Sacra Terra: the descent tempts

Объявление

городское фэнтези ♦ NC-17
США, Нью-Йорк
март-апрель, 2017 год
I see you dancing with some fool [7-16.11.2016]
Louis Rusk & Astaroth (as Maddalena Moltisanti)
«Думается мне, что о Магнусе Великолепном сочиняют стихи уже сейчас, - Аредэль усмехнулась. Самомнения импозантному магу было не занимать, но надо отдать должное, это заслуженно» [читать дальше]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » A problem of memory » in a manner of speaking [31.03.2017]


in a manner of speaking [31.03.2017]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Clary Fray & Seth Fitzgerald
https://i.imgur.com/wUKyVe0.gif https://i.imgur.com/pt2iue2.gif
Квартира Сета, вечер;
31 марта, 2017;

•••••••••••••••••••
После нападения, Клэри, немного восстановившись, решает навестить Сета. Вот только будет ли он ее слушать или решит закончить начатое в клубе?

•••••••••••••••••••
Give me the words
That tell me everything

+2

2

[indent] Прошло чуть меньше 48 часов с их последней «встречи», едва не закончившейся гибелью Клэри, если бы не вмешался Алистер Хорн, и вот она здесь, на пороге квартиры Сета Фитцджеральда, вампира, столь отчаянно желавшего ей смерти. Клариссу лихорадило до сих пор, хотя физически она была здорова - Верховный Регент позаботился о том, чтобы жизненно-важные показатели пришли в норму. Но, видимо, всё дело было в эмоциональном состоянии: за последние двое суток Фрэй столкнулась лицом к лицу с последствиями своих ошибок. Своих и Джонатана... Она не видела старшего брата больше месяца, не получала от него никаких известий, но до сих пор чувствовала его незримое присутствие рядом. В Германии, возле дома вампирского клана, она были вместе - плечом к плечу, спина к спине, клинок к клинку.
О подробностях случившегося Сет узнал из допросов Инквизитора, которые оказались на столе Верховного Регента, а что было дальше, догадаться было нетрудно. Девушка попыталась представить, что бы она чувствовала на месте Сета, захотела ли бы отомстить за содеянное? Это не было поступком на эмоциях, раз вампир выжидал больше месяца, прежде чем привести план в исполнение, а, значит, он оценивал риски, понимал последствия и готов был принять ответственность. А что Клэри? Клэри готова?
После многочасовой беседы с Алистером, всё встало на свои места, и если поступок Фитцджеральда не казался логичным, то по крайней мере Фрэй могла его понять. Нельзя просто так убить кого-то и не получить за это по заслугам. Не зря она тогда впала в ступор, в ужасе от содеянного, от того, что натворила, и лишь когда Джонатан, положив ей руки на плечи, увёл её от площадки перед горящим домом, вышла из транса.
Какой бы сильной не была Клэри, руна тёмного альянса была сильнее, и пусть на краткий миг Кларисса готова бы сгореть там вместе с этими вампирами, это былом мимолётным желанием.
Разумеется, Сету было на это плевать, он видел в ней лишь убийцу близких ему людей. И разве могло быть иначе? Разве она могла ему доказать обратное? Даже если и не могла, воспалённое сознание думало иначе...
Адрес, где жил член Совета, ей сообщил маг, не до конца, впрочем, понимая, зачем он Клариссе, и что она собиралась делать? Наверное, и здесь он продолжал за ней следить, но если Фитцджеральд решит пойти до конца, мешкать он не будет, и Хорн попросту не успеет.
Поразительно, насколько хладнокровно Клэри рассуждала о том, что может случится, если она заявится к вампиру домой, но что самое главное, её это не пугало. Какими бы не были последствия, она готова была их принять.
Переминаясь с ноги на ногу и кутаясь в кожаную куртку - вечер был холодным - рыжеволосая позвонила в дверь нужной ей квартиры. Проскользнуть через парадный вход, минуя домофон, было не так сложно: кто-то из жильцов как раз выходил и, премило улыбнувшись, девушка попросила придержать дверь, в чем ей отказано не было.
И вот она здесь, и ей то жарко, то холодно, то душно, то наоборот лёгкие обжигает тёплый коридорный воздух. Она знала и не знала, что сказать Сету. Два дня назад они разговаривали об искуплении, которое, быть может, и не получишь никогда, но на которое Фрэй отчаянно надеялась сейчас.
За дверью послышались едва уловимые шаги: простому человеческому уху их было бы не различить, но на её теле по-прежнему были руны, нарисованные уверенной рукой Джейса.
Дверь распахнулась, и изумрудным глазам предстал удивлённый Сет, и прежде чем он успел сказать что-либо или захлопнуть дверь, Клэри заговорила первая:
— Сет, я хочу поговорить. Пожалуйста, - мужчина был выше Клариссы больше, чем на голову, и в несколько раз сильнее. Он мог бы запросто сжать пальцы на её горле, душа и ломая хрупкие кости. Он мог бы впиться в неё клыками, на этот раз делая всё быстро, даже стремительно, что нефилим едва успела бы вздохнуть.
— Я знаю, что ты не хочешь слушать, но я хочу объясниться. Пожалуйста, - повторила Клэри. Она не пыталась давить на жалость, но зрелище она в действительности являла жалкое: маленькая, хрупкая, бледная, как полотно, и с залёгшими под глазами тенями, придавленная тяжким грузом вины, от которой вряд ли она сможет полностью избавиться. А ведь когда-то на её лице постоянно красовался здоровый румянец и россыпь рыжеватых веснушек, под стать цвету её волос. Сейчас будто бы всё выгорело, и сама Клэри тоже... выгорела.

