Sacra Terra: the descent tempts

Объявление

городское фэнтези ♦ NC-17
США, Нью-Йорк
март-апрель, 2017 год
I see you dancing with some fool [7-16.11.2016]
Louis Rusk & Astaroth (as Maddalena Moltisanti)
«Думается мне, что о Магнусе Великолепном сочиняют стихи уже сейчас, - Аредэль усмехнулась. Самомнения импозантному магу было не занимать, но надо отдать должное, это заслуженно» [читать дальше]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » A problem of memory » This could be the downfall [30.03.2017]


This could be the downfall [30.03.2017]

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Alistair Horne & Clary Fray
http://funkyimg.com/i/2Ksdd.gif http://funkyimg.com/i/2Ksde.gif
http://funkyimg.com/i/2Ksdf.gif http://funkyimg.com/i/2Ksdg.gif
лофт Верховного Регента, Нью-Йорк;
ночь-утро, 30 марта, 2017 год;

•••••••••••••••••••
Алистер Хорн не проигнорировал рассказы Королевы Благого двора о том, что Кларисса может быть важна: её уникальные способности, талант создавать новые руны, управлять ангельской силой в своих венах, едва ли не Небесным огнём, - всё это бесценно. Это не было магией в том виде, к которому привык Алистер, и всё же ему было интересно, а, быть может, он смотрел дальше, видел больше? Возможно, именно поэтому Верховный Регент следил за Клэри и не дал Сету Фитцджеральду исполнить план мести? Маг подоспел как раз вовремя, не дав вампиру осушить охотницу до дна, и хотя девушка уже потеряла слишком много крови, это был не конец. Не сегодня, не сейчас. Но, быть может, завтра?..

•••••••••••••••••••
This could be the downfall
This could be the end of everything we are
This could be the downfall
It feels like the whole world's tearing apart
This could be the downfall

+3

2

[indent]  [indent] Портал распахнулся прямо в лофте Верховного регента, перед пребывающей без сознания Клэри в сопровождении Алистера появились массивные двери, украшенные искусной деревянной резьбой. Стоило чародею протянуть руку вперед, приложив ее ладонью меж створок, походящих больше на предмет высшего искусства, а не обыденную вещь, отделяющую одну комнату от другой, как по всей поверхности вспыхнули алые магические символы, одаривая своим светом пришедших. Грозно переливаясь в полутьме коридора, защитные чары ощутили прикосновения своего хозяина и творца, после чего на мимолетное мгновение засверкали ярче прежнего и потухли, а двери отворились им навстречу, радушно пропуская внутрь.

[indent]  [indent] Хорн поспешно прошел вперед, не забывая о своей бесчувственной спутнице. Легкий, почти неразличимый жест руки, и тело рыжеволосой уже переместилось в центр просторной залы и опустилось на кожаный диван. Одним более движением пальцев мужчина укрыл девушку лежащим близ нее пледом и сосредоточенно окинул взором своих глаз, ясно дающих понять, что он взволнован не на шутку, представшую перед ним комнату. Это его мастерская, святая святынь, имеющаяся у каждого уважающего свое ремесло мага. Высокие шкафы, украшенные точно так же, как и входные двери, уходят далеко ввысь, теряясь в беспросветной темноте: передвижные лестнице, некогда умело прилаженные его почившим ныне мужем, единственный путь к самым дальним полкам, ломящимся от обилия колдовских фолиантов и древних манускриптов, накопленных Алистером за многие столетия своих путешествий по этому миру. Где-то сбоку на постаменте из черного мрамора с бело-серебристыми прожилками инородной породы красуется самый главный экспонат его коллекции — Черный Том Мертвой. Исключительно нелогичное название для книги, чей цвет абсолютно противоположен указанному в ее названии. Судя по всему, у бывших себе на уме чародеев канувших в лету времен были явные проблемы с умением верно называть вещи своими очевидными до нельзя именами. Ласково проведя по обложке темно-магического гримуара, кареглазый тяжело вздохнул, преисполненный непонятно откуда взявшейся печалью. Сегодня помощь этого замечательного собрания ему не понадобится: Том содержал в себе много полезных заклинаний, но едва ли каким либо из них можно было исцелить Фрэй. Разве что добить окончательно и бесповоротно, чего, разумеется, не хотелось бы.

[indent]  [indent] Наконец оторвав руку от своего бесценного сокровища, чародей отстранился и направился в другой конец залы, уставленный доброй дюжиной остекленных комодов. Вытащив из одного ящика потрепанную книжонку, Хорн положил ее на столешницу рядом с собой и раскрыл, судорожно пробегаясь по смутно знакомым страницам с выцветшими по стечению времен чернилами. Магия исцеления никогда не была его коньком, наоборот, самой настоящей Ахиллесовой пятой: одно дело — исцелить полученные во время боя раны и переломы, но совершенно другое — восполнить кровопотерю и все прочее. Тем более, что в данный момент он столкнулся не с какой заурядной примитивной или жительницей Нижнего мира, а с сосудом, наполненным чистейшей ангельской кровью. Такие кадры попадаются не каждый день и даже не каждое столетие.

[indent]  [indent] Наспех просмотрев все выбранное им пособие, Алистер вынес для себя только одно: процесс восстановления будет долгим. Восполнить утраченную кровь ему не было под силу, а смешивать другие сорта, имеющиеся у него в наличии, слишком опасно — уж больно велик шанс загрязнить кровь Клариссы. Именно в этот момент Верховный впервые за многие годы позавидовал нефилимам со всеми их чудодейственными рунами. Всего один убогий завиток, начерченный стило на бледной коже Фрэй, мог бы решить эту загвоздку в самый кратчайший срок, но он, к сожалению, не располагал такими ресурсами. Придется действовать на свой страх и риск, а потом только ждать и надеяться на то, что все сработает так, как надо. И, в дополнение ко всему, настучать брату по голове за то, что он совратил какого-то бесполезного джинна, а не сумеречного охотника.

[indent]  [indent] Приготовление отвара заняло у него какое-то время. Признаться честно, мужчина больше всего прочего ненавидел возиться с бабкиными травками и болотными корешками. Все это очищение, перетирание, смешивание и тому сопутствующие извращения вызывали у него резкий приступ тошноты. Чародеи творят магию силой слова и мысли, но никак не всем вот этим зверством, которому он был вынужден себя подвергать в силу сложившихся обстоятельств. Неужели так сложно запихнуть подобное безобразие в какую-нибудь заумную магическую формулу, накалякать ее в книжке и пустить по рукам своих потомков? Нет же, надо усложнять жизнь и себе, и всем после — заставлять марать руки в отвратительной гуще цвета неожиданной детской радости, пахнущей точно так же, если не хуже того.

[indent]  [indent] С трудом преодолев желание отойти и проблеваться в сторонке, Алистер все же закончил ведьмино варево, и пусть его цвет не изменился, запашок стал куда более приемлемым, что заметно облегчило ему последующие приготовления. По быстрому прибрав за собой рабочее место, Верховный взял в руки приготовленный им отвар и сел на край дивана, осторожно поднося кружку к губам сумеречной охотницы. Влив в нее все без остатка, он облегченно вздохнул и отставил пустой сосуд на придиванный столик. Хорн ощутил, что зелье начинает действовать в точности, как и было обозначено в рецепте: кровь девушки тихо всколыхнулась внутри вен и понеслась вперед, разносясь по всей кровеносной системе ее тела. Его часть выполнена, дело за малым — дождаться момента, когда Клэри восполнит достаточное количество крови, чтобы прийти себя. Предстоящая беседа теперь казалась темноволосому меньшей из зол.

