Sacra Terra: the descent tempts

Объявление

городское фэнтези ♦ NC-17
Соединенные Штаты Америки, Нью-Йорк
март-апрель, 2017 год
«Некоторые шрамы так и останутся с тобой навсегда, Клэри. Но ты сможешь жить с ними. Разреши себе жить с этими трещинами. Не списывай саму себя со счетов...» [читать дальше]
CHAOS [5235] vs ORDER [6642]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » A problem of memory » Until we go down [10.04.2017]


Until we go down [10.04.2017]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Seelie Queen & Unseelie King 
http://funkyimg.com/i/2JH7m.gif http://funkyimg.com/i/2JH67.gif
http://funkyimg.com/i/2JH6a.gif http://funkyimg.com/i/2JH6b.gif
танцевальная школа, Нью-Йорк;
10 апреля, 2017 год; день, после обеда;

•••••••••••••••••••
Проблемы с Лей-линиями, назначение нового Верховного регента, потому что прежний оказался «предателем», едва ли не разбив сердце Королевы на мелкие кусочки, - одним словом полный хаос в её Королевстве, считавшемся землёй обетованной последние 20 лет. Ей требовалось что-то или кто-то, кто оставался ей верен или хотя бы не собирался воткнуть ей нож в спину. Как ни странно, этим кем-то был Аббадон, теперь уже Король Неблагого двора.

•••••••••••••••••••
And I feel it running through my veins
And I need that fire just to know that I'm awake
Erased, I missed till the break of day

Отредактировано Seelie Queen (2018-07-23 18:20:49)

+5

2

Он только вчера научился лихо отплясывать венгерку, а уже сегодня это стало пошло и дико, словно первобытный человек в шкуре, никогда не знавший мыла, явился на собрание яппи. Он любил танцевать венгерку на столах, во дворцах, в кабаках, везде где звучала звонкая цыганская скрипка. Уместно, не уместно, его это никогда не волновало, он просто делал то, что хотел. До венгерки он танцевал танцы дервишей, когда нужно просто крутиться по часовой стрелке, а двигаться против часовой стрелки. И все бы ничего, но он совершенно не умел танцевать.
Да и время никогда не было для него проблемой, ведь он помнил еще те времена, когда не было самого полотна реальности. Даже сейчас, когда этот маленький синий шарик был разделен на различные часовые пояса, он особо не заморачивался на счет того, какой сейчас час. До того момента, пока не попал на курсы современного танца, которые устраивали примитивные. Это было одним из предлогов вырваться на поверхность, в Нью-Йорк. Это место было так далеко от места где крутилось нескончаемое колесо политических конфликтов, здесь его никто не стал бы искать, где угодно, но только не здесь. Лишь одно существо знало, что в некоторые будние он будет здесь. Танцевальная студия новомодного акробатического рок-н-ролла даже и не подозревала, со всеми ее танцорами и тренерами, администраторами, техниками и уборщиками даже не подозревали, что здесь проходили тайные встречи.
Легкомысленно ли он себя вел? Возможно. Волновало ли его, что о нем подумают другие? Плевать. Получалось ли у него танцевать? Нет. Волновался ли он по этому поводу? Правильно, ему было абсолютно плевать.
- Джон, вы двигаетесь с грацией носорога.
Тренер снова остановил музыку, а Король взял с паркета бутылку с водой. Глупый тренер даже не подозревал, что там была клюквенная водка, сделав три глотка он облизнул губы и закрутил крышку.
- Знаю, знаю, но я слишком старый, что двигаться вот так.
Тренер рассмеялся.
- Джек, тебе 28 лет, я сам начал танцевать, когда мне исполнилось 33.
Король потянулся за полотенцем, но сделал он это лишь для того, чтобы закатить глаза и посмотреть, как он выглядит, не помялись ли его танцевальные штаны (чёрт, если бы он знал раньше, что в трико больше не танцуют!). А потом он снова потянулся за бутылкой.
- Нет-нет, нельзя пить так много воды и в следующий раз бери простую воду, без газа и никаких подсластителей.
Аббадон поджал губы и закрыл крышку, поставив бутылку снова на паркет. Тренер постоянно его отчитывал. Сначала ему не понравился шейкер (в нем была пина-колада, ну как пина-колада, просто очень много рома), потом не понравился контейнер (в нем было шампанское с водкой), потом тренер почти накричал на Аббадона за воду с лаймом (даа, конечно, это была текила) и вот сейчас ему не нравилось, что Аббадон пьет клюквенную водку.
- Конечно шеф, попробуем еще раз? Снова подскоки или может пропустим это и начнем сразу с акробатики?
Тренер рассмеялся и вручил Королю скакалку.
- Сто раз и не мухлюй, нужно прыгать, а не просто переступать через нее. Время пошло.
Он начал прыгать со скакалкой перед танцевальным станком, с каждым прыжком что-то не очень случалось с его прической, а еще у него смешно дергались щеки. Настолько нелепо, что ему самому становилось смешно. Раз на пятый скакалка ему надоела, и он осмотрелся в поисках тренера, тот болтал с какой-то девушкой, и Король просто начал вертеть скакалку, пытаясь закрутить ее словно лассо. Зорро, Зорро! Вот кто герой, а не эти все новоявленные спасители мира, которые считали, что в их чашке с водой самая крупная и драматическая буря тысячелетия. Все это было суета сует.
Ну нет у него грации и не беда. Не нужна Аббадону грация, он был неудержимым, неумолимым и неукротимым. Но не грациозным.  А вот она, он заметил, как легким ветерком в зал впорхнула одна особа, она была грациозной. Но это все потому, что она была девочкой, у них вообще всегда все получается лучше. При виде Королевы он бросил скакалку в сторону и взял с пола бутылку с водкой, сделав пару глотков он направился к Королеве. Широко усмехаясь, он сделал парочку фуэте, словно сейчас грянет Штраус и зал заполнится кружащимися под звуки вальса парами.
- Ты опоздала на полчаса, пропустила станцую на метрополитене и возвращалась пешком?
Король облизнул губы, но его прервал окрик тренера.
- Эй Джонни, я все вижу еще сто пятьдесят раз на скакалке и не мухлюй.
Аббадон снова закатил глаза и провел пальцем по горлу.
- Мерзкий тиран, ненавижу тиранию.
Он поднял с пола скакалку и стал неуклюже прыгать.
- Через сто сорок восемь прыжков попробую снова завязать с тобой разговор.
А поговорить им было, о чем.
С самого начала месяца творился настоящий кавардак, старый мир пал, раскрошился словно брошенный на камни хрусталь. Громко, вдребезги и необычайно красиво. Колебание лей-линий заставили его предпринять беспрецедентные меры по сохранению жизни подданным, всем темным фейри предложили вернуться домой, под защиту Короны, а с падением Хорна и вовсе, в воздухе сладковато и приторно запахло войной. Настоящей, классической и необычайно кровавой. Победителей в этой бойне не могло быть. Несомненно, Аббадону нравился хаос, ему нравилось и доставляло удовольствие все происходящее. Он бы и сам с радостью растоптал сапогами солдат реальность, проливая реки крови. Но это была не его война. Король затаился, а Неблагой Двор сосредоточился.
- Я знаю с чего ты начнешь - Оппозиция, - Аббадон отбросил в сторону скакалку и сравнялся с Королевой, он сделал глоток клюквенной водки и вытер рот тыльной стороной ладони, - У меня нет другого выбора, - он поджал губы. Конечно же Королева знала, слышала и видела, как громыхают пещеры ноккеров выковывая мечи и доспехи, конечно же она видела вереницы оппозиционеров, которые тянулись к входу в Неблагой Двор, укрываясь там от правосудия и возмездия. Королева знала, что вся шпионская сеть Неблагого Двора работала лишь на принца Кирана, выискивая для него самые слабые места. Но она также знала, что иначе быть не могло, - Если ты не можешь предотвратить этого, то стоит это возглавить. Я не мог оставаться в стороне, особенно когда ты настаивала сохранить им всем жизни, - Король расплылся в улыбке и посмотрел на Королеву. Она сама ратовала, нет, она настаивала, чтобы  головы не слетели с плеч детей Арамаэля. Что ей двигало? Аббадон никогда даже не задумывался на этот счет, он был слишком занят тем, чтобы убедить Двор, что в некомпетентном, надменном и определенно тщедушном принце Адаоне после коронации произошли поразительные изменения и теперь он по праву занимающий трон Неблагого Двора, впитал в себя всю мудрость измерения. Но факт оставался фактом, принцам сохранили жизнь, их освободили от клятв и преследований, разрешили вернуться ко Двору. Новый Король лично наводил мосты с мятежниками, пытался привлечь их к общему делу – восстановлению величия Неблагого Двора. Многие откликнулись. Что ими двигало? Жажда невозможного. Как минимум один из принцев получил большее чем мог себе представить. – Я не мог их оставить в Неблагом Дворе, не мог им позволить объединиться и развернуться против меня. Это их самореализация, а я лишь поддерживаю их стремления и желания найти себя вне родительского дома. Я не удержался от того, чтобы дать им то чего они хотели, даже больше, сколько могут унести. Некоторые унесли намного больше чем от них ожидали. Например, принц Алрек, или теперь его следует называть Верховный Регент Эйлаф, да будет долгим его правление.
Аббадон вздохнул, с него слетела вся эта безумная игривость, он поджал губы и посмотрел в зеркало.
- Ничего из этого не имеет противоестественного начала, могу тебя заверить, что ни в коем случае не стану искать возможность влиять на нового Верховного Регента. Не скрою, мы оба с ним озабочены восстановлением Неблагого Двора, мы сошлись в определенных точках. Но на этом точка. Меня не интересует Республика, - Аббадон нехорошо усмехнулся, - Пусть все идет естественным путем. Все эти политические дрязги… Меня больше волнуют колебания лей-линий, ты ведь наверняка знаешь подробности. Как именно это произошло?

