Sacra Terra: the descent tempts

Объявление

городское фэнтези ♦ NC-17
Соединенные Штаты Америки, Нью-Йорк
март-апрель, 2017 год
«Некоторые шрамы так и останутся с тобой навсегда, Клэри. Но ты сможешь жить с ними. Разреши себе жить с этими трещинами. Не списывай саму себя со счетов...» [читать дальше]
CHAOS [5235] vs ORDER [6642]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » A problem of memory » Quis attero mihi tantum planto mihi validus...[30.04.2017]


Quis attero mihi tantum planto mihi validus...[30.04.2017]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Magnus Bane & Luka Wilson
https://a.radikal.ru/a19/1808/3b/d6838461c4b1.gif https://a.radikal.ru/a28/1808/74/1c47277094fe.gif
https://a.radikal.ru/a24/1808/81/6b971d209d4b.gif https://d.radikal.ru/d10/1808/ed/482865962cc5.gif
Нью-Йорк, лофт регента Бруклина;
30 апреля 2017 года

•••••••••••••••••••
С тех пор, как в роскошном лофте поселился юный наркоман, Магнус только и делал, что входил в его сложное положение. Отпаивал, выхаживал, к батарее не привязывал и даже выпить наливал! Руководствуясь исключительно благими намерениями, он приютил его, помог справится с последствиями ломки, одним словом - дал пареньку второй шанс и эгоистично предполагал, что тот хотя бы скажет "спасибо", но не тут то было. Лука оказался юношей строптивым, гордым и самостоятельным. Сам слезал с наркотиков, сам залезал...и в какой-то момент он вновь оступился. К сожалению, чтобы прошлое осталось в прошлом - рядом, в настоящем должен быть тот, кто поможет тебе двигаться вперед, в светлое будущее. Магнус искреннее надеялся, что упав, на этот раз Лука все же примет его руку помощи. Сколько можно шишки набивать? Череп не железный!

•••••••••••••••••••
♫ ♪ ♫ ♪
Не вижу я , кто бродит под окном,
Но звезды в небе ясно различаю.
Я ночью бодр и засыпаю днем.
Я по земле с опаскою ступаю,
Не вехам, а туману доверяю.
Глухой меня услышит и поймет.
И для меня полыни горше мед.
Но как понять, где правда, где причуда?
И сколько истин? Потерял им счет.
Я всеми принят, изгнан отовсюду.

Отредактировано Magnus Bane (2018-08-23 00:55:29)

