Sacra Terra: the descent tempts

Объявление

городское фэнтези ♦ NC-17
Соединенные Штаты Америки, Нью-Йорк
март-апрель, 2017 год
«Некоторые шрамы так и останутся с тобой навсегда, Клэри. Но ты сможешь жить с ними. Разреши себе жить с этими трещинами. Не списывай саму себя со счетов...» [читать дальше]
CHAOS [5235] vs ORDER [6642]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » A problem of memory » in a manner of speaking [31.03.2017]


in a manner of speaking [31.03.2017]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Clary Fray & Seth Fitzgerald
https://i.imgur.com/wUKyVe0.gif https://i.imgur.com/pt2iue2.gif
Квартира Сета, вечер;
31 марта, 2017;

•••••••••••••••••••
После нападения, Клэри, немного восстановившись, решает навестить Сета. Вот только будет ли он ее слушать или решит закончить начатое в клубе?

•••••••••••••••••••
Give me the words
That tell me everything

+2

2

[indent] Прошло чуть меньше 48 часов с их последней «встречи», едва не закончившейся гибелью Клэри, если бы не вмешался Алистер Хорн, и вот она здесь, на пороге квартиры Сета Фитцджеральда, вампира, столь отчаянно желавшего ей смерти. Клариссу лихорадило до сих пор, хотя физически она была здорова - Верховный Регент позаботился о том, чтобы жизненно-важные показатели пришли в норму. Но, видимо, всё дело было в эмоциональном состоянии: за последние двое суток Фрэй столкнулась лицом к лицу с последствиями своих ошибок. Своих и Джонатана... Она не видела старшего брата больше месяца, не получала от него никаких известий, но до сих пор чувствовала его незримое присутствие рядом. В Германии, возле дома вампирского клана, она были вместе - плечом к плечу, спина к спине, клинок к клинку.
О подробностях случившегося Сет узнал из допросов Инквизитора, которые оказались на столе Верховного Регента, а что было дальше, догадаться было нетрудно. Девушка попыталась представить, что бы она чувствовала на месте Сета, захотела ли бы отомстить за содеянное? Это не было поступком на эмоциях, раз вампир выжидал больше месяца, прежде чем привести план в исполнение, а, значит, он оценивал риски, понимал последствия и готов был принять ответственность. А что Клэри? Клэри готова?
После многочасовой беседы с Алистером, всё встало на свои места, и если поступок Фитцджеральда не казался логичным, то по крайней мере Фрэй могла его понять. Нельзя просто так убить кого-то и не получить за это по заслугам. Не зря она тогда впала в ступор, в ужасе от содеянного, от того, что натворила, и лишь когда Джонатан, положив ей руки на плечи, увёл её от площадки перед горящим домом, вышла из транса.
Какой бы сильной не была Клэри, руна тёмного альянса была сильнее, и пусть на краткий миг Кларисса готова бы сгореть там вместе с этими вампирами, это былом мимолётным желанием.
Разумеется, Сету было на это плевать, он видел в ней лишь убийцу близких ему людей. И разве могло быть иначе? Разве она могла ему доказать обратное? Даже если и не могла, воспалённое сознание думало иначе...
Адрес, где жил член Совета, ей сообщил маг, не до конца, впрочем, понимая, зачем он Клариссе, и что она собиралась делать? Наверное, и здесь он продолжал за ней следить, но если Фитцджеральд решит пойти до конца, мешкать он не будет, и Хорн попросту не успеет.
Поразительно, насколько хладнокровно Клэри рассуждала о том, что может случится, если она заявится к вампиру домой, но что самое главное, её это не пугало. Какими бы не были последствия, она готова была их принять.
Переминаясь с ноги на ногу и кутаясь в кожаную куртку - вечер был холодным - рыжеволосая позвонила в дверь нужной ей квартиры. Проскользнуть через парадный вход, минуя домофон, было не так сложно: кто-то из жильцов как раз выходил и, премило улыбнувшись, девушка попросила придержать дверь, в чем ей отказано не было.
И вот она здесь, и ей то жарко, то холодно, то душно, то наоборот лёгкие обжигает тёплый коридорный воздух. Она знала и не знала, что сказать Сету. Два дня назад они разговаривали об искуплении, которое, быть может, и не получишь никогда, но на которое Фрэй отчаянно надеялась сейчас.
За дверью послышались едва уловимые шаги: простому человеческому уху их было бы не различить, но на её теле по-прежнему были руны, нарисованные уверенной рукой Джейса.
Дверь распахнулась, и изумрудным глазам предстал удивлённый Сет, и прежде чем он успел сказать что-либо или захлопнуть дверь, Клэри заговорила первая:
— Сет, я хочу поговорить. Пожалуйста, - мужчина был выше Клариссы больше, чем на голову, и в несколько раз сильнее. Он мог бы запросто сжать пальцы на её горле, душа и ломая хрупкие кости. Он мог бы впиться в неё клыками, на этот раз делая всё быстро, даже стремительно, что нефилим едва успела бы вздохнуть.
— Я знаю, что ты не хочешь слушать, но я хочу объясниться. Пожалуйста, - повторила Клэри. Она не пыталась давить на жалость, но зрелище она в действительности являла жалкое: маленькая, хрупкая, бледная, как полотно, и с залёгшими под глазами тенями, придавленная тяжким грузом вины, от которой вряд ли она сможет полностью избавиться. А ведь когда-то на её лице постоянно красовался здоровый румянец и россыпь рыжеватых веснушек, под стать цвету её волос. Сейчас будто бы всё выгорело, и сама Клэри тоже... выгорела.

+1

3

Трудно прийти в себя после того, что случилось в клубе. Он не понимал, как так вышло, что его план не удался. Сет старался выбросить все из головы. Хотелось, чтобы там было пусто. Чтобы мертвый организм перестал отчаянно хотеть выпить еще ангельской крови. Первые несколько часов, как Фитц дополз домой, ему казалось, что его ломает. Как в прошлом, когда не было заначки травы в доме. О, бурные восьмидесятые, когда мужчина дымил столько, что впоследствии это чуть не привело к смерти. Зависимости – зло. Нужно было изолировать себя для того, чтобы желание утихло. С кровью проблем не будет, он не умрет. Зато за это время сможет перебороть желание снова найти Клариссу, чтобы выпить до последней капли и смириться с тем, что у него не вышло. Почти сутки вампир провел в неведении, зачем Хорн явился и не дал ему закончить свое дело? Чем она так важна? Эти вопросы мучили его, казалось, целая вечность. Но все более менее стало на свои места. И вроде бы стоит смириться, что ему нельзя даже прикасаться к ней, все равно как-то тяжело от того, что Фрэй так и не получит по заслугам. Это нечестно, несправедливо. И почему некоторые могут убивать без зазрения совести, и это все оправдывается рунам? А боль его утраты уже не причина? Это все настолько обидно, что начинаешь снова себя чувствовать маленьким ребенком, которого задела самая маленькая девочка в песочнице.
После визита Алистера, мужчина ничего не хотел делать. Он лежал и попивал ром, смешивая с запасами крови на черный день, лишь вставая задвинуть шторы. Не было желания пить сыворотку просто так. Мужчина был подавлен и ничего не хотел. Он не отвечал на звонки Камилль и сказал ей, что не нужно приходить. Сету нужно было время. Такие события не проходят бесследно. Хочется этого или нет – они оставляют определенный отпечаток. Все будет в порядке, обязательно. Просто нужно побыть в одиночестве и переварить все, что произошло за последние пару дней: знакомство с Клариссой, разговор с Хорном. Слишком много информации, о которой не хотелось бы думать, но это просто необходимо. День сменяется ночью, ночь сменяется днем. И все опять повторяется. Фитцу хотелось надеяться, что Совет переживет пару дней без него. Тем более все еще преследовало фантомное ощущение, когда он пил кровь, что она снова в нем забурлит. Эта была невыносимая боль. Словно внутри произошло извержение вулкана. Иногда, когда разум вампира, вроде как, становился чистым, его резко скрючивало. Но Хорн знал, что делал. И, он был уверен, знал о последствиях. Хотя, возможно, это чисто психологическое. Тогда тем более стоит быстрее восстановиться, потому что не хочется вечно сидеть в четырех стенах, игнорировать все звонки и мессенджеры. А уж тем более дела Совета. Их нельзя оставить без внимания.
Он удивился, когда почуял этот запах. Он мерещился ему постоянно в течение последних двух суток. Он даже не сразу понял, что все это на самом деле. Фитцджеральд в майке и серых трениках открывает дверь, не скрывая свое удивление, - Ну, заходи уж, - поджав губы, говорит он и впускает девушку внутрь. Выглянув наружу, он никого больше там не видит, - Серьезно, ты одна? И не страшно? – В его голосе слышится сарказм. Ну, что сказать, это весьма странно, видеть ее еще раз так скоро. Тем более на пороге своего дома. А еще он голоден, а она так близко. Трудно держаться, - Будешь что-нибудь пить? – он удивленно поднимает брови и открывает свой мини-бар, который был не особо уж и «мини», - Если не алкоголь, то есть все, что хочешь: энергетики, кола, чай, кофе, - он не знал, зачем это все хранит, если не употребляет. Ну, например, для таких вот случаев, - Не бойся, я тебя не трону, - он поднимает на нее глаза, - Хорн убьет меня, если я попытаюсь тебе навредить, - огрызается он и указывает ей на стул, как бы говоря «Присаживайся», а сам устраивается напротив, положив руки на стеклянный стол. Вот для таких ситуаций ему и нужна была кухня - чтобы вести важные переговоры. Он нервирующе постукивает пальцами по стеклу, - Да, что уж там, ты уже здесь. Кажется, мне придется выслушать твои объяснения, - пожимает Фитц плечами, - Ну, начинай, я тебя внимательно слушаю, - он дерзкий и не такой воспитанный, как в их первую встречу. Ну, в общем-то, у него был повод так себя вести. И виноватый вил Клэри не заставит его смягчится. Она причастна к смерти целого клана. И пусть это все руны, простить ее он не может.