+1

3

Трудно прийти в себя после того, что случилось в клубе. Он не понимал, как так вышло, что его план не удался. Сет старался выбросить все из головы. Хотелось, чтобы там было пусто. Чтобы мертвый организм перестал отчаянно хотеть выпить еще ангельской крови. Первые несколько часов, как Фитц дополз домой, ему казалось, что его ломает. Как в прошлом, когда не было заначки травы в доме. О, бурные восьмидесятые, когда мужчина дымил столько, что впоследствии это чуть не привело к смерти. Зависимости – зло. Нужно было изолировать себя для того, чтобы желание утихло. С кровью проблем не будет, он не умрет. Зато за это время сможет перебороть желание снова найти Клариссу, чтобы выпить до последней капли и смириться с тем, что у него не вышло. Почти сутки вампир провел в неведении, зачем Хорн явился и не дал ему закончить свое дело? Чем она так важна? Эти вопросы мучили его, казалось, целая вечность. Но все более менее стало на свои места. И вроде бы стоит смириться, что ему нельзя даже прикасаться к ней, все равно как-то тяжело от того, что Фрэй так и не получит по заслугам. Это нечестно, несправедливо. И почему некоторые могут убивать без зазрения совести, и это все оправдывается рунам? А боль его утраты уже не причина? Это все настолько обидно, что начинаешь снова себя чувствовать маленьким ребенком, которого задела самая маленькая девочка в песочнице.
После визита Алистера, мужчина ничего не хотел делать. Он лежал и попивал ром, смешивая с запасами крови на черный день, лишь вставая задвинуть шторы. Не было желания пить сыворотку просто так. Мужчина был подавлен и ничего не хотел. Он не отвечал на звонки Камилль и сказал ей, что не нужно приходить. Сету нужно было время. Такие события не проходят бесследно. Хочется этого или нет – они оставляют определенный отпечаток. Все будет в порядке, обязательно. Просто нужно побыть в одиночестве и переварить все, что произошло за последние пару дней: знакомство с Клариссой, разговор с Хорном. Слишком много информации, о которой не хотелось бы думать, но это просто необходимо. День сменяется ночью, ночь сменяется днем. И все опять повторяется. Фитцу хотелось надеяться, что Совет переживет пару дней без него. Тем более все еще преследовало фантомное ощущение, когда он пил кровь, что она снова в нем забурлит. Эта была невыносимая боль. Словно внутри произошло извержение вулкана. Иногда, когда разум вампира, вроде как, становился чистым, его резко скрючивало. Но Хорн знал, что делал. И, он был уверен, знал о последствиях. Хотя, возможно, это чисто психологическое. Тогда тем более стоит быстрее восстановиться, потому что не хочется вечно сидеть в четырех стенах, игнорировать все звонки и мессенджеры. А уж тем более дела Совета. Их нельзя оставить без внимания.
Он удивился, когда почуял этот запах. Он мерещился ему постоянно в течение последних двух суток. Он даже не сразу понял, что все это на самом деле. Фитцджеральд в майке и серых трениках открывает дверь, не скрывая свое удивление, - Ну, заходи уж, - поджав губы, говорит он и впускает девушку внутрь. Выглянув наружу, он никого больше там не видит, - Серьезно, ты одна? И не страшно? – В его голосе слышится сарказм. Ну, что сказать, это весьма странно, видеть ее еще раз так скоро. Тем более на пороге своего дома. А еще он голоден, а она так близко. Трудно держаться, - Будешь что-нибудь пить? – он удивленно поднимает брови и открывает свой мини-бар, который был не особо уж и «мини», - Если не алкоголь, то есть все, что хочешь: энергетики, кола, чай, кофе, - он не знал, зачем это все хранит, если не употребляет. Ну, например, для таких вот случаев, - Не бойся, я тебя не трону, - он поднимает на нее глаза, - Хорн убьет меня, если я попытаюсь тебе навредить, - огрызается он и указывает ей на стул, как бы говоря «Присаживайся», а сам устраивается напротив, положив руки на стеклянный стол. Вот для таких ситуаций ему и нужна была кухня - чтобы вести важные переговоры. Он нервирующе постукивает пальцами по стеклу, - Да, что уж там, ты уже здесь. Кажется, мне придется выслушать твои объяснения, - пожимает Фитц плечами, - Ну, начинай, я тебя внимательно слушаю, - он дерзкий и не такой воспитанный, как в их первую встречу. Ну, в общем-то, у него был повод так себя вести. И виноватый вил Клэри не заставит его смягчится. Она причастна к смерти целого клана. И пусть это все руны, простить ее он не может.

