было мало. Мало нее, мало их вместе, мало поцелуев и прикосновений. Тело требовало совсем иного, и это безумие и звериная страсть порождали небывалое нетерпение – все эти резкие движения, хаотичные, случайные поцелуи. А где-то там, вдалеке, на самых задворках сознания – робкие мысли о том, что их могут услышать, и нужно попытаться быть тише.
Но куда там, только их и вправду могли заметить. Джейс не сразу услышал приглушенные голоса, доносившиеся из зала. Если бы не руна, усиливающая слух, вряд ли бы он вообще услышал хоть что-то, кроме их тяжелого дыхания, назойливого скрипа хлипкого комода и все тех же характерных, влажных звуков, сопровождающих каждое его движение, каждый резкий толчок.
Клэри… - тихо простонал Джейс, пытаясь привлечь ее внимание. Слышала она, или нет, сложно сказать, но не казалось, что Фрэй каким-то образом заботили их случайные гости. По идее, в раздевалку они не могли проникнуть – охотник предусмотрительно запер дверь, но чужое присутствие было сложно игнорировать. Это давалось с трудом даже тогда, на маскараде, где гостями были в основном демоны и нежить, которые и не такое видели, не говоря об Институте и его обитателях. Сейчас никто не считал их братом и сестрой, поэтому по логике вещей, ничего предосудительного в происходящем не было, и все же не хотелось становиться поводом для обсуждений, привлекая ненужное внимание. Джейс был не из скромных, его редко заботило чужое мнение, и все-таки что-то не позволяло ему позабыть обо всем, полностью отдаваясь моменту, пока они здесь были не одни.
Мы должны быть тихими… - прошептал охотник, собрав последние остатки силы воли, замирая с последним толчком, крепко сжимая бедра Клариссы, не позволяя податься ему навстречу. Все внутри в миг всколыхнулось. Подступающее наслаждение, призванное постепенно убаюкать животную страсть, стремительно отступало, возвращая невыносимое напряжение. Оно было как зуд, как самая настоящая пытка, и Эрондейл явно не обладал столь сильными моральными качествами, чтобы полностью подчинять силе воли стремления своего тела. Он медленно подался вперед, фактически не отстраняясь, от чего движение вышло особенно глубоким, неспешным и оттого невыносимо проникновенным. Джейс быстро приложил ладонь к губам Клэри, пытаясь заглушить ее стон. Комод тихонько скрипнул, но это послужило слабым предупреждением. Он повторил движение снова и снова, опрометчиво позволяя ладоням скользнуть вверх, хватаясь за хрупкие плечи рыжеволосой. Голоса за дверью стали ближе. Эрондейл не мог разобрать, о чем они говорили, но кажется, они что-то искали. Джейс едва слышно выругался, пряча лицо в изгибе ее шеи, тут же впиваясь зубами в ее плечо, стоило Фрэй инстинктивно податься вперед, навстречу ему. В конце концов, кто бы там ни был, они должны скоро уйти, иначе он сойдет с ума.

I've her name in mind
It's calling all the time

+3

29

I'm your finish line, I'm the one for you
Forever under the greatest possession.