+4

2

До недавнего времени Лука и не осознавал, как тяжело расставаться с привычками, наверное, по той простой причине, что раньше ему отучать себя от чего-то и не приходилось. Он начал выпивать лет с пятнадцати, ещё годом позже в его карманах нашли своё постоянное пристанище сигареты, и у него никогда и мысли не возникало избавляться от этих пристрастий. Эти пагубные привычки, собственно, на его здоровье никак не влияли, маги от такого не умирают, а значит, можно было спокойно продолжать баловаться.
Возникшую у него в недавнем времени наркозависимость к безобидным пристрастиям отнести было никак нельзя, и, наверное, Луке повезло, что их случайная встреча с Магнусом произошла в тот момент, когда было ещё не слишком поздно. Заинтересованность в его персоне Бейна так и оставалась чем-то непонятным, но Уилсон был пока не в том положении, чтобы вести допросы с пристрастием. Если он рассчитывает избавиться от тяги к весёлым порошкам, то ему действительно нужен был рядом кто-то, кто в случае чего перекроет доступ к дури. И неделю назад Магнус, видимо, тот ещё адреналиновый наркоман, убедил молодого мага в том, что вполне способен предотвратить любые его опрометчивые действия, более того, ещё и взял зависимого себе в ученики, поселил в лофте, куда уже волшебным образом вернулся и Лайтвуд тоже, а вишенкой на торте стала установка между двумя магами связи, открывавшей им обоюдный доступ к силам и эмоциям друг друга.
Радовало, что Магнус не совсем превратился в курицу-наседку: он по-прежнему выполнял какую-то свою работу, мог практически на сутки исчезнуть из лофта, блокируя при этом их связь, и тем самым оставаясь в неведении относительно некоторых происходящих в его отсутствие событий. Он же про ранение Алека в стычке с наркоманами не знал? Вероятно, нет, иначе стал бы он ждать, пока Лайтвуд истечёт кровью у него на диване?
Как бы то ни было, но первый месяц проживания  в лофте прошёл относительно спокойно, за исключением всё того же эпизода с экстренным лечением Алека силами нестабильного в магическом плане наркомана и ещё нескольких нелепых случаев, как, например, попытка вызова духа Баала. Организм Луки пока справлялся с желанием прогуляться по знакомому адресу и прикупить чудо-порошок у одного парня, чьё имя в разговорах с Магнусом так и не всплыло, хотя Бейн одно время порывался чуть ли не выпытать у Уилсона всё, что он знал о дилере. Лука убедительно делал вид, что те покупки совершал у случайного человека, имени не знает, внешность помнит смутно — не было пока у парня уверенности, что дилер ему никогда в жизни больше не потребуется. Да, к Магнусу он вернулся добровольно, сам захотел и обрести в его лице нового ментора, и избавиться от рано или поздно (скорее, рано) погубившей бы его зависимости, но так как мотивы Бейна оставались ему неясны, жечь мосты и связи с торговцами запрещёнными препаратами Уилсон пока был не готов.
Почти месяц его несильно-то и ломало: он помнил, как провёл первые два дня в лофте Магнуса после их знакомства, и мог сделать вывод, что тогда было хуже. Сейчас ему было легче, то ли от того, что его поддерживала созданная с Бейном связь, то ли просто ещё не прошло насыщение организма наркотой, но некоторое время он чувствовал себя вполне прилично: адекватно воспринимал то, что говорил ему новый ментор, ездил с ним на какие-то задания, даже участвовал в общественно-полезном деле в виде патрулирования улиц. И всё же светлый промежуток закончился, и в очередное утро Лука встал с кровати с тяжёлой головой. Соображать было сложно, вникать в смысл чужих фраз — тоже, и Уилсон просто притих. Ещё несколько дней ему удавалось как-то держаться, а потом настал тот самый прекрасный момент, когда Лука понял, что всё, на это запас его сил и желания бросить наркоту исчерпан.
Магнус вроде бы находился дома, а может, и нет, Уилсон в правильности своего мироощущения уверен не был. Всё, на что хватило его концентрации — на блокировку связи, после чего Лука пока ещё трезвой походкой направился к выходу из лофта.
На котором по неясным причинам стоял магический блок. Открыть портал тоже не получилось, и в душе молодого мага начала подниматься волна злости и досады.
"Магнус", - вот на домашний арест Лука так точно не подписывался. Уилсон прислушался, а затем пошёл к Бейну в кабинет, откуда доносился шум, выдававший наличие внутри живого существа.
- Ну и что сие означает?
И лучше бы Магнусу не придуриваться, что он совершенно не понимает, о чём говорит его ученик.