+1

3

[indent] Без лишнего драматизма Клэри могла сказать, что это далеко не первый раз, когда она оказалась на волосок от смерти. Её знакомство с Сумеречным миром началось с того, что на неё напал демон, и если бы не Джейс, который убил демона, а после нанёс на неё руну исцеления, прежде чем отнести в Институт, кто знает, где бы она была. Спустя пару месяцев она едва не умерла от энергетического истощения, пытаясь залечить раны Джейса - будь ему чуть хуже, а она вложи в свои руны чуть больше, исход мог бы быть фатальным. А борьба с руной тёмного альянса, да и само разрушение метки, когда она трое суток провела без сознания, и Безмолвные Братья не знали, выкарабкается она или нет?
Кларисса сбилась со счёта, сколько раз она могла умереть, но не будет преувеличением сказать, что много. Ходж Старквезер говорил, что путь охотника - это боль и шрамы, а ещё он говорил, что люди умирают на войне, а жизнь Сумеречного охотника - ежедневная война, так стоит ли удивляться?
Но если в предыдущие разы, рыжеволосая хотя бы понимала, почему так произошло, то на этот раз - нет. Последнее, что она помнила перед тем, как провалиться в забытье, это лицо Сета и ошеломительное головокружение, разгоняющее по венам небывалое удовольствие. Вампирский веном был одним из самых приятных наркотиков из всех, и, пожалуй, смерть от вампирского укуса так же была одной из самых приятных. Но нефилим вряд ли успела полностью осознать, что умирает или что очень близка к этому, когда её веки в миг отяжелели и закрылись. Она едва ли успела застать появление Алистера Хорна и всё, что произошло потом. Если до её потерянного сознания и доносились какие-то обрывки фраз, то девушка попросту их не понимала и не осознавала, что они значат.
Не ощутила она и магию, опутавшую её тело и направившую в раскрытый портал. Наяву она бы почувствовала привычный рывок и то, как внутренности подпрыгивают, норовя вырваться наружу, но она не чувствовала ничего.
Ни тьмы, ни света, ни мягких подушек кожаного дивана, ни тепла шерстяного пледа, которым Алистер Хорн укрыл болезную. Сколько прошло времени прежде, чем маг влил в её рот целебный отвар, Фрэй не знала, но вот его вкус она ощутила. Хотелось закашляться, попросить убрать эту гадость и перестать её мучать, но рыжеволосая не могла. Тело не слушалось, по-прежнему было ватным и неподвижным, и Клэри будто бы была заперта в собственном теле. Разум медленно оживал, и девушка кричала внутри, просилась наружу, но не получалось. С последним глотком отвара она ощутила, что засыпает. Удивительное чувство - заснуть, так и не проснувшись до этого хотя бы раз, но постепенно отключилось и сознание, и нефилим осталась в темноте и безмолвии.
Когда Клэри проснулась, первое, то она осознала - она может пошевелить руками, ногами, да и вообще всем. Она потрогала кончиками пальцев плед, которым была укрыта, и гладкие подушки дивана, на котором лежала. Она ощутила, что на ней всё те же джинсы и кофта, которые она надела, отправляясь на встречу к Блэкбёрну.
Рыжеволосая открыла глаза, с трудом разлепляя ресницы, - должно быть, тушь слепила их во время продолжительного сна. Девушка достаточно резко села на постели, чувствуя пульсирующую боль в затылке, да ломоту во всём теле. Состояние напоминало похмелье, но после вампирского венома не бывает похмелья... Ах, да, Сет слишком много выпил её крови... Нефилим поморщилась, наткнувшись взглядом на Алистера Хорна, который сидел неподалёку.
Фрэй не могла с точностью сказать, что её удивило больше: что она не умерла или что рядом с ней Верховный Регент, на чьём лице нарисовалось явственное облегчение, стоило ей встретиться с ним глазами?
— Мистер Хорн? - неуверенно отозвалась Кларисса, робко оглядываясь по сторонам - место ей было незнакомо.
— Я... Мне... - язык неприятно лип к нёбу. — Можно воды? - закашлявшись, проговорила рыжеволосая, хоть это было и не то, что она намеревалась сказать. В руке тут же материализовался стакан прохладной воды, и Фрэй залпом выпила его содержимое. — Что произошло? Почему я здесь? Это ваш дом? И где Сет? Он... - нефилим осеклась, понимая, что слишком много вопросов. И даже не для Алистера, а для неё самой - она попросту не сможет переварить полученную информацию, если маг решит ответить на всё.

+1

4

[indent]  [indent] Кажется, прошло несколько часов, возможно, чуть больше. Алистер не наблюдал времени, оно текло слишком медленно даже для него, привыкшего к тому, что какое-то жалкое столетие — лишь мгновение его вечной жизни. Дав девушке волшебный отвар, чародей еще долго рассекал свою мастерскую вдоль и поперек, поглощенный множеством разнообразных мыслей. Вдруг он ошибся и сварил отвар неправильно? Что, если из-за его ошибки он потерпит крах в своих однозначно великих начинаниях? Такие соображения приводили его в ужас, и мужчина сумел успокоить себя только спустя полчаса. Усевшись в кресле напротив, он закинул ногу на ногу и взял одну из валявшихся на журнальном столике газет. Принявшись за чтение, темноволосый пытался как можно глубже вникнуть в суть написанного, но при этом не терять бдительность: каждый еле заметный поворот головы Фрэй или ее сметенное движение во сне привлекало его безраздельное внимание. Каждый раз, не отрывая взгляда от девушки, пока она вновь мирно не засопит, он внимательно вглядывался в черты ее лица и искал в них хоть малейший намек на то, что что-то не так, но этого не происходило, и чародей возвращался к чтиву вновь и вновь, пока та не открыла глаза окончательно.

[indent]  [indent] Облегчению не было предела, Алистер ощутил эмоции на своем лице и взглянул в стоящее неподалеку зеркало. Поверить невозможно, Верховный регент испытывает беспокойство за кого-то, кто не близок его сердцу. Странные времена, но на то они и странные, чтобы изменять, пусть и не намеренно, своим привычкам поведения. По-доброму улыбнувшись в ответ на первую просьбу Клариссы, маг кинул и в следующую секунду материализовал стакан воды прямо в руки проснувшейся гостьи. — Не задавай глупых вопросов, дитя, ты сама знаешь, почему ты здесь. Впрочем, тебе же наверняка все известно. Просто подумай хорошенько и все поймешь, — постучав кончиком пальца по своему виску, изрек темноглазый.

— Тебе хватило или добавки? — вежливо поинтересовался он у нее, кивая в сторону пустого стакана. — Признаю, зелье, которым я тебя напоил, было отвратительно, но времени добавлять ароматизаторы не было, поэтому.., — несколько виновато разведя руками в стороны, Хорн будто бы извинился перед сумеречной охотницей за этой пойло. — А теперь отставь стакан в сторону на пару минут. Ты получишь все, что пожелаешь, когда начертишь на себе руну, которая восполнит твою кровопотерю, — стянув губы в узкую полоску, Алистер поднялся с кресла и подсел на диван возле ног Фрэй. — Видишь ли, мое зелье спасло тебе жизнь, восстановив достаточное количество крови, но не более того. Если ты хочешь убрать эту слабость и ноющую боль по всему телу, тебе надо воспользоваться соответствующими знаками, — одарив девушку мягким взором, Хорн будто бы намекнул на то, что он не станет заставлять ее делать это, тем самым дав выбор. Но все было не так просто. — Разумеется, если ты хочешь поскорее вернуться в Институт к своему парню, то тебе необходимо это сделать прямо сейчас. В противном случае, я не выпущу тебя отсюда, пока ты не придешь в себя. Думаю, ты не горишь желанием провести в моем обществе неделю-другую, — и ловушка захлопнулась с последним словом этой фразы. Он дал ей выбор, но при этом почти уверенно предполагал, что Клэри не согласится отлеживаться вдали от Эрондейла. Она начертит руны так или иначе, с болью или без, и выйдет из лофта в таком состоянии, что и не скажешь, что несколькими часами ранее ее чуть не испили досуха. И при этом не важно, что Хорн откровенно обманул ее, ведь мог лишить ее недомогания одним прикосновением. Это серьезная игра, в ней не стоит быть снисходительным даже по отношению к тем, кто важен твоим планам, а Фрэй, несомненно, таковой являлась.

[indent]  [indent] Мужчина смотрел на нее пристально, но при этом не навязчиво. Некое давление с его стороны ощущалось в любом случае, правда, все же было умело сглажено его красноречием. Верховный застыл в ожидании ответа девушки. Он не плохо изучил ее досье и поведение из отчетов Конклава, но все же не был до конца уверен, что эта особа может поддаться его речам. Существуют в этом мире такие люди, чье поведение и решения остаются загадкой даже для искушенных в чтении эмоций. Кларисса была одно из таких. Возможно, не всегда, порой ее решения были более, чем ожидаемы, но временами она могла смело похвастаться собственной смекалкой и неоднозначностью мышления. Что сказать, не даром она дочь Валентина и Джослин. Во времена существования Круга даже Алистер и ему подобные древние жители Нижнего мира не могли правильно предугадать следующий шаг противника — этот талант явно достался ей от отца, искуснейшего стратега и тактика, с которым когда-либо приходилось сталкиваться чародею. Пусть и в меньшей мере, Фрэй все же обладал этим, и сейчас Хорн опасался того, что она может сказать. Казалось бы, всего два варианта: "да" или "нет", но что-то ему подсказывало, что охотница несказанно удивит его своим ответом.

+1

5

[indent] Должно быть, лёгкая дезориентация в пространстве и времени была обычным делом после того, как ты едва не умерла. Для Клэри это было не в первый раз, как ни прискорбно, и каждый раз она чувствовала себя растерянной. Уместны шутки про «свет в конце тоннеля» и иже с ними, но в этих шутках была доля правда. Иногда ты чувствуешь, как жизнь ускользает, как силы оставляют тебя, и если ты не чувствуешь преддверие смерти с физической точки зрения, это вовсе не означает, что ты ещё не на пороге владений костлявой старухи. Впрочем, надо отдать должное мягкому вампирскому веному - в отличие от тех моментов, когда Клариссу чуть было не прикончила руна тёмного альянса, она в действительности не чувствовала, что умирает или вот-вот умрёт. Тёмная бездна, в которую она провалилась, закрывая глаза, не была мрачной, скорее наоборот - она казалась уютной и манящей, хотелось поскорее окунуться в неё, отрешившись от всего мира.
Как бы то ни было, но по прошествии некоторого количества времени и благодаря манипуляциям Верховного Регента, Фрэй открыла глаза, полностью дезориентированная, потерянная и смущённая, по большей части от того, насколько радостным выглядел Алистер Хорн, буквально просиявший, стоило девушке очнуться. Отчего-то она была уверена, что причина его счастья вовсе не сведения, прочитанные в газете, которую он тут же отложил, а именно её пробуждение. Сколько, кстати, она была без сознания?
Тело по-прежнему казалось ватным и непослушным, будто бы затекло от долгого лежания, но в голове постепенно прояснялось: всплывали события минувшей ночи, обрывки фраз и разговоров, лицо Сета, поначалу такое доброе и милое, а после злое, даже раздражённое. Кларисса всё также не понимала, чем навлекла на себя гнев Детей Ночи, что они решили расправиться с ней, и от этого явно не становилось легче.
На вопрос о добавке Клэри уверенно кивнула, и стакан вновь наполнился до краёв. Рыжеволосая спешно выпила его, ощущая жажду - организм был обезвожен и требовал восстановления, оно и неудивительно.
— Мне кажется, вы переоцениваете мои знания, - пробормотала нефилим. — Я правда не знаю, почему я здесь. Почему вы решили спасти меня от Сета? Нападение которого я, кстати, тоже не понимаю. Что я сделала вампирам? - до Фрэй пока не дошло, происшествие в Германии маячило где-то на задворках сознания и явно не напоминало правильный ответ на вопрос. — Я ничего не понимаю... - повторила девушка, глядя на Алистера. Маг заговорил о рунах, и Кларисса вздрогнула. Хорн говорил что-то о том, что она должна начертить руну восполнения крови, но при мысли о том, что нужно будет прикоснуться к коже стило, под ложечкой неприятно засосало и стало трудно дышать. Она настолько привыкла, что почти все её руны рисовал Джейс, что даже забыла о приступах панической атаки, которые сопровождали каждую её руну, стоило ей попытаться нарисовать их на своей коже. Разумеется, это вовсе не означало, что Клэри не могла исполнить какую-то стандартную руну вроде руны силы или выносливости, но это давалось ей с огромным трудом и почти что физической болью, даже если по большей части эта боль жила в её голове и была вызвана посттравматическим синдромом.
— Но я не могу... - в ужасе прошептала нефилим, и даже упоминание Джейса не помогло избавиться от липкого страха, уже тянущего к ней свои руки. Разумеется, она не восприняла угрозу Алистера всерьёз, искренне сомневаясь, что он сможет задержать её здесь надолго, да и зачем ему это? К чему ему возиться с Сумеречным охотником?
— Расскажите мне, что здесь происходит, и почему вас так интересует моя жизнь. Мы с вами едва ли видимся второй раз в жизни, но на вашем лице такое неподдельное облегчение, мистер Хорн, будто вы спасли любимого человека, а не незнакомца. Я, конечно, не являюсь сторонником оппозиции, но, кажется, ваши мировоззрения были далеки от мировоззрения доброго и бескорыстного самаритянина, ратующего за сохранность жизни нефилимов, - в этом была вся Фрэй, - упрямая, дерзкая, острая на язык. Она не хотела грубить, да и по сути не грубила, скорее выдавала нелицеприятную правду, констатируя факты твёрдым и весьма решительным голосом для человека в её положении. Хорн ставил ей условия, но и она выдвигала свои, вопрос был в том, кто сдастся первый? Если она не потеряла свой телефон, то она всегда может позвонить Эрондейлу и попросить забрать её.

+1

6

[indent]  [indent] Значит, так тому и быть. Фрэй ясно дала понять, что не станет рисовать руну, пока тот ничего ей не расскажет. Чего терять Алистеру? Пожалуй, ничего. Эта девочка, пусть и особенная, не сможет нанести ему больший вред, чем все люди до нее. Тяжело вздохнув и устало прикрыв глаза, чародей откинулся в сторону, облокотившись на подлокотник дивана. Приятная прохлада успокаивала взбаламученное сознание Верховного, предавая ему сил для грядущего повествования. Именно по этой причине Хорн не любил молодых созданий, будь то смертные или его не подросшие собратья — что те, что другие вечно не имели чувства такта в беседе. Это попросту не могло не раздражать! Однако у мужчины не было выбора, с любым другим охотником он бы даже не стал церемониться, просто бросил бы умирать в той же подворотне, где на него наткнулся, но Клэри была важна для него и всего города, пусть тот об этом и не знал. Пока что.

— Я вижу знакомые черты характера Джослин, она тоже вечно шла мне наперекор в своих речах, — слабо ухмыльнувшись, темноволосый резко открыл глаза и посмотрел на свою вынужденную гостью взглядом, преисполненным холодной уверенностью. — Давай так, дитя, — начал он, будто бы обращаясь к маленькому, неразумному ребенку, задающему взрослому, незнакомому дяде странные вопросы. Впрочем, если подумать, так оно и было. — Я расскажу тебе то, что ты хочешь, а ты начертишь руну, договорились? — посмотрев на нее испытующе, Алистер чуть придвинулся к ней и продолжил буравить рыжеволосую своими карими глазами. — И не думай вытянуть из меня информацию, а после этого отказаться выполнять свою часть. Если придется, я насильно заставлю тебя нарисовать руну, но, я полагаю, в этом не будет никакой необходимости после моего рассказа, — недовольно поджав губы, Хорн отодвинулся назад и сплел руки в узел у себя на коленях. Пару раз раздражающе хрустнув пальцами, он собрался с мыслями и уже был готов к изложению всего насущного.

— Все до банальности просто и смехотворно. Будучи под действием метки Темного Альянса, ты со своим братом совершила не мало злодеяний, в том числе вы сожгли клан вампиров в Германии, — на мгновение чародей приостановился, вспоминая подробности присланного ему рапорта и тут же замечая, что стакан в руках сумеречной охотницы вновь опустел. Наполнив его до краев новой порцией ключевой воды, мужчина продолжил: — В том особняке был близкий мистеру Фитцджеральду человек. Он погиб, и уважаемый Сет не смог простить вам его смерть. Юные вампиры столь сентиментальны, я иной раз этому поражаюсь, — легко всплеснув руками, сказал Верховный, чуть повысив тон на последнем предложении. — Сет еще молод и глуп, он плохо знаком с магией, поэтому и не смог понять, что всему виной руна Темного Альянса. Бесспорно, эта руна лишь усиливает уже имеющуюся темную сторону, скрытую глубоко в подсознании, но, право, кто ее лишен? Я и без нее слыву куда более плохим человеком, чем ты, дитя, — распустив скрученные в узел пальцы, Алистер размял их, во второй раз противно хрустнув ими. — Тебе не стоит винить себя в произошедшем, здесь нет твоей вины. Ты не виновата, что была рождена такой, какая ты есть. Просто прими тот факт, что ты тоже способна на ужасные вещи. Это изрядно облегчит тебе жизнь, поверь мне на слово, — задумчиво качнув головой в сторону, ему в голову пришли слова старого друга, сказанные когда-то очень давно. — Люди очень сложные существа, а в вас, нефилимах, и сомневаться не приходится. Ты сделала много добра в своей жизни, прежде чем решиться на зло, но это не умаляет твоих предыдущий поступков. Ты хороший человек, Клэри, помни это и никогда не забывай, —  на этой фразе мужчина поставил точку в первой части своего рассказа. Самое легкое позади, впереди же самое трудное.

[indent]  [indent] Несколько минут чародей провел в глубоком размышлении о том, как подступиться к девушке так, чтобы не спугнуть ее и при этом не выдать всех планов, в которых она будет вынуждена принять участие в будущем. Взвесив все, он пришел к выводу, что невозможно донести эту мысль так, чтобы она не вызвала у Фрэй хотя бы толики отвращения к нему. Впрочем, это было не столь важно, ведь она будет знать, что все это не для его личной выгоды, а ради всеобщего блага. Блага для Нежити и, к сожалению, сумеречных охотников тоже.

— Ты очень одаренная. Это выделяет тебя из серой массы твоих собратьев, лишенных таланта к творению новых рун. Твои способности, не буду стесняться в выражениях, поистине феноменальны. Я живу на этом свете дольше всей вашей расы, но еще ни разу не встречал на своем пути кого-то, кто был подобен тебе хотя бы отчасти, — подсев поближе к собеседнице, Верховный регент впился ногтями в кожаный диван. — Ты используешь только толику своего дара, даже не подозревая о своей истинной мощи. Ты могущественней многих живущих чародеев. Да что там! — на секунду он не сумел удержать странный восторг и воскликнул, увлекшись рассказом, будоражащим все его естество. — Ты сильней меня, а я считаюсь самым сильным чародеем Нью-Йорка, — внезапно слова мужчины сошли до тихого шепота, будто бы он боялся, что их кто-то услышит. Губы нервно дрогнули и растянулись в прямую полосу. Он понял, что позволил себе куда больше эмоций, чем планировал изначально. Неспешно втянув воздух в легкие и выдохнув его наружу, Алистер вернулся на свое место у подлокотника и замер, водя пальцем правой руки по собственному виску. — Я много лет прожил в мире фэйри и узнал, что такое — ценить и оберегать особенных от рождения созданий, — продолжил он беспристрастным тоном спустя какое-то время молчания. — Ты особенная, я знаю, что тебя надо оберегать, ведь тебе предначертано свыше куда большее, чем смерть в каком-то клубе от клыков вампира, — на этой ноте темноволосый решил завершить свое объяснение случившегося. И почему он думал, что ему не удастся обойти все каверзные моменты? Легко и просто, оказывается. Правда, было глупо полагать, что Клэри в ответ не задаст еще парочку вопросов, которые, без сомнения, заставят его поделиться хотя бы частью своих истинных мотивов. Плотно сомкнув губы и замолчав, Алистер повернул голову к нефилиму и вопрошающе уставился на нее, дожидаясь извещения о том, удовлетворено ли ее любопытство или нет.

+1

7

[indent] Почему всем что-то нужно было от Клэри? Чем больше Алистер Хорн говорил, тем сильнее было непреодолимое чувство усталости - моральной, физической, неважно. Верховный регент пытался придать своему голосу как можно больше спокойствия, невозмутимости, но его глаза, да и тело тоже, то и дело предавали его. Все эти успокоительные речи про её мать, попытки воззвать к здравому смыслу и к той доброте, что жила в ней, дескать один поступок не перечёркивает всё то хорошее, что она делала, и всё в таком духе. Рыжеволосая едва не морщилась при каждом слове мага, но после пережитого стресса мышцы, в том числе и лицевые, плохо слушались. Хоть какой-то плюс в том, что произошло с ней и с Сетом.
Когда мужчина перешёл к рассказу о вампире и о том, что же двигало им в его действиях, Фрэй стоило огромных усилий, чтобы слушать спокойно. Прошло уже так много времени, а то, что мешало ей спать по ночам, нагоняло её здесь и сейчас, снова. То, что происходило в квартире-портале, судя по всему никогда не будет забыто и всегда будет присутствовать в её жизни, будет больно бить под дых, делать подсечки и вызывать Клариссу на неравный бой с самой собой. Сету, конечно, было невдомёк, что рыжеволосая ела себя поедом, не находила себе места и мечтала исчезнуть, провалиться сквозь землю, лишь бы не помнить, не чувствовать, не знать ничего из того, что она знала, помнила и чувствовала.
Она убила близкого человека вампира, а сколько ещё в том доме было чьих-то близких, дорогих сердцу людей? Может быть, вампиры и не были самыми праведными представителями нежити, и, может быть, конкретно этот клан не был сам примерным и образцово-показательным, но никто им с Джонатаном не давал права вести себя вот так, уничтожив целый клан. Клэри до сих пор видела их перекошенные от ужаса лица - испуганные, взволнованные и запертые в собственном доме, объятом огнём. Кто мог сотворить такое? Настоящие монстры вестимо. Пока Джонатан поджигал спичку, Кларисса подала ему фетиль, вернее, - запечатала территорию ангельскими ловушками, лишив вампиров малейшего шанса на спасение.
Рыжеволосая смотрела на мага. Интересно, он правда верил в то, что говорил? Считал, что за все грехи можно найти упокоение, а, возможно, и прощение? Какими бы подробными не были отчёты допросов от Инквизитора, знал ли Верховный регент подробности, видел ли картинку целиком, а не только сухие факты, записанные твёрдой рукой во время допросов?
Возможно, она заслужила то, что Сет пытался с ней сделать?
— Вы правда считаете, что руна оправдывает все мои поступки? - отозвалась Фрэй. Конклав считал именно так, но что думала, так сказать, другая сторона? Сумеречные охотники часто руководствовались принципом, что Закон - суров, но это Закон, и всё же где-то в глубине души девушке казалось, что своё помилование она получила незаслуженно.
— Принять тот факт, что я способна на ужасные вещи? - переспросила рыжеволосая. Было легче сказать, чем сделать. Де Сангре говорила ей нечто подобное, но если это в самом деле было легче, если это правда помогало найти выход, почему же Клэри не чувствовала ни облегчения, ни того, что она, наконец-то, знает как выбраться с этого дна? Как раз наоборот случай с вампиром доказывал обратное: она не заслуживала ничего из того, что у неё было. Ни любящую семью, ни Джейса, ни официального признания Сумеречным охотником, ничего... Взгляд невольно упал на руку, где виднелась её первая, перманентная руна. Церемония прошла в Идрисе совсем недавно, но, казалось, что это было в прошлой жизни, а не дней 10 назад. И правда, сколько времени прошло? Нефилим попыталась вспомнить, какое сегодня число и не смогла, - она чувствовала, что запуталась, потерялась, была сбита с толку.
Жизнь, разлетевшаяся на осколки в начале феврале, так и осталась в руинах, сколько бы Клэри не пыталась собрать всё воедино. И всё же Фрэй так и не получила ответ на вопрос, что же хотел от неё Хорн? Почему ему было так важно, чтобы она жила? Догадаться можно было, но девушка хотела услышать ответ из уст мага.
— Конклав пытался изучать мои способности, у них ничего не вышло, - достаточно резко откликнулась Кларисса. Маг подсел поближе к девушке, и та невольно напряглась. Нет, она не переживала за то, что Алистер может что-то ей сделать, напряжение было скорее внутренним, инстинктивным, в то время как Верховный регент напротив был эмоционально возбуждён. Неприкрытый восторг, сквозивший в его голосе, заставлял напрячься ещё больше, и как бы Клэри не была благодарна своему спасителю, ей хотелось убраться отсюда поскорее. Заявление о том, что она, Клэри, даже сильнее Хорна, окончательно выбило девушку из колеи... Не может такого быть. Наверное, маг просто не разобрался в вопросе и сам не ведает, что говорит.
Возможно, при любых других обстоятельствах девушке бы польстили все эти комплименты в адрес её «феноменальных способностей», уникальных талантов и её небывалой мощи, но не сейчас. Да, она могла создавать порталы, умела рисовать новые руны, буквально вытащила с того света Джейса усиленной руной исцеления, но всё это было в прошлом, сейчас она даже не могла держать стило.
Фрэй покачала головой, внимательно глядя на Хорна, который смотрел на неё с воистину отеческой заботой и вниманием, будто любое её слово будет поймано и исполнено сию же секунду.
— Я больше не могу рисовать руны, - сколько раз за последние полтора месяца она это говорила? Вначале Джейсу, потом Веронике, теперь Алистеру. Только какой в этом был смысл? — Я не справляюсь даже с обычными рунами. Всё это... - рыжеволосая кинула на бледные метки, нарисованные Эрондейлом.
— ... начертано чужой рукой, - Кларисса ещё раз кивнула, на этот раз собственным мыслям. — Не знаю, с чего вы решили, что я обладаю какой-то там мощью, но это не так. Я даже вряд ли смогу выполнить наше соглашение и нарисовать руну восполнения крови, - Фрэй грустно усмехнулась. — Проще позвонить моему парню. Он заберёт меня, а заодно и сделает то, о чём вы просите, - закончила рыжеволосая, опустошая очередной стакан воды.

+1

8

[indent]  [indent] Пресвятой Разиэль, с нефилимами всегда было сложно, и нынешний случай не был исключением. Во взгляде глубоких зеленых глаз девушки читалось недоверие, но это недоверие не было едино с уверенностью, она была разбита и потеряна. Он понимал ее, когда-то он был на ее месте, пусть и при немного иных обстоятельствах. Кинуться с головой в прорубь проще простого, эйфория творимого придает сил и не отпускает, но, когда настает момент трезвости, и коварная пелена освобождает некогда плененный взор, на человека обрушивается вся тяжесть содеянного. Будучи еще молодым магом, Алистер не раз забывался и ввязывался в такие дела, что в последствии проводил многие десятилетии, окутанный страхом и стыдом за свои поступки. Правда, если в случае мужчины все зависело от него, то с Фрэй все было абсолютно противоположно, только вот девушка никак не могла понять верную точку зрения, тем самым усложняя себе и без того нелегкую жизнь.

— Клэри, — обратился он к ней по имени голосом, пропитанным вязкой горечью. — Тебе наверняка известно это знаменитое изречение древнего философа "Порою самыми добрыми намерениями вымощен путь к самому страшному злу", — размеренно процитировал маг, задумчиво потирая руки друг о друга. — Но это, как и все именитые высказывания, имеет оборотную сторону. Не многие верят в подобные материи, считая их неверным в толковании, но от того они не теряют свою правоту и сокрытую в них мудрость, — продолжил мужчина в своем непринужденном тоне, смотря не на свою собеседницу, а куда-то за нее. "Самое страшное зло порой ведет к безмерному добру", — наконец изрек он, выдержав значительную паузу после последних слов. Довольно расплывчато, но хочется надеяться на ее сообразительность, — тут же за цитатой мелькнула мысль. — Даже если ты не веришь в свою невиновность, даже если ты готова признать себя виновной по праву, тебе не отделаться от факта, что тебе претит упоминания о совершенных зверствах. Ты убивала, мучила и делала много плохих вещей, но сейчас ты сожалеешь об этом все сердцем, и это сожаление не дает тебе принять все как данное. В этом нет ничего постыдного, напротив, это очень хорошо, ведь само наличие подобных ощущений говорит о твоей человечности и доброте. Если я сейчас скажу, что украл у Джонатана что-то ему необходимое, ты убьешь меня? Сомневаюсь, — покачал головой темноволосый и отер пальцами один из висков. — А тогда бы ты убила меня, чтобы вернуть брату то, что так ему нужно. Это была не ты, не вся ты. Очернив душу однажды, истинно праведный человек найдет путь обратно к свету, чего бы ему это не стоило. Я верю, что ты именно такая, какая есть. Ты отвратила своего лицо от тьмы, тебе нужно лишь найти путь к свету.

[indent]  [indent] Презрительно хмыкнув при упоминании Конклава, Хорн хищно сощурил глаза. Вечно эти охотники думают, что они впереди всех и вся, когда же на самом деле им до истины так же далеко, как отсюда до Парижа. — Конклав глуп и не сведущ в таких вопросах, дитя. Ничего удивительного, что у Молчаливых братьев не вышло выяснить то, что им никогда не будет известно. Они лишены тайн, дарованных нам и раскрытых нашими же руками на протяжении многих тысячелетий. Их архивы — жалкие подобия на великие библиотеки Спирального Лабиринта. Мы знаем больше них о сути магии, — горделиво вскинув голову, сказал чародей и сжал рукой кожаную обивку дивана.

[indent]  [indent] Как же он ненавидел и любил подобные моменты. Не единожды дети Разиэля бахвалились накопленными знаниями, тем самым только разжигая костер ненависти между ними и нежитью. Что бы делали эти славные исследователи, не окажи Нижний мир им на заре времен их расы посильную помощь? Они умело перенимали их опыт, перезаписывали его и выдавали за свой. Правда, стоит признать, что некоторые выдающиеся личность действительно привнесли в этот мир нечто новое, но такие случаи были редки и едва ли стоили всего этого. Но что же случалось, когда те сталкивались с чем-то неизведанным, недоступным их пониманию и логике? Да, они ползли к порогу древних мира сего, прося их об одолжении. Именно такие моменты он и обожал всем сердцем. Ни один маг никогда не упустит возможности показать свое превосходство над другими, такова их природа, с этим ничего не поделаешь.

— Нельзя просто взять и перестать уметь делать то, что ты умеешь. Художник, спившийся на склоне лет, все равно сможет нарисовать шедевр, даже если у него будет дрожать рука. Ты охотница, ты рождена с этим и никуда тебе от этого не деться. Ты лишь убеждаешь себя в своей немощности, хотя стоит тебе на мгновение отказаться от этих попыток самотрицания, как все вновь встанет на свои места, — Верховный наклонился к ней и аккуратно взял своими руками ее руки и чуть приподнял их вверх, чтобы та могла видеть их. — Поверь в себя, поверь в то, что ты можешь сделать это, тогда все, что секундой ранее казалось тебе невозможным, станет более, чем реальным. Поверь, дитя, — тихо и ласково прошептал чародей, отирая большими пальцами запястья девушки.

+1

9

[indent] Возможно, если бы этот разговор состоялся при других обстоятельствах и в другом настроении, то слова Верховного Регента достигли бы цели и возымели эффект. Но он случился именно тогда, когда Клэри едва не лишил жизни вампир. Сказать, что она была в растрёпанных чувствах, не сказать ничего. Сколько раз за последний год она была на волосок на смерти? Да и началось всё с этого, когда её едва не убил демон, от которого её спас Джейс. Казалось, что месяц прожит зря, если Фрэй хотя бы раз не подвергла себя смертельной опасности. Но одно дело оказаться в опасных обстоятельствах и совсем другое получить мечом в грудь или же послужить чьим-то обедом. Она до сих пор помнила, как от вампирского венома тело сковывало удовольствием, но вместе с тем по капле из неё уходила жизнь и переходила в Сета. Рыжеволосая чувствовала, что это не развлечение, и всё же мозг в состоянии эйфории вряд ли мог в полной мере отреагировать на происходящее. Она чувствовала, что умирает, но не могла по-настоящему испугаться этого, зато сейчас, когда она постепенно приходила в себя, реальность безжалостно вторгалась в её сознание.
Все слова мага будто бы огибали разум Клариссы, надолго в нём не задерживаясь. Отдалённой частью своего разума она понимала, что Хорн прав, но поверить в это было гораздо сложнее, равно как и в свои силы и возможности, и в то, что однажды удастся встать с колен и найти путь к свету. Пока что, сколько бы она не искала этот путь, он неизменно приводил её во тьму, и прошлая жизнь и прошлые деяния то и дело нагоняли её и больно били под дых.
Алистер говорил, что она должна отринуть все злодеяния... Если бы это было так просто. Хотелось воскликнуть «вы не помогаете!», но нефилим упорно молчала. Маг не обвинял её, не укорял, скорее наоборот пытался открыть ей глаза на то, что у медали две стороны, но Фрэй слышала лишь часть этих слов - убийства, злодеяния, зверства... От этого на душе становилось ещё тяжелее, а тьма вокруг сгущалась.
Быть может, это было всего лишь фигурой речи, но иногда Клэри в самом деле казалось, что свет больше не такой яркий, а краски - не такие насыщенные, будто отныне и впредь она будет жить в полумраке. Наверное, она заслужила. Наверное, свет не для таких, как она.
Стоило Хорну сказать, что раньше она бы убила за брата, как Кларисса вздрогнула и подняла на мужчину затуманенные глаза. А сейчас?.. Сейчас бы она не убила? Сколько раз она твердила себе, что должна его ненавидеть, но это было гораздо сложнее, чем могло показаться на первый взгляд. Джонатана сложно любить, но ещё сложнее его ненавидеть, когда знаешь, какой он на самом деле, когда понимаешь его тьму, когда знаешь, что в тебе живёт нечто подобное...
Девушка тряхнула головой, прогоняя наваждение.
— Вы меня совсем не знаете, - отозвалась рыжеволосая. — Рапорты и отчёты - это ещё не вся я, - вздохнула Кларисса. Алистеру лучше оставить попытки уговорить нефилима в обратном, она должна была сама дойти до его слов, понять то, о чём он ей говорил на личном опыте и, копаясь в собственных мыслях и рассуждениях, в противном случае это никогда не даст ей покоя. Но сейчас она не чувствовала ничего из того, что говорил Верховный Регент. Фрэй не чувствовала себя ни сильной, ни светлой, ни доброй, ни талантливой.
Ей хотелось исчезнуть... сбежать... не быть той, кем она являлась.
— Братья привлекали кого-то из Спирального Лабиринта, - тихо проговорила рыжеволосая. Конклав часто прибегал к помощи магов оттуда, Имоджен Эрондейл говорила, что там были верные охотникам люди, но она не знала, кто именно, а Инквизитор не раскрывала имён. В целом это было не так важно, но Алистеру Хорну разговоры о Конклаве явно не нравились. Он достаточно рьяно отвечал на слова девушки, гордо вскинув подбородок, а глаза нехорошо блестели.
— Но может я просто больше не хочу этого? Может быть, я не хочу быть художницей, не хочу быть той, кто создаёт руны, не хочу быть Сумеречным охотником? Я прекрасно жила и без этого большую часть своей жизни, - выдохнула Фрэй. Прикосновение мага было обжигающе горячим, хотя Кларисса подозревала, что воспалён скорее её разум, а не кожа Алистера. Его голос был ласковым, заботливым, сочувствующим - так бы с ней, наверное, разговаривал отец, если бы он у неё был. Рыжеволосая высвободила руки и отстранилась.
— Я знаю, что вы хотите помочь, даже если это из корыстных побуждений, видя во мне силу, которую можно однажды использовать, - продолжала Фрэй. — Но не думаю, что у вас это получится.

+1

10

[indent]  [indent] Алистер всегда отличался терпением, свойственным многим бессмертным созданиям. Порой же он был настолько решительно настроен, что мог ждать столетиям только ради того, чтобы исполнить какую-нибудь важную для него вещь, но эта девушка начала выводить его. Он не смел показывать это ей, но, кажется, еще чуть-чуть, и ему придется сорваться, изменить своим принципам и надавать этой рыжей охотнице таких тумаков, чтобы она до конца жизни запомнила эту встречу, чтобы наконец-то поняла все, что должно.

— Неужели ты думаешь, Клэри, что я сужу о тебе только из отчетов? Я не обладаю даром заглядывать в чужие души, но все же остаюсь достаточно проницательным, чтобы прочесть тебя и сложить два и два, — тяжело вздохнув, сказал Верховный, теряя остатки своего безмерного терпения и посматривая на нее исподлобья. Ему необходимо убедить ее, но слова ему не в помощь, в этом только что убедился. Значит, другого выхода не осталось, самое время переходить от пустой болтовни к действиям.

— Я покажу тебе, кто ты есть и что ты можешь, но перед этим выслушай меня внимательно, — положив руки к себе на колени, начал мужчина. — Ты говоришь, что не хочешь иметь ничего общего с Сумеречным миром, с Детьми Ангела, но не это ли дало тебе все то, что ты имеешь сейчас? Друзей, парня, которого ты всем сердцем любишь, твою настоящую жизнь, — облизнув пересохшие губы, он продолжил, не желая тянуть драгоценное для них обоих время. — Я согласен, что она не лучшая из возможных, но разве ты бы теперь смогла, зная о существовании всего того, что сокрыто от глаз простых примитивных, жить дальше той самой жизнью, что ты жила до встречи с Джейсом? Откажись ты от своего призвания, он тебя оставит. Через месяц или через десять лет, так или иначе, но это произойдет — и никому не по силам это изменить, ибо только в твоей власти влиять на ход подобных вещей, — соберись, изгони прочь яд, отправляющий твое сердце и разум. Сделай это раньше, чем он извратит тебя настолько, что ты окончательно потеряешь себя, став безликим никем.

[indent]  [indent] Противно хрустнув пальцами, маг сосредоточился и и потянулся к Фрэй вновь.
— А теперь время действовать, — резким и молниеносным движением он обхватил ее голову ладонями обоих рук и напряг их так, что они окаменели, не давая девушке двинуться в сторону и избежать того, что он бы намерен сотворить с ее мозгом. — Я переменю в тебе одно единственное — осознание, — только и кинул Верховный, тут же прикрыв глаза и начав бормотать себе под нос заклинание.

— Готово, — констатировал темноволосый спустя минуту, тут же разжав свою крепкую хватку. — Чувствуешь? Все изменилось, теперь ты не ощущаешь пустоты и не винишь себя в содеянном, ибо ты приняла этот факт, как должное. И теперь самое время нарисовать руну, — сделав приглашающий жест одно из рук, чародей откинулся на спинку дивана, ожидая того, что он добивался с таким трудом и усилием. И так и не добился, лишь с помощью магии. Ах, если было можно сотворить точно такие чары, которые действовали постоянно, а не пару минут. Работа с сознанием своего пациента всегда исключительно сложная, но достичь успеха можно, приложив необходимые усилия. Впрочем, Всевышний не просто так наделил все свои творения мышлением и логикой. Это сила, с которой невозможно не считаться, с течением времени она преодолевает все, в том числе и самые могущественные заклятья, насланные на нее не менее могущественными магами.

— Давай же, — подтолкнул он ее, все еще замечая в зеленых глазах сумеречной охотницы сомнение и непонимание происходящего с ней. Должно сработать, должно, — мысленно взмолился про себя Хорн. Если не это, то я и не знаю, что мне еще останется сотворить, чтобы она пришла к здравому смыслу, — закончил он про себя, приходя к осознанию, что они в конце пути, а перед ними развилка. Либо прямо сейчас Кларисса поверит в это и сделает то, что считала невозможным, тем самым попавшись на его уловку, или продолжит безвылазно сидеть в своей депрессии и безучастно кидать на него вроде-как полные понимания взгляды, которые, однако, не стоят абсолютно ничего.

+1

11

[indent] Клэри было знакомо это полное бессилия и глухого отчаяния состояние. Сколько раз она чувствовала нечто подобное на протяжении последних месяцев. Казалось, что отчаянием была пропитана вся её жизнь - каждое слово, каждый поступок, каждый вздох. Иногда ей казалось, что она заперта в чулане, полном старых вещей и ненужного хлама, и чтобы добраться до двери, ей нужно перебрать все эти вещи. Она брала каждую в руки, перебирала пальцами, рассматривала, отшвыривала в сторону, но вещей меньше не становилось. Весь этот хлам, весь этот мусор и был её жизнью. Она потерялась в бесконечном потоке происшествий и сомнений и теперь не знала, что делать.
Последние две недели можно было назвать относительно спокойными: они с Джейсом кое-как примирились и вроде бы даже отыскали путь к друг другу, и призрачное единение, что возникло между ними, готово было треснуть по швам прямо сейчас, по независящим от них обоих причинам. Встреча с Сетом определённо надломила Фрэй в тех местах, где переломы ещё не срослись... Это напоминало рваную рану, которую не перебинтовали, а заклеили пластырем. Снова нечем было дышать, снова было тяжело думать. Прежняя жизнь, старые грехи, - всё это готово было рухнуть на голову Клариссы прямо сейчас. Посттравматический синдром не просто так относился к тяжёлым психологически расстройствам и порой длился не один месяц, и когда рыжеволосой показалось, что стало легче, всё рухнуло в очередной раз.
Она снова ощущала удушливый приступ паники и страха, леденящего душу ужаса. Это было непросто описать словами и дать этому определение, но Клэри не хотела так жить, не хотела жить здесь, не хотела быть рядом с теми, кто никогда не сможет её простить.
Конечно, Фитцджеральд не был тем, кто составлял всю её жизнь, но конкретно здесь и сейчас, после того, как вампир чуть было не убил её, этого было достаточно. Они даже не были друзьями или знакомыми - Кларисса просто убила дорогих ему людей, а Сет захотел ей отомстить. И всё же осознание этого факта тяжким бременем ложилось на плечи нефилима - она хотела немедленно подняться с дивана и уйти, собрать свои вещи и отправиться куда-нибудь, неважно куда, но как можно дальше от Нью-Йорка, от всего, от всех...
Но Алистер её просто так не отпустит. Эти разговоры утомляли и делали только хуже. Верховный регент пытался достучаться до Клариссы, пытался воззвать к её здравому смыслу, но девушка не слышала его, не понимала. Не хотела понимать. Ей было страшно, больно, одиноко и в эту самую секунду казалось, что так будет всегда и никогда, ничего не изменится. Она навсегда останется убийцей, предательницей, той, что создала все те адские руны, которые помогли Джонатану обратить Инфернальную Чашу...
Ей нужно было отсюда выбираться.
Маг неприятно хрустнул пальцами, а затем положил руки на голову Фрэй, будто намеревался применить заклинание. Клэри скорее догадалась, чем поняла, что никакого магического вмешательства не было - Алистер просто притворялся, пытаясь сыграть на эффекте плацебо. Когда-то по её венам текла магия самой Лилит, и она научилась различать, когда кто-то в действительности применяет магию, но сейчас ничего подобного не было и в помине.
Верховный Регент выдержал театральную паузу, будто желая произвести на девушку ещё больший эффект, а затем убрал руки.
Кларисса смотрела на него затуманенным взглядом, несколько безумным, пожалуй, от пережитых эмоций. Она должна была сделать над собой усилие, если она хочет убраться отсюда... Сердце внезапно бешено застучало в груди. Её пальцы ещё не коснулись стило, но Фрэй готова была лишиться чувств при одной только мысли, что придётся рисовать руну. Но звонить Джейсу и ждать, пока он придёт, было слишком долго.
Негнущимися пальцами рыжеволосая потянулась к стило, обхватывая его, но едва ли ощущая его приятную прохладу. Обычно стило ощущалось как кисть для рисования, идеально ложась в ладонь, как влитое. Когда-то девушке нравилось это ощущение, но сейчас ей казалось будто у неё в руке гремучая змея.
Кларисса задрала рукав кофты, мысленно считая до пяти, а там и до десяти, и не глядя на кожу, быстро и торопливо нанесла руну восполнения. Линии вышли не такими ровными, как обычно, но внутри всё верещало, корчась от ужаса, и стоило завершить последний штрих, как пальцы разжались, а сама нефилим едва не отбросила адамасовый стержень подальше.
Эти пять секунд показались ей мучительно долгими и болезненными – не хотелось переживать это вновь.
Нефилим посмотрела на Хорна, растягивая губы в вымученной улыбке, но надо отдать должное руне восполнения - кожа начала розоветь, будто тело насыщалось кровью и энергией, которые Кларисса успела потерять за ночь. Теперь можно было не опасаться, что она упадёт в обморок или вроде того.
— Теперь я могу идти, мистер Хорн? - проговорила Фрэй. — Ещё раз благодарю вас за помощь, но не думаю, что вы можете сделать что-то ещё.

+1

12

[indent]  [indent] На жалкое, почти незаметное мгновение во взгляде девушки промелькнуло сомнение, но затем в нем появилось что-то еще. Решительность? Она взяла в свои руки стило, и Алистер чуть лишь не ахнул от удивления. Почему-то ему казалось, что та поняла, что он ровным счетом ничего не сделал. Он бы не смог. Магия могущественна, но не всемогуща. Этот простой урок должен в свое время усвоить каждый чародей, и Верховный знал его наизусть, как школьники первые стихи самых популярных классиков. Так почему же она сделала это, почему решилась начертить руну вопреки всей своей боли? Она не верила ни ему, ни его притворству, но все равно поступила так, как он просил ее все это время.

— Ты молодец, Клэри, — ободряюще потрепав ее за плечо, сказал темноволосый и еще раз прошелся взором своих ледяных глаз, которые на считанные секунды заблестели от детской радости, по наливающимся кровью конечностям девушки. Теперь, по крайней мере, она не походила на ходячего мертвеца, восставшего прямо из могилы. — Разумеется, теперь ты абсолютно свободна. Я могу вызывать тебе такси, чтобы оно довезло тебя туда, куда ты хочешь, — все еще выказывая свою озабоченность ее состоянием, предложил он, полагая, что для путешествия через пространство Фрэй еще недостаточно сильно окрепла. — Но услышь слова знающего человека и не задерживайся в этом городе надолго. Грядет то, что мы пока что не в силах преодолеть даже совместными усилиями, — добавил чародей в своем излюбленном поучающем жизненном мудрости тоне.

[indent]  [indent] Он действительно волновался за сохранность сумеречной охотницы и, пусть целостность разума и ее личная драма мало волновали его, был вынужден прилагать все усилия, чтобы уберечь это дитя Ангела от грозного рока, нависшего над ними всеми. Ее жизнь — залог всеобщего спасения. Она не может просто взять и пасть жертвой какого-нибудь обезумевшего от жажды мести нижнемировца, выйдя за пределы его лофта. Будь на то его воля, он бы запер Фрэй в безопасном месте до нужного момента, под его защитой никто бы не посмел и пальцем тронуть ее. Она осталась бы цела и невредима. Впрочем, Алистер так же осознавал, что в таком случае никакого разговора о доверии не могло и быть, ведь станет ли после такого хоть один здравомыслящий человек помогать тому, кто силой держал его за под замком? Навряд ли.

[indent]  [indent] В кое-то веке расслабившись, Верховный откинулся на спинку дивана и внимательно оглядел рыжеволосую охотницу, словно пытаясь запечатлеть ее образ в своей памяти — понимая, что скоро она покинет его общество, и не увидятся они еще очень и очень долго. Впервые за все время, что та провела у него, Алистер позволил себе взглянуть на нее под другим углом и уловил едва заметные всполохи защитной магии, сотворенной до боли знакомым чародеем. Крохотные пылинки чар оседали на одной из рук Фрэй, любой другой на его месте и не обратил бы на них никакого внимания, ведь нефилимы, как и все прочие жители Сумеречного мира, так же являются магическими созданиями, а понимание ангельских сил, в отличие от демонических, у остальных было весьма и весьма прискорбным.

— Магнус что-то подарил тебе? — не отрывая глаз от ее рук, спросил темноглазый и провел рукой по лицу, пытаясь выудить из незначительных крох оставшейся на его собеседнице магии что-то большее, чем просто догадки и элементарные выводы, напрашивающиеся сами собой. — Кольцо, верно? — желая убедиться в своих предположениях, сказал Хорн и наконец поднял взор на лицо Клэри, впиваясь в бесконечно зеленые моря ее глаз.

[indent]  [indent] Несомненно, у него с Бейном были разногласия, но отрадно было видеть, что кто-то еще, помимо него, пытается оградить эту притягивающую неприятности девчонку от опасности. Наверное, имея собственные мотивы, его старый друг подарил ей нечто зачарованное — призванное защитить ее от таящихся кругом невзгод. По осколкам магии судить было довольно непросто, даже со всем своим опытом Алистер не мог узнать больше того, что он уже узнал мгновением ранее. Это, определенно, своеобразная и могущественная магия, как и все заклинания, творимые Регентом Бруклина, но как именно она действует и стоит ли на нее полагаться — этого он, к сожалению, не мог определить и при всем желании, которого, к слову, у него было более, чем достаточно. Как бы там ни было, никакое средство предосторожности, дарованное этой охотнице, не будет лишним. Чем больше усилий они приложат, пусть и находясь порознь друг от друга, тем больше шансов у нее выжить в грядущие месяцы, не обещающие ничего, кроме тьмы и хаоса.

+2

13

[indent] Нельзя сказать, что общество Алистера Хорна тяготило её, но то, что он пытался заставить пользоваться рунами, пусть и во благо, всё же настраивало девушку против мага. Она была благодарна Верховному Регенту за спасение, но в остальном... Она хотела оказаться подальше отсюда - от мага, от Сета, от Нью-Йорка, от Сумеречного мира. Фрэй никогда по-настоящему не задумывалась, почему люди сбегают, желают оставить всё позади и начать всё заново, но теперь она, кажется, понимала. Понимала, что порой окружающая обстановка душит настолько, что не остаётся никаких сил на борьбу.
За последние два месяца она слишком часто чувствовала себя чужой в этом городе, вымученно улыбаясь семье и близким, порой невпопад отвечая на вопросы в попытках показать, что у неё все нормально. Да, последние пару недель в действительности были хорошими - у них с Джейсом всё наладилось, им друг с другом было не просто хорошо, а замечательно, совсем как раньше.
Приём, устроенный Имоджен Эрондейл в честь своего внука, ещё больше сблизил их. Они провели несколько дней в Идрисе - гуляли по его окрестностям, пока светловолосый знакомил её с местами своего детства. Он показал ей поместье Эрондейлов, познакомил с бабушкой и представил её всему Сумеречному миру, как свою девушку. Разве не этого она всегда хотела? До исчезновения из Института они с Джейсом могли лишь мечтать о том, чтобы не держать свои отношения в тайне, а теперь они могли говорить об этом в открытую. Охотник, наконец-то, обрёл свою настоящую, кровную семью, получил официальные документы, подтверждающие его статус, как наследника Эрондейла, - что ещё можно желать? Его бабушка души в нём не чаяла и обожала его с первых минут - это было видно невооружённым глазом. Теперь у Джейса был кто-то ещё, кто любил его и заботился о нём.
А Кларисса... Конклав всё же предложил ей пройти церемонию первой перманентной руны, и вот теперь на внешней стороне руки, там где костяшки пальцев, красовалась чернильно-чёрная руна виденья. Теперь Клэри официально была частью Сумеречного мира, внесённая в архивы и летописи Конклава, как нефилим и Сумеречный охотник при Нью-Йоркском Институте.
Разве не всё вышеупомянутое должно было помочь расслабиться, принять себя и простить в конце концов? Рыжеволосая была почти готова это сделать, но действия Сета свели все её попытки на «нет». Тот хрупкий мир и равновесие, что девушке удалось создать внутри себя, рухнули за одну ночь.
Быть может, не  будь она такой эмоционально нестабильной, всё бы обошлось, а так казалось, что это начало конца. Фрэй ещё не осознавала, какого именно конца, но гнетущее чувство внутри всё росло и ширилось подобно грозовой туче.
Алистер потрепал её за плечо, и девушка лишь натянуто улыбнулась. На лице мага была неописуемая радость и почти отеческая гордость, чего рыжеволосая никак не могла взять в толк. Да, Верховный Регент явно беспокоился за магический потенциал, сокрытый в ней, а не за неё саму, но сейчас Клэри не чувствовала в себе этой силы, которую он так стремился уберечь.
— Спасибо, я напишу Джейсу, он приедет за мной, - отозвалась нефилим и тут же принялась набирать на мобильном сообщение. «Забери меня, это срочно». К сообщению она прикрепила точный адрес, который определила геолокация, и оставалось только ждать, а пока, видимо, им с магом придётся поговорить. Не сидеть же в тишине?
Хорн расслабленно откинулся в кресле, будто только что понял, что дело было сделано, и напряжение, будто по щелчку пальцев, стало покидать его тело. Он внимательно смотрел на Клэри, а она, в свою очередь, смотрела на него... Эти гляделки длились недолго, но первым молчание нарушил маг, сама Фрэй не знала, что сказать или о чём спросить.
— Что? - переспросила нефилим, выдернутая из своих мыслей. Она как раз пыталась придумать, как объяснить Джейсу то, что случилось. А главное, как объяснить, что будет потом. Слова Верховного Регента о том, что не стоило оставаться в Нью-Йорке, прочно засели в её голове, подпитывая и без того жгучее желание сбежать немедленно, и это было вовсе не абстрактным желанием покинуть город. Вот только, куда бы она могла отправиться? На секунду Кларисса пыталась воскресить перед глазами географическую карту США.
— А да, он подарил мне кое-что на Рождество, - инстинктивно рыжеволосая коснулась пальца, на котором она несколько раз носила кольцо Гига. Оно было красивым и изящным, что порой Фрэй надевала его исключительно как красивое украшение, а не как магический артефакт. О его свойствах она помнила, и прячась вместе с братом от всего мира, оно и правда было полезным, но тем не менее Кларисса пользовалась им не часто. Квартира-портал итак была скрыта от посторонних глаз всевозможными чарами, а мощные руны блокировки были нанесены на них троих, включая Джейса, постоянно. И судя по всему раз их не могли найти 7 месяцев, Джонатан отлично продумал их защиту.
— Да, это было кольцо. Мы с Магнусом виделись несколько раз, когда я была с братом... - непонятно зачем проговорила Клэри. — Мы друзья, - интересно, а как Бейн отнесётся к её идее оставить город? Вряд ли хорошо. А если она ещё и попросит у него взаймы денег, а после открыть портал? Так, Клэри, успокойся, это уже похоже на план... Ты правда хочешь сбежать?
Кларисса мотнула головой, прогоняя наваждение и пытаясь отрешиться от непрошеных, но таких навязчивых мыслей о том, чего делать не стоило. Джейс убьёт её, Джослин убьёт её... Все будут злы и расстроены: она не успела вернуться, а уже снова хочет сбежать?
— Вы правда думаете, что мне стоит уехать из Нью-Йорка? - неожиданно спросила Фрэй, вспоминая те самые слова Хорна, что подобно зёрнам сомнения упали в крайне благодатную почву, прорастая со стремительной скоростью.

+1

14

[indent]  [indent] Что же, если не такси, то хотя бы ее бойфренд обеспечит защиту. Светловолосый охотник справится с поставленной задачей на ура, в этом Хорн никак не сомневался. Любовь — штука странная, чародей по собственному опыту знал об этом. И, несмотря на то, что в его жизни теплые чувства несли вслед за собой только боль и разрушение, учиненные руками его же прародителя, он прекрасно осознавал, что в мире он один такой, если не считать родного брата, до которого Аббадону особого дела не было до самых недавних пор. Все прочие, кто обрел возможность жить на Земле, дышать воздухом и нежиться в лучах закатного солнца, не были лишены этого прекрасного и всепоглощающего чувства - любви. Клэри любит Джейса, а тот, как мог судить сам Верховный, любит ее не меньше, чем она его. Порой любовь не убивает, как в его случае, а спасает жизнь. Она должна ценить, что имеет счастье быть с любимым человеком, не страшась при этом рока Судьбы, которая может в любой приглянувшийся ей момент разлучить их.

— Замечательно, подождем его. Думаю, что он примчится пулей, когда увидит адрес, — хитро ухмыльнувшись, мужчина прикрыл рот рукой, чтобы сдержать рвущийся наружу смешок. Хорн уже представил удивленного Эрондейла, увидевшего сообщение от своей девушки с указанным в нем адресом лофта великого и ужасного Верховного регента Нью-Йорка. Несется во весь опор, —  подумал он и убрал руку, сумев справиться со своим внезапным порывом.

— Ты еще спрашиваешь, стоит ли тебе сбежать? Я говорю лишь то, что вижу в тебе самой, — склонив голову и вновь одарив собеседницу задумчивым взглядом своих проницательных глаз, сказал он. — Не обязательно на другой конец света, но достаточно далеко, чтобы не попасть под раздачу того, что вскоре произойдет в этом городе, — на этой фразе Алистер прикрыл глаза и погрузился на мгновение в ужасающие видения будущего, поджидающего его и всех остальных, кто с ним связан, кем он дорожит и о чьей сохранность он смеет молить высшие силы. Боль, крики отчаяния, всепоглощающее пламя, охватившее пики зеркальных небоскребов, подбирающих черный от смога небосвод, в котором отныне и вовек будет гнездиться и созерцать истошные потуги человечества и всего измерение величайшее на свете зло. Безликий. Казалось, на мгновение, во тьме облаков видения мелькнули холодные глаза, вымораживающие из его бесчувственного разума остатки человечности. В сравнении с ним он жив и близок к своему людскому началу, Хорн всегда считал себя таким далеким от мирской суеты, но видя пустую бездну того, кто взглянул на него, все равно казался человеком в большей степени, чем хотел бы порой быть. Он дал этому волю, его глупость положила начало концу всего сущего.

— Мне кажется, тебя не стоит уговаривать. Ты все и так решила самостоятельно, без мои мудрых наставлений, — выйдя из омута мыслей, добавил чародей, вновь принявшись поглядывать на девушку, но теперь время от времени отводя взор куда попало, будто бы раздумывая о том, как следует поступить. — Поскольку ты не хочешь обременять друзей проблемами своего отъезда, я дам тебе кое-что. Конечно же, если ты все-таки решишь уехать, а не остаться здесь, — произнес темноволосый и тут же поправил себя, не желая показаться Клэри бестактным стариком, желающим, чтобы та убралась прочь как можно быстрее. — Всегда трудно начинать все сначала, переезд дается не каждому, мне ли не знать об этом, ведь я столько раз менял место жительства, — плавным движением руки Верховный выхватил возникнувшую из неоткуда банковскую карту и положил ее на столик перед Фрэй. — Это тебе, — заботливо улыбнулся он и принялся шарить по карманам пиджака в поисках ручки и бумажки.

— Ах, вот она где, — наконец найдя искомое, мужчина на скорую руку нарисовал на клочке бумаги несколько цифр размашистым почерком и положил ее поверх блестящей карты. — Можешь тратить, сколько захочешь. Впереди тебя ждут нелегкие испытания, поэтому я не хочу, чтобы ты хоть в чем-то себе отказывала. Насладись моментом, пока есть шанс, потом он может представиться очень нескоро, — не желая принимать отказа, он подвинул небольшой презент указательным пальцем ближе к его новой хозяйке, тем самым уговаривая ее принять его. — И не бойся меня разорить. Я гораздо богаче, чем ты можешь себе вообразить.

+1

15

[indent] Экран мобильного телефона вспыхнул - сообщение от Джейса, в котором говорилось, что он уже едет. Что ж, у них с мистером Хорном было где-то полчаса, плюс-минус, пока Эрондейл, поймав такси, доберется до места. Нетрудно было представить, какие мысли сейчас кружились в голове охотника, когда он понял, где находится Клэри и почему это срочно. Судя по всему им предстоял непростой разговор, где девушке многое придётся объяснить... Начавшая налаживаться жизнь вновь летела в тартарары, а, возможно, Клариссе просто показалось, что всё налаживается? Иногда ей казалось, что она живёт в мыльном пузыре, отрицая то, с чем она так и не смогла справиться, но решила, что куда проще будет убедить себя в том, что она это пережила. И теперь мыльный пузырь лопнул.
— Он уже в пути, - согласно кивнула рыжеволосая. Когда дело касалось её, Эрондейл готов был бросить любые дела и примчаться к ней хоть с другого конца света. Он всегда был таким самоотверженным, ставя её благополучие и безопасность превыше всего, что порой Клэри чувствовала сильнейшие угрызения совести за то, что заставляла его волноваться, переживать. Одни её похождения с джинном чего стоили - сколько нервов потратил светловолосый, когда Кларисса не ночевала в Институте, а шлялась по городу с Блэкбёрном? А теперь ещё и это...
— А есть ли он, конец света? - усмехнулась нефилим. — Говорят, что от судьбы невозможно убежать, и чему быть, того не миновать. Вы верите в это, мистер Хорн? - спросила Фрэй, ловя себя на мысли, что сбежать из враждебного города было бы не такой уж плохой идеей. Она могла бы устроить себе импровизированные каникулы, неделю или две отдохнуть, собраться с мыслями, подышать свежим морским воздухом.... Кларисса вспомнила о том, как четыре дня провела в Лос-Анджелесе, в гостях у Эммы Карстэйрс. Вспомнила, как буквально с первых минут влюбилась в океан, вспомнила те ощущения, что испытывала в Городе Ангелов, ей было хорошо... Быть может, и правда дней десять у океана пойдут ей на пользу? Но, наверное, всё-таки не в Лос-Анджелесе, там слишком много знакомых и дом Эммы.
Поток этих мыслей напоминал причуды воспалённого воображения и измученного сознания, неспособного принимать взвешенные, правильные решения. Будь Клэри более эмоционально-стабильной, она бы поняла, что бегство не выход, к тому же она не могла просить Джейса отправиться с ней. Однажды она уже забрала его из семьи, выдернула из привычной среды, заставив покинуть Нью-Йорк на долгих семь месяцев. Кажется, они с Алеком так до сих пор и не наладили отношения, и просить его бежать снова? А как же Имоджен? Его бабушка была так счастлива обрести внука, и вот уже два месяца казалась такой счастливой и радостной, представила Джейса всему Сумеречному миру, как своего наследника... Нет-нет-нет, Кларисса не могла так поступить с ними со всеми. Если она и отправится в отпуск, то только одна. Ведь это ненадолго, они справятся, а ей просто нужно немного времени, чтобы привести мысли и душу в порядок, совсем немного времени...
Нефилим внимательно смотрела на мага, который невесть откуда, наверное, из воздуха, материализовал кредитную карту и положил её на столик перед Клэри. Рыжеволосая удивлённо посмотрела на неё, а после на клочок бумаги, на котором Алистер написал несколько цифр. После медленно подняла взгляд на Верховного Регента.
— Это очень великодушно с вашей стороны, но я не могу принять ваши деньги, - быть обязанной главному чародею Нью-Йорка - тяжёлая ноша, которую Фрэй явно не готова была взять на себя. Уж лучше она обратится к Магнусу... У Джейса с недавних пор были деньги, да притом немалые, но просить его спонсировать её «каникулы» было, мягко говоря, не очень. Впрочем, и Бейн рад не будет. Наверняка, будет осуждающе смотреть на неё, пока она будет объяснять ему суть, а он ведь итак злился: преимущественно из-за Алека и Джейса, которые никак не могли восстановить своё общение и наладить связь парабатай. Она не могла его в этом винить: если бы кто-то причинял боль Эрондейлу, Кларисса бы точно также злилась, но... Все люди были эгоистами, часто думая в первую очередь о себе.
— Не поймите меня превратно, мистер Хорн, но вы итак спасли мне жизнь, брать ваши деньги означало бы злоупотребить вашим гостеприимством. К тому же, не скрою, я бы не хотела быть должной Верховному Регенту, - нефилим усмехнулась. — Я думаю, я сама смогу решить эту проблему, если в самом деле надумаю уехать. Спасибо вам.

0


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » A problem of memory » This could be the downfall [30.03.2017]