[indent] Что они делали друг с другом?
Именно этот вопрос стучал в голове Клэри вместе с сердце, пульсом, адреналином, всепоглощающей страстью и ещё множеством других эмоций, совладать с которыми она не могла. Было страшно подумать, что страсть может быть настолько сильной, мощной, лишая воли, лишая разума. Раньше Кларисса думала, что подобные высказывания про потерю рассудка всего лишь красивая фигура речи, призванная описать состояние человека в подобный момент, но теперь она понимала, что это в самом деле было возможно. Возможно было лишиться рассудка, если не получить желаемое, если не раствориться в другом человеке сию же секунду, если не забраться ему под кожу, чтобы остаться там навсегда...
Рыжеволосая явственно ощущала приближающуюся развязку, мелькавшую перед глазами ярким маревом и сковывающим тело в невероятном напряжении. Где-то в глубине души жила почти робкая надежда, что скоро напряжение отступит, а тело накроет долгожданным расслаблением и волной удовольствия, которая распутает все-все узлы, взорвёт все-все огненные шары, жившие внутри них. Но вместе с тем, хоть Джейс и не произносил этого вслух, Фрэй тоже не хотела, чтобы это заканчивалось. Эта страсть сжигала изнутри, но в этом огне, пожаре из чувств и эмоций, было так хорошо. Слишком хорошо, чтобы потерять это так скоро. Они могли сгореть заживо в стремлении сохранить это чувство, но оно того стоило. Как и самые яркие эмоции, подобное вряд ли можно будет однажды повторить, а если нечто такое и случится в будущем, эмоции всё равно будут другими, непохожими, уникальными.
Рыжеволосая прерывисто вздохнула, запрокидывая голову назад: Эрондейл, поймав ритм, доводивший до исступления, тут же сбился с него, но Клэри лишь тихо застонала, закусывая губы. Говорить или думать она попросту не могла... Светловолосый позвал её по имени, и этот звук показался ей таким далёким, тихим, будто издалека. В ушах по-прежнему шумела кровь, Клэри чувствовала себя больной, и лишь когда охотник практически замер, прекращая движение, она выпрямилась, с волнением и немым вопросом заглядывая ему глаза.
Он говорил что-то о том, что они должны быть тихими. Смысл фразы не сразу дошёл до нефилима, и тут она тоже услышала... Несколько минут назад ей тоже показалось, что она слышит чьи-то голоса, но тогда она не придала этому значения, да и честно признаться, было не до того. Сейчас же голоса стали ближе, будто непрошенные гости стояли за дверью или где-то совсем близко.
Изумрудные глаза расширились от удивления, и хотя Клэри всё также пребывала во власти страсти, опьяненная, лишённая возможности трезво мыслить, оценить угрозу она была способна.
Взгляд метнулся к двери, но зрение мутилось, и рыжеволосой потребовалось напрячь глаза, чуть сощуриться, чтобы увидеть, что Джейс в самом деле закрыл дверь, а, значит, даже если посторонние решат пойти в раздевалку, они не смогут открыть дверь. Во всяком случае не сразу. Фрэй буквально забилась в руках Эрондейла: нет, не пытаясь вырваться, а скорее дрожа от нахлынувших эмоций. Она вспомнила, как нечто подобное уже случалось в стенах Института, в библиотеке, где их едва не застукали Мариз и Изабель. Обстоятельства тогда, конечно, были иными, но накал страстей был не меньше, с единственной разницей, что тогда Кларисса пыталась пресечь любые попытки Джейса продолжать их непристойные действия, здесь же рыжеволосая просто замерла, изнемогая от жажды по Джейсу, но в то же время не зная, что делать дальше.
Любой нормальный человек, наверное, прекратил бы всё это. Оттолкнул другого или вежливо бы попросил отстраниться, предложил бы одеться, а спустя пару минут покинуть раздевалку как ни в чём не бывало. Но они не были нормальными... И будто бы в подтверждение этих мыслей, светловолосый плавно поддался вперёд, проникая в Клэри так глубоко, насколько это вообще было возможно. Стон тут же не заставил ждать, и охотник, будто предвидя его, накрыл её рот ладонью. Если бы он не сделал этого, этот звук прорезал бы тишину не только раздевалки, но и тренировочного зала.
Но светловолосый на этом не остановился, повторив такое же глубокое, проникновенное движение ещё раз, а затем ещё. Клэри до крови закусила губы, стараясь не стонать в голос, ведь Джейс, больше не в силах контролировать себя, убрал ладонь с её рта, перемещая руки на её хрупкие, влажные от пота плечи. Спустя мгновение его зубы впились в её плечо, заставив рыжеволосую вздрогнуть и толкнуться бёдрами вперёд, а после снова, и ещё раз, на краткие мгновения ловя некое подобие чёткого ритма.
Пожар внизу живота разгорался с новой силой, только на этот раз напряжение казалось ещё более навязчивым и непримиримым, нежели до того, как они оказались в раздевалке. Кларисса обняла Эрондейла за шею, притягивая его ближе и продолжая двигать бёдрами вперёд.
Комод скрипел...Голоса за дверью о чём-то спорили... Скрип... Скрип... Скрип. Губы девушки припали к неистово бьющейся на шее охотника вене, будто это могло успокоить, при этом продолжая двигаться. Она не хотела сойти с ума в напряжении и в ожидании. Скрип... Скрип... Скрип... Голоса как будто бы стали тише. Фрэй прислушалась: они в самом деле удалялись и уже не были слышны столь громко возле самой двери в раздевалку. Кажется, их случайные слушатели покидали зал? Кларисса напряглась, но на ней не было руны слуха. Впрочем, спустя некоторое время с шумом закрылись тяжёлые дубовые двери тренировочного зала - эти массивные створки никогда не отворялись бесшумно.
— Ушли, - выдохнула рыжеволосая, чувствуя, как несколько капелек пота скатились по вискам.

+1

30

To be together is hard. It requires more than love. It requires a need. A hunger. A feeling that you’d rather not go on living than spend another moment apart.

[indent] Наверное, нормальные люди на их месте непременно бы остановились, приложив все усилия, чтобы то, чем они здесь занимаются, непременно осталось незамеченным. Нормальные люди… Вся проблема в том, что они такими не были. Когда речь шла о Клэри, то весь мир мог быть объят огнем, а Джейс бы даже не заметил, что и говорить о том, что происходило между ними здесь и сейчас. Разумеется, предаваться греху на маскараде в обители нечисти было куда проще, чем заниматься подобным в Институте, но даже этот факт мало кого волновал. Еще с утра светловолосому и в голову не могло прийти, что они окажутся на совместной тренировке, которая приведет их сюда, заставляя вспомнить терпкий вкус адреналина и запретных удовольствий. Было в этом что-то особенное, словно их новая и прежняя жизнь в какой-то момент нашли общую точку соприкосновения, соединяясь воедино. Не то, чтобы Эрондейл часто думал о том, что с возвращением в Нью-Йорк «как прежде, уже не будет», но эти странные мысли незримо витали в воздухе, стоило им переступить порог Института. Больше полугода, проведенные в компании Джонатана, но что самое главное – в условиях полной свободы, не могли не оставить свой отпечаток на образе мыслей, привычках и появившихся пристрастиях. У Клэри было куда больше оснований ощущать себя иначе, пытаясь понять, как она чувствует себя в этой прежней-новой жизни, но в эти дни охотник чувствовал себя не менее потерянным, еще и этот сон… Возможно, он не настолько скучал по Клариссе, сколько не мог понять, какими их отношения будут теперь, боясь грядущих изменений, но воспаленное сознание интерпретировало эти мысли так, как посчитало нужным, но вот они здесь, и ни какие-то сны, ни случайные гости, ни что бы то ни было еще не имели значения.
Джейс не помнил такого безумия. Ему не раз казалось, что он сходит с ума, или это непременно произойдет в следующую секунду, если он не поцелует ее, не прикоснется, не почувствует рядом, но сейчас все было совсем иначе. Сейчас он в самом деле сходил с ума, теряя последние крупицы и без того хрупкого самообладания. Клэри инстинктивно подалась ему навстречу, и его пальцы, застывшие на ее талии в робкой попытке сдержать ее порыв, тут же безвольно ослабли, негласно предоставляя ей свободу. Комод опасно скрипнул, но было плевать. Голоса не утихали. Она подалась вперед снова, и он уже не выдержал, глухо застонав. В такие моменты Фрэй всегда казалась ему такой мягкой и податливой, словно воск в его руках, но теперь таким был он сам. По телу разливался жидкий огонь, лаская языками пламени, опасно пульсируя внизу живота всякий раз, стоило ей податься ближе, жадно умоляя о большем. Этого было мало, ничтожно мало… Глубокие, проникновенные толчки превращалась в настоящую пытку, терзая тело и игнорируя безмолвные мольбы о большем. Какие голоса? Джейс почти их не слышал, да и ему было плевать. Пусть о них узнают все обитатели Института, какая, к черту, разница? Должно быть, случайные гости и без того сделали вполне однозначные выводы по поводу «таинственных незнакомцев» в раздевалке – не надо обладать руной слуха, чтобы поймать доносившиеся скрипы и приглушенные стоны. Пожалуй, в его прежней сдержанности были свои плюсы, но, к сожалению, ее не включишь обратно по щелчку пальцев. Впрочем, одно точно радовало: в своих обсуждениях их «гости» явно не смогут использовать их имена, а упоминание их утреннего времяпрепровождения в свежих сплетнях едва ли сможет смутить.
Клэри сказала, что они ушли? Джейс услышал ее, но смысл сказанных ею слов не сразу добрался до его воспаленного сознания. Тело умоляло, просило и требовало. Да, именно в таком порядке, но «умоляло» и «просило» явно были недолгими и крайне промежуточными стадиями. Эрондейл резко подался вперед, ломая новый, тягучий темп, тут же подхватывая совсем иной – быстрый, чуть резковатый, но столь полюбившийся им обоим. Тело требовало именно его. Руна на груди буквально полыхала, но этот жар был совсем не похож на ту ужасную агонию, которую руна темного альянса когда-то причиняла Клариссе, пытаясь подчинить себе ее волю. Охотник мало что об этом знал, да и едва ли мог представить, но в отличие от демонической метки «эгейп» никогда не перечила его желаниям, лишь усиливая то, что существовало и без нее. Впрочем, «усиливая» - не самое лучшее слово. Она расставляла некие акценты, помогая выпустить на волю то, что и так жило в сердце нефилима до ее появления – неиссякаемую страсть и извечную жажду. Эти проявления его чувств всегда пугали Джейса, заставляя инстинктивно стараться обуздать то, что по своей природе было ему неподвластно. Наверное, подобная страсть пугала бы его и сейчас, если бы он был в состоянии думать. Но он не был. Сейчас Джейс жил моментом. Ее жаром, ее поцелуями, по которым уже успел истосковаться, жадно прильнув к ее приоткрытым губам. Как и Клэри минутами ранее, ему было плевать, что нечем дышать, и каждый глубокий вдох – на вес золота. Он и так задыхался, но задыхался без нее, а кислород – так, второстепенное. Пальцы с силой сжали ее бедра, подтягивая к себе в извечном желании быть ближе, еще и еще. На нежной коже наверняка останутся следы…
Должно быть, фраза «хотелось остановить мгновенье» или восклицание «хочу, чтобы этот момент длился вечно» можно считать избитыми, но они были как никогда правдивы. Джейс все бы отдал, чтобы этот миг длился вечно, даже если бы это свело их обоих с ума, но тело не могло жить в вечной агонии. Ему и было-то нужно почти всего-ничего, чтобы приблизить долгожданный для него момент. Наслаждение было сладким, почти приторным, резко сковав волной дрожи все тело. Светловолосый даже не успел осознать, кто почувствовал его первым, потянувшись друг к другу, безотчетно ища опору.
Клэри… - тихо позвал Джейс, обнимая ее хрупкие плечи, словно пытаясь себя удержать. Их тела дрожали, тщетно ища опору друг в друге, словно пытаясь согреться. Обычно легкая волна дрожи прокатывалась вдоль позвоночника, быстро уступая место приятной расслабленности, но сейчас она не отступала. Тело как будто не могло в полной мере справиться с тем, что испытывало, отчаянно пытаясь укутаться в знакомое ему наслаждение, но оно было куда больше и сильнее привычного, буквально сминая под своим натиском. Постепенно все начинало вставать на свои места. Эрондейл снова начинал слышать хоть что-то, помимо оглушительно-гулких ударов собственного сердца: их шумное дыхание, жалобное поскрипывание комода, стоило ему чуть подвинуться вбок, все еще не находя в себе сил по-настоящему отстраниться. Но краски…краски по-прежнему казались блеклыми и выцветшими, кроме ярких, огненно-рыжих волос. Хотя сейчас он видел лишь пару медных прядей, липнувших к влажной коже груди.
Ты в порядке? – наконец, поднимая голову, хрипловато произнес Эрондейл. Глаза Клариссы горели и, казалось, занимали пол-лица. На щеках по-прежнему пылал все тот же пунцовый румянец – наверняка зеркальное отражение его собственного. На губах охотника появилась слабая, светлая улыбка, но она больше не выглядела вымученной или робкой – он просто не мог ее сдержать, открыто взглянув ей в глаза.

A sign
In your eyes
A familiar light
Says It's alright

+3


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » Love and blood » Hard times are coming [21.02.2017]