+2

3

Магнус сидел за столом в просторном кабинете среди груды раскиданных бумаг и подперев голову рукой, неспешно потягивал виски со льдом. Третий бокал по счету… можно было конечно не пачкать посуду и пить прямо из бутылки, но ему нравилось считать себя тонким ценителем, а не заправским алкоголиком, пусть даже настроение к культурному отдыху и не располагало. Хотелось забыться, желательно на каком-нибудь необитаемом острове, а не вот это вот все. Глаза его были прикрыты, смуглое лицо не выражало никаких эмоций и лишь ресницы изредка подрагивали, указывая на то, что он не пал под натиском коварного Морфея. В такую рань Магнус пил крайне редко, небо за окном только начинало темнеть, предвещая смену декораций, да и работы накопилось немало - на сегодня у регента Бруклина и бессменного главы партии лоялистов было запланировано несколько важных встреч - но покинуть лофт не позволяла ситуация. Его приемыша снова ломало и на этот раз сильнее, чем обычно. Из груди мага вырвался тягостный вздох. Из-за объединяющей их связи, последнюю неделю Магнус чувствовал постоянное напряжение, не только физическое, но и моральное. Все рефлексы работали в усиленном режиме, 24 часа в сутки, нон-стоп и выйти из этого состояния, чтобы хоть немного расслабиться можно было только с помощью ударной дозы алкоголя. Все бы ничего, в конце концов, он сам на это подписался, только вот пить все чаще приходилось не где-нибудь в уютной Vip-зоне Пандемониума, а дома, в гордом одиночестве. Беснующегося блондина Магнус в расчет не брал, за все время пребывания в лофте Лука так ни разу и не соизволил составить ему компанию. Он либо сидел, закрывшись в комнате, либо шатался по улицам города, продолжая сохранять между собой и остальным миром внушительную дистанцию. Время шло, а их отношения, как бы Магнус не старался растопить лед, все так же были далеки от доверительных. Вот ведь парадокс! Живешь в свое удовольствие, особо не заворачиваясь над нравственной составляющей, делаешь что хочешь, веселишься, зарабатываешь деньги, из всего извлекая выгоду и все у тебя хорошо! Никаких проблем! Но стоить только захотеть сделать что-то хорошее, значимое, кому-то помочь, взять на себя ответственность, как на пути тут же возникает множество препятствий! В голову непроизвольно закрадывается мысль, а надо ли совершать благородные поступки, когда твоя искренность вызывает подозрения, желание помочь расценивается как навязчивое вторжение в личную жизнь, а любое проявление заботы воспринимается не иначе как попытка манипулировать?! Не проще ли оставаться самим собой – эгоистичным негодяем, каким тебя привыкли видеть окружающие?!! Так по крайне мере не придется разочаровываться. Чего только Магнус не выслушал за последние пару недель в свой адрес. Хотя косые, полные недоверия взгляды Луки говорили красноречивее любых слов. В любой другой ситуации он бы легко смирился с тем, что его считают расчетливой сволочью – не привыкать. Так считала добрая половина Нижнего мира! - однако на этот раз Магнус чувствовал себя уязвленным и незаслуженно обиженным. Прямо таки оскорбленным в лучших чувствах! Он ведь действительно хотел помочь и естественно, такое наплевательского поведение блондина его задевало. Складывалось впечатление, что живя под одной крышей, Лука делает ему какое-то великое одолжение: «Ну окей, если ты так хочешь, я так и быть позволю тебе вылечить меня от наркотической зависимости». Потрясающе, я черт подери, всю жизнь об этом мечтал!