+5

3

[indent] Королева не очень-то любила современные танцы, скучая по старым-добрым временам, когда танцы были настоящим искусством, требовавшим не только знания технических аспектов, всех па, пируэтов и прочих движений, но и недюжинной сноровки и грации, чтобы изящно двигаться в пышных юбках, корсете, а иногда и в парике. Сейчас же достаточно было одеть лосины, майку, да что-то сверху наподобие свободной юбки, да прийти в танцевальную школу, чтобы «обучиться» тайному искусству, которому раньше обучали с юности, да и то порой не хватало времени, чтобы постичь танцевальную мудрость.
Фэйри вздохнула: по крайней мере, танцевальная школа служила отличным прикрытием, и с некоторых пор они с Аббадоном встречались именно здесь, дабы не бояться быть увиденными или услышанными, или кем-то замеченными. Идеальное место встречи - примитивная школа танцев, равноудалённая от всех стратегически важных точек и объектов центристов, лоялистов и даже оппозиционеров, опровергающая утверждение, что у Алистера Хорна, бывшего Верховного регента, везде были глаза и уши. Нет, не были, и Леди Летнего двора очень гордилась этим.
При воспоминании о бывшем Регенте, бывшем любовнике, а теперь ещё и бывшем друге, она зло скрипнула зубами. Пока что учитывая все произошедшие за столь короткий срок события, она отказывалась верить в то, что у Хорна были серьёзные на то причины. Куда проще было думать, что у него случилось помутнение рассудка или просто старческий маразм, в конце концов он много пережил, и тысяча лет это немало, может, он и правда тронулся? Так думать было безопаснее для собственного спокойствия, но долго пребывать в долине отрицания Прекрасноликая не могла.
Её мир буквально полыхал и корчился в муках, но никто не мог дать ей ответы на интересующие вопросы. Более того, никто не мог её поддержать и успокоить, и как ни банально - никто не мог сказать, что всё будет хорошо, и даже с этой чехардой Королева справится, всегда справлялась. Поразительно, насколько одинокой она себя чувствовала, хотя ещё недавно казалось, что у неё было всё.
Войдя в танцевальную школу, она знала, что найдёт здесь Аббадона - она прекрасно знала, в каком часу и по каким дням Король Неблагого двора предавался чудачествам. Чего кривить душой, она и сама порой им предавалась, а заодно плела свою паутину в разговорах с Высшим демоном, заточённом в теле фэйри.
Аредэль на ходу заплетала алые волосы в тугую косу, даже не глядя в зеркало, оно ей было ни к чему, а Аббадон уже направлялся к ней. На ней, как и было сказано, были облегающие чёрные лосины, свободная, почти безразмерная тёмно-серая кофта, странное подобие юбки поверх лосин, да «найки». Никто никогда не узнал бы в ней Королеву Благого двора, да что там, даже изысканную бизнес-леди, предпочитавшую строгие деловые костюмы, - но так даже было лучше, не могла же она прийти сюда в своих обычных нарядах?
— Помнишь, как там говорится? Монархи не опаздывают, монархи задерживаются? Вот то-то и оно, - фыркнула фэйри, скидывая с плеча сумку на одну из свободных скамеек и тут же поставив на край ногу. Пока Аббадон рядом делал вид, что прыгал через скакалку, Королева разминалась перед занятием.
Послышался голос преподавателя, и Аредэль не смогла сдержать усмешки: бедный примитивный даже не догадывался, что Аббадон мог стереть его в порошок одним щелчком пальцев, но при этом продолжал покрикивать и третировать Короля. Вдвойне забавным было то, что демон почти что покорно подчинялся, неуклюже прыгая через скакалку.
— К чёрту Оппозицию, - отозвалась красноволосая, поменяв ноги и начав тянуть другую ногу, одновременно с этим двигая корпусом из стороны в стороны, и разминая шею.  — Сейчас они ниже всех в списке моих приоритетов, но нельзя сказать, что я не думаю о них вовсе, - продолжала Прекрасноликая. Но сказать по правде, оппозиционеры и Киран не были её самой большой проблемой. Конечно, тот факт, что они вдруг осмелели и ощутили чувство полной вседозволенности не могло не беспокоить, но с этим можно было жить: центристов по-прежнему было немало, а верных ей центристов и подавно, да и лоялисты, можно сказать, были на стороне Королевы (ну или она на их), так что оппозиционеров они как-нибудь сдержат, а вот остальное...
— Сейчас я почти жалею о том, что настаивала на этом. Сейчас я бы охотно лишила головы парочку принцев, - хмыкнула Леди Летнего двора, сняв ногу со скамейки, она принялась бежать на одном месте. Тем временем Аббадон всё ещё прыгал через скакалку.
При упоминании Алрека, Прекрасноликую буквально передёрнуло, но от дальнейшего проявления эмоций она почти удержалась. Эйлафа назначили Верховным регентом буквально вчера, и эта новость пока что так и сидела ножом в печёнках Королевы. Она не знала, что её злило больше: то, что единственная дочь, Фелиция, пошла против неё и поддержала его кандидатуру на пост Верховного регента или то, что Алрек с радостью принял это бремя с щедрой подачи Хорна? Будь неладен этот чёртов предатель.
Королева скрипнула зубами, и свет в танцевальном зале моргнул.
— А вот меня интересует Республика, Аббадон. И Нью-Йорк, на алтарь которого я положила жизнь и здоровье, - свет в зале продолжил подозрительно мигать. — Но куда больше меня интересует, как всё это могло произойти? - вопрос был чисто риторическим. Девушка сгибала к груди локти по очереди, перейдя к разминке рук.
— Конечно, я знаю подробности! Твой сын, - фэйри буквально выплюнула это слово. — Этот предатель, которого я защищала, а ещё спасла от смерти... - что-то затрещало. Преподаватель танцев и некоторые другие ученики подняли глаза к потолку, с некоторой озабоченностью глядя на источники света, которые теперь издавали странные звуки. — Он помог возродить Безликого, и теперь вселенское зло, самый опасный чародей за всю историю человечества обрел своё первозданное тело, а теперь пытается вернуть былое могущество за счёт лей-линий. Почему ты не задушил его в колыбели? - вопрос тоже был чисто риторическим, но Аредэль не могла удержаться.
— Я думаю, это только начало. Безликий не успокоится, пока не вытянет достаточно магии из лей-линий, и под «достаточно» я имею ввиду очень и очень много. На днях я чуть не лишилась руки, обновляя охранные чары в городе, и то ли ещё будет. Лей-линии слишком нестабильны.