+2

4

[indent] Сет пропустил её внутрь без лишних вопросов, хотя удивление от появления Клэри на своём пороге так и не сходило с его лица. Фрэй заметила, что вампир выглянул наружу, будто проверяя, одна ли она пришла, но Кларисса в самом деле была одна. О своём намерении она никому не сообщила: ни Алистеру, ни тем более Джейсу. Эрондейл вообще был сам не свой, узнав о произошедшем, а если принять во внимание то, что она собиралась покинуть Нью-Йорк на какое-то время, о чём им только предстояло поговорить... Лучше лишний раз было не травмировать Джейса.
Клэри и сама не знала, что именно было решающим фактором, что она пришла сюда. Чувство вины или желание завершить хотя бы частично какие-то дела в городе, прежде чем она уедет, Она не надеялась на прощение, но, возможно, сказав Сету то, что она намеревалась сказать, станет легче. Если не ей, то хотя бы ему? Быть может, крупица понимания отыщется в бессмертной душе Фитцджеральда?
Многие считали, что у вампиров есть проблемы с чувствами, дескать, они не могут любить, раз по факту они мертвы, их сердце не бьётся, да и душа, скорее всего, отлетела в момент смерти, но Кларисса придерживалась иного мнения. Как минимум из-за её лучшего друга Саймона, который также был вампиром.
Именно поэтому она могла себе представить, что испытывал Сет, когда потерял близких ему людей и когда узнал, кто был их убийцей...
Девушка на негнущихся ногах прошла в квартиру, неловко оглядываясь по сторонам, - скорее по инерции, нежели всерьёз заинтересовавшись жилищем вампира. Квартира как квартира, вполне себе ничего, уютная и обжитая холостяцкая бирлога, как сказал бы Льюис.
— Ну, чему быть, того не миновать, - серьёзно проговорила Фрэй в ответ на вопрос, не было ли ей страшно. Да и зачем втягивать других людей в их разборки? Это было их дело, и она должна была решить его самостоятельно. — Кофе, если можно, - вежливо отозвалась Кларисса, игнорируя сарказм в голосе Сета, хотя предложение о напитках прозвучало вполне себе любезно, даже радушно, но они оба понимания, что это скорее дело привычки. Вряд ли вампир хотел, чтобы Клэри было комфортно, но кофе в самом деле заряжало её энергией, да и вообще она любила кофе. Бар, наполненный алкоголем, сейчас вызывал в девушке не самые лучшие эмоции, пробуждая весьма неприятные, пусть и фантомные, ощущения. В желудке неприятно заныло.
Ну, конечно же, Алистер запретил Сету трогать её. Рыжеволосую это не удивляло. После беседы с Верховным Регентом она поняла, что у мага были какие-то планы на неё и её таланты, которыми она не умела пользоваться на данный момент. Хорна это как будто бы не смущало, и даже заявления Клариссы, что она больше не хочет пользоваться рунами и всё в таком духе, не сломили его уверенность. Что ж, переубеждать его у неё не было ни сил, ни желания.
Фрэй кивнула в ответ на эти слова и осторожно присела на стул, на который указал Фитцджеральд. Мужчина сел напротив и стал нервно постукивать пальцами. Девушка посмотрела на его руки и тут же отвела взгляд - нужно было сосредоточиться.
— Я не хочу оправдывать себя и говорить, что всё, что я делала, было из-за руны тёмного альянса, - начала Клэри. Она не репетировала свою речь заранее, но примерно представляла, что именно хотела сказать.
— Возможно, это так, а, возможно, я правда нехороший человек. В отличие от моего брата меня воспитывала мать и в совершенно других условиях. Я почти всю жизнь провела в Бруклине, ходила в художественную школу, ездила в детские лагеря на каникулах и не знать не знала о Сумеречном мире до января 2016 года, - рыжеволосая не знала, был ли Сет в курсе таких, казалось бы, не таких уж важных подробностей, но, возможно, они помогут чуть больше понять её, понять то, каким человеком она была когда-то, даже если сейчас им не является.
— Я бы могла сказать, что всё, что я делала, это из желания угодить брату, но это будет нечестно. Мы были там вместе с ним, и пусть даже поначалу я стояла в стороне, нерешительно озираясь по сторонам, в конечном итоге я та, кто нарисовала руны-ловушки; я та, кто подняла клинок, и за это стоило ответить. У тебя есть полное право злиться и ненавидеть меня, желать мне смерти и злиться ещё больше от того, что теперь ты не можешь убить меня. Я это понимаю, правда, понимаю... И принимаю, я в действительности заслужила. Я знаю, что это ничего не изменит, но мне правда очень жаль. Мне жаль, что я убила близких тебе людей, людей, которых, ты любил и потерял навсегда, - Клэри смотрела Сету в глаза, ни на мгновение не отводя взгляд в сторону.
— Поверь, не проходит и дня, чтобы я не винила себя во множестве вещей, что сделала. Может, я никогда и не была самым лучшим в мире человеком, но и плохим я тоже не была. Сумеречные охотники - все убийцы, но одно дело убивать демонов или из-за самообороны, или по какой-то другой, якобы благородной причине, и совсем другое - ради удовольствия или достижения собственных целей. Джонатану это было нужно, и я поддержала его вопреки всем сомнениям и тревогам, - Фрэй на секунду замолчала, переводя дыхание. — Не знаю, что объяснил тебе Хорн о руне тёмного альянса или что ты узнал самостоятельно, но я сама до конца не понимаю, как она действовала. Искажала ли она мою сущность или вытаскивала на поверхность то, что всегда было во мне, или и то, и другое, я не знаю... - рыжеволосая сглотнула. — Как бы там не было, сейчас на мне нет метки и больше нет связи с братом, и я совершенно искренне говорю, что мне жаль, очень и очень жаль, что из-за меня ты потерял близких. Я не прошу прощения, потому что я знаю, что за такое не прощают, но мне невероятно жаль, - повторила нефилим, замолкая.

+1

5

Сет готовит девушке кофе. Зачем-то у него стоит капсульная небольшая кофе-машина, которой он сам никогда не пользуется. Это, скорее, для таких случаев, как сейчас. Хоть какой-то толк от нее. Она тихо жужжит, когда вампир подставляет туда чашку и быстро наполняется черной, как ночь, жидкостью, от которой исходит пар, - Молоко? Сахар? – он ее ненавидит, но это не мешает ему быть вежливым, - Держи, - Ставит перед ней небольшую чашку со всем необходимым. Иногда жалеет, что на него кофеин нынче не влиять. Очень хотелось бы взбодриться сейчас, но мыслей по этому поводу не было, - Не знаю, какой он по вкусу, но, могу предположить, что не самый противный, - Фитцджеральд умалчивает о том, что отдал за него бешенные деньги по чьим-то меркам. Доллары, а, впрочем, любая другая валюта – уже ничего не значат для вампира. Ведь он может получить все, что угодно и без этой кучи бумаги. На его счету в банке собралась внушительная сумма, которая вместо того, чтобы уменьшаться, становится с каждым месяцев все больше, - Если окажется дрянью, не стесняйся сказать, я найду что-то другое, - а потом без каких-либо эмоций на лице добавляет, - ну ли вылей мне в лицо. Мне плевать, - он тоже сделал ошибку, но не такую глобальную. И если так произойдет, то это будет вполне нормально и желание перегрызть ей шею не станет сильнее. Куда уж больше?
- Мне очень хочется пойти против Хорна и прикончить тебя, а потом твоего брата, - он не скрывает свои желания. Потому что нет смысла пускать пыль в глаза. Странно было бы все отрицать, учитывая события в клубе. Да и Кларисса не настолько глупа, чтобы поверить его бредням, - Но я ничего не могу сделать. И тебе повезло. А может, и нет. Возможно, тебе будет намного тяжелее жить с таким грузом вины, чем мне, - он давит на нее морально, хочет раздавить ее, если не в прямом смысле, то хотя бы в переносном, - Я бы сказал, что мне приятно слышать слова раскаяния. Только они ничего не принесут. Впрочем, как и твоя смерть, - он трет подбородок пальцами. Головой он понимает, что ей будет хуже жить, чем умереть. Это слишком просто. Но тогда вампир поддался порыву. Желание убивать накрыло его с головой. А вкус ангельской крови отключил мозг окончательно, - Мне определенно приятно и в какой-то мере смешно, что ты не побоялась прийти ко мне домой и сказать все, что у тебя на душе. Если она у тебя на самом деле есть, - он через силу улыбается. Его слова режут как нож, но ему это и нужно. Фрэй сделала больно ему, его бывшей возлюбленной. Лишила ее жизни. Если он не может убить ее, то может отнять у нее все, что так ей дорого.
Сет прерывается на несколько секунд, обдумывая, что сказать дальше, - Я прекрасно знаю, как и что произошло. Но для меня это все – не оправдание. Впрочем, как и моя попытка убить тебя, - он закусывает нижнюю губу, - Не хочется даже думать о том, что я уподобился тебе, - немного меняет тему, рассказывая о том, что тоже поступил неправильно. Только в отличие от нефилима, он совершенно не жалеет ни о чем. Вот только, подумай он дольше, точно бы поступил не так безрассудно. Мужчина был как подросток, который решил, что первая мысль является отличным планом. И он стал ее развивать вместо того, чтобы найти какую-то другую альтернативу, - Сколько тебе лет? – спрашивает он, - Так, ради интереса, чтобы понять, что в твоем возрасте было в моей голове, - он как-то неловко улыбается, - Я далеко не самый старый вампир, который есть в Нью-Йорке. Наоборот – один из самых молодых. Это все к тому, что сейчас у меня есть все, кроме крови, бурлящей внутри, - наверняка Клэри запутается от того, что он говорит слишком много, порой слишком сложно. И то, то он перескакивает с темы на тему, выдает его волнение, не смотря на то, что он говорит четко и уверенно, словно заучил слова. Но это невозможно, ведь о приходе Клариссы он не знал и, если честно, даже подумать не мог о том, что так случится. Фитц мог максимум предположить встречу где-то в людном месте под присмотром Хорна. Только какой в этом смысл?
- Тебе есть, что еще сказать, кроме слов раскаяния? Я бы хотел услышать, что ты пытаешься найти способ загладить свою вину, - Сет прикрывает глаза, - Знаешь, я бы хотел, чтобы ты была такой же обычной и никогда не становилась частью этого мира. Как и твой брат. Лучше бы вы были теми, кого я бы никогда не встретил, - он говорит это не разжимая зубов, - Девчонка, которая однажды прошла мимо меня и я ее никогда не видел. Лучше бы так и было. Ну, или, чтобы меня никогда не спасали от рака. Лучше бы я сдох, и этого всего со мной никогда бы не случилось, - он злобно цокает языком и складывает руки в замок. Сложно быть так рядом и сопротивляться ее крови. В тот раз он не смог, а сейчас нельзя было поддаваться искушению. Фитцджеральд обещал Алистеру и сдержит свое слово, - Да, я был болен раком и выжил лишь только потому, что меня пожалели. Так что твоя история меня не сильно трогает. Если ты, конечно же, пыталась вызвать у меня жалость.

+1

6

[indent] Говорят, что один-единственный поступок может изменить жизнь, перевернуть с ног на голову не только свою, но и жизни других людей. Говорят, что существует такое явление как «эффект бабочки», когда один незначительный поступок вызывает катастрофические, поистине разрушительные последствия, и вовсе не обязательно на другом конце земли, а, возможно, в соседней комнате или в соседнем здании, на смежной улице, да где угодно...
Что же было таким эффектом в жизни Клэри? Джонатан? Она сама? Их связь, усиленная ядом дроу? Их кровь? Воспитание? Что?
Рыжеволосая сидела на кухне Сета, будто в морге одной из городских больниц. Она не знала, почему это сравнение пришло ей в голову, - квартира вампира была чистой, аккуратной и вполне себе обжитой, с явным налётом холостяцкой берлоги, в которой отсутствовала женская рука, и тем не менее почему-то именно ассоциация с моргом скреблась внутри Фрэй.
Она утвердительно кивнула в ответ на вопросы о молоке и сахаре, ведь её любимым напитком был латте, но сойдёт и обычный чёрный кофе с молоком: сейчас она вряд ли бы почувствовала разницу, все её мысли были заняты другим.
Кларисса делает глоток горячего кофе, и напиток кажется ей довольно-таки вкусным, о чём она тут же сообщает Сету.
— Всё отлично, спасибо, - вся эта напускная вежливость между ними больно режет слух, но рыжеволосая понимает, откуда это всё. Фитцджеральд со слов Хорна не был плохим человеком. Он не был монстром, без разбора убивающим людей или охотников. Он соблюдал Закон, заседал в Правительстве и по сути не делал ничего такого, что могло бы порицаться обществом, просто ему было больно. А когда человеку больно, он совершает опрометчивые, безрассудные поступки, смысл которых не понимает ни тогда, ни впоследствии. Клэри это понимала и принимала. Вампир был в агонии, испытав самый настоящий удар и шок от потери близких, разве можно было его за это винить?
Нет, как и нельзя было его винить и за то, что Сет говорил дальше. Он пытался давить на неё морально, ударить побольнее словами, и у него это отлично получалось. Внутренне Клэри вздрагивала от каждого слова, ведь не каждый раз приходиться слышать в лицо о своих грехах.
Убийца.
Да, она была такой.
Гори в Аду.
Она и сама понимала, что ей там самое место.
Все эти слова, пусть и в несколько иной формулировке, остро врезаются под кожу и устремляются к самому сердцу, беспощадно терзая его, подобно ножам. Сет кажется вежливым - улыбается через силу, но ведёт себя адекватно, сдержанно, не делает резких движений и, пожалуй, от этого только хуже.
Как же сильно его запугал Алистер Хорн, что Фитцджеральд не пытается пойти против Верховного Регента? Или же вампир настолько уважал мага, что не мог нарушить данное ему обещание? Или он в самом деле передумал и теперь считал, что смерть для Клэри не выход? Пусть лучше живёт и мучается?
У рыжеволосой было так много мыслей и так много вопросов без ответа, которые она не решалась задать вслух.
— Мне 19, в августе будет 20, - проговорила нефилим, которой и самой тошно от осознания, что ей было так мало лет, а послужного списка её деяний хватило бы на добрую сотню. Вампир что-то говорит о крови, которой нет, и Фрэй едва не подавилась кофе - чашка была наполовину пуста, напиток оказался вкуснее, чем она могла подумать. Или она просто увлеклась?
— Я бы хотела загладить вину, но не знаю, как. Фразы вроде «начать всё заново» звучат избито и до невозможности банально. Нельзя начать всё заново... Наверное... - рыжеволосая украдкой тяжело вздыхает. В конце концов она пришла сюда не за тем, чтобы устраивать спектакль и показывать, как ей было плохо. Но ей правда было плохо. — Я бы тоже хотела быть нормальной, обычной, не знать Сумеречного мира и Джонатана, не жить в Нью-Йорке, но «если бы, да кабы»... - нефилим посмотрела на Сета. Она не ожидала, что он будет с ней откровенен и расскажет ей что-то личное, что ей знать не полагалось. Это было странно, очень-очень странно, сбивая с толку. — То есть тебя сделали вампиром против твоей воли? Или всё же ты сам сделал этот выбор, чтобы побороть рак? - Саймон, например, не выбирал этот путь, всё произошло случайно и волею судеб, но Фрэй знала, что бывает иначе.
— Нет, я не пыталась вызвать у тебя жалость, - поспешно добавила Кларисса.
— Как ни крути, это было попыткой оправдаться, попытаться сказать, что я не всегда была такой и нельзя сказать, что я была ужасным человеком... до определённого момента, который ходил и размахивал клинком налево и направо, или рисовал всякие стрёмные руны. Иногда становится чуть легче, когда понимаешь то или иное явление, действие, не знаю... Наверное, я пришла сюда ради себя. Хотела облегчить совесть, сказать, что мне жаль, что я не хотела. Ты думаешь, я не понимаю, что тебе это не поможет? Да и мне, скорее всего, тоже? Понимаю, конечно, но... вот я здесь, - рыжеволосая допивает кофе и поднимается из-за стола.
— Я могу что-то для тебя сделать? - неожиданно спрашивает она. — Ты хочешь... крови? - слова срываются с губ прежде, чем Кларисса успевает их осознать. Наверное, и это тоже было не для Сета, а для неё самой. Клэри нравилось то чувство эйфории и призрачного избавления, что дарили фейская пыльца или вампирский веном. А, возможно, всё дело было в другом, в куда более опасных и тёмных мыслях и материях. Возможно, как и тогда в клубе, рыжеволосая подсознательно хотела умереть и просто искала смерти.
Нефилим обошла кухонный стол и остановилась в шаге от вампира - на ней была кожаная куртка, а под ней футболка, ворот которой Кларисса оттянула, обнажая шею.
— Ты можешь не останавливаться, если считаешь, что так будет правильно, - тихо добавила девушка, замирая. Наверное, события последних двух суток окончательно лишили её рассудка. Стоило бы подумать о Джейсе, о том, что будет с ним, если Фитцджеральл сделает выбор... Но Фрэй не думала об этом.
Он мог прикончить её прямо здесь и сейчас, а мог вонзить ей в шею зубы, и они оба получат то, что хотят, хотя бы на краткий миг.

0


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » A problem of memory » in a manner of speaking [31.03.2017]