Возможно, кому-то казалось, что он так развлекается, убивая свободное время, но на самом деле трансформация в цепного пса его наркоманского величества не доставляла Магнусу никакого удовольствия. Пока Лука метался по комнате словно раненный зверь, тело мага инстинктивно реагировало на угрозу, обостряя слух и накапливая магию на случай непредвиденного нападения. Внутренне Магнус все время находился в состоянии повышенной боеготовности, а это дополнительный стресс, нервы, концентрация сил и внимания. Мальчишка наверняка даже и не подозревал, что этот дом еще был цел только благодаря его стараниям. Он самоотверженно работал на два фронта и между прочим, даже не жаловался! По крайней мере в слух.
Сделав несколько больших глотков, маг повел рукой и опустевший стакан вновь наполнился до краев темно-янтарной жидкостью. Насыщенный, шоколадный цвет говорил о почтенном возрасте виски – между прочим, этой бутылке было больше 200-лет и хоть изначально Магнус планировал подарить её на день рождение Рагнору, но затем немного поразмыслив все же решил, что капусточка может и 100-летний попить, не переломится. Мне нужнее…хоть какая-то радость в жизни! Внезапно голову пронзила яркая вспышка боли - Лука начинал терять контроль над своими эмоциями. Все вокруг превратилось в белое пятно, ослепляя и на доли секунды лишая способности видеть. Прикоснувшись пальцами к вискам, маг тихо прошептал заклинание. Боль мгновенно отступила, мысли пришли в порядок, после чего наступила тишина, словно кто-то выключил назойливое радио. Иногда отчаянное желание принять новую дозу, обида на весь мир и испепеляющая злость блондина разрастались до таких размеров, что Магнусу не оставалось ничего другого, кроме как блокировать сознание. Он не мог позволить себе находится в нестабильном состоянии. В любой момент мог появиться разрыв, Алеку могла понадобиться помощь, но всякий раз, прерывая их эмоциональную связь Магнус винил себя. За то, что позволяет этому мальчику страдать в одиночестве. Где-то за стенкой хлопнула дверь, в коридоре послышались шаги, а затем дверь в кабинет распахнулась и на пороге появилась фигура Луки. Помяни черта… Глаза блондина метали молнии – если бы Магнуса можно было убить одним взглядом, то он бы был уже мертв - а бледное лицо перекосилось от еле сдерживаемого гнева. – Побереги силы и оставь эти взгляды для запугивая своих сверстников.
- Ну и что сие означает?
Маг устало закатил глаза, вздыхая и потирая пальцем переносицу. – Это ради твоего же блага. Видит Бог, ему совершенно не хотелось ругаться. Дела в совете, партийные собрания, тайные встречи с информаторами, присмотр и уход за мелким хулиганом – каким то неведомым образом из Регента Бруклина, он медленно превращался в осьминога, работая десятком щупальцев по всем фронтам и сейчас чувствовал себя, как выжатый лимон. Магнус прекрасно понимал, что сам подвязался, никто его насильно не заставлял и за язык не тянул. Да и на образцовое поведение новоиспеченного ученика не рассчитывал – в конце концов рыбак рыбака видит из далека, но все же надеялся, что Лука со своей стороны приложит хоть какие-то усилия. Пусть не максимум, но хоть что-то! Ведь Магнус и так делал большую часть работы, сдерживая натиск рвущейся наружу магии. Возникал вполне закономерный вопрос: Разве этого недостаточно?! Судя по испепеляющему взгляду блондин считал иначе. Такое потребительское отношение угнетало… - В тот день на реке я дал тебе обещание, помнишь? ледяным тоном произнес маг. – Может по мне и не скажешь, но я не бросаю слов на ветер и намерен его сдержать. Ты не в том состоянии, чтобы выходить на улицу.

