Sacra Terra: the descent tempts

Объявление

городское фэнтези ♦ NC-17
США, Нью-Йорк
март-апрель, 2017 год
I see you dancing with some fool [7-16.11.2016]
Louis Rusk & Astaroth (as Maddalena Moltisanti)
«Думается мне, что о Магнусе Великолепном сочиняют стихи уже сейчас, - Аредэль усмехнулась. Самомнения импозантному магу было не занимать, но надо отдать должное, это заслуженно» [читать дальше]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » Where angels fear to tread » remember the tale of that beast? [21.03.2017]


remember the tale of that beast? [21.03.2017]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s7.uploads.ru/t/NzOsv.gif http://s8.uploads.ru/t/hAjqM.gif http://s9.uploads.ru/t/NalU5.gif
Конвергенция, неподалеку от НЙ, полночь;
21 марта, 2017 год;

••••••• DESCRIPTION •••••••
Оборотни чаще всего оказывались за бортом большой политики, их многовековая история насчитывала много занимательных и даже ужасающих историй, но едва ли среди них когда либо имелись видные общественные деятели. Право, Ингвар Джордан, глава одной из стай Нью-Йорка, всегда имел обратно противоположное этому мнение. Он устал от того, что его расу игнорируют и не берут в расчет, и, словно по повелению невидимой силы, о его желании стало известно Верховному регенту. Мистер Хорн никогда не упускал шанса извлечь выгоду для себя и укрепить свои позиции в городе, тем более, в такие неспокойные для всех времена. Встретившись с вожаком стаи оборотней, Алистер сумел убедить того в том, что ему по силам вознести оборотней на тот же уровень, что и всех остальных представителей Нежити. Правда, уважаемый чародей умолчал о своих истинных и низменных мотивах, как и о том, что он собирается обратить вервольва в монстроподобное существо с невиданной доселе силой. 

Развеять магию

Участники: Alistair Horne & Ingvar Jordan;
Очередность: Alistair Horne & Ingvar Jordan;
Ограничение: максимальный размер постов - 5000 символов; исключение - вводные посты;
Коррективы: поправки в описание могут быть внесены при обращении в лс одного из администраторов.

•••••••••••••••••••
Something wicked singing in the wind
Devils dances waiting to begin

+2

2

[indent]  [indent] Больше недели прошло с того собрания Совета Четырех, на котором его ставленники, все те, кого он пригрел и кому даровал власть, уверовали в ту жалкую клевету, который покрыли его неизвестный до сих пор злоумышленники. Это все Бейн, если бы он не занимал одно из кресел в Совете, то ничего подобного даже и не произошло бы, но, нет же, Алистер поверил в правдивость наставления Благой Королевы и самолично пропихнул кандидатуру своего бывшего друга на этот пост. Гнев до сих пол клокотал где-то внутри, но все сознание было занято предстоящей встречей с Ингваром Джорданом. Верховного не по-детски оскорбили на том собрании, и теперь он был настроен весьма решительно. Он не столетний новичок, в котором можно сомневаться, им нельзя пренебрегать, будь ты высокопоставленным чиновником Республики или самим Всеотцом. У чародеев отменная память, они ничего не забывают и редко прощают такие дерзкие выпады в свою сторону. Он не винил своих ставленников за такое решение, нет, они тут были не при делах, все было завязано на красноречии мистера Бейна, перед которым не устоял бы даже самый недоверчивый представитель Дивного Народца. Магнус сделал выбор, ужал его в его правах и показал, что собирается привнести еще не одно подобное нововведение. Хорн же лишь снисходительно улыбнулся ему в ответ и тут же принялся обдумывать изощренный план мести за совершенное Регентом Бруклина злодеяние.