+2

4

[indent] Сет пропустил её внутрь без лишних вопросов, хотя удивление от появления Клэри на своём пороге так и не сходило с его лица. Фрэй заметила, что вампир выглянул наружу, будто проверяя, одна ли она пришла, но Кларисса в самом деле была одна. О своём намерении она никому не сообщила: ни Алистеру, ни тем более Джейсу. Эрондейл вообще был сам не свой, узнав о произошедшем, а если принять во внимание то, что она собиралась покинуть Нью-Йорк на какое-то время, о чём им только предстояло поговорить... Лучше лишний раз было не травмировать Джейса.
Клэри и сама не знала, что именно было решающим фактором, что она пришла сюда. Чувство вины или желание завершить хотя бы частично какие-то дела в городе, прежде чем она уедет, Она не надеялась на прощение, но, возможно, сказав Сету то, что она намеревалась сказать, станет легче. Если не ей, то хотя бы ему? Быть может, крупица понимания отыщется в бессмертной душе Фитцджеральда?
Многие считали, что у вампиров есть проблемы с чувствами, дескать, они не могут любить, раз по факту они мертвы, их сердце не бьётся, да и душа, скорее всего, отлетела в момент смерти, но Кларисса придерживалась иного мнения. Как минимум из-за её лучшего друга Саймона, который также был вампиром.
Именно поэтому она могла себе представить, что испытывал Сет, когда потерял близких ему людей и когда узнал, кто был их убийцей...
Девушка на негнущихся ногах прошла в квартиру, неловко оглядываясь по сторонам, - скорее по инерции, нежели всерьёз заинтересовавшись жилищем вампира. Квартира как квартира, вполне себе ничего, уютная и обжитая холостяцкая бирлога, как сказал бы Льюис.
— Ну, чему быть, того не миновать, - серьёзно проговорила Фрэй в ответ на вопрос, не было ли ей страшно. Да и зачем втягивать других людей в их разборки? Это было их дело, и она должна была решить его самостоятельно. — Кофе, если можно, - вежливо отозвалась Кларисса, игнорируя сарказм в голосе Сета, хотя предложение о напитках прозвучало вполне себе любезно, даже радушно, но они оба понимания, что это скорее дело привычки. Вряд ли вампир хотел, чтобы Клэри было комфортно, но кофе в самом деле заряжало её энергией, да и вообще она любила кофе. Бар, наполненный алкоголем, сейчас вызывал в девушке не самые лучшие эмоции, пробуждая весьма неприятные, пусть и фантомные, ощущения. В желудке неприятно заныло.
Ну, конечно же, Алистер запретил Сету трогать её. Рыжеволосую это не удивляло. После беседы с Верховным Регентом она поняла, что у мага были какие-то планы на неё и её таланты, которыми она не умела пользоваться на данный момент. Хорна это как будто бы не смущало, и даже заявления Клариссы, что она больше не хочет пользоваться рунами и всё в таком духе, не сломили его уверенность. Что ж, переубеждать его у неё не было ни сил, ни желания.
Фрэй кивнула в ответ на эти слова и осторожно присела на стул, на который указал Фитцджеральд. Мужчина сел напротив и стал нервно постукивать пальцами. Девушка посмотрела на его руки и тут же отвела взгляд - нужно было сосредоточиться.
— Я не хочу оправдывать себя и говорить, что всё, что я делала, было из-за руны тёмного альянса, - начала Клэри. Она не репетировала свою речь заранее, но примерно представляла, что именно хотела сказать. — Возможно, это так, а, возможно, я правда нехороший человек. В отличие от моего брата меня воспитывала мать и в совершенно других условиях. Я почти всю жизнь провела в Бруклине, ходила в художественную школу, ездила в детские лагеря на каникулах и не знать не знала о Сумеречном мире до января 2016 года, - рыжеволосая не знала, был ли Сет в курсе таких, казалось бы, не таких уж важных подробностей, но, возможно, они помогут чуть больше понять её, понять то, каким человеком она была когда-то, даже если сейчас им не является.
— Я бы могла сказать, что всё, что я делала, это из желания угодить брату, но это будет нечестно. Мы были там вместе с ним, и пусть даже поначалу я стояла в стороне, нерешительно озираясь по сторонам, в конечном итоге я та, кто нарисовала руны-ловушки; я та, кто подняла клинок, и за это стоило ответить. У тебя есть полное право злиться и ненавидеть меня, желать мне смерти и злиться ещё больше от того, что теперь ты не можешь убить меня. Я это понимаю, правда, понимаю... И принимаю, я в действительности заслужила. Я знаю, что это ничего не изменит, но мне правда очень жаль. Мне жаль, что я убила близких тебе людей, людей, которых, ты любил и потерял навсегда, - Клэри смотрела Сету в глаза, ни на мгновение не отводя взгляд в сторону.
— Поверь, не проходит и дня, чтобы я не винила себя во множестве вещей, что сделала. Может, я никогда и не была самым лучшим в мире человеком, но и плохим я тоже не была. Сумеречные охотники - все убийцы, но одно дело убивать демонов или из-за самообороны, или по какой-то другой, якобы благородной причине, и совсем другое - ради удовольствия или достижения собственных целей. Джонатану это было нужно, и я поддержала его вопреки всем сомнениям и тревогам, - Фрэй на секунду замолчала, переводя дыхание. — Не знаю, что объяснил тебе Хорн о руне тёмного альянса или что ты узнал самостоятельно, но я сама до конца не понимаю, как она действовала. Искажала ли она мою сущность или вытаскивала на поверхность то, что всегда было во мне, или и то, и другое, я не знаю... - рыжеволосая сглотнула. — Как бы там не было, сейчас на мне нет метки и больше нет связи с братом, и я совершенно искренне говорю, что мне жаль, очень и очень жаль, что из-за меня ты потерял близких. Я не прошу прощения, потому что я знаю, что за такое не прощают, но мне невероятно жаль, - повторила нефилим, замолкая.

0


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » A problem of memory » in a manner of speaking [31.03.2017]