Отредактировано Magnus Bane (2018-09-07 23:06:14)

+3

4

Магнусу и не надо было жаловаться на своего ученика вслух - созданная между ними связь позволяла улавливать многие эмоции Бейна, иной раз даже те, которыми он с Лукой делиться не собирался. Уилсон знал, как устаёт Магнус, поддерживая спокойствие хотя бы в собственном доме, осознавал, как сильно у регента Бруклина болит голова из-за последних событий, и понимал, что к хреновому самочувствию ментору и лично приложил руку. И Лука не чувствовал за собой особой вины: Бейн руководствовался какими-то своими соображениями, выбирая себе ученика и приглашая его пожить у себя. Магнус не знал, что тащит в лофт молодого наркомана? Не понимал, что Лука - не милый домашний котёночек? Не догадался, что англичанин не будет целыми днями обниматься и любезничать? Да всё Бейн понимал, это он выглядел раздолбаем в ярким шмотках, а на самом деле был не только опытным сильным магом, но ещё и талантливым психологом. Лука, собственно, никогда и не был человеком-загадкой, понять, что именно он из себя представляет, обычно особого труда не составляло.
Да, Уилсон был наркоманом, не любил обнимашки, и да, он был склонен к социопатии и человеконенавистничеству, причём непонятно, связано ли последнее с его пагубной зависимостью или Лука был таким от природы. Важно другое: если Магнус всё это понял и его это настолько уж обижает и задевает, то, может быть, ему стоит поискать себе ученика поприятнее? Более покладистого, милого и домашнего, любителя задушевных бесед и объятий - пускай такого скучного, зато понятного и приятного в общении. Возможно, Бейн переоценил своё желание обучать слишком отличного от восторженной регентом Бруклина массы молодых магов? Может, правильнее было или выбрать себе в ученики кого-то из этой серости и научить его сиять другими цветами? Хотя не исключено, что разумнее было вообще воздержаться от такой ответственности: в силу возраста и таланта Магнус был силён, но на нём и так висело много обязанностей. Регент Бруклина, глава лоялистов - казалось бы, зачем ему ещё и паренёк-наркоман в доме? Бейну виднее.
"Какого ещё блага?" Лука сощурился, недобрым взглядом продолжая смотреть на Магнуса. Уилсон очень многое не любил, и ограничение свободы точно входило в тройку самых ненавистных вещей  его жизни.
- Значит, ты теперь ещё и будешь решать, когда мне можно выходить на улицу, а когда нельзя?
Уилсон по глазам старшего мага видел, какого он мнения о молодом наркомане. Похоже, Магнус считает, что Лука без него прямо-таки погибнет, потому что не только молод, но ещё и несобран, расхлябан и в целом является потребителем по жизни. И магией он пользуется плохо, и элементарных вещей не знает, и на рожон лезет - бедный Магнус, угораздило же с таким ужасным мальчишкой связаться.
Наверное, у Луки уже просто накипело. Молчаливая критика Магнуса, собственная выматывающая борьба с зависимостью, постоянное покровительственное отношение что Бейна, что Алека - этого всего слишком много для одного Уилсона. Называйте его как хотите, неблагодарным мальчишкой, потребителем, заправским торчком, Лука всё это уже о себе слышал. Правда, так пока и не понял, как на самом деле относится ко всем этим словам.
- Ты обещал мне помочь бросить наркоту, а не запереть меня в своём лофте, - с едва сдерживаемой злобой произнёс Лука, продолжая пристально смотреть на Магнуса. А впрочем, к чему сдерживаться? - Открой выход, - Бейн делал вид, что ему всё равно на надоедливого ученика; стоит ли подчёркивать, что такое наплевательское отношение Уилсона разозлило ещё больше? - Да прекрати ты пить!
Тумблер в руках Магнуса разлетелся на кусочки - и пусть маг скажет спасибо, что уничтоженной оказалась не вся бутылка. Какое-то время в лофте было тихо, а потом Лука, натянув рукава кофты на кисти рук, спрятав их в ткани, всё с той же злостью продолжил.
- Я был не в том состоянии, чтобы патрулировать улицы. Не в том состоянии, чтобы ювелирно стирать память какой-то дряни в Румынии. Но эти мелочи тебя же не смущали? С прогулкой по городу тем более я как-нибудь справляюсь.
В тот момент Луку не волновало, что он выйдет на улицу по большому счёту ради покупки наркотиков, и тем самым аннулирует всё то, что сделал полезного последний месяц... впрочем, о чём это он? Послушать Магнуса, так Лука ничего хорошего и не сделал, только чудил и добавлял Бейну проблем.
И почему от этого мнения так по-детски обидно?

