Sacra Terra: the descent tempts

Объявление

городское фэнтези ♦ NC-17
США, Нью-Йорк
март-апрель, 2017 год
I see you dancing with some fool [7-16.11.2016]
Louis Rusk & Astaroth (as Maddalena Moltisanti)
«Думается мне, что о Магнусе Великолепном сочиняют стихи уже сейчас, - Аредэль усмехнулась. Самомнения импозантному магу было не занимать, но надо отдать должное, это заслуженно» [читать дальше]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » Love and blood » The world is cursed, but still we wish to live...[23.03.2017]


The world is cursed, but still we wish to live...[23.03.2017]

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Magnus Bane & Luka Wilson
https://d.radikal.ru/d39/1806/d2/53f3e658180a.png https://d.radikal.ru/d41/1806/8b/f1655eee0bbb.gif https://a.radikal.ru/a07/1806/b9/42d8c0338cd3.jpg
Лофт регента Бруклина, вечер;
Спустя 3 дня после событий, описанных в Люди, як кораблі [20.03.2017];

•••••••••••••••••••
Магнус на собственной шкуре знал, какого это - быть брошенным и никому не нужным. Даже спустя столетие, он все еще помнил то чувства горечи, злости и обиды, которое испытывал ко всему миру будучи ребенком, от которого отвернулась даже собственная мать, предпочтя смерть жизни с дьявольским отродьем.Так что да, он понимал, этого юного мальчика, сломанного и практически опустившегося на самое дно. Понимал и хотел помочь, как когда-то давно помогли ему Безмолвные братья. В Луке чувствовался огромный потенциал, нужно было просто направить его в правильное русло, протянуть руку помощи. Ну и конечно отучить маленького засранца от пагубного пристрастия к наркотикам.

•••••••••••••••••••
♫♫♫

Отредактировано Magnus Bane (2018-06-28 12:35:45)

+4

2

Иногда в жизни любого существа случаются настолько резкие виражи, что не получается быстро к ним адаптироваться, привыкнуть к новшествам, иной раз - смириться с изменениями, не всегда положительными. Вдвойне занятно, если во всех этих переменах виноват только ты сам: с одной стороны, пытаешься найти крайних, с другой, стараешься найти решение возникших из-за своей самодеятельности проблем.
Луке пятьдесят - солидный возраст для многих смертных, но по меркам магов он ещё мальчишка. Совсем пацан, который раньше никогда не жил самостоятельно, вполне комфортно чувствуя себя под опекой ментора, и которому внезапно пришла в голову мысль круто поменять свою жизнь. Перемены, что называется удались: у него старое имя, но новый город, новое пагубное увлечение, и никого рядом, кто имел бы на мага хоть какое-то влияние.
Как бы не хотелось этого признавать, но к полной самостоятельности он оказался не совсем готов. Прав был Лайтвуд: в прошлый раз Лука с дозой всё-таки переборщил.  В итоге окончательно в себя он пришёл только через два дня, и всё это время только пил кофе, курил и вяло переругивался с Алеком - был бы в адеквате, заворачивал бы эпитеты поинтереснее, но тяги к креативу не было — всё, на большее его не хватало.
Утро третьего дня после памятной встречи с Магнусом около стен клуба началось лучше, способность соображать вернулась полностью, и пришла она вместе с осознанием того факта, что Уилсон удобно так присел на шею случайно подобравшего его с улицы регента Бруклина. Едва ли Бейн рассчитывал на сомнительное счастье селить у себя в лофте ещё и нестабильного молодого мага. Хотя, в общем-то, Лука и сейчас не был уверен, что именно двигало Магнусом изначально. Стремление помочь коллеге по цеху? Желание избежать скандала? Вполне возможно — в том клубе употребление и продажа наркотиков была строго запрещена, что уж говорить о той экспериментальной ерунде, на которую подсел Уилсон.
Как бы то ни было, так необходимую себе передышку англичанин получил, а теперь можно было покинуть чужое уютное жилище и вернуться к привычному себе жизненному укладу, что он вёл в Нью-Йорке последние пару месяцев.
Алека дома не было — большая шишка в Институте, он с утра до вечера там и пропадал, решая какие-то сверхважные проблемы мироздания, участвовал в рейдах и вообще, складывалось впечатление, что вся структура на одном нём и держится. А впрочем, Лайтвуда могло носить и в любом другом месте, Уилсон за нефилимом не следил. Что ж, с ним, значит, прощаться Лука не будет, Магнус и сам расскажет своему ангелочку, что их привычные будни с этого момента возвращаются в норму, и больше никакие невесть откуда взявшиеся англичане по комнатам шастать не будут.
Британцам часто приписывают манеру уходить, не попрощавшись; сейчас был не тот случай. Лука убрал в сумку лежащие на столике сигареты, — за последние два дня ему больше ничего и не требовалось - проверил карманы на наличие телефона, и вышел в холл.
Шёл Уилсон наугад, но Магнуса увидел сразу: чем занимался маг, непонятно, но Лука даже и не пытался вникнуть в детали. Баночки-скляночки, порошочки, травы — Бейн был самим олицетворением волшебства, и за столетия жизни творческого подхода к магии не растерял. Похоже, в его вечности было три константы: яркий внешний вид, тяга к сладким алкогольным напиткам и, собственно, колдовство.
- Магнус? Я пошёл, - предвосхищая следующий вопрос мага, Лука тут же добавил, - наружу.
Ну не мог он точнее ответить на так и напрашивающийся вопрос «куда?» Нет у него пока определённого  места своего дальнейшего жительства, но он что-нибудь придумает. С наркотой только разберётся для начала — Лука был точно уверен, что в кармане сумки у него оставалось половина пакетика... или он всё использовал в тот памятный день? Если да, то неудивительно, что его так торкнуло.
- Спасибо, что помог мне тогда.
Последняя фраза была сказана искренне, но без скрытого контекста в стиле «вставай и останови меня» - Лука на самом деле зашёл только попрощаться. Они с Магнусом, и уж тем более с Алеком, не друзья, не родственники, не старые знакомые, а случайные встречные, которые волей судьбы и внезапного порыва Бейна провели несколько дней в одном лофте.
В чужом доме хорошо, особенно когда у тебя нет собственного, но оставаться в нём дольше едва ли уместно.

Отредактировано Luka Wilson (2018-07-13 15:13:27)

+4

3

Последние два дня выдались для Магнуса крайне тяжелыми и не только потому, что теперь в его квартире жил юный наркоман – удивительно, но блондин оказался очень даже культурным - не пил, не курил, быстро нашел общий язык с Председателем Мяо, увлекался музыкой,  устраивая по утрам скрипичные концерты в духе Паганини. Одним словом – не доставлял никаких серьезных проблем. Причина плохого настроения крылась в Алеке. После той ссоры в гостиной они больше не общались, ограничиваясь лаконичным «привет, пока». Вряд ли такой сухой обмен любезностями можно было назвать общением, но на большее рассчитывать не приходилось. Всё свободное время нефилим проводил на работе и даже ночевать домой не приходил, ссылаясь на ужасную занятость. Ложь, пиз…шь и провокация! Магнус не первый век жил на свете, чтобы понять – кое-кто обиделся и теперь его игнорирует. Гениально решение проблемы… Боже, как по-детски! Магнус хоть и нервничал, но виду не подавал и уж точно не собирался извиняться. Выудив из огромного шкафа все свои баночки, он решил устроить ревизию - выкинуть ненужное, докупить то, чего не хватает, ну и может быть сварить пару зелий. Одно для мелкого наркомана, другое для себя – от мигрени. Ручной труд – облагораживает человека и заё...ет  так, что времени думать о всяких неблагодарных личностях просто не остается. В результате, Магнус провел на кухне почти весь день, перекладывая и раскладывая многочисленные коробочки, пакетики и колбочки. Пока он приготовил все ингредиенты, смотался в лавку за паучьими лапками и поставил на огонь котел для варки зелий, на Нью-Йорк уже опустился вечер. Без Алека время бежало иначе. Маг нахмурился, отмеряя на глаз количество пыльцы, кинул в воду и перемешал все длинной поварешкой. Мне не за что извиняться и точка! Поглощенный борьбой с собственными мыслями, он не сразу заметил странные шорохи в гостевой комнате. Его найденыш только сегодня окончательно пришел в себя. До этого парень больше походил на бесформенного призрака, чем на человека, периодически выплывая из спальни, чтобы напомнить всем, что он еще жив. Руки тряслись, красные глаза с полопавшимися сосудами рассеяно блуждали по сторонам, не в силах сфокусироваться, потрескавшиеся губы бормотали что-то бессвязное – типичный портрет наркомана, нуждающимся в очередной дозе. Лука провел в его лофте уже три дня и Магнус прекрасно понимал, что без новой порции наркотика, у его гостя скоро начнется очередная ломка. Доносившиеся из комнаты звуки постепенно нарастали. Маг усмехнулся, покачивая головой. Неужели и правда думает, что сможет беспрепятственно свалить отсюда? Ха…
Где-то в коридоре хлопнула  дверь, послышались шаги и через секунду  в дверях показалась блондинистая шевелюра. Благодаря его немалым усилиям, парень выглядел практически как новенький, если не считать искусанных, потрескавшихся губ и лихорадочного блеска в глазах.
- Магнус? Я пошёл…. наружу.
С безмятежным выражением лица, маг отложил поварешку, вытер руки об фартук с котиками и поднял глаза на юного чародея. По губам пробежала мрачная ухмылка – И далеко ли ты собрался, птенчик? Судя по размерам сумки, далеко…сам себе ответил Магнус, окидывая парня скептическим взглядом. – Идешь в поход? А глазки то бегают,  как у жулика-рецидивиста… маг взмахнул рукой и на столе возник стакан свежевыжатого апельсинового сока.Сокращаем потребление спиртного и переходим на здоровый образ жизни! сделав два больших глотка, он довольно причмокнул, зажмурив один глаз и выдержав паузу, театрально покачал головой – Боюсь, что это невозможно…в бархатном голосе звучал сарказм – Я потратил немало сил и времени, чтобы привести твою потрепанную шкурку в божеский вид. Даже комнату выделил. Не говоря уже о том, что все это было совершенно бесплатно!  Маг обхватил ладонями лицо, уперся локтями в стол и заговорщически подмигнул - А я вообще-то не занимаюсь благотворительностью. Даже скидок не делаю! Чувствуешь, как тебе повезло? вертикальные зрачки угрожающе сузились - И теперь ты собираешься, как ни в чем не бывало, выйти из моего дома, зайти за угол и принять новую дозу, как какой-то мелкий заправский торчок?! Подняв руку, он направил указательный палец, с массивным перстнем,  в сторону сумки – Думаешь, я не знаю, что ты там прячешь? Не дав блондину ответить, Магнус щелкнул пальцами и в его руках тут же возник маленький пакетик, наполненный белым порошком. Он потряс им воздухе, продолжая неотрывно следить за парнем, а затем опустил на ладонь и демонстративно поджег. Синие языки магического пламени за долю секунду уничтожили всё следы неизвестной отравы. В воздухе повис белый дымок, который практически сразу растаял. Выпрямившись на стуле, Магнус посмотрел в голубые глаза и серьезным тоном произнес - Ты слишком слаб, чтобы победить эту зависимость. Сам ты не справишься.

+5

4

Лука действительно особых проблем не доставлял, по большей части по тому, что вообще не отсвечивал. Вопрос даже не в его культурности и воспитанности, просто чем больше времени проходило с момента приёма последнего порошка, тем больше хотелось молча лечь и помереть, но никак не активничать. Уилсона хватало разве что на несложные однообразные движения: погладить кота (Председатель классный, как такого не потискать), побродить по комнате, что-то поиграть, пока руки не начали дрожать и держать скрипку не стало слишком непосильной задачей. Лука мало вникал в происходящее вокруг, особенно в чужие взаимоотношения. Куда уходил Александр, что при этом говорил и что чувствовал, Уилсона не касалось, они с Магнусом условно взрослые люди, разберутся сами, без вмешательства третьих лиц. Особенно если учесть, что именно это лицо косвенно привело к разладу в раю.
Лука намеревался быстро распрощаться и покинуть лофт, но у Бейна оказались на молодого мага свои планы. Уилсон молча его выслушал, а затем в недовольстве поджал губы. Особенность поведения наркоманов включает в себя в том числе непрерывно скачущее настроение: секунду назад Лука был настроен весьма оптимистично, готовясь просто попрощаться и уйти из (не)благотворительного фонда имени Магнуса Бейна, а сейчас хмуро щурится на мага, не совсем понимая, к чем он клонит.
- Ну, если судить объективно, я и есть мелкий заправский торчок, как ты выразился.
"А что я там прячу?" - задался вопросом Лука, а через секунду с удивлением увидел у Магнуса пакетик с порошком в руках. "Значит, я не весь выдул", - с облегчением подумал Уилсон, а потом расширившимися от шока глазами смотрел, как в синем пламени исчезает его шанс на избавление от ломки. Несколько секунд Лука молчал, а затем вскинулся, гневно глядя на старшего мага.
- Зависимость от наркотика не исчезает за день, неделю или месяц, ты-то должен об этом знать, - сам Бейн, разумеется, никаких подобных веществ не употреблял, но как регент Бруклина не мог не знать о современных наркотиках. Лука не один такой по улицам бродит, подсевших на разного рода дрянь слишком много. - Бывших наркоманов не бывает.
Магнус знал цену магии и не занимался благотворительностью. Спасение приезжего молодого наркомана как-то с принципами Бейна не вязалось, и такие очевидные противоречив начинали злить.
- Скажи мне, Магнус, ты всех зависимых с улицы к себе тащишь? Или это мне, такому эксклюзивному, больше остальных повезло?
Не было в Луке ничего такого, что сильно выделяло бы его из толпы наркоманов: Магнус должен понимать, что какой бы потенциал не был у молодого мага, он превращается в ничто под воздействием волшебных порошочков. Наркотики кого угодно приведут к довольно жалкому существованию - удивительно, что Уилсон всё это знал и понимал, но в нужный момент не отказался от употребления незаконных веществ. Первая доза неминуемо привела ко второй, и так по нарастающей.
- Не справлюсь, - не стал отрицать Лука. О самостоятельном избавлении от губительного пристрастия речи не шло, какой там - прошло всего три дня, а Уилсона занимают только мысли о том, как избавиться от нежелательной опеки и найти дилера. Диалог он поддерживает больше по инерции, перескакивает с мысли на мысль, и начинает агрессивничать, что никогда не было ему свойственно. Что же он с собой сотворил?... - Но ты-то мне чем поможешь? - Лука кивнул на варившееся у Бейна зелье. - Нет такого средства, что от избавляет от зависимости, а терпеть ломку невыносимо, я пробовал.
Уилсон выдохнул. Мимо бесшумно пробежал Председатель, на секунду остановился около магов, сверкнув на них глазами, и снова исчез в неизвестном направлении.
- Чего ты от меня хочешь? - Лука прищурился, глядя Магнусу в глаза. - Ты ничего не делаешь просто так, а здесь вдруг притаскиваешь меня в свой лофт, приводишь в человеческий вид, а теперь ещё и не выпускаешь. Твой какой в этом во всём интерес? Наркоманом больше, наркоманом меньше, - Уилсон пожал плечами, выражая своё к этой простой математике отношение. Бейн, может, и регент Бруклина, но едва ли в его обязанности входит помощь всем влипнувшим по своей глупости в неприятности магам.

+5

5

- Ну, если судить объективно, я и есть мелкий заправский торчок, как ты выразился.
Так, ладно, с «не доставляет проблем» он, положим, погорячился. Мелкий засранец настолько хорошо себя почувствовал, что рискнул огрызаться. Не надо было отпаивать его два дня, помирал бы себе в комнате дальше, но нет же, Магнус как истинный пацифист решил проявить милосердия и уменьшить мучения несчетного ребенка. Разругался с Алеком, не спал три ночи, превратившись в панду, за что теперь и пожинал плоды. Зрачки мага расширились и превратились в два тлеющих уголька. Что за хрень вообще твориться с этим миром?! Второй раз за неделю с ним разговаривали, как с каким-то мальчиком на побегушках, нанятым, чтобы подносить дорогим гостям бутерброды. Магнус возмущенно выдохнул, призывая на помощь всю свою 400-летнюю выдержку. Вот так вот…пытаешься сделать праведное дело, а в ответ получаешь одни претензии и никакого спасибо. Сначала от уважаемого главы Инситута, а теперь еще и от подобранного на улице наркомана! Ну и как тут не согрешить?! Поварешка поднялась в воздух и с силой обрушилась на стол, заляпав брызгами стоящие рядом стеклянные баночки. - Я рад, что ты это признаешь. мрачно произнес маг. Интересно, в 50 лет бывает переходный возраст?! Уничтожение порошка вскрыло всю темную подноготную, все то, что Лука так старательно прятал за невинным лицом. А ведь и правда, если подумать юный маг больше походил на нефилима, чем на дитя Лилит. Его ангельская внешность, золотые кудри, голубые глаза ну никак не вязались с целым набором пагубных пристрастий и пороков. Эдакий непорочный отрок, сошедший с одной из картин Рафаэля. Только вот за всем этим прекрасным антуражем скрывался далеко не кроткий нрав, внутри сидел коварный дьяволенок. Магнус хмыкнул. Блондин смотрел на него с такой нескрываемой злостью, что если бы не очевидная разница в силах, он бы забеспокоился о собственном здоровье. Демонические корни? Как бы не так, тут у нас целый сын Зевса, повелитель молний и грома!
- Зависимость от наркотика не исчезает за день, неделю или месяц, ты-то должен об этом знать.
- О, поверь, мне об этом прекрасно известно. стиснув зубы процедил маг. Что не день, то тренировка нервной системы! О каком здоровом образе жизни может идти речь?! Тут любой нормальный человек сопьется! Плюнуть бы и уйти, но нет, он сидел дальше, выуживая из себя то самое понимание, уважение к чужому мнению, которого по мнению Алека ему так сильно недоставало. На паршивца даже смотреть не хотелось - самодовольное лицо, дерзкий взгляд так и кричали: Я один против целого мира! Такое поведение разочаровывало…Неужели я его переоценил?
Магнус собственными глазами видел, через какой ад проходил много лет назад Джем Карстаирс, какие муки и страдания испытывал не в силах избавиться от страшной зависимости инь-фэня. Ни потому что не хотел, а потому что физически не мог. Без очередной дозы наркотика он бы просто умер. Несколько раз, по просьбе Уилла, Магнусу даже приходилось нарушать правила и без официального приглашения приезжать в институт, чтобы уменьшить боль от очередной ломки. Нефилим метался в постели, корчился, как безумный и горел заживо понимая, что дни его жизни сочтены. Два человека, два казалось бы похожий случая, но их даже язык не поворачивался сравнивать! Это было бы просто неуважением к старому другу! У Джема не было выбора, а когда появился, он не раздумывая отдал всё, что имел - оставил жизнь сумеречного охотника, своего парабатай, любимую девушки ради возможности жить и присоединился к Безмолвным братьям. А что сделал Лука? Да ничего! Просто сидел и упивался жалостью к себе! Еще и лекции читать ему вздумал о том, как это сложно, долго и вообще невозможно.
Скажи мне, Магнус, ты всех зависимых с улицы к себе тащишь? Или это мне, такому эксклюзивному, больше остальных повезло?
Магнус не собирался идти на поводу у спятившего от злости малолетнего торчка и уж тем более вступать с ним в полемику, скатываясь до уровня базарной торговки. Было очевидно, что Лука специально его провоцирует. Магнус не знал, отдает ли мальчишка отчет своим действиям, но наделся, что нет. В противном случае он бы вышвырнул его через окно на улицу и даже глазом не моргнул. Так что придумав парню временное оправдание – мол, не ведает, что творить, повредился головой при падении -  и наступив на горло собственной гордости, маг сделал паузу, проверил варившееся в котле зелье, попил сока и лишь потом, успокоившись, ледяным тоном произнес  - Ты второй, кого я привожу в свой дом. Можешь считать себя избранным. Мелкий, неблагодарный засранец!!! Сейчас он как никогда скучал по душке Рафаэлю.
Но ты-то мне чем поможешь? Нет такого средства, что от избавляет от зависимости, а терпеть ломку невыносимо, я пробовал.
Магнус рассмеялся в голос, закатывая глаза к потолку. Надо будет узнать на досуге, кто отец этого удивительного ребенка. – Я-то?! Ты говоришь так, как будто у тебя есть выбор! Что-то я не вижу очереди из желающих тебе помогать… Или может, ты планируешь и дальше принимать эту дрянь, раз терпеть невыносимо? Ну так вот послушай меня…Магнус грациозно перегнулся через стол, оказываясь от Луки на расстоянии полуметра. В бархатном голосе послышались излюбленные язвительные нотки – За последний месяц в Нью-Йорке погибло уже пятеро. Фэйри, два вампира и два оборотня. Все они сошли с ума. Если продолжишь в том же духе, скоро обязательно пополнишь их ряды. Сначала у тебя появятся галлюцинации, затем ты окончательно утратишь связь с миром, перестанешь отличать реальное от нереального и в итоге закончишь так же, где-нибудь на дне канавы. Оборотни, кстати, были из одной стаи, но это не помещало им перегрызть друг другу глотки. Но раз терпеть невмоготу, можешь рискнуть и продолжить травить себя этой отравой. Глядишь, повезет и доживешь до 51.Произнес маг равнодушно пожимая плечами. Зелье закипело, тихонько побулькивая. Поднявшись со стула, он поспешил снять котелок с огня, краем глаза продолжая следить за блондином. Кажется, его тирада возымела эффект. Бледное лицо мага позеленено и как-то подозрительно осунулось, из глаз пропал боевой огонёк. Видимо с визуализацией у найденыша дела обстояли куда лучше, чем с силой воли. И зачем я только послушал Катарину, отказавшись от должности преподавателя?! Я просто создан для работы с детьми. Пока его гость задумчиво изучал узоры деревянного стола, маг разлил золотую жидкость по маленьким бутылкам, проверил герметичность и убрал их остужаться в холодильник. Он снова пребывал в прекрасном расположении духа, беззаботно порхая по кухне и насвистывая себе под нос какую-то мелодию из фильма. Вымыв руки, маг щелкнул пальцами и на столе тут же возник свежеспизже…ужин из ближайшего итальянского ресторана. От спагетти шел ароматный дымок, наполняя кухню запахом базилика и плавленого сыра. В животе призывно заурчала. Магнус не только не спал два дня, но еще и толком не ел, скинув на нервной почве как минимум пару килограммов. – Угощайся. Устроим прощальный ужин! Облизнувшись, он с довольным видом накрутил на вилку немного спагетти, засунул в рот и одобрительно покачал головой. – У них отличный повар! Просто пальчики оближешь! Я не могу вылечить тебя от зависимости, но могу нейтрализовать боль. произнес маг,  меняя тему, но не отрываясь от процесса поглощения еды. Как и всегда, его настроение менялось, словно ветер в море – то штиль, то шторм, то небольшая качка. Кошачьи глаза вновь встали серьезными - На что ты рассчитываешь? Думаешь, потерпишь денек и всё само пройдет? Так не получиться. покачал он головой. Придется приложить усилия, немного пострадать. Слышал выражение: «Через тернии к звездам»? Магнус отложил приборы, промокнул салфеткой краешки губ, встал из-за стола и отошел к окну, выглядывая во двор. Там кипела жизнь, все находилось в постоянном движение – люди, машины, птицы. – Ты молод и импульсивен, это нормально, но как маг ты должен научиться смотреть вперед, видеть полную картину мира. А мир находить на пороге войны. Я чувствую это каждой клеточкой тела – развернувшись, он пристально пострел на блондина, заглядывая в голубые глаза, проникая в самую суть и показывая то, что видел в своих снах. Разрушенные здания, пустые улицы, наводненные полчищами мерзких, уродливых демонов, вышедших из самых темных глубин Эдома. Пылающие города, залитые кровью невинных.  – Как и ты. Грядет нечто страшное, разрушительное, то с чем никто из нас не сможет справиться по одиночке. Маг отвернулся, прерывая зрительный контакт и видения тут же исчезли - Ты талантлив, но вместо того, чтоб учиться, бездумно растрачиваешь силы на то, чтобы достать очередную дозу, украсть денег, поесть и поспать. Не живешь, а существуешь без цели и без смысла. После таких киносеансов, голова раскалывалась на части. Стиснув пальцами виски, Магнус закусил губу и тихо продолжил – Ранее, ты спрашивал, чего я от тебя хочу…Все просто. Я хочу дать тебе шанс принести этому миру пользу. Но разумеется, выбор за тобой.

Отредактировано Magnus Bane (2018-07-02 00:40:12)

+5

6

Негодование каждой из сторон было очевидным. Александр обижался, потому что их отношения с Магнусом оказались не такими ванильными и честными, как нефилиму хотелось бы думать. Обычно когда люди — пары — хотят что-то изменить в своей жизни, они советуются друг с другом. Уилсон на внезапный акт сочувствия и любви к ближним со стороны Бейна не жалуется, но чужая обида  настолько велика, что практически осязаема. Лука мог казаться тем ещё засранцем, но коварных планов по расшатыванию чужой нервной системы у него не было.
Несчастному ребёнку пятьдесят, второй пострадавшей от появления нового лица в доме стороной было немногим более двадцати, но именно взрослый мудрый Магнус строил на всех обиженные моськи и пытался всех образумить. По крайней мере, Бейн свои действия наверняка именно так идентифицировал, Луке же всё виделось несколько в ином свете. Что, по сути, сейчас делает Магнус? Читает окружающим нотации и принимает решения за всех, не интересуясь намерениями и мыслями других существ в лофте. Лука не нуждался в снисходительных взглядах и чужой оценке своих действий: чтобы выслушать бесконечное число нотаций, ему достаточно будет вернуться в Лондон и доехать до знакомого до мельчайших деталей дома. Вот уж где Уилсону вынесут весь мозг, быстро и качественно, работать как-никак будет профессионал. А, к демонам весь этот бред — Лука мог мысленно убеждать себя в том, что у него есть запасной вариант в виде возвращения в Британию, но на самом деле, он бы не смог собраться и улететь на родину. Шансов дожить хотя бы до пятидесяти одного, как правильно отметил Магнус, у него не много, и в Лондон он в таком состоянии не заявится. Остатки гордости не дали бы молодому магу показаться на глаза старым знакомым и ментору тем существом, в которое он сам себя превратил.
Бейн дал ему шанс, оценить его по достоинству Уилсон не смог. Хотя за праведное дело в виде продления жизни Лука, так-то между прочим, Магнусу «спасибо» сказал, не надо на парня наговаривать. И лекций ему не читал, и даже бутербродов не просил. Если Бейн сопьётся, то за этот алкоголизм отвечать будет точно не Уилсон.
- Я польщён, - надо же, второй подопечный Великого Магнуса Бейна, какой повод для гордости! Знать бы, кто был первым, так, чисто из природного любопытства...
По крайней мере, что-то одно общее у них с Магнусом сейчас было: они оба считали Рафаэля душкой.
- Думаю, охотники с радостью мной займутся, когда я начну сходить с ума и наводить шорох в городе, - язвительно бросил Уилсон, отталкиваясь от дверного косяка, на который до сих пор опирался.
Лука не обманывался насчёт своих перспектив, насчёт последствий, к которым приведёт его сумасшествие — тоже. Он уже понял, что в моменты отходняка начинает агрессивничать, и наверняка с течением времени реакция станет всё более выраженной. Можно косить под новичка-мага, но свой потенциал Уилсон тоже осознавал: ещё бы, какой сын мог получиться у такого-то отца! Беспроблемно погулять по улицам и помереть в какой-нибудь канаве он не сможет, если сойдёт с ума, проблем всему городу сможет доставить немало.
- А оправившихся наркоманов ты много видел? - Лука нездоровым оптимизмом не страдал, и в душе не чаял, почему Магнус решил, что Уилсон рассчитывал пару дней отоспаться и как в сказке очнуться бодрым, прекрасным и совершенно не зависимым от всякой дряни. - Особенно если учесть, что я сам не знаю, что именно употребляю.
Наркотик был вроде бы новым, чуть ли не экспериментальной улучшенной версией старого порошка; насколько врали лидеры, Лука не знал, может, вся эта ерунда была всего лишь маркетинговым ходом.
Видение грядущей войны, возможной битвы с демонами, произвела должное впечатление: Уилсон поджал губы, побледнев ещё чуточку больше, хотя уже и так цвет кожи приближался к белому листу бумаги, а не к человеческому. Нашествие такой силы означало бы только боль, страх и бесчисленное количество жертв, многие из которых просто не понимали бы, что произошло и кто именно с ними расправился. Реки крови, горы трупов — демоны любят убивать, а главное, умеют это делать. Видение веры в светлое будущее не добавляло, так что стоило Магнусу разорвать зрительный контакт, Лука с облегчением выдохнул. Со всей своей потрясающей насыщенной биографией, мясником он не был, и от таких картин удовольствия не получал.
От еды Лука всё-таки отказался: он также не ел последние несколько дней, но что-то ему подсказывало, что его сейчас разве что вывернет посл приёма пищи. Впрочем, обсуждения текущей проблемы подходили к концу, Уилсон своё красноречие исчерпал.
- Это всё бесконечно благородно, но я, пожалуй, вернусь к своему существованию, а вы приносите миру пользу.
Лука подхватил сумку удобнее и вышел из лофта, слегка ускорив шаг, словно боялся, что передумает.