[indent]  [indent] Не одну ночь Алистер провел в поисках нужного заклинания, а когда решение все же нашлось, он потратил ровно столько же времени на выбор того, кто станет его подопытным. Внимание мужчины привлек Ингвар, альфа одной из стай Нью-Йорка. Вервольф стал идеальной мишенью для исполнения его задумки. Оборотни всегда были в стороне от большой игры, которую годами вели между друг другом фэйри, чародеи и вампиры — единственные долгожители Нижнего мира, но, право, нет, темноволосый не был намерен даровать этой расе бессмертие, чтобы затем натравить неубиваемых волков на своих недоброжелателей. Хорн был загнулся после первых трех подобных заклинаний, поэтому мистер Джордан и стал избранником. Сильный, волевой и непоколебимый, настоящий альфа, в этом ни у кого не возникало сомнения. Такой выносливый оборотень, в отличие от других своих собратьев, сумеет выдержать тот напор темный чар, которыми решил наделить его маг. По крайней мере, на это хотелось надеяться. Впрочем, даже если он не сможет выйти живым из конвергенции — не велика потеря. Детей Луны много, как-нибудь найдут замену в случае внезапной кончины своего вожака.

[indent]  [indent] Крепко сжимая в руке помятый пергамент, подледник рукописи одного из очевидцев, жившего во Франции в середине восемнадцатого века, чародей внимательно вчитывался в написанные корявый, размашистым почерком строки. Чернила немного выцвели за прошедшие годы, что несколько затрудняло чтение, но Верховному не в первый раз приходилось вникать в непонятную и еле разборчивую бредятину каких-то запуганных фанатиков, одержимых какой бы там ни было идеей. В данном фрагменте автобиографии одного из выдающихся врачей того века говорилось о последствиях, которые оставило после себя ужасающее существо волкоподобной формы. Жеводанский зверь. Крайне занимательное чтиво на ночь глядя, но такие страсти и точные описания изувеченных зверем тел не трогали малоэмоциального чародея. Напротив, внутри вспыхнула игрива искра, предвкушение того, что сумеет сделать его подопытный, если все пройдет как запланировано. Все верно, Хорн отрыл в бездонных архивах Спирального Лабиринта наброски того заклинания, которым был сотворено чудовище из Жеводана, и улучшил его, разумеется, не без помощи черной магии из Тома Мертвых. Пришлось изрядно попотеть над мудреными формулами и уравнениями, просчитать все возможные исходы, и только теперь он был уверен, что превзошел самого себя. Искривление природы вещей является одной из самых темных и запретных глав магии, а что же может быть отвратительнее извращения того, что уже и так само по себе извращено с самого начала?

[indent]  [indent] Куранты пробили полночь, разнося свой унылый звон по всему собору и оповещая хозяина о том, что время пришло. О встрече Алистер договорился заранее, еще несколько дней тому назад, теперь же ему оставалось только взмахнуть рукой и открыть портал навстречу его гостю, что он, собственно, и сделал. Колдовские врата вспыхнули на балконе, осыпая мраморный пол столпом алых искр, и вот силуэт Ингвара уже замаячил перед его взором, охваченный со всех сторон ярким заревом, исходящим от прохода сквозь пространство. — Доброй ночи, мистер Джордан, — поднявшись на ноги, учтиво поздоровался чародей с только прибывшим мужчиной и тут же захлопнул за его спиной мерцающую воронку, после чего все кругом погрузилось в полумрак, и лишь белый диск луны, висевший высокой на небосводе, светил им. — Рад, что вы согласились на встречу со мной, — протягивая руку для рукопожатия, Хорн улыбнулся одной из тех улыбок, коими одаривают кандидаты в президенты своих наиболее важных избирателей.

+6

3

Игры в большую политику никогда до добра не доводили. В преддверии последних событий подтолкнули уверовать вожака стаи оборотней Нью-Йорка, что в этом протухшем мире оставалось все без изменений и политическая игра, которую проворачивал мистер Хорн, в итоге пошла не по его правилам. Что ж, по логическому заключению, такого следовало ожидать, но если рассматривать ситуацию под другим углом, то можно было во всем произошедшем дерьме найти и свои плюсы. Например, как могло показаться на первый взгляд, от Алистера Хорна отвернулось большинство его приспешников, то ли считая, что Верховный Регент сошёл с ума, то ли считая, что данный жест оказался всего лишь огромным булыжником в огород центристов, но у каждого есть своя голова на плечах, которой нужно думать и рассуждать прежде, чем вестись на поводу громких обвинений в сторону Регента. Ингвар Джордан не был из тех, кто готов дать быструю визуальную оценку произошедшему, скорее наоборот, он из тех, кто остановится, подумает и взвесит все произошедшее. Альфа ненавидел политические игры. Да, признаться, что говорить красиво и воодушевлчюще он действительно умел, только вся загвостка состояла в том, что оборотням нужен был не только грамотный предводитель, но и представитель, которым на данный момент оказался Рейнхольд Ребер. Некий ход конём со стороны Ингвара Джордана, который гарантировал поддержку его взглядов, его личных реализаций, тем самым укрепляя позицию оборотней на данном этапе. Именно он, Рейн Ребер, в преддверии являясь глазами и ушами альфы, разделял и поддерживал позицию Ингвара, подтверждая, что Алистер Хорн являлся лучшим вариантом для республики, не смотря на мелкие недостатки.
Всё они прекрасно понимали, что играя в большую политику легко оступиться без должной поддержки, поэтому логика вожака стаи выстроилась в направлении наиболее быстрого укрепления своих позиций, показывая, что оборотни могут являться не только второсортным бесполезным баластом, который легко и просто списать с обширной игровой доски, но и сильным массовым оружием в руках грамотного лидера. Признаться, не только Ингвар подвергал свою стаю тотальной зачистке, проворачивая некие манипуляции в воспитательных целях, выявляя и устраняя малейшую угрозу или намёк на предательство, выгрызая больной очаг и точку гниения. Тяжела ситуация не самого становления, как показать своим собратьям, что жизнь предполагает под собой перемены, предполагает развиваться, а не застывать в маленьком скованном мирке, где волки привыкли обстрагироваться от внешних раздражителей и действовать всем на нервы своим относительно мирным существованием.
Ситуация с Алистером Хорном послужила неким сигналом к тому, что Ингвару Джордану пора действовать. Он должен продемонстрировать своим волкам не только ум, но и силу, потому что создания, принимающие авторитет на основе инстинктов, не спешат верить в красивые сказки из правильно подобранных слов. И как подвернулось кстати, когда Хорн так удачно предлагает свою помощь в столь нелёгком начинании.
Как молвилась когда-то леди Инквизитор: Сильный лидер - это мудрый лидер. Приятно, но нельзя утверждать, что данное определение во всем смыслах подойдёт оборотням. Да, Джордан временами мог пойти на жертвы, но для него они должны быть оправданы, в противном случае такие перемены не имели бы смысла.
Их встреча назначена за полночь, когда мир уходит под покров сумрака. Ингвару было любопытно  то, что мог предложить ему Алистер, но так же это и настораживало, поскольку их встреча будет проходить не просто на территории мага, но и в достаточно уединенной обстановке. Джордан всегда оставлял для себя пути отступления, перед уходом на встречу с мистером Хорном оставляя несколько указаний для своих ребят и доверяя место встречи - где и с кем - только единственному из собратьев.
Джордан не мог предполагать результат, но оставаться где-то в стороне не выслушав предложения, он не смел себе позволить.
Воронка, что предстала перед серо-зелёным взором оборотня, просто не оставила выхода сделать выбор, понукая мужчину сдержанно войти. По ту сторону портала его уже ожидал сам мистер Хорн, который по первому взгляду впервые за все их знакомство чрезмерно оказался рад появлению альфы.
- Доброй ночи, мистер Хорн, - они были одни, что позволило Джордану не просто принять добродушно рукопожатие, но и подарить свою улыбку, которая шептала о его расположении, не взирая на недавние события.
- Я скажу откровенно, что вы смогли заинтересовать и заинтриговать меня. Да и повода лучше не нашлось, где я мог бы оказать Вам хоть небольшую поддержку в преддверии случившегося.
Альфа вежливо кивнул головой, практически моментально скрещивая руки за спиной и расправляя плечи, стараясь скрыть откровенное волчье любопытство.
- Так чем могу быть полезен, мой дорогой друг?
Не сказать, что Ингвар специально сбавлял официальный тон, скорее он старался сделать акцент на доверии, что было между ними, тем самым закрепляя свою позицию веры и верности, но а как уже воспримет данный жест сам мистер Хорн, оставалось только гадать.

+5

4

— Прошу, проходите, — проявив свое гостеприимство, предложил он и указал на арку, ведущую в темный коридор, в конце которого сочился слабый свет. — О, весьма многим, но скорее я могу быть вам полезен, — задав направление беседы, чародей дождался пока его гость пройдет вперед и последовал за ним. — Односторонняя помощь, понимаете? — слабо ухмыльнувшись на свои же собственные слова, мужчина поравнялся с альфой и окинул того взглядом своих темных глаз. Сейчас Алистеру было жизненно необходимо выяснить согласится ли Ингвар на рисковую для них обоих авантюру или нет. Если поступит отрицательный ответ, то Хорн извинится перед оборотней за потраченное впустую время и выпроводит вон, но если тот ответит согласием, то мистеру Джордану придется пройти этой ночью сквозь огонь и воду, тем самым доказав и себе, и Верховному, что он готов на великие жертвы ради обретения силы и дальнейшего обеспечения светлого будущего своей стае. Впрочем, чародею не приходилось сомневаться в том, что Ингвар согласится на его щедрое предложение. Оборотни всегда поддерживали его, были еще одним верным голосом в Совете Четырех и, вдобавок ко всему, редко могли заподозрить второе дно во всем том, что намеревался осуществлять Верховный регент. Будь на месте альфы коварная баронесса Белькур, то все было прошло не так гладко, но Хорн не даром избрал оборотней для своего эксперимента. Что он мог дать вечным детям ночи? Они были довольны своей жизнью и купались во всевозможных благах, когда же дети луны многие столетия испытывали на своей волчьей шкуре притеснение со стороны своих соседей. Особенно хорошо это стало ощущаться во времена основания Республики, когда в одном, казалось бы, большом, но, как показала практика, крохотном городке стали жить бок о бок сотни и тысячи представителей Нежити.

[indent]  [indent] На мгновение застыв посередине коридора, Алистер обратил свой взор вперед и сказал вкрадчивым, неспешным тоном: — Вы знаете, что я обязан поддерживать равенство среди соседствующих в этом городе рас. Любой ценой и любыми средствами, — на всякий случай, уточнил он, чтобы впоследствии не возникало вопросов. — Я всегда ценил вашу верность, и, признаюсь, мое сердце изнывает при одной только мысли о том, что другие относятся к вашим людям с пренебрежением, — огорченно поджав губы, зная о том, что оборотень это увидит, чародей продолжил свою речь: — Не серчайте на честные слова, так оно и есть. Дети луны от рождения лишены могущества магии детей Лилит и Дивного Народца, не обладают бессмертием и скоростью детей Ночи. Вы смертны и уязвимы в большей степени, чем иные жители Сумеречного мира. Вам нужен сильный лидер, — сделав неоднозначный намек кивком в сторону Ингвара, мужчина переплел пальцы обоих рук в сложном узле — скорее по привычке, чем намереваясь что-то сотворить. — Я вижу его в вас довольно отчетливо. А что должно быть у каждого лидера? — задал он вдруг риторический вопрос, на который тут же ответил в следующее мгновение: — Не красноречие, не справедливость, а истинная сила. В этом городе все уважают только обладающих могуществом. Если предводитель владеет им, то все просто боятся выступить против него и задеть его собратьев. Меня же боятся, не так ли? — вновь улыбнувшись, сказал он, но на сей раз в его взгляде застыла неподдельная печаль. Глубокая, почти бездонная. Она не имела конца и края, сам Алистер прекрасно понимал это, но не мог удержаться от минутного размышления о насущном. Для лидера есть два пути — путь страха и путь любви. Когда-то и его любили, несомненно, но с годами чувствам свойственно угасать, посему его и стали бояться, ибо все прочие ощущения затмил первобытный страх перед тем, что Верховный может сотворить с преступившими закон или просто неугодными ему людьми. Это удел власть имущий, мужчина прекрасно это знал, этот урок преподала ему еще Королева много столетий назад, и он запомнил его, покорно смирившись с тем, что если он когда-нибудь достигнет непомерных высот, то обязательно испытает это на себе.

[indent]  [indent] Отогнав от себя удручающие разум мысли, Верховный встрепенулся и наконец-то дошел до главного момента первой части их балета: — Я могу сделать так, чтобы вы навечно отставили свой след в истории Сумеречного мира. Нет, я не дам вам бессмертие или долголетия, я подарю вам силу, достойную истинного альфы, а вы затем сможете одарить ей своих детей, ибо она всегда будет в вашей крови и крови ваших потомков, — на секунду остановившись, Алистер собрал в кулак все имеющееся у него притворство и закончил начатую чуть ранее фразу, стараясь придать своему голосу как можно более искренний и убедительный тон: — И это не сделка с сумасбродный магом, я не требую ничего взамен. Это мой подарок вам, но ради его получения придется испытать такую боль, какой мучают почивших грешников в Преисподней. Вы никогда не испытывали ничего подобного, мой подарок может погубить вас еще до того, как вы ощутите его пользу, именно поэтому я спрошу вас об одном: готовы ли вы пойти на жертву ради, без преувеличений, божественного дара, способного сделать вас тем, кого этот мир доселе не видел?

+2

5

Беседа начиналась как обычно, с легким обменом любезностей и непритязательным приветствием. Но вопрос заставит волка чуть склонить голову на бок, да бровь выгнуть. Казалось, что Ингвар Джордан немного озадачен постановкой вопроса, словно маг смог одной единственной фразой поставить его в мысленный тупик, легким акцентом усомнившись в умственных способностях альфы крупной стаи оборотней. Ингвар лишь хмыкнет, списывая данный факт на то, что ему просто показалось, да проследует следом за мужчиной, покрепче придерживая руки за спиной, подобно стойке главнокомандующего, что готов обсуждать и реализовывать дальнейший план действий.
   – Попахивает заговором, словно в вычурных боевиках. - Альфа лишь кивнет на вопрос, который задаст ему маг, повествуя данным жестом о легком и быстром восприятии информации. – И что же ты задумал, Хорн?
   Разговор мага и оборотня приобретает достаточно странный оборот, продолжая подогревать в волке неподдельное любопытство, но с другой стороны скрытое беспокойство пронизывало окольцованным напряжением каждую мышцу крепкого тела, триггером выдавая не лучшее из самых страшных предположений. Впрочем, чего греха было таить? Ингвар прекрасно осознавал, что он может быть стратегически важным персонажем во всей этой странной игре в политику. Для Хорна не было секретом, что из Джордана получился надежный и верный альфа, который не был против точки зрения мага и всеми силами старался оказывать поддержку даже в такие тяжелые и темные времена. Но что лучше всего могло спровоцировать чародея для перехода к радикальным мерам так внезапно? Удар в спину, да сладкая месть.
   Но они остановятся на мгновение, в котором мужчина позволит уловить легкую грусть и иронию, словно ему правда было дело до того, как несправедливо обозначила волчье место Хозяйка-судьба. Есть в его словах толика правды, что может растопить холодное волчье сердце, да прагматичный рассудок, которые Ингвард Джордан воспитывал в себе большую часть жизни. Но альфа не перебивает, только внимательно слушает, а их беседа приобретает односторонний формат. Вслушиваясь в каждое слово, сказанное Хорном, он пока не готов сделать вывод и подвести черту между четким рассудком и заманчивым предложением получения силы. Ну, не бывает бесплатного сыра в мышеловке, и оборотень прекрасно осознает сей факт.
   – Однако сила не имеет веса, если направлять ее впустую. – Это лишь отголосок догадок и предположений, которые вихрем неугомонным влетали в голову мужчины, стараясь выстроить логическую цепочку событий и последствий. Ингвар привык думать, а не сломя голову рваться в бой. Но что-то в этой исповеди подкупало. Похвала ли? Алистер видел в нем лидера, и столь сладкая мысль не могла не греть его волчье сердце. Попахивало безрассудством со стороны оборотня, который, словно послушный пес, готов слепо пойти за магом лишь от легких убеждений от «добродушного» жеста в свою сторону. Только теперь они доберутся до сути, наконец, раскрывая козыри в рукаве чародея, но не обнажая его истинные помыслы.
   Ингвар остановится следом, замирая, а на его лице рисовалось легкое недоумение. Мужчина изогнет одну из бровей, делая глубокий вдох. Оборотня тяжело обмануть, когда запах, сердцебиение выдает порочную сущность, но только Алистеру Хорну он это простит, виду не подав о своих самых худших домыслов из сложившейся ситуации. У Джордана есть свои мотивы пойти на поводу у чародея и принять его правила игры, лишь легким прищуром выдавая некую скептичность веры в лучшие побуждения.
   – Божественный дар? – Легкая, непринужденная ирония в ответ с легкой улыбкой в уголках губ. Он сам прекрасно понимал, ибо, что могло быть прекраснее сладкой мести? Попахивало сумасбродством, но Алистер старался убедить оборотня в обратном. – Хотите сделать из меня чудовище? - Мужчина ничего плохо не имел в виду, скорее задал несколько риторических вопросов для самого себя, нежели оппоненту, ибо испытывал достаточно смешанный спектр чувств, словно кровь в венах закипает, да появляется непреодолимое желание убивать.
   Он не из тех оборотней, которые боялись прослыть трусливыми, скорее наоборот. Альфа прекрасно понимал, чем может обернуться столь решительный шаг для него, а потому рассудок триггером перескакивал с одной мысли на другую, за ранее просчитывая концовку каждого варианта, который мог произойти по неосторожности. Очевидно, что окончательное решение давалось с трудом, но когда, как не сейчас, нужно собрать всю волчью волю в кулак и показать, нет, доказать самому себе, что ради своей стаи он готов свернуть горы, решив сыграть в ва-банк.
   – Я согласен. Что от меня требуется? – Ни улыбки, ни страха, ни сожаления. Лишь расчет, холодная непоколебимость в своем железном решении.

Отредактировано Ingvar Jordan (2018-11-09 05:59:20)

+1

6

[indent]  [indent] Верховный никогда не считал Ингвара глупым или несообразительным, отнюдь нет. Альфа обладал нужными лидеру качествами, в противном случае он бы не стал тем, кого любят и уважают не только оборотни его стаи, но и многие другие представители Нижнего мира Нью-Йорка. Он был умен, но едва ли достаточно хитер и искушен в чтении эмоций и помыслов. Слишком юн, слишком неопытен. Смертным вечно не достает того, что в избытке имеется у их бессмертных сожителей по измерению.

— Мое дело вручить подарок, а ваше — распоряжаться им на свое собственное усмотрение, — пояснил чародей, делая вид, словно ему есть дело до воли этого оборотня. Сейчас, возможно, он и считает себя пупом земли — тем, кого великий Алистер Хорн удостоил какой-то неведомой остальным чести, — но на деле же Джордан никто иной, как исполнитель — очередная игрушка в руках того, кто привык добиваться своего любыми доступными методами. — Судите мудро, тогда и дар этот не обернется против вас, став блаженным благословением свыше, а не сущим проклятьем, — неторопливо добавил он, когда они достигли конца коридора. По ту сторону из-за дверных створок сочился слабый теплый свет.

[indent]  [indent] Ингвар дал согласие, пусть попутно и задав вопрос, немного смутивший мага. Да, он хотел сделать из него чудовище, монстра во плоти, — настолько ужасного и страшного, что перед ним будут трепетать даже самые храбрые из охотников. И, если уж на то пошло, сам бы Хорн, не будь он творцом того, кем скоро станет альфа, не на шутку испугался бы его, встреться он с ним при иных обстоятельствах. Его заклинание — венец его мастерства. Алистер просчитал все до самых незначительных и неприметных мелочей, каждый момент был учтен и, если не обращен в пользу, бесследно устранен, дабы в последствии не возникло сложностей. Разумеется, даже Хорн при всем своем могуществе и знаниях не мог сотворить абсолютно неуязвимое существо, он ведь не Господь-Бог, но его ритуал был близок к поставленной цели. Чары магов будут рассыпаться, сталкиваясь с могучей шкурой Зверя, он сам будет буквально рвать руками вражескую магию. Дети ночи, фэйри, оборотни — все они будут беспомощными детьми в сравнении с ним, а что до потомков Ангела, то тут дела обстояли несколько хуже. Клинки не убьют тварь, порожденную им, но сумеют ослабить, если тем, в чьих руках они будут, станет по каким-то причинам известно о слабых точках Джордана. Прекрасно зная свое бессилие против ангельской магии, Хорн восполнил данное упущение почти мгновенной регенерацией, повышенной скоростью и колоссальной силой. Предел возможностей его эксперимента был неизвестен даже ему, но он мог предположить, что Зверь сумеет при всем желании обрушить целое здание кому-нибудь на голову.

— Лишь предоставить свое тело и открыть разум. Чем меньше вы будете сопротивляться магии, тем меньше будет боли, — сказал темноволосый и распахнул двери, впуская их в огромную залу, в которой пол был сплошь устлан дорогими коврами, на стенах первого этажа красовались резные лакированные панели, вдоль которых тянулись ряды шкафов, до верху заваленных различными книгами. Второй этаж и балкон, на который они вышли и от которого вниз вели две спиралевидные лестницы, был облицован чистым мрамором темно-красного оттенка — специально для того, чтобы следы брызжущей во все стороны крови были не так заметны. Под потолком, украшенным барельефом, отражающим сцены из истории древнего мира, висела красивая люстра в медной оправе. Сейчас она была погашена, но вместо нее свет всему помещению давали многочисленные светильники в схожих по оформлению подставках, расставленные по всему периметру и кое-где на стенах. Там и здесь красовались кресла с изогнутыми спинками, рядом с ними были небольшие столики, так же, как и стеллажи, заваленные всякой магической утварью. Создавалось одновременное впечатление и порядка, и полезнейшего хаоса, царившего здесь.

— Прошу, — пригласил он Ингвара, указывая на лестницу, ведущую вниз. Там, по самой середине залы, покоился алтарь с цепями, призванными сдержать силу взрослого оборотня, если он вдруг захочет вырваться. Он дал согласие, теперь ему не отвертеться. Джордан станет Зверем даже в том случае, если во время сотворения чар изменит свое мнение, решив отказать Верховному. — Вся одежда по пояс будет лишней. Желательно снять ее, если не хотите, чтобы она было пропитана чем-нибудь не слишком приятно пахнущим, — дал он настоятельную рекомендацию и удалился в другой конец помещения, принимаясь рыться в записях, разложенных на одном из столиков. 

+1


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » Where angels fear to tread » remember the tale of that beast? [21.03.2017]