+4

4

Глаза Короля злобно сверкнули.
Он до конца не понимал кто именно из своры принцев был так дорог Королеве, что она настаивала на неприкосновенности всех. Судя по тому как засверкала проводка, то этот принц в буквальном смысле накосячил, причем не в плане того, что имел десяток разгульны связей, чем задел девичье сердце Летней Леди, а именно совершил нечто ужасное. Но и это не сравниться с тем, что по мнению Королевы, совершил Хорн.
- Он хорошо прятался, - Аббадон делал вид, что рассматривает себя в зеркале, но постоянно посматривал в сторону Королеве, наблюдая ее реакцию, - Или ты об Алистере?
Безликий не был в топе проблем Короля. Просто потому, что этому недоразумению не было дело до одного из своих прародителей. Однажды, он уже столкнулся с силой измерения фейри, второй раз подряд молния не бьет в одно и тоже место, а коты дважды не суют лапу в кипяток, на некоторое время это существо не было проблемой или опасностью, просто фоновая угроза, необходимое зло, которое победят силы добра. А Аббадон, теперь Король Неблагого Двора, просто милостиво позволит расправиться с этой проблемой. Совершенно иным был Алистер, насколько Аббадон знал себя, то все нелогичные шаги мага имели определенную логику. Конечно, Алистеру могло стать просто скучно, но тогда в Мироздании существовало сразу два Аббадона. Сила отрицания родства с Великим Демоном была сильнее сыновьей любви, а значит у Хорна был план.
- Мы больше не можем решать одну проблему за раз, проблем стало слишком много, хватит завоевывать их сердца. Алистер, Магнус, Безликий, Эйлаф, Моргенштерн, институты охотников и все прочие. Нельзя балансировать между ними, пытаясь танцевать с теми, кто предпочитает дубину и коктейль Молотова переговорам и танцам. Я много чего знаю о войне, ни одна не выигрывалась лишь одним добрым словом. Только кровопролитие, старое доброе насилие и террор способно заставить весы склониться в нужную сторону, - Король развернулся в полоборота, чтобы она видела его лицо, - Пора открывать свой фронт.
Аббадон расплылся в улыбке.
- Тебе открывать. Я верен давней традиции темных фейри ни с кем не заключать союзы и соглашения, - Король обернулся, тренер что-то им кричал, мол хватит прохлаждаться. Два отражения вышли из зеркала и отправились к тренеру, который стал распекать их за леность. Король и Королева так и остались стоять на своих местах, лишь проводив взглядом свои зеркальные копии.
- Но разве я могу остаться в стороне, когда нам угрожает совместная опасность?
Аббадон дыхнул на зеркало, а потом начал проводить пальцем линии, которые пересекались в некоторых местах, а потом мизинцем стал проводить линии меньшего размера, которые не касались основных мест пересечений.
- Пора раздавить Безликого, - перед этим Аббадон конечно же хотел, чтобы тот убил парочку Фати. Перед глазами все еще стоял джинн-истеричка, который орал про оторванные головы Фати и коллекция их корон. Что за пророчество, если оно не может быть исполнено?
- Но мы должны сделать это правильно, не замарав свои кристально чистые руки и прекрасную репутацию, - Король рассмеялся. Уж что-что, а с репутацией у него были явные проблемы. Темные фейри привыкли иметь дело с принцем Адаоном, совершенно не подозревая о том, что скрывается за этой эльфийской тушкой. Но в целом, если рассматривать день сегодняшний, то Король Неблагого Двора имел вполне себе хорошую репутацию: затворника, миротворца, собирателя народа и земель. Аббадону сразу понравилась эта игра, когда ты не можешь соврать, а тебе очень хочется. А что остается делать абсолютно лживому и непоследовательному существу, кроме как выстраивать новые мыслеформы? Это был веселый ребус милых фейри, когда «да, милорд, будет сделано милорд», могло означать все, что угодно, но обычно эта раболепская фраза переводилась как – «отвали от меня, ничего я делать не стану». Но фейри рассыпались на конкретике, пытались уйти от прямого ответа. На вопрос: «Вы перестали насиловать соседскую собаку», они неизменно отвечали: «Да нет наверное» или просто морщили носы, или сладострастно вспоминая свою мохнатую малышку, или недовольно, что эта связь вскрылась, или возмущенно, от такого глупого навета. Но тяга не отвечать на вопросы прямо, внутри этих созданий была неумолимой. В этих полутонах и скрывалась скрытая суть, стоило подобрать ключик и шифр кажется не таким уж и сложным. Все и всё подчинялось общим законам.
Аббадон не сдержался и полез за сигаретой, подкурив он выпустил дым вверх, глядя на мерный огонек он протянул:
- Нам нужно пойти по старому пути и найти героев, которые решат наши проблемы и сожгут в пламени своих романтических сердец Безликого, - Аббадон снова затянулся и выпустив дым вверх продолжил, - У тебя есть кто-то на примете?

Отредактировано Unseelie King (2018-08-02 13:18:54)

+2

5

[indent] Чтобы там не желал усмотреть в её глазах Аббадон, ища ответы на свои вопросы, Королева не дала ему такой возможности. Быть может, любопытство, касающееся её взаимоотношений с Принцами, жгло некоторые нервные рецепторы Короля, но фэйри не собиралась облегчать ему эту задачу. В конце концов, она и сама себя ненавидела за эти мысли, но естественный отбор в данном случае был бы не так плох. Но нет, ей, как чтившей память Арамаэля, да и не только, надо было вмешаться, надо было принять активное и живое участие в жизни и в участи Принцев. И чего ей не сиделось спокойно? Большая часть Принцев в действительности и бровью бы не повела, чтобы озаботиться благополучием Королевы Благого двора...
— Я об Алистере, или у тебя ещё есть сыновья, поспособствовавшие возрождению Безликого? - парировала Аредэль, несколько уязвлённая равнодушным тоном Короля. То ли он пытался сохранять спокойствие, то ли знал что-то, чего не знала Леди Летнего двора, а, может, ему было просто весело наблюдать за тем, во что же Безликий превратит Нью-Йорк? Но Аббадон ведь не был глуп, полагая, что дело ограничится лишь одним городом? Если в ближайшее время Неблагой двор и не будет интересовать опасного чародея, в отличие от Благого, то где гарантии, что его взор не обратится в другую сторону, скажем, через неделю или месяц?
— Меня поражает твоё спокойствие, - продолжала Леди Летнего двора, в последнее время лишившаяся не только покоя, но и сна. — Есть какой-то секрет? - Аредэль пронаблюдала за тем, как их зеркальные копии отправились отвлекать внимание тренера, который явно был недоволен тем, что его подопечные не выполняют нормы. Что ж, пусть займётся третированием их бестелесных двойников, авось подобреет.
— Ты предлагаешь мне вступить в войну? На чьей стороне, мой дорогой, а? - большинство союзов и альянсов, некогда заключённых фэйри, сейчас казались недействительными или неугодными ей. Тех, кого она когда-то считала друзьями, теперь больше напоминали врагов, чьи интересы шли в расхождение с её собственными. Армия фэйри всегда считалась одной из лучших, и вопреки расхожему мнению, численность её была велика, и войны Летнего двора ни на миг не были демобилизованы. Другое дело, что в действительности Королева предпочитала сохранять нейтралитет и не вмешиваться ни в какие военные действия, ставя под угрозу жизни Дивного народца.
Но возможно Аббадон прав, и время словесных побед и дипломатии прошло? Прекрасноликая задумалась.
— Мы сейчас говорим о сильнейшем чародее, порождённом Падшими Ангелами на заре времён, - устало проговорила фэйри, потирая переносицу.
— Том Мёртвых сдерживал его до недавнего времени, но когда Алистер выпустил его, его заключению пришёл конец. Дважды провернуть один и тот же трюк не удастся, а теперь, когда он обрёл телесную оболочку и возвращает свою магию, что мы можем ему противопоставить? - демон закурил, выпуская прямо перед собой ровные облачка дыма. Курить в танцевальной школе мог только он... — Он сама Тьма, Аббадон, и здесь нужен по меньшей мере Ангел, божественное создание или сила, порождённая на Небесах. Ни я, имея в жилах ангельскую кровь, ни ты, занимающий тело фэйри, не сможем его победить, - произнеся это вслух, Королева ощутила всю тяжесть и горечь собственных признаний. Казалось, что надежды нет, оружия нет, и никакая сила не сможет победить сильнейшего чародея в истории, если только сами Небеса не решат прийти на помощь. Только кто будет взывать к ним? Королева очень сильно сомневалась, что они откликнутся на зов фэйри.
Неожиданно в голову Леди Летнего двора пришла одна мысль. Она наморщила прекрасный лобик, сощурила голубые глаза, в миг замерев на месте, совершая очередное упражнение на разминку.
— Ты знаком с «экспериментами» Валентина Моргенштерна, как их часто называют в Сумеречном мире? -  спросила женщина. — Джонатан, его родной сын. Джейс, его приёмный сын и Кларисса, его дочь. Над каждым из них он ставил эксперименты, в основном с кровью. Джонатан получил демоническую кровь, двое других - ангельскую. И довольно в большом количестве, а главное, ещё в утробе матерей, что запустило механизм необратимых последствий. Каждый из них обладает уникальным набором способностей, можно сказать, талантов, - продолжала Леди Летнего двора.
— Так вот... В январе этого года я имела честь и удовольствие общаться с Клариссой в течение нескольких дней, в Благом измерении. Опустим детали, как она ко мне попала на столь долгий срок, главное не в этом. Кларисса обладает талантом создавать новые руны, которых нет в Серой книге Сумеречных охотников. Она сама толком не понимает, откуда ей приходят видения и знания о новых рунах, но будь я проклята, если не с самих Небес. Она показала мне несколько своих творений, в том числе «руну солнечного света», как она её назвала. Руна на месте испепеляет демонов, низших, конечно, но ты когда-нибудь такое видел? Когда небесный огонь бьёт из руки нефилима? Я видела это собственными глазами, - Прекрасноликая замолчала, давая Королю время осознать и переварить полученную информацию. — В девочке огромный потенциал, и пока ты не заговорил о героях, я не думала об этом всерьёз. Но что если она в действительности может управлять Небесным огнём? Если что-то и способно одолеть Безликого, то только он.

+4

6

Король усмехнулся, опасения Королевы на счет Безликого были конечно же обоснованными. Но он не разделял ее страх. Он скорее чувствовал азарт. Все происходящее награждало его приливами сил и хорошего настроения. Кошмар и хаос были его единственным развлечением, единственным удовольствием, усладой и отрадой. Но конечно же он не стал произносит вслух, что Безликий играет в ворота Аббадона, сам того не осознавая. Король всегда удивлялся, как можно было вообще ставить даже ржавую крышку от пепси на Безликого. Да, он обладал поразительной силой, да он был одним из самых страшных созданий Мироздания, он был Древним Злом, но у него была ахиллесова пята. Он не прожил достаточно, он устарел словно иприт или хлор, он был иррациональной силой, а все иррациональные силы возможно предсказать. Безликий был селевым потоком, беспощадным и ужасным, но тем не менее его разрушительная мощь шла по определенному отрезку местности. Сметая все на своем пути, он был страшен лишь в эпицентре самого себя. Да, Аббадон попал под впечатления пророчества паршивого джинна, но он сумел найти лазейку. Безликий был нужен лишь для исполнения пророчества, смерть всех Фати, что может еще больше радовать Аббадона?
Но желания часто не исполнялись. Такова скромная и неутешительная судьба Аббадона, авантюрный и непредсказуемый он четко обозначил срок, когда Безликий станет проблемой для него лично. Глупостью было пускать на самотек его пребывание на Земле, поэтому, по старому доброму Завету Неблагого Двора, нужно было поддержать обе стороны.
- Я знаю лишь об одной стороне эксперимента, кажется, его зовут Джонатан Моргенштерн, ну или как-то так, - оставшеюся часть монолога Королевы он слушал молча, пару раз стискивая зубы покрепче, чтобы не сболтнуть чего-то лишнего. Небесный огонь из рук нефилима? Что такое Небесный огонь Аббадон испытал на себе, во время восстания Люцифера им спалили легионы ангелов, которые восстали против воли Господа. Небесный огонь не был огнем в самом понимании этого слова – это было горячим и ослепляющим светом, силой, из которого были сотканы светила, кровью и благословением Ангелов. Аббадон посмотрел на свою ладонь, вспоминая, каково это чувствовать небесный огонь, который полыхал на мече Ангела Смерти. С падением, огонь гас, как и силы Великих Демонов, они слабели и умирали, но затем они научились питаться энергией пустоши, что позволило им выжить, сохранить свои силы, но навсегда отвернуло от божественного начала. Если эта Клэри существовала, то она была самой главной помехой, не Безликий с его книжечками и черной магией, а это милое дитя. Единственное, что Аббадона радовала – это факт того, что Клэри при любом раскладе лет через пятьдесят рассыплется могильной пылью. Это была временная сила, заимствованная.
- Небесный огонь… Я помню его, - Король подошел к зеркалу и посмотрел на свое отражение, усмехнувшись он дунул на стекло и нарисовал одну линию, которая потом расходилась на семь линий.
- Чтобы убить Безликого, ей нужно что-то, что могло бы ее сконцентрировать ее силы. Не просто руна, а истинное имя клинка архангела Михаила, легендарного Глориуса и тогда Безликому конец.
Король Неблагого Двора никогда не делал ничего просто так, а Аббадон и тем более. Пока он разглядывал свои рисунки, он невольно словил себя на мысли, что стоило бы отыскать эту Клэри самостоятельно, раньше, чем до нее могли дотянуть свои ручки все остальные. Чтобы уйти от темы, он протянул:
- Хорн тоже должен умереть, мы должны сделать это вместе, в последнее время он лишь путается под ногами. С ним надо кончать. От него слишком много шума и он мне надоел. Собственно, как и Рабастан со своим ручным джинном, - Король недобро усмехнулся, но потом продолжил, - Хотя нет, я бы хотел, чтобы джинн вылизывал своим поганым языком моих ручных оборотней, - Аббадон вытащил откуда-то сигарету с зажигалкой и подкурил, пустив дым вверх он протянул, - Пустим по их следу Дикую Охоту или призовем Всадников?
За последнее время произошло столько событий, что даже их обсуждение становилось изнурительной процедурой. Затянувшись, Король Неблагого Двора еще раз убедился, что решать каждую проблему по отдельности не получится, не в этот раз.  Еще одной из проблемы стало преследование Сумеречных охотников, которых Алрек, пользуясь мирным договором, буквально собирался вытеснить из города, любыми путями. Однако чаще всего, это было банальное физическое устранение.
- Нам надо встретиться с Сумеречными Охотниками, с руководством Института, в Аликанте, - Аббадон хитро усмехнулся, -Мы должны их заверить, что не имеем к происходящему отношения. Они стали преследовать фейри по всему миру. Со всех концов света стекаются мои подданные с жалобами на погромы на Сумеречных базарах.
В голове Короля сложился изящный план, он хитро посмотрел на Королеву, которая наверняка связала все три бессвязные проблемы воедино.
- В этом мире все очень сложно и многогранно. Мне противно, что я стараюсь уладить вопрос относительно бескровно. Но мы с тобой находимся в идеальном положении. Нам не надо гасить костер, нам надо его разжечь еще сильнее и позаботиться, чтобы огонь не перекинулся на нас. Сохраним себя и на пепелище мы построим новый мир, более справедливый. Стоит просто бросить их всех в одну топку.
По определенным причинам он не мог этого сказать. Аббадон предлагал очень простой план – бросить всех в котел: Хорна и его Республику, Бейна и его друзей-магов, Безликого и Сумеречных охотников, а потом силой объединенных Дворов смести победителя и построить новый мировой порядок во главе с фейри.
- Главное, сойтись в деталях и потерях.

+3

7

[indent] Королева понимала, что Аббадон всегда играл за себя, даже несмотря на то, что сейчас он был законным правителем Неблагого измерения, и даже если бы он  захотел, он не смог бы покинуть свой сосуд. Запечатывающее заклинание Королевы было венцом её магического гения, не просто направленным силовым потоком, но точным математическим расчётом, нарушить который не получится даже у демона. Конечно, на любое действие всегда найдётся противодействие и, быть может, где-то существовала крохотная лазейка, если Аббадон решит покинуть тело фэйри, но для этого ему пришлось бы потратить не один день, и, кто знает, может быть, даже не год. Поэтому Леди Летнего двора было комфортнее думать о том, что каким бы коварным существом не был Демон хаоса и разрушений, будучи Королём Неблагого двора, он всё же соблюдал интересы своего народа, «родных» земель и общего благосостояния. Мир не должен был превратиться в пепелище, иначе здесь попросту некому будет жить, а Безликий намеревался сделать именно это. Прекрасноликая была уверена, что убийством Фати дело не ограничится, и корыстные стремления Аббадона избавиться от всех «родственников» не претворятся в жизнь. Королева это понимала, но понимал ли Демон?
— Правда? И что ты слышал о Джонатане? Ты с ним знаком? - тут же уцепилась за эту мысль фэйри. Непривычное молчание Короля можно было трактовать по-разному. Он мог попросту внимательно слушать, что говорила Прекрасноликая, а мог... что-то утаивать от неё? Аредэль не была уверена в своих предположениях до конца и не торопилась высказывать их вслух, - в конце концов они здесь обсуждают судьбу мира, а не личные разногласия и вопрос доверия.
— Она превратила кусок адамаса, из которого Джонатан сделал новую Чашу, Инфернальную Чашу, в артефакт... Всего лишь нарисовав на ней несколько неизвестных рун. Ты думаешь, ей в действительности нужен меч архангела? - фэйри усмехнулась. — Нет, лишним не будет, конечно, но подобные артефакты не лежат на полках даже у меня. Или ты хочешь поделиться личными запасами? - впрочем, о том, что обращение Чаши состоялось успешно, пока было рано говорить. Прекрасноликая слышала лишь то, что Кларисса в действительности сделала это, но ритуал обращения на тот момент не был завершён. Чтобы Чаша в самом деле стала тем, что замыслил Джонатан, требовалась сила мощнее, что могла дать Лилит в мире смертных. Им нужны были лей-линии и сложнейший черномагический ритуал.
Королева была не в курсе, что вышеупомянутый ритуал уже случился 5 дней назад, но слухи ходили. Моргенштерн, надо отдать ему должное, был хорош, прекрасно заметая следы и уничтожая свидетелей - шпионская сеть фэйри работала без отдыха и пока не могла сказать наверняка. Пока это были всего лишь догадки, предположения, и Аредэль не спешила делиться ими с Аббадоном.
— Давай решать проблемы по мере их поступления. Твой сын исчез, я не знаю, где он. Ты, полагаю, тоже. Он всегда умел исчезать и появляться тогда, когда ему это было нужно. В свое время я искала его не одно столетие, разобраться с ним мы всегда успеем, - ответствовала Королева, всё ещё чувствуя боль в груди от очередного предательства Хорна. Вопрос «как он мог?» ножом застревал в груди, мешая вздохнуть.
— Боюсь, что Идрис уже закрыл свои двери, вряд ли они пропустят нас даже под белым флагом парламентариев, - Леди Летнего двора махнула перед собой рукой, отгоняя облачка дыма, направлявшиеся в её сторону, и направление ветра словно изменилось, - теперь сигаретный дым струился в другую сторону, подальше от женщины.
—Ты уверен, что это дело рук Охотников? Демоны снова нападают, и как будто бы на этот раз они стали умнее. Выжидают, планируют, нападают исподтишка, будто ими кто-то руководит, говорит, когда остановиться, а когда наоборот двигаться вперёд, - задумчиво проговорила Прекрасноликая.
— Нефилимы несут потери точно такие же, как и Нежить, - продолжала женщина. — Не думаю, что в нападении на фэйри повинны только они. Ситуация неспокойная, все хватаются за клинок, очертя голову, - Королева Благого двора подумала о Магнусе Бейне и их странном, ещё не до конца понятном ей союзе, пусть и не официальном. Пока что. Она помнила, как всё началось ещё в феврале, когда Регент Бруклина пришёл к ней домой и до чего они договорились. Королева готова была поддержать лоялистов и самого Бейна, лишь бы это помогло справиться с хаосом, творившимся в мире.
От оппозиционеров были одни проблемы, центристы после бегства Алистера из города несколько дней назад разбрелись кто куда. А ещё эти демоны, снова демоны... Будь неладна эта Пустошь.
— Охотники нужны нам, Аббадон. Я сказала об этом Хорну ещё в декабре прошлого года. Не стоит истреблять тех, кто может спасти твоё смертное тело. Если ты забыл, то фэйри могут умереть, а твоя сущность запечатана в этом теле. Конец может оказаться в действительности концом, - женщина посмотрела на демона, чуть сощурив глаза. — Я говорила до этого и повторю ещё раз, я не буду участвовать в истреблении нефилимов или в превращении этого города, мира - в пепелище. Ты пережил не один конец света, неужели тебе нравится восстанавливать всё из руин? Это не та эволюция, которая нужна здесь и сейчас. Это не тот мир, за который я сражалась с восхода времён. Я хочу для фэйри лучшей жизни, но не той, в которой мы одни и больше никого среди пустыни, - Аредэль сделала шаг вперёд, второй, забирая из руки Короля сигарету. Зажав её меж пальцев, сигарета вспыхнула ярко-розовым пламенем, но нечётким, дрожащим, будто магия волновалась. Колебания лей-линий вчера и сегодня были в рамках допустимой нормы, и простейшие чары срабатывали безотказно, и всё же Королева, будучи проводником магии, чувствовала иначе, острее. Бледная кожа в местах соприкосновения с сигаретой немного покраснела.
— Неужели ты не понял, что одним нам не выжить? Мы либо выживем все, либо пойдём ко дну... Тоже все.

Отредактировано Seelie Queen (2018-08-26 18:14:39)

+3

8

Причудливо сходство, один ребенок Валентина играл на стороне «зла», а вторая на стороне «добра». Все роли были расписаны задолго до их рождения, вот он причудливый акт «божественной комедии». Все было решено задолго до их рождения. И о какой свободе воли можно говорит, когда скучающий Бог безразлично передвигает фигурки на шахматной доске? Все не предрешено, но достаточно очевидно, череда выбора лишь ведет человека к обозначенному концу.
Знал ли Аббадон Джанатаната? Очевидно, что да. Вопрос Королевы был явной провокацией, очевидной вещью. Конечно же она знала о том, что Джонатан пользуется целом рядом услуг Неблагого Двора: его солдаты получали оружие, он беспрепятственно мог посещать измерения через сеть врат, что вели в измерение, он и его сторонники могли находиться на неблагих землях сколько угодно. Конечно же вопрос Королевы был не прямым, он был скорее риторическим. Насколько хорошо Аббадон в принципе осведомлен в том, что связано с Моргенштерном. Отрицать очевидное было бессмысленно и поэтому Король лишь широко усмехнулся. Пусть сама пожинает плоды своего примера. Разве она когда-то отвечала на его вопросы? Никогда. Ответом на ее вопрос о Джонатане, да и вообще всей истории этой семьи послужило венценосное молчание Короля Неблагого Двора. Королева могла думать все, что угодно, но это были лишь ее мысли и домыслы. Он чуть вскинул голову и расплылся в улыбке. Король решил умолчать и свое решение более близко познакомиться с Клариссой, наладить общение без посредников. С этим он точно не будет медлить. Но все это состоится потом, чуть позже.
- Ты права, мой личный опыт о катастрофах и разрушениях подсказывает мне, что мы уже на пепелище. Сначала так обожаемая тобой Республика пала от шизофренического припадка Хорна. Воспитанного тобой Хорна, поддерживаемого тобой Хорна. А потом рухнет и весь мир - глаза Аббадона злобно блеснули. Стоит ли говорить, что эта претензия была просто словами и он всегда хотел подобных действий от Алистера или Рабастана? - Я не стану просто наблюдать за тем, как ты создаешь еще одного Хорна и не важно, как его зовут, я не стану играть по обновленным правилам и не стану принимать участие в гальванизации неизбежного.
Желание Королевы снова сыграть в старую игру имело налет ретро. Она хотела старыми инструментами починить новое, все равно, что бить кувалдой по микросхемам. Он до сих пор не мог понять, действительно ли Королева так сильно верила в сумеречных охотников, или просто привыкла с их помощью держать на расстоянии некоторых созданий которых боялась?  В любом случае напрямую об этом он спрашивать бы не стал.
Разговор явно зашел в тупик, они просто так стояли и молчали глядя друг на друга. Вот так они и жили все это время, никогда не стоя на одной стороне, никогда не доверяя друг и никогда не веря ни одному слову или даже действию. Но при всем при этом их сотрудничество перевалило за тысячелетие, самое ценное, что между ними было, это возможность говорить все в лицо, без всяких реверансов и политической глупости.
- Кто теперь твой новый Хорн? Алрек или Магнус, а может быть мистер Ингвар, - Король затянулся и выпустил дым вверх, - Ну такой рослый оборотень, постоянно забываю его фамилию… Или же ты решила сделать парочку ходов Лайтвудами, ну этой семейкой детей, которая не может удержать в руках собственные страсти, один нежится в постельке с Бейном, разыгрывает из себя ревнивого супруга, а вторая протирает собой вампирские притоны? Это твоя команда спасения? – Аббадон рассмеялся, - Что они могут кроме как страдать?
Он затушил окурок о зеркало и смерил Королеву взглядом
- Но, я верен своему слову и не стану принимать в этом никакого участия. Принцип невмешательства и все такое. Я просто подожду, когда все умрут. Обещаю, что ты можешь рассчитывать на руку помощи, когда мы останемся одни на этой планете.
Его слова не достигли того места, где Королева принимала решения. И Король это знал, да, она была злобной сукой с многоходовыми планами, изящной культурой предательства, она была великолепным стратегом и тактиком, ловко и тонко чувствовала нужный момент. Но она была женщиной, а эта чертова Республика было единственным, что вышло из ее лона. Она не сдаст город, она не позволит разгромить врагов и союзников, но пытаясь тушить пожар она пойдет на все ради спасения своего творения. Королю меньше всего хотелось, чтобы Королева чувствовала в нем угрозу, это было лишним. Аббадон любил бросать вызов, но Король не мог себе этого позволить по целому ряду вопросов политических и практических.
- Мой совет, он все еще актуален. Дай им всем перебить друг друга.

+2

9

[indent] Королева смотрела на Короля, а он, в свою очередь, смотрел на неё и не торопился с ответом. Обдумывал или просто не желал отвечать на вопрос? В общем-то фэйри это было и не нужно, она итак знала ответ на поставленный вопрос. Её информаторы не были вездесущими, но она знала, что Аббадон достаточно близко знаком с Джонатаном Моргеншетерном, а Неблагой двор оказывает ему помощь. В последнем её шпионы не могли похвастаться достаточными подробностями, но Прекрасноликая могла догадаться и без достоверных донесений. Моргенштерн готовился к военным действиям, стоит ли гадать, что именно мог предложить ему Демон хаоса и разрушения? Мальчик явно готовился к чему-то масштабному, но пока что у Леди Летнего двора не складывался паззл воедино. Ритуал крови, оружие, Аббадон, Лилит... Женщина отчаянно пыталась разгадать планы своего «союзника», и не могла, а судя по двусмысленному молчанию Короля, дело было серьёзным.
— Что, я не заслужила прямого ответа, а только усмешку? - не удержалась фэйри. Она могла строить догадки и предположения, и большая часть из них, скорее всего была верна, но это было совсем не то, чего она хотела: ни сегодняшним утром, ни в эту встречу. — За столько лет я не заслужила прямой ответ на прямой вопрос, друг мой? - не унималась Королева, будто подобное пренебрежение её сейчас волновало больше, чем всё остальное. На самом деле оно лишь доказывало, что Аредэль вновь была одна. Пока её мир рушился, а друзья предавали, она пришла к единственному человеку, который был с ней на протяжение тысячелетия, если не больше. Не в качестве друга, семьи и любовника, а в качестве партнёра. Партнёра в преступлении. Сейчас как будто бы изменилось и это, и Прекрасноликая не знала, как к этому относится. Внезапно они с Королём были не просто по разные баррикад, или ей казалось?
— Мне, конечно, льстит, что ты считаешь, что твоим сыном можно так легко управлять... - Аредэль усмехнулась. — Но это не так. Если бы я могла его воспитать, мы бы избежали многих проблем, но Алистер слишком себе на уме. Он слушал мои советы там, где хотел слышать, а где не хотел, там и не слышал, - фэйри вздохнула, а Аббадон нехорошо блеснул глазами. Королева напряглась.
— И как это понимать? Что ты будешь делать, если не будешь играть по обновлённым правилам? - женщина изобразила пальцами кавычки, внимательно наблюдая за демоном. Если Прекрасноликая и ждала одного лёгкого дня, то явно это был не сегодняшний день. Бодаться с Аббадоном было ещё хуже, чем со всеми остальными. Может, теперь Безликий заявится на её порог? Или произойдёт что-то из ряда вон? Например, в Нью-Йорк заявится Асмодей или ещё кто? Леди Летнего двора уже ничему бы не удивилась, добавляя ещё один пункт в причины своих мигреней.
— Джордан. Ингвар Джордан, - отозвалась женщина. — Но ни тот, ни другой, ни третий, и даже не четвертые, - продолжала фэйри, фыркнув. Король издевался над ней, не иначе. — Напомни-ка мне, для чего мы вообще встречаемся? Ты вздумал надо мной издеваться или, быть может, решил сделать из меня дуру? Третий вариант? Всё вместе? - признаться, Королева разозлилась. Её бледная кожа покрылась взволнованным румянцем, а сама она пыталась сдержать рвущийся наружу гнев. — Ты правда хочешь, чтобы я стояла в стороне, пока они не переубивают друг друга? А что дальше? Как ты видишь дальнейшее развитие событий? Представим, что всё так, как ты говоришь. Нью-Йорк пал, кругом хаос и разруха, иии? - ярко-голубые глаза сощурились, меж бровей залегла морщинка. — Ты помнишь о пророчестве, где говорилось о гибели всех фати, думаешь, стоит списать его со счетов? - в этот самый момент к ним подошёл преподаватель и, прикрикнув на них, заставил встать в пару для отработки танцевальных движений. О чём они там сегодня? Бачата? Сальса?
Грянула задорная, излишне звонкая музыка. Сальса.
— Можешь начинать, - натянуто улыбнулась Королева, когда Аббадон, сжал её талию и руку в своей, и повел Аредэль в ритмичном, зажигательном танце.

+1


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » A problem of memory » Until we go down [10.04.2017]