***

Из жизни Магнуса он исчез ровно на двое суток, а затем, стоя в какой-то подворотне над телом человека, кажется, мёртвого человека, запаниковал и набрал нужный номер, мысленно порадовавшись хотя бы одному обстоятельству - у телефоне за время его блужданий по городу не сел аккумулятор.
- Магнус? Мне кажется, я убил человека.
Лука понятия не имел, что делает в этом конкретном закутке, более того, он слишком слабо представлял себе, что вообще делал последние сорок восемь часов, словно только что очнулся. И вид бессознательного и, кажется, не дышащего тела рядом не сулил молодому магу ничего хорошего.

Отредактировано Luka Wilson (2018-07-13 15:13:16)

+4

7

- Это всё бесконечно благородно, но я, пожалуй, вернусь к своему существованию, а вы приносите миру пользу.
Магнус долго смотрел в голубые глаза, пытаясь разглядеть там хоть какой-то проблеск понимания, но каждый раз натыкался на стену. Кирпичную и абсолютно непробиваемую. Лука напоминал ему волчонка – такой же милый с виду, но дикий хищник внутри - протянешь руку, чтобы погладить и он, не задумываясь, откусит ее по самый локоть, а если потеряешь бдительность и повернешься спиной  - вообще загрызет. Не потому что желает смерти, а потому что это его основной инстинкт – атаковать, чтобы не быть убитым. Точно так же и Лука огородил себя высокой стеной в попытке защититься от внешнего мира. Магнус видел это и отчасти понимал. Он не знал, какую жизнь вел этот мальчик раньше, что за люди попадались на его пути, как вышло, что он превратился в того, кем являлся сейчас – слабое, наркозависимое и безумно одинокое существо, застывшее на одном месте без цели и смысла существования. Но то, чего Магнус не мог понять, так это наплевательское отношение парня к самому себе. Ладно, ты не доверяешь другим, вообще в принципе не любишь людей и живешь как затворник, но хоть с собой то разберись. Люби себя, обнимай по вечерам, гладь по головке, приговаривая: в кого же я такой умный, красивый, талантливый и замечательный уродился! Все вокруг слепые идиоты, не понимают мою тонкую, ранимую натуру! Обвиняй хоть весь мир, но люби себя! Больше то все равно некому! Магнус называл это здоровым эгоизмом, но Лука все делал наоборот, саморазрушаясь не только физически, но и духовно. Именно поэтому магия ему не поддавалась, была такой нестабильной и изменчивой. Для контроля над ней требовалось гармония, хладнокровие и уверенность в собственных силах, которыми он, увы, не обладал. Еще тогда, у входа в Пандемониум, Магнус обратил внимание на то, что Лука даже не попытался себя исцелить, да и сопротивления, судя по его тогдашнему состоянию, он своим обидчикам тоже никакого не оказывал. Конечно, возможно, он был настолько обдолбан, что забыл, как колдовать, но даже в лофте, парень предпочитал все делать руками – готовил еду, заваривал кофе, поднимался, чтобы что-то достать, не прибегая к помощи магии. Для чародея это было более чем ненормальное явление. Сам Магнус даже зубы чистил с помощью фирменного щелчка пальцами.
Какая глупая трата таланта…Магнус редко встречал такой потенциал в столь юном теле. Что такое 50 лет в масштабах бесконечности? Чародеи учились всю жизнь, постигая тайные знания в глубинах Спирального лабиринта, тратили века на изучения магического искусства, отчаливали мастерство, но Лука был одарен с рождения. Нужно было только захотеть, найти хорошего наставника – такого, как великолепный, неподражаемый,  Регент Бруклина – и через пару лет, он бы достиг огромного прогресса. Даже сейчас, буравя его пытливым взглядом, Магнус ощущал исходившие от блондина волны силы. Мощнейшие всплески магии, словно лава, кипели под толстым слоем земли, на самой глубине вулкана. Но да ладно… чтобы там не творилось в этой блондинистой голове, он свой выбор уже сделал. Лука даже не колебался, когда принимал решение – четко, ясно и понятно заявив: ебит…сь со своим миром во всём мире сами, а меня ждёт поезд в страну розовых грез и наркоманского угара. В том, что едва переступив порог дома парень отправится за новой порцией наркотика, маг не сомневался ни секунды. Именно это желание гнало его прочь, заставляя огрызаться, злиться и так отчаянно сопротивляться. Магнус протянул его руку помощи, но тот ее оттолкнул, как что-то надоедливое и ненужное. Так тому и быть. Видимо, он все же в нём ошибся…
Отвернувшись и давая понять, что разговор окончен, маг устало указал рукой на дверь. – Твоё право. Поступай, как знаешь. Смуглое лицо оставалось бесстрастным, как застывшая маска, но в глубине души он был сильно расстроен и разочарован. Магнус чувствовал с этим мальчиком связь, незримую, но достаточно сильную для того, чтобы волноваться о его дальнейшей судьбе. Надеюсь, я еще увижу тебя…

Лука ушел и лофт окончательно опустел. Остался только Председатель Мяо – его верный, пушистый друг, который, чтобы ни происходило, всегда принимал сторону хозяина. От чувства одиночества хотелось лезть на стенку и выть - Магнус давно смирился с тем, что люди вокруг то появлялись, то внезапно исчезали, но отпускать их и безболезненно расставаться он так и не научился. Слишком тяжело…И Алек ушел. Вот кого он точно не мог потерять, отпустить из своей жизни так просто…

Следующие сутки пролетели как одно мгновение – стремительно и бурно. Не выдержав, Магнус отправился в отель Дюморт, забрал Алека и вместе с ним вернулся домой, а вот что было потом, он помнил плохо – от пережитых эмоций -  страха, облегчения, восторга - все смешалось я одно огромное, яркое пятно. Всю ночь и все утро они не вылезали из постели, словно приклеенные друг к другу, наслаждаясь моментом абсолютного счастья, поэтому, когда на прикроватной тумбочке зазвонил телефон, первой мыслью было выкинуть его в окно, утопить в туалете, сжечь, лишь бы не слышать пронзительную трель. Отрываться от любимого тела категорически не хотелось, но телефон настойчиво продолжал звонить…Раздраженно фыркнув, маг закатил глаза и нащупав рукой трубку, посмотрел на экран – номер не знакомый. Хорошо, что Алек ушел в душ. Магнус даже представить боялся, как бы отреагировал охотник на фразу: «Магнус, кажется, я убил человека».  – Котик…эээ...у меня срочный вызов...В отличие от некоторых, Магнус прекрасно владел магией, а потому собрался за пару минут, нежно чмокнул нефилима в щеку и растворился в портале. Отыскать Луку оказалось не сложно – он мерцал как светофор, постоянно меняя цвет, выпуская резкие, неконтролируемые импульсы магии. – Что ты сделал?! Глухо прошептал маг, застыв рядом с блондином и не мигающим взглядом уставившись себе под ноги. На Земле, неестественно выгнув руки и ноги лежало неподвижное тело, изо рта незнакомца на землю тонкой струйкой стекала кровь, а в стеклянных глазах стоял ужас – предсмертная агония этого несчастного отпечаталась на лице и была по истине страшной  – Что здесь произошло? Сглотнув и отступив на пару шагов назад, спросил Магнус, с недоверием вглядываясь в голубые глаза. Лука может и был наркоманом, но точно не убийцей.

Отредактировано Magnus Bane (2018-07-04 22:33:07)

+4

8

Бойтесь своих надежд и желаний, они имеют свойство осуществляться - известная фраза, которая как никакая другая подходила сейчас Магнусу. Он надеялся на то, что когда-нибудь ещё встретит Луку? Пожалуйста, тот позвонил сам, и пути двух магов снова пересеклись. Впрочем, Бейн наверняка не совсем это имел в виду, скорее всего, его не высказанное вслух желание было лишь надеждой на то, что Уилсон протянет дольше, чем до пятидесяти одного, но  судьба совершила очередной финт ушами. Вуаля: Магнус стоит в подворотне, не мигающим взглядом смотря на тело на асфальте.
"Не знаю, сам только подошёл", - хотел было ответить Лука, но сдержал свой сарказм при себе. Хотя, на самом-то деле, эта фраза как раз отразила бы суть произошедшего: Уилсон понятия не имел, что делал последние сорок восемь часов. Магнус был прав хотя бы в том, что, выйдя за порог лофта, англичанин восполнил потерю в виде уничтоженного регентом Бруклина пакетика с порошком, через некоторое время благополучно с доброй его частью расправился, а после этого... да кто теперь скажет, что происходило потом? К Луке вернулись старые добрые провалы в памяти, именно поэтому он не мог ответить ни на один из вопросов Магнуса.
Да что там... говоря откровенно, он не мог даже сказать, зачем позвонил регенту Бруклина. Более того, об этом своём поступке Лука уже искренне жалел.
Призраки во плоти из японских ужасов выглядят лучше, чем изломанное мёртвое тело рядом с Уилсоном. Кажется, в теле несчастного не осталось ни одной целой кости. Попробовать бы убедить себя, что он тут совершенно не при чём, что убить случайного прохожего мог кто угодно, но вокруг никого не было. Было темно, тихо, ну и, стараниями некоторых, кровавенько.
Лука ненавидел все эти "я же говорил"  и "тебя же предупреждали", но в данную секунду ему отчётливо вспомнились предупреждения Магнуса. Похоже, от частого приёма наркотиков он начал сходить с ума, магия выходила из-под контроля, отказываясь подчиняться неразумному хозяину, а окончилось всё плачевно. Уилсон даже и не сомневался, что мог стать причиной смерти одного конкретного прохожего. Магию в лофте Магнуса он редко использовал не потому, что не умел, а потому, что она последнее время срабатывала с переменным успехом. Он раз хотел подтянуть к себе телефон, больно получил им по лбу, и порадовался, что проверку своих способностей начал не со взаимодействия с электроникой. Это точно закончилось бы как минимум пожаром, а то и взрывом, хорошо, если только самого аппарата, а не целого лофта. 
Однако пример с телефоном был показателен в плане понимания природы дуркования магии Уилсона. Она никуда не исчезала, но даже при малейших манипуляциях грозилась бесконтрольно вырваться, в разы усилив эффект, которого изначально хотел добиться Лука. В текущей ситуации это означало только одно - Уилсон не был убийцей, но его намерения могли не сойтись со спонтанным всплеском магии. Не исключено, что они с теперь уже мёртвым мужчиной столкнулись в узком проходе между домами случайно, Лука собирался максимум отодвинуть его с дороги, а получилось... как получилось. Трагично, конечно, а что не менее печально, вся ситуация грозит обернуться огромными проблемами. Англичанин не очень хорошо понимал, как ему надо было вести себя  в такой ситуации, не полиции же магу сдаваться?
Уилсон перевёл на Магнуса стеклянный взгляд.
- Я не помню, вообще ничего не помню, - глухим шёпотом отозвался англичанин.
Это звучало жалко, но у Луки в городе никого не было, просить о помощи было некого. Регент Бруклина явился сюда только из-за своей сердобольности, а возможно, как ответственный за действия магов на этой территории, просто не хотел проблем с защитниками простых смертных. Если задумываться, то и первым притаскиваем тушки англичанина в лофт Магнус мог преследовать не благородные миротворческие цели, а всего лишь избегал конфликта и нервозности народа у клуба. "Ничего не делается просто так" - очевидная истина, которая как ни одна другая подходит Бейну.
- Что мне делать?
Положа руку на сердце, Лука не ждёт от Бейна помощи или моральный поддержки. Ему нужен всего лишь алгоритм дальнейших действий: кому звонить, кому сдаваться, как это всё закончить.

+4

9

Странно…очень странно. Вместо того, чтобы развернуться, послать неблагодарного мальчишку к чертям собачим и вернуться обратно в лофт, где его ждал Алек – возможно еще раздетый - Магнус принялся судорожно оглядываться по сторонам, проверяя нет ли поблизости случайных свидетелей. Следующим шагом на пути к безумию стала мысль – где спрятать труп?! Или может лучше вообще его сжечь?! А ведь он с самого начала знал, что от этого парня стоит ждать одних неприятностей. Это было написано у него на лице, читалось в глазах, просматривалось в каждом жесте. Магнус редко ошибался в людях. Два дня назад Лука ясно дал понять, что не намерен что-либо менять в своей жизни, ему и на улице, обдолбанному, отлично живется. Так зачем он вообще пришел сюда? Чтобы в очередной раз убедиться и разочароваться?! Повернув голову, маг окинул блондина внимательным взглядом – расширенные зрачки,  учащенный пульс, трясущиеся руки. Все было настолько очевидным и предсказуемым – новый день и новая доза. Все тот же замкнутый круг. Как он и предсказывал, не в состоянии выбраться, Лука продолжал бежать по заранее выбранному маршруту, пока не врезался в преграду. К несчастью, ей оказался труп. К несчастью для них обоих. Если в первый раз, в Пандемониуме, Магнус не нарушал никаких правил – просто подобрал на улице избитого наркомана и привел к себе домой, то теперь ситуация кардинально изменилась – юный маг, на его территории, под кайфом, жестоко расправился с примитивным. Как регент Бруклина, он был обязан задержать преступника и сообщить об этом совету четырех. Алистер будет просто в восторге! Старый прохвост спал и видел, как бы добыть на него компромат и дискредитировать в глазах общественности и тут такая прекрасная возможность! Магнус собственноручно вложил в руку этого мальчишки нож, который он уже занес для удара в спину. Но даже понимания всю опасность собственного положения, Магнус не мог уйти. Что-то держало его, заставляя раз за разом помогать этому глупому ребенку. Лука выглядел таким испуганным и обескураженным, что казалось еще чуть-чуть и его самого придётся откачивать. Похоже, он и правда ничего не помнил… - Возьми себя в руки! Нью-Йорк не спал даже ночью, в любой момент из-за угла мог выйти какой-нибудь случайный прохожий, задержавшийся на работе и теперь спешащий домой, бездомный, заблудившийся пьянчуга, но если со смертными Магнус мог легко разобраться, просто почистив им память, то попадись они в руки сумеречным охотникам или кому-нибудь из центристов, их бы так просто не отпустили.И за что мне все это?! Опустившись на одно колено, маг склонился над мертвецом, закрыл глаза и вытянул руки над телом. Губы принялись тихо шептали заклинание. Смуглое лицо выглядело напряженным и сосредоточенным. В критических ситуациях Магнус менялся до неузнаваемости, становился тем самым могущественный регентом Бруклина, о котором в Нижнем мире ходило столько слухов. Плавные, ленивые кошачьи движения исчезли, его пальцы быстро вычерчивали в воздухе резкие линии и вот наконец в голове возникли образы, события, память о которых еще хранило это место – они отражались в окнах квартир, их помнил холодный асфальт и кирпичные стены домов.
Та же улица…высокая мужская фигура спешит домой, останавливается, оглядывается, словно что-то почувствовав, но спустя минуту вновь продолжает движение. Проходит еще пару метров и подлетает в воздух, мечется, как тряпичная кукла, терзаемая бешеным псом, и падет на землю.  Магнус почувствовал, как по телу пронеслась волна дрожи. Черная, бесформенная тень опускается с крыши и накрывает несчастного, словно погребальным саваном. Распахнув глаза, маг быстро отдернул руки от мертвеца.– Его убил демон. Это не твоя вина. Произнес он жестким тоном, пошатываясь и вставая на ноги. Кошачьи глаза принялись скользить по сторонам и наконец нашли то, что искали - следы ихора. Эта находка снимала с юного мага все подозрения. Магнус облегченно вздохнул – Надо решить, что делать с телом. Вообще-то он с самого начала мог просто его сжечь или закинуть куда-нибудь в воды Атлантики, но не стал. Не позволила совесть. Он не знал, какой была его жизнь, но смерть этого бедняги была слишком страшной, чтобы проявлять неуважение к душе, уничтожая таким образом тело. А еще у него наверняка была семья, которая должна была иметь возможность похоронить и оплакать любимого мужа, отца, сына, брата… Не питая особого уважения к живым, Магнус трепетно чтил память мертвых.
- Сотрем следы демонического присутствия, а дальше пусть разбирается полиция…не успел он закончить фразу, как ночную тишину разрезал собачий лай. Магнус резко оглянулся и застыл, встретившись взглядом с испуганными зелеными глазами. Черт! Он должен был наложить морок, но слишком увлекся трупом и забыл! Девушка опустила взгляд на асфальт, вновь подняла - все происходило как в замедленной киносъемке – и завизжала. Да так громко, что у него едва не лопнули барабанные перепонки. Поводок, удерживающий слюнявого ротвейлера выскользнул из ее рук, собака, видимо почувствовав угрозу хозяйке грозно зарычала и бросилась в атаку. Первым на ее пути стоял Лука. Все это время парень молчал. Краем глаза Магнус видел, как нервно он кусает губы и сжимает руки в кулаки, чтобы унять дрожь. Красивое лицо перекосилось от внутренних переживаний. Маг особо не задумывался, когда оттолкнув блондина с дороги, подставил себя под удар. Острые клыки пса тут же вцепились ему в ногу, прокусывая мясо до кости. От боли на глазах выступили слезы! Как же он ненавидел этих тупых, слюнявых псин! Они явно точили на него зуб! Весь их гребаный, мохнатый вид! Охнул, маг взмахнул рукой – собака отлетела в сторону, но тут же поднялась на ноги, пригнула морду к лапам и утробно зарычала. А в это время в окнах домов постепенно загорался свет…

Отредактировано Magnus Bane (2018-07-08 04:41:53)

+5

10

Что там над трупом делал Магнус, Лука не знал: в голове англичанина не было чёткого алгоритма дальнейших действий. Он честно старался взять себя в руки и начать трезво смотреть на ситуацию, но получалось у него это не очень убедительно. Уилсон ещё сутки назад даже не мог предположить, что действительно окажется в настолько дрянной ситуации. Хоть он и принял на веру предупреждение Магнуса о собственном скором сумасшествии из-за наркотиков, Лука не думал, что это произойдёт с ним настолько скоро.
Уилсон так и продолжал невидящим взглядом смотреть на тело убитого мужчины. Случайный прохожий не был виноват в том, что зашёл в не ту подворотню, может, он шёл домой и хотел немного срезать, чтобы быстрее оказаться в кругу семьи... Его жизнь оборвалась довольно нелепо, но воскрешать мёртвых магам было не под силу. По крайней мере, в том виде, чтобы восставший был рад своему возвращению.
- Демон? - тупо повторил Лука, так и не отводя взгляда с тела.
"И что теперь делать?" Если Уилсон действительно не имеет никакого отношения к трупу, то он ещё больший идиот, чем думал полчаса назад. Ничего не проверил, запаниковал, Магнуса вызвал - перед ним было особенно стыдно, Лука вообще очень тяжело переживал наличие свидетелей своих откровенных неудач. Самым простым вариантом избежания таких вот ситуаций было бы банальное "не косячь", но наркоман внутри Уилсона имел своё на это мнение.
Может, в Луке всё ещё осталось что-то человеческое, раз он, увидев труп, хотя бы просто малодушно не сбежал. Остатки совести? Возможно. По крайней мере, страха перед какими-то репрессиями и наказаниями у Уилсона не было, одно только безграничное чувство вины, теперь уже разбавленное осознанием и принятием собственного идиотизма.
Ситуация была... неловкой. Магнус вряд ли горел желанием посреди ночи срываться в какой-то переулок для решения чужих проблем, а именно это его Уилсон и вынудил сделать. Плохо быть регентом магов, особенно в условиях развивающейся наркоторговли - любые их поступки отражаются и на твоей репутации тоже. "Зря я ему позвонил", - в очередной раз подумал Лука, тут же со вздохом сделав вывод, что поступил так больше из-за паники и поддавшись порыву.
Присутствие в переулке третьей стороны оказалось для магов полной неожиданностью. Девчушка завизжала - и без того болевшая голова чуть не разорвалась из-за этого отвратительно-громкого звука - и тем самым поставила скрытность всей операции под удар. Пса Лука и вовсе не заметил, приём наркотиков вёл в том числе к дефициту внимания, так что не сразу понял, куда и зачем его толкнули. Впрочем, ещё через несколько минут агрессивная собака станет наименьшей из их проблем: визги девушки привлекли ненужное внимание, и постепенно Нью-Йорк начал просыпаться, привлекая к месту новых свидетелей. Пока - только с окон, но неясно, чем всё закончится.
У Луки по-прежнему плохо получалось контролировать собственную магию, но на какие-то простейшие вещи его способностей хватало, особенно  на те, что не требовали сильной концентрации. С лёгким хлопком во всём переулке погасли огни фонарей - хотя бы с окон люди не увидят ничего лишнего, у магов есть немного времени на то, чтобы избавиться от девушки и её собаки.
Лука сказал "избавиться"? О нет, он вовсе не имел в виду то, что случайную свидетельницу нужно убить. Но память же ей было возможно почистить? Правда, если этим займётся Уилсон, то мозги незнакомки тоже заодно поплавятся... Лука тряхнул головой, немного приходя в себя, затем перевёл взгляд на собаку, ощущая появление сиреневых искорок на кончиках пальцев.
- Можешь стереть ей память? - Уилсон кивнул на девушка, что полными ужаса глазами смотрела на всё происходящее в переулке. На выполнение такой тонкой работы он сам сейчас не способен, а вот с собакой вполне может справиться. Её и надо всего лишь ненадолго удержать на месте, не давая нападать на Магнуса.

+4

11

Что за неблагодарная молодёжь пошла нынче?! Даже руки не подал, паршивец... закусывая губу и морщась от боли, пожаловался маг. Из ноги хлестала кровь, пачкая дорогие джинсы от Christian Lacroix. Те самые, за которыми, так к слову, он на прошлой неделе рванул в Милан и выложил кругленькую сумму денег. Собаки - эти слюнявые твари вечно портили его лучшие вещи. Тем временем Лука наконец-то вышел из состояния оцепенения и быстро сориентировавшись – надо отдать мальчишке должное - погасил свет. Уличные фонари потухли, погружая улицу во мрак и скрывая мертвое тело от проснувшихся жильцов, разбуженных криком. Дайте поспать, сволочи! Мы сейчас милицию вызовем! Нажралась, веди себя прилично! раздался из окон недовольный хор голосов – Вот так послушаешь и сразу понятно, что за публика здесь обитает. Его подкидыш даже на труп умудрился наткнуться не абы где, а в самой злачном квартале Нью-Йорк. Ну что ж, тем меньше вопросов будет у полиции. Такие находки тут наверняка не редкость. Удовлетворенно констатировал маг, останавливая кровь коротким заклинанием и поднимаясь на ноги.
– Легко сказать, сотри…Это между прочим тонкая работа, которую на коленке не делают. Возмущенно фыркнул он, отряхиваясь и выцепляя глазами женский силуэт – благодаря кошачьему зрению Магнус отлично видел даже в кромешной темноте, демонические глаза улавливали каждое движение, реагировали на каждый шорох. Когда конечно не были заняты созерцанием трупа. Промашечка вышла, с кем не бывает? Не хотелось признавать, но мальчишка дело говорил - девушка все никак не унималась. Внезапное отсутствие света спровоцировало новый приступ паники. Набрав в грудь побольше воздуха, словно собираясь нырять, она вновь завизжала, но уже ненадолго. Магнус произнес заклинание, взмахнул рукой и крик оборвался, лишая незадачливую свидетельницу возможности не только двигаться, но и говорить.  Умом и сообразительностью она, кстати, как и ее пес, не отличалась, а иначе давно бы попыталась сбежать. Не то, чтобы Лука его убедил, он и сам собирался так сделать, но имел же право немного повыделоваться?! Уровень настроение с отметки "лучше не бывает" за последние пол часа опустился до "на х...я вертел весь этот мир со всеми его обитателями*! И вообще, он был пострадавшей стороной! Нуждался в первой помощи, а кое-кто с собакой все никак разобраться не мог!  – Ты там дрессируешь её что ли?! Тоже мне, любитель животных…раздраженно прошипел маг, наблюдая за тем, как Лука пытается прийти с мохнатой тварью к компромиссу. Ему видите ли стало её жаль. А меня тебе не жаль?!
Чертыхаясь, на одной ноге он допрыгал до застывшего тела и обхватив голову девушки руками, сосредоточенно закрыл глаза. Процедура выборочного стирания памяти была сложной, ювелирной работой, которую мог провести лишь опытный маг. Настоящий мастер, знающий, умелый - да к чему эта ложная скромность? – такой, как он. Сам себя не похвалишь, никто не похвалит! в этом Магнус убедился уже очень давно. Одно неверное движение могло стоить человеку всех воспоминаний, превратить в чистый лист бумаги, на котором даже имени написано не будет – только звенящая пустота и базовые рефлексы. Раньше он уже проделывал такое с Клэри и еще раз сто до этого, но в куда более уютной атмосфере – сидя у потрескивающего камина, где витал запах сандала и с бокалом в руках. Здесь же воняло помойкой и все приходилось делать в спешке, экспериментируя и откровенно рискуя. Но что поделать, на долгие приготовления у них было времени. Стиснув руками виски, Магнус быстро пробился через едва ощутимый барьер – у примитивных защита была слишком слабой, как тонкая корочка льда, ломающаяся от легкого прикосновения, так что пробраться в подсознание не составило особого труда. Словно обрывки цветной кинохроники, перед глазами замелькали картинки недавних событий, но Магнуса интересовали лишь последние 10 минут – достаточно, чтобы их тайна и дальше оставалась тайной. Тонкой, серебряной змейкой, просачиваясь через висок, воспоминания поплыли к нему в ладонь, дождавшись окончания, он сжал ее и они мгновенно растворились. – Готово. Следующим на очереди был труп. Чтобы скрыть следы демонического присутствия потребовалось еще минуты две. Не успел Магнус закончить, как тишину улицы разрезал вой полицейской сирены - наверняка какая-нибудь сердобольная старушка постаралась.  Пришла пора уносить ноги. Девушка все еще стояла обездвиженной, маг махнул рукой открывая портал – уходим отсюда – и снимая заклинание оцепенение, прошел в мерцающую воронку следом за Лукой. Секунда и вот они уже стоят на западной берегу Ист-Ривер, у самой кромки воды, освещенной узкой дорожкой света. Теперь, когда уровень адреналина в крови понизился, нога заболела с новой силой - Ну и? источая волны сарказма произнес маг – Не буду спрашивать, как ты докатился до такой жизни, это мне и так известно, его губы изогнулись в язвительной ухмылке – все еще считаешь, что справишься сам?

Отредактировано Magnus Bane (2018-07-10 22:51:35)

+2

12

Неблагодарная молодёжь в лице Луки никак не помогла Магнусу с его ранением не только из-за паршивости собственного характера, но и по более разумным и логичным причинам. Уилсон сейчас не в лучшей форме, его магия творит что хочет и как хочет, так что помощник из него был весьма посредственный. В те моменты, когда собственные силы не удавалось полностью держать под контролем, Лука мог разве что что-нибудь рушить и ломать, пускай и случайно — интересно, у всех магов так или сказывается родство с Демоном войны?
Магнус, в конце концов, со своим ранением вполне может справиться самостоятельно. Вот как только перестань изображать из себя жертву и нагнетать обстановку, так сразу и кровь остановит, и укус залечит. На последний комментарий мага Лука ничего не сказал вслух, сдержался, зато закатил глаза, хотя бы так выражая своё отношение к ценному пояснению Бейна. А то он сам не понимает, как сложно менять кому-то память, блокируя или удаляя лишние воспоминания! Конечно, это очень тонкая работа, требующая не только большого умения, но и концентрации, именно поэтому Уилсон даже не пытается лезть в чужую голову самостоятельно. Амнезия — это самое меньшее, что грозит девушке, вздумай Лука попробовать извлечь у случайной свидетельницы воспоминания о последних нескольких минутах.
Пока Магнус работал, Уилсон занимался более интересным для себя делом — играл с собакой. С животными у Луки отношения складывались лучше, чем с людьми, и ситуация с ротвейлером лишний раз это подтвердила. Пёс не был таким дурным, как его хозяйка, вполне понимал обращённую к нему речь, и через пару минут тихих увещеваний Уилсона успокоился и негромко заскулил, пристально наблюдая за магическими пасами Магнуса. Лука, уже не опасаясь, что в любой момент ему откусят руку, положил ладонь на голову ротвейлера, перебирая короткую шерсть пальцами.
- Хороший мальчик.
Прелесть, а не пёс, Уилсон всегда такого хотел, и никогда не имел возможности завести этого здорового зверя. В родной семье большую собаку никто бы не завёл, как же, сожрёт ещё маленькую сестру Луки (то, что при их взаимоотношениях маг скорее сам её сожрёт, тактично умалчивалось), а у ментора в Лондоне площадь дома не позволяла завести кого-то вроде ротвейлера. Два мага помещались там вполне комфортно, а вот зверю было бы тесновато.
О жизни в Нью-Йорке и говорить было излишне, тот образ, который вёл Лука, с заботой о собаке никак не сочетался.
- Пока, парень, - с сожалением в голосе Уилсон последний раз провёл рукой по большой умной голове ротвейлера, а затем первым исчез в портале. Магнус прав, больше им в подворотне делать нечего. Если в убийстве человека виноват некий демон и следы его присутствия регент Бруклина уже уничтожил, то дело можно оставить полиции — очередной висяк, который простые смертные не раскроют никогда.
Выйти у воды было приятно: Лука не был большим ценителем пейзажей, но ночная прохлада Ист-Ривер была очень даже кстати. Уилсон сделал шаг вперёд, уселся на землю и коснулся пальцами воды. Дико хотелось курить, но сигареты кончились, а идти за новой пачкой не было никакого желания. Увы, и призвать к себе сигареты из соседнего магазина было слишком опасно, мало ли, перемкнёт магию, и она перенесёт к Луке не маленькую коробочку, а целое здание.
- Прости, что оторвал тебя... от чего бы я там тебя не оторвал, - не глядя на Магнуса, произнёс Уилсон. Регенту Бруклина было чем заняться посреди ночи и без проблемных понаехавших магов из Лондона. Лука не сильно вслушивался в те разговоры, что он вёл со своими нефилимом в первый день присутствия Уилсона в лофте, концентрация внимания была нулевая, и хотелось не других слушать, а уснуть или умереть, но диалог явно был на повышенных тонах. Александр вроде бы даже потом ушёл... или нет? В голове смешалось всё, люди, события, воспоминания.
«Известно ему там». Лука скривил губы, так и не смотря на Магнуса, а уделяя повышенное внимание реке. Все наркоманы проходят один путь в становлении своей зависимости: одна доза никогда не кажется чем-то достаточным для того, чтобы вся жизнь рухнула, её воспринимают как безобидный новый опыт, а когда понимаю истинный вред принятого вещества, становится слишком поздно.
- Я ни разу не говорил, что справлюсь, - возразил Лука Магнусу. Бейн может язвить и насмехаться сколько угодно, аргументов у Уилсона всё равно не много. - Я говорил только о том, что и ты мне не поможешь.
Были какие-то героические случаи, когда наркоманы собирали остатки воли в кулак и избавлялись от своей зависимости, возвращаясь к привычному себе образу жизни; можно привести гораздо больше примеров того, как люди умирали в течение нескольких месяцев/лет после приёма первой дозы. Кто-то боролся, кто-то сдавался сразу - и всё это было справедливо и для представителей сумеречного мира. Другой вопрос, что простые люди могли разве что буянить и бить машины, а вот существа со сверхъестественными способностями были куда более опасными для случайных встречных. Лука не зря боялся, что труп в подворотне его рук дело. Отягощало дело ещё и то, что принимаемый Уилсоном наркотик был экспериментальным, и обо всех его эффектах широкой публике было неизвестно.
Был бы Лука волком - уже сейчас бы выл на яркую луну на небе. Увы, эта демонстрация собственного отчаяния ему тоже недоступна.

Отредактировано Luka Wilson (2018-07-13 15:13:55)

+2

13

Магнус устроился на земляном скосе, ведущий прямиком к воде и откинувшись назад, изящно вытянул длинные ноги. Дорогие брюки все равно были безнадёжно испорчены, как и не менее дорогая, заляпанная кровью рубашка. - Придётся выбросить...осматриваясь себя и досадливо покачивая головой констатировал маг. Порой он на полном серьезе задумывался о приобретении рабочей униформы, только вот работа как назло всегда появлялась неожиданно, а ходить в тряпье ему не позволяла гордость Великолепного Регента Бруклина. Такой вот несправедливый замкнутый круг. Легкий ветерок приятно обдувал лицо, играя с волосами. Кинув быстрый взгляд на Луку, сидевшего чуть поодаль, маг задрал голову к небу и лениво протянул - Красиво...В таких огромных мегаполисах, как Нью-Йорк - и днём и ночью горящих разноцветными, неоновыми огнями, звёзды можно было увидеть только тут, на окраине, где не было гигантских небоскребов, врезающихся острыми пиками в небо, не было прожекторов и фар машин рыскающих по бесконечным, пересекающимся улочкам. Магнус любил Нью-Йорк, любил постоянное движение, не смолкающий гул, похожий на биение сердца живого существа, но даже ему порой хотелось тишины. Не смотря на всю свою эксцентричность, он был достаточно сентиментальным, а что может быть романтичнее бриллиантовой россыпи звёзд на чёрном небосклоне? Звук накатывающих на берег волн и обнаженный Алек, являющийся, словно морской принц из темной, кипящей пучины...богатое воображение тут же нарисовало эту завораживающую картину, заставляя Магнуса плотоядно облизнуть губы. - Чудный вечер... труп конечно немного подпортил впечатление, да и нога болела, но к чему оглядываться назад - что было, то прошло! Думать о прошлом неблагодарное занятие, исправить то уже все равно ничего нельзя. Конечно, он мог бы удариться в нотации, прочитать ещё одну лекцию о вреде психотропных средств на не окрепшую детскую психику, но к чему столько усилий? Навязываться Магнус не любил, как и давать ненужные советы, о которых его никто не просил. Они как известно, стоили денег, а Лука платить не собирался. Гордый, но бедный...
- Прости, что оторвал тебя... от чего бы я там тебя не оторвал
Фыркнув, Магнус легко щелкнул пальцами и в его руке тут же возник бокал на тонкой изогнутой ножке, наполненный розовой жидкостью и украшенный апельсиновой долькой. - Не извиняйся. Если бы я не хотел, то не стал бы тратить на тебя своё время. К тому же сомневаюсь, что тебе и впрямь жаль... добавил он скептически ухмыляясь - на твоём прекрасном личике нет и тени раскаяниях, впрочем оно мне и не нужно. Как и твоя признательность. Ты ведь не хочешь быть мне обязанным... проницательные кошачьи глаза посмотрели на юного мага в упор, - но я помогаю тебе не потому, что хочу использовать или получить что то в замен. Даже не будь ты безвольным наркоманом, которому наверняка даже сигареты без помощи внушения в магазине не продают, ты мало что можешь предложить мне. Произнес Магнус, невинного пожимая плечами и устремляя взгляд в даль. - Дело в другом. В его насмешливом голосе внезапно появились серьезные нотки - просто ты мне нравишься. Заметив удивленный взгляд блондина, он довольно рассмеялся и тут же добавил - Не смотри на меня так. Я не собираюсь тебя совращать. Ты не продаешься, я помню. Вот хоть убей, но дразнить окружающих доставляло Магнусу особое, не с чем не сравнимое удовольствие. Интересно.. на сколько он невинен? думал маг скользя глазами по бледному лицу и от души забавляясь. О, а вот и румянец! Снова засмеявшись, он расслабленно откинулся на спину, распластался на земле и прикрыв один глаз, промурлыкал - Расслабься котик, мое сердце уже занято. На этот раз Магнус говорил вполне искренне. С тех пор как он встретил Алека, охотничий азарт пропал. Он мог смотреть, мог восхищаться красотой, получая эстетическое удовольствие, но вот желание обладать пропало. Только голубоглазый нефилим, заставлял его тело гореть и трепетать. Только рядом с ним, он чувствовал невероятное возбуждение. Даже просто думаю об Александре, зрачки мага темнели от желания, превращаясь в две угольные, бездонные точки. - Я достаточно долго живу и неплохо научился разбираться в такой тонкой материи, как судьба. Ты не чувствуешь этого, не замечаешь, потому что твой разум затуманен, но между нами существует связь. Твёрдо произнёс маг, делая глоток и переворачиваясь на бок. Теперь он лежал на земле лицом к Луке, подперев голову одной рукой, как большая чёрная пантера. Пальцы задумчиво теребили мочку уха на которой красовалась золотая серьга в форме полумесяца - У меня никогда не было ученика, хотя многие стремились... но каждому из них чего-то не хватало. Так как сам он был весьма грандиозной личностью, скучные, покладистые юнцы, обделённые талантом и заглядывающие ему в рот, Магнуса никогда не интересовали. Он вообще редко кого впускал в свою жизнь и уж точно не собирался тратить своё драгоценное время на обучение всяких самонадеянных недомагов. Рагнар, Катарина - вот они бы прекрасно справились. К тому же у Магнуса были весьма... кхм... нестандартные методы... у некоторых почтенных чародеев из Спирального Лабиринта до сих пор волосы на голове шевелились от его тривиальных идей и подходов к обучению молодежи. Если бы он и взял кого-то, этот кто то должен был быть таким же как он. Уникальным. А ещё талантливым, не скучным, смышлёным, в меру дерзким и не слишком правильным. Магнус частенько нарушал закон, да и вообще не любил загонять себя в какие бы то ни было рамки. Но за все эти годы ему так и не удалось найти подходящего человека. Никто не цеплял. Разве что Рафаэль, но и тот был вампиром. Для того, чтобы всерьёз обучать кого-то, этот кто-то должен был быть постоянно рядом. Как тень - всегда за спиной. Кошачьи глаза продолжали задумчиво бродить по телу юному мага, вгоняя того в краску. Хм... Мальчишка... Магнус не видел его несколько дней, но жизнь на улице и скитание по подворотням точно не пошли Луке на пользу. Бледное лицо осунулось, под глазами залегли чёрные тени, искусанные губы сжались в тонкую линию, одежда висела, как на вешалке. Блондин выглядел откровенно плохо, а лихорадочный блеск в глазах лишь добавлял его потрепанному виду болезненности. - Я могу помочь. Все очень просто. Произнёс Магнус, реагируя на слова Луки отрицательным покачиванием головой и очередным снисходительно-раздражительным взглядом. Дети... они думают, что все знают, упрямо отказываясь принимать помощь от взрослых, когда на самом деле решение проблемы, самое простое и очевидное находится у них под носом. По человеческим меркам Лука перестал быть ребёнком лет 40 назад, зато по магическим он был практически младенцем, что в прочем не мешало ему прожигать жизнь, то и дело получая от неё сдачи. Даже не знаю...смахивает скорее на избиение... - Чтобы излечиться, ты должен перетерпеть. Но проблема в том, что сам ты никогда не сможешь этого сделать. Не хватит силы воли. Я же просто не позволю тебе принять новую дозу. Даже если ты будешь умолять меня и плакать кровавыми слезами. Губы мага изогнулись в хищной ухмылке. Сейчас он напоминал самого настоящего садиста. Демона, явившегося из глубин Ада, чтобы мучить души грешников - Я гораздо сильнее так что смогу сдержать тебя, когда ломка станет невыносимый и ты начнёшь крушить все на своём пути, лишь бы достать заветный порошок. От меня не удастся сбежать. К тому же, рядом со мной ты не будешь представлять угрозу для окружающий. Магнус подался вперёд, вытянул руку, раскрывая ладонь и произнёс заклинание. Золотистые нити медленно выползали из неё, словно ростки, изгибаясь и устремляясь кончиками вверх. Вокруг них распространялось слабое свечение, рассеивающее ночную тьму. - Это особые связывающие путы. С их помощью я могу помочь тебе контролировать магию, обуздать её и подчинить, могу разделить твою боль, забрав часть себе, но в этом случае и ты получишь доступ к моим силам. Я буду знать где ты находишься, что чувствуешь. Такая связь помогает двум магам общаться без слов даже на больших расстояниях, благодаря ей мы можем делиться силами, в случае опасности или нападении демона, координировать действия в бою. Но такие отношения - это высшая форма доверия. Маг сжал ладонь и нити исчезли. Немного помедлив, он грациозно поднялся с земли, отряхнулся и внимательно посмотрев на парня, произнёс - Я не люблю повторяться, но для тебя сделаю исключение. В последний раз. По выражению кошачьих глаз было понятно, что Магнус не шутит и этот шанс и правда последний. Впрочем, как и их встреча, если Лука отвергнет его предложение. В случае отказа, спасение утопающего станет делом рук исключительно самого утопающего. - Я возьмусь обучать тебя, если конечно ты сам захочешь стать моим учеником. Снова открою своё сердце и двери своего дома... с театральной улыбкой произнёс маг. Не смотря на видимую беззаботность, он был напряжен как струна, готовый в любой момент создать портал, попрощаться и раствориться в воздухе. Магнус уделил этому ребенку и так слишком много внимания, теперь же сам Лука должен был определиться. Решить, чего он хочет от своей бессмертной жизни.

Отредактировано Magnus Bane (2018-07-26 00:28:57)

+3

14

В текущей ситуации Луке было слишком многое неясно, и фактически всё из этого было связано с Магнусом. Уилсон не знал, почему маг перенёс их именно на окраину города, почему до сих пор не ушёл, да и вообще, почему явился. Помнится, совсем недавно Бейн строил обиженную моську на то, что к нему относятся как к мальчику на побегушках, а сегодня отложил свои сверхважные дела и пришёл на помощь магу-наркоману, кого, на секундочку, видит второй раз в своей жизни. А теперь вот сидит рядом, удобно вытянув ноги и наколдовав себе даже на вид приторную дрянь, которую именует коктейлем, и уходить не спешит. Луку такие действия ставили в тупик: Магнус ещё два дня назад подчёркивал, что никто ничего в этой жизни не получает бесплатно, но цену своей помощи называть не торопился. В этом причина его ленивого внешнего спокойствия? Что-то собирается стребовать, и знает, что Уилсон никуда от этого условия не денется? Магии в нём, может, и полно, но Магнусу он так себе противник - Бейн старше, опытнее, собраннее, а главное, стабильнее. Он умеет жить в гармонии со своей магией, а вот у Луки с этим, спасибо наркозависимости, проблемы.
Уилсону не было жаль тех дел, которые оставил Магнус ради того, чтобы примчаться на другой конец города, в этом он и вправду не раскаивался. Но, говоря откровенно, ему сейчас было бы куда проще, если бы Бейн просто ушёл, а не маячил рядом как живое напоминание очередного неадекватного действия Луки. Как-то много он стал совершать поступков, на которые едва ли кто решился бы: то придёт в логово вампиров, то накидается у стен клуба, где категорически запрещено распространение наркотиков, теперь вот, пожалуйста, вытащил Верховного регента Бруклина из постели ради спасения собственной шкурки. О да, Лука тот ещё уникальный парень, второго такого мир бы просто не выдержал.
Уилсон демонстрировал чудеса терпеливости и даже не пытался перебивать пламенную речь Магнуса, только мысленно её обдумывал, в кое-то веке внимательно слушая, что ему говорят. "Нравлюсь?" Лука удивлённо посмотрел на Бена, а ещё через секунду усмехнулся, но взгляд отвёл. "Так и будет мне об этом напоминать". Откуда вообще взялось это произнесённое в почти бессознательном состоянии "не продаюсь"? Видимо, были прецеденты...
В существование некоей связи между ним и Магнусом Лука не верил, но спорить не стал. Нравится Бейну романтизировать его невесть откуда взявшуюся тягу к одному конкретному британскому магу, Уилсону не жалко, разубеждать регента Бруклина он не станет. "Связи" в понимании Луки не возникали на пустом месте, в судьбу и прочую чушь он тоже не верил - так и с чего бы им как-то с Магнусом быть связаными? Уилсон скептически посмотрел в кошачие глаза Бейна, но от своих комментариев воздержался. Ни к чему кусать протянутую руку помощи, особенно если она такая единственная.
- У тебя своеобразный вкус на выбор своего окружения, - заметил Лука, скрестив руки у себя на коленях.
Магнус напоминал адреналинового наркомана, ему как будто не хватало какого-то трэша в жизни. Отчасти Уилсон мог это понять, он и сам никогда не думал, что сможет долго вести тихую спокойное существование, особенно если учесть, что перед ним целая вечность. Если не пытаться как-то разнообразить свои будни, то можно сойти с ума от скуки и монотонности происходящего. В чём, в конце концов, смысл бесконечной жизни, если постоянно себя ограничивать и ставить перед собой нелепые общепризнанные рамки приличия?
Лука не мог судить о всей долгой жизни Магнуса, но сейчас она, кажется, весьма забавна. Встречается он со смертным, да ещё и с охотником, общается с довольно сомнительными компаниями, и, если Уилсон правильно понял посыл слов Бейна, то и в ученики он решил взять не хорошего талантливого мага, коих вокруг него наверняка было много, а прелестного британского наркомана, сына Высшего демона. Магнус же не мог не понимать, что такой запас сил в столь молодом для ворлока возрасте с потолка не берётся?
К слову о наркотиках и зависимостях - если Лука во что и верил, так это в возможности Бейна. Магнусу при его силе и самоконтроле действительно не составит большого труда удержать молодого мага от попыток принять новую дозу порошка, ровно как и от причинения тяжкого вреда окружающим. И Лука мог сколь угодно долго отрицать свою беспомощность в данном вопросе вслух, но, не будучи идиотом, был согласен с Бейном. Слезть можно, перетерпев какое-то время, удержаться от первых порывов достать наркотик, но никакого самоконтроля не хватит, чтобы удержать себя от соблазна. Нужно вмешательство третьей стороны, кого-то достаточно сильного, принципиального и не жалостливого дабы не подался на провокации и просьбы. Судя по жёсткой улыбке Магнуса, он вполне был в состоянии сыграть роль этой силы. "Садюга", - Уилсон перевёл взгляд на реку, обдумывая слова Бейна, но пока не спешил соглашаться.
А потом его внимание привлекли созданные магом светившиеся золотые нити, но ещё больше Луку поразили слова Магнуса, которыми он сопроводил колдовство. Уилсон окинул мужчину недоверчивым взглядом.
- Ты вообще осознаёшь, что как бы я не выглядел, мне - пятьдесят? И я, чисто теоретически, могу работать на... вспомни любого своего врага и подставь имя.
"Сумасшедший", - с восхищением подумал о Магнусе Лука. Уилсон мог придумать массу причин, по которым Бейн взялся помогать магу-наркоману, забредшему на его территорию, но магическая связь была вещью более серьёзной, чем обещания о помощи с преодолением ломки. Связь можно разделить с тем, кому ты полностью доверяешь, но Бейн предлагает её тому, о ком ничего не знает. Они познакомились сколько, неделю назад? Из этого весьма скромного срока Лука пару дней побродил привидением у Магнуса в лофте, потом рассорился с магом и ушёл гулять по притонам, а теперь вот вызвал Бейна, признавшись в возможном убийстве. И именно этому парню регент Бруклина предлагает место ученика и магическую связь.
Как он при такой любви к риску дожил до своих лет? Загадка.
Лука закусил нижнюю губу, задумываясь над предложением Магнуса - и вправду последним, по едва заметно изменившемуся тону голоса это становилось очевидно. Да, Бейн опять скатывался в театральщину, но веселее от этого пока не становилось. По-хорошему, задумываться тут было не о чем, но Уилсон всё равно сомневался. В Магнусе, в себе, в успехе кампании - во всём сразу, другой вопрос, что сейчас он фактически ничего не терял.
Лука вздохнул и поднялся с насиженного места, отряхнул джинсы и внимательно посмотрел на Магнуса.
- Я всё ещё не понимаю, зачем тебе всё это надо, - Уилсон был явно не в том состоянии, чтобы кому-то просто "нравиться", разве что какому-нибудь извращенцу. - Но грешно не воспользоваться твоим порывом.
Магнус хотел ученика? Провидение в очередной раз исполнила его желание, пускай и несколько своеобразно.

+1


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » Love and blood » The world is cursed, but still we wish to live...[23.03.2017]