Отредактировано Luka Wilson (2018-09-10 10:45:33)

+2

5

Вопреки распространенному мнению, Магнуса не так-то просто было вывести из себя. Это он только с виду казался вспыльчивый и излишне эмоциональным, однако на самом деле, терпению Регента Бруклина мог позавидовать любой опытный психотерапевт. Особенно, если он заранее настраивал себя на трудности. Так, к примеру, в случае с Лукой, Магнус с самого начала знал, что будет непросто и именно поэтому терпел до последнего, закрывая глаза на все выпады, грубость, а порой и откровенное хамство своего ученика. И все же оно было не безграничным. Как говорится: «вода - камень точит».

В его голове проходила очень четкая грань между тем, что можно понять и простить, а чего простить нельзя. Магнус вообще очень бережно относился с себе любимому и крайне болезненно воспринимал, когда кто-то вот так в открытую, без стеснения пользовался его добротой и благосклонностью. Он себя не на помойке нашел, чтобы из милосердия каждый раз наступать на горло собственной гордости. Хорошего понемножку. - Уж не знаю, какие у тебя там  были отношения с прошлым наставником, но сомневаюсь, что он позволял разговаривать с собой в таком тоне. Тебе не кажется, что ты перебарщиваешь? холодно поинтересовался маг, приподнимая одну бровь.  В кошачьем взгляде не осталось и тени былой теплоты, теперь он стал колючим и надменным. – Я, по-моему ясно выразился, это для твоего же блага. Или ты настолько наивный, что думаешь, будто я не знаю, какие мысли бродят в твоей голове? Погулять захотелось?! До драгдиллера и обратно? Произнес он с вызовом глядя в голубые глаза. – Твои намерения настолько очевидны, что их способен разгадать даже Председатель. В один миг Магнус изменился до неузнаваемости, словно уже находился не дома, а в обществе постороннего человека, который, к тому же, не вызывал в нём особых симпатий. Он больше не тянул слова, закинув ногу на ногу, в своей излюбленной ленивой манере – руки мага были скрещены на груди, а глаза царапали по бледному лицу, без каких либо эмоций, безразлично и отстранено взирая на пышущего яростью блондина.
Так уж повелось, что всё окружение великолепного Магнуса Бейна, сколько он себя помнил, делилось на три группы: друзья – малая горстка избранных, которых он впускал в свою жизнь и которые, как правило, задерживались там надолго. Рагнор, Катарина, Рафаэль…Камиль…Все яркие события,  воспоминания из прошлого так или иначе были связаны с этими людьми. Из года в год из века в век, они вместе переживали  боль от потери любимых, горечь предательства, делили радость, путешествовали, безумствовали, разочаровывались и ошибались. Магнус чувствовал с ними особую связь и именно поэтому, когда приходила пора расставаться, как это было с баронессой Булькур, ему не хватало смелости ее оборвать.  Слишком сложно выкинуть из жизни того, кто присутствовал в ней веками. Не важно рядом или на расстоянии. Магнус совершенно не умел отпускать людей, особенно тех, кто имел такую власть над его сердцем. Даже Алистера, не смотря на все противоречия, Магнус все еще считал своим другом. Звучит безумно, особенно учитывая, сколько роковых ошибок  тот успел совершить за время своего правления, но даже отрицая  политику, которую проводил Верховный Регент, его грязные методы устранения неугодных, Магнус никогда бы не смог причинить ему серьезного вреда. Жечь мосты – привилегия смертных, однако бессмертие учит ценить то, что имеешь. Вторая группа – клиенты, которые приносили Регенту Бруклина стабильный доход и благодаря которым он мог жить, ни в чем себе не отказывая. Суда же можно было отнести тех, кто мог бы быть полезен ему в будущем. Союзники, информаторы, дальние знакомые. С ними Магнус вел себя подчеркнуто любезно, но не по доброте душевной, а из-за банального расчета. Если курица несет золотые яйца, ее нельзя пускать на суп. И третья, самая многочисленная группа -  все остальные – случайные люди,  лица которых он даже не запоминал и которые не вызывали в нём ни капли интереса. Так вот Лука пока не попадал ни под одну их этих категорий. Он был чем-то новым, неожиданным, не другом, но и уже и не просто прохожим. С момента его появления в лофте не было ни дня, чтобы они не спорили по поводу и без повода. Каждая случайная встреча на кухне, в гостиной и даже в туалете заканчивалась столкновением. Блондин бесился, Магнус тихо злился, а бедных Алек молча терпел всё это безобразие, отблескивая нимбом… Видит Бог, иногда маг был близок к тому, чтобы послать всё к черту и просто прибить мелкого поганца, но затем, проведя пару часов в медитации, напившись успокоительных отваров, понимал, что по какой-то неведомой причине не готов его отпустить. Почему? Хотел бы он знать! Логическому объяснению сие явление не поддавалось, но каким бы не был ответ, тот факт, что Лука продолжал бунтовать, серьезно затрудняло попытки Магнуса разобраться, кем же он является для него на самом деле?

Любому ребенку с демонической кровью, после того, как он достигал определенного возраста, был положен наставник – опытный маг, под руководством которого в течение многих лет, юный чародей постигал азы колдовского искусства. Магнус повидал множество таких менторов - седовласых старцев с бородой до кален, требовательных педантов, отшельников, презирающих мирские блага. Кто-то из них был более строгим, кто-то менее, кто-то предпочитал теорию, а кто-то всё показывал на практике. Кто-то вообще ничего из себя не представлял и лишь трепался языком, но у каждого без исключения было одно общее правило – никакого панибратства. Учитель всегда оставался учителем, а ученик – учеником, но Магнус решил, что не будет устанавливать правил. Он не хотел давить, не хотел использовать метод кнута и пряника, потому что считал это унизительным методом дрессировки животных, а не обучением. В отличие от других, Магнус никогда не стал бы подавлять чью-то волю, чтобы добиться послушания. Он свято верил в право выбора и это самое право выбора предоставил в том числе и Луке – остаться или уйти. Он ведь даже условий никаких не выдвигал – делай что хочешь, только наркотики не принимай – и видимо, тем самым оказал сам себе медвