Sacra Terra: the descent tempts

Объявление

городское фэнтези ♦ NC-17
США, Нью-Йорк
март-апрель, 2017 год
I see you dancing with some fool [7-16.11.2016]
Louis Rusk & Astaroth (as Maddalena Moltisanti)
«Думается мне, что о Магнусе Великолепном сочиняют стихи уже сейчас, - Аредэль усмехнулась. Самомнения импозантному магу было не занимать, но надо отдать должное, это заслуженно» [читать дальше]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » A problem of memory » took all the fun out of rage and revenge [10.04.2017]


took all the fun out of rage and revenge [10.04.2017]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Jonathan Morgenstern & Unseelie King
http://funkyimg.com/i/2K2bA.gif http://funkyimg.com/i/2K2bj.png http://funkyimg.com/i/2K2by.gif
Неблагой Двор, поздняя ночь;
10 апреля 2017 год;

•••••••••••••••••••
Очень жаль, что Конклав не озаботился созданием газеты со сводкой новостей из Сумеречного мира.
Впрочем страдают от этого только сами нефилимы.

•••••••••••••••••••
Don't be so quick to judge, reign havoc from above
I think I've had enough, time to raise the dead

+5

2

Сегодня был по-настоящему тяжелый день. Король провел сложные переговоры с Королевой. Нейтралитет Неблагого Двора позволял лавировать между всем происходящем, но с другой стороны сдерживал порывы Аббадона, чтобы ввязаться в общую бойню. Он уже давно не давал волю своей песне, аккуратно подпевая на бэк-вокале, он еле сдерживался, чтобы не запеть сольно. Он понимал, что это невыгодно, в первую очередь ему самому. Терпение не было отличительной чертой Короля, поэтому постоянно приходилось отвлекаться на что-то другое. Например, на алкоголь, шабаши, гуляния и игру с бридж со стариками в Нью-Йоркском доме престарелых. Да, несомненно существовали вопросы, связанные с организацией детских приютов, но там все было поставлено на поток и не требовало каких-либо суетливых действий.
Неблагой Двор встретил его своим мрачным великолепием, сегодня небо было пепельно-серого цвета. В огромных залах Старого замка жгли костры и играли скрипки, фейри кружились в странном танце, предаваясь блуду прямо на мраморных полах. В тронном зале сидели придворные, которые неустанно вели подсчеты: сколько оружия сгрузили принцу Кирану, сколько оружия сгрузили Моргенштерну, сколько детей родилось, какой фураж необходим Оппозиции. Увидев Короля, придворные поклонились ему, толпившиеся у трона принцы заметно оживились, но вместо того, чтобы занять свое место, Аббадон свернул в узкий проход. Главный Королевский распорядитель успел сообщить, что некоторое время назад, в Старый замок, чернее тучи и стремительнее урагана, внесся, собственной персоной Джонатан Моргенштерн. Он утащил с собой в пыточные подвалы, которые остались после старого Короля (но мы то знаем, что старый Король там развлекался с девицами и ноккерами). Взяв из рук Хорбоггла банку с арахисовой пастой и длинную ложку, Король нынешний решил, что ему стоит встретиться с белобрысым. Оставив Гвардейцев ходить по коридору, он неспешно отправился в камеры.
Аббадон не видел Джонатана с зимы, когда пообещал ему многочисленные ресурсы Двора, чтобы мальчишка мог начать свой персональный Крестовый поход. Интересно, скучал ли охотник за демоном? И сильно ли удивился тому, что несмотря на пропажу Аббадона, новый Король исполнил все договоренности? Спустившись в каменные мешки, он довольно расплылся в улыбке, постукивая ложкой по стеклянной банке он присвистнул от увиденного. Трое сумеречных охотников были закованы в цепи, сам Джонатан был весь испачкан в крови, словно мясник, двое его сподручных что-то недовольно крякнули, и Король небрежно махнул усыпанной перстнями ладонью, намекая, что им лучше всего молчать. Три нефилима смотрели исподлобья, у девушки был почти выбит глаз, но руны и ангельская кровь не давала ей отключиться. Король сел в пыточное кресло и открыл банку с арахисовой пастой, положив крышечку на подлокотник, он просто молча стал ее есть. Сойдясь взглядом с Джонатаном, он просто подмигнул ему.
- Прошлый Король использовал это место, чтобы немного разрядить свое неуемное эго, всякие игры и развлечения, - он облизнул ложку, - Рад, что казематы используются по их первоначальному усмотрению. Или я прервал групповушку?
Он также, совершенно непринужденно стал есть пасту дальше.
- Ваша самоуверенность не знает границ господин Моргенштерн, а вдруг я бы поменял решения невероятного Ангела. Он ведь пропал, исчез и даже не сказал прощайте, - Король хмыкнул, сообразительному мальчику вероятно было все равно, но хороший понт дороже денег.
- Вы… Король Неблагого Двора?
Охотница подала голос, уставившись на Аббадона своим, теперь уже единственным глазом.
- А что?
Женщина плюнула на пол и прошипела.
- Есть лишь один Ангел и его имя Разиэль, я требую, его именем, чтобы вы немедленно нас выпустили.
Поднявшись с пыточного кресла, Король подошел к девушке и просто стал перед ее лицом есть арахисовую пасту. Он небрежно дернул рукой, и ее одежда осыпалась стайкой бабочек с блестящими крылышка. Девушка осталась голой и беззащитной. Зачерпнув ложку пасты, он стал измазывать живот охотницы, опускаясь к промежности. Зачем зачерпнув еще, он измазал пастой ее бедра, а потом мазнул ее по носу. Отставив банку, он снова вернулся к своему креслу.
Король неспешно ел арахисовую пасту.
- Ангелов превеликое количество и ни одно имя здесь ничего не стоит. Как и все ваши конклавы, руны и прочее.
Глаза Короля загорелись, а из темных уголков послышался писк, десять крыс выскочили и побежали к девушке, поднимаясь по ее ногам, они пищали, учуяв его. Добравшись до измазанных арахисовой пастой мест на ее теле, они впились в нее зубами, выгрызая из нее кусочек за кусочком. Охотница кричала от боли, а крысы медленно пожирали ее, одна из крыс поднялась к ее лицу и стала сгрызать пасту вместе с ее носом.
- Я ведь не помешал? Это ведь пытки, а не группа извращенцев?

Отредактировано Unseelie King (2018-08-02 13:19:25)

+3

3

В последнее время Джонатан был весьма озабочен происходящим в Сумеречном мире. Дело было в растущих волнениях среди нежити, бушующих лей-линиях и тем, что Михаль уже пару недель не выходила на связь с ним. Его разрозненные последователи начинали медленно приобретать очертания армии, немногочисленной, но крепкой, верной, сильной. Моргенштерн наблюдал за этим с почти болезненным удовлетворением. Но ему хотелось как можно быстрее пустить эту нарастающую мощь в ход, хотя бы ради того, чтобы оценить по-настоящему силу их возможностей. Единичные вылазки и стычки с нежитью, другими сумеречными, конечно, показывали многое, но полной картины Джонатан пока не наблюдал. Помраченные были сильны, выносливы и, вооруженные клинками Неблагого двора, легко справлялись с любыми поставленными перед ними задачами и целями. Но небольшая стычка на улице не то же самое, что и полноценная атака, скажем, на Институт. Совсем не то. Но Джонатан не думал о том, чтобы просто завалиться в первый попавшийся Институт, вышибив его двери, и тут же устроить резню. Это было бы довольно глупо. Ему нужно было место, которое послужит своеобразный тренировочным центром, стартовой площадкой для будущих действий. А для этого нужно было знать о планах Конклава, о том, что говорят в Совете, хоть что-то, что поможет разведать обстановку в местных Институтах. Но узнать об этом не было возможности, по крайней мере пока. Его шпионы при Институтах молчали, Бранвелл – тоже, хотя он подозревал, что их молчание было связано с ужесточившейся политикой Совета. Попасть в Идрис сейчас было той еще задачей.

Вся это череда мелких разочарований и привела Моргенштерна в Неблагой Двор. Его и пару Помраченных, с тремя охотниками из местного Института. Назвать их столкновение стычкой не поворачивался язык. Джонатан был даже немного удивлен той ярости, с которой эти нефилимы бросились на него – будто он собственными руками прикончил их семью, а после этого станцевал на их трупах и отдал собакам. Довольно странно, но Моргенштерн не стал зацикливаться на этой детали – это их желания, их жизни и, если они хотели биться за них с таким «огоньком», то он не мог им этого запретить. Мог только ответить еще большей силой, подавляя ту, с которой бились они.

Воспользовавшись порталом в Неблагой Двор, Джонатан дал короткую команду Помраченным. Он точно помнил, что в подвалах замка должно располагаться что-то вроде пыточных камер – только потому, что Аббадон в прошлый раз пообещал запытать там их с Габриэллой. И вот уже нефилимы болтаются на крюках, вмонтированных в потолок. Моргенштерн был более чем уверен, что о его визите осведомлены теперь все, кому вообще полагалось знать о таких вещах. Не ошибся. Уже через некоторое время в камеру ступил мужчина, которого охотник прежде не видел. Его фраза ясно дала понять, что он – король Неблагого Двора, вот только Джонатан был с ним совершенно незнаком. Последний раз здесь правил Аббадон, поэтому, когда нефилим услышал о смене власти при Дворе, он ни на секунду не сомневался, что это свято место занял именно демон. И что же получается? Впрочем, он так же знал, что эти создания имеют свойство уничтожать тела, в которые находятся, когда те принимают неприглядный вид, а после переселяться в новые. Кто знает, может не стоит паниковать и ломать голову над загадками темных фейри. Что-то подсказывало ему, что такие личности как Аббадон не могут просто так исчезнуть. Такие не уходят по-английски.

- Не поменяли же,
- пожал он плечами. – Ваше Величество, - добавил охотник, разбавив интонацию едва заметной долей язвительности.

Король, тем временем, отпустив едкое замечание в сторону Джонатана, превратил одежду девушки-охотницы в стайку бабочек за то, что она посмела открыть рот в его сторону. Нефилим усмехнулся. Ей бы помалкивать в такой ситуации, а не требовать немедленного освобождения именем Ангела. Как-будто ее права вообще что-то значили здесь. Впрочем, Джонатан не сомневался, что очень скоро она в этом убедится. Вся паста, подозрительно похожая на арахисовую, которую Король притащил с собой, оказалась на девушке – мазнув ее по носу напоследок, мужчина отступил назад, будто оценивая результат своих работ, а Моргенштерн только заинтересованно прищурился. Нет, на свете, конечно, много совпадений, но два существа с такими схожими повадками, манерой говорить и действовать, просто не могли оказаться в одном месте и являться при этом двумя разными людьми.

Король, тем временем, продолжил свою трапезу, зачерпывая ложной приличное количество масла из банки. В это время из разных концов камеры выпозли десятки крыс и устремились к охотнице, которая смотрена на них округлившимися глазами, полными испуга. Еще бы. Ее выдержка все еще позволяла ей не издать ни звука, когда они принялись заползать на нее, но, когда мелкие животные принялись вонзать в ее тело свои острые зубы, девушка не выдержала и закричала.

- Мы даже не начинали еще, - ответил Джонатан Королю. – Но, кажется, уже начали, - поморщившись нефилим сделал несколько шагов вперед, внимательно присматриваясь к крысам, но им, похоже, было дело только до измазанной в пасте охотницы. – Спрошу еще раз: что планирует Конклав? Какие-то вылазки, операции? Они усилили защиту Идриса? Что-то же ты должна знать, черт тебя дери.

- Я ничего не знаю, ничего… - ругательства девушки, слетевшие с ее губ после этого, потонули в очередном крике. Джонатан только пожал плечами.

- Тебе же хуже, продолжай в том же духе, - произнес он почти равнодушно, хотя на самом деле все это вызывало у него раздражение. – По крайней мере этим тварям ты нравишься. Оставлю тебя им, - он отвлекся от охотницы и повернулся к Королю. – И почему, интересно, Ваше Величество соизволило соблюсти договоренности между мной и небезызвестным Ангелом? Интересно знать, почему несмотря на смену власти оружие фейри всегда находило своего обладателя. Не то что бы я жаловался. А вы, - обратился он к двум мужчинам. – Подумайте пока о своем ответе.

+3


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » A problem of memory » took all the fun out of rage and revenge [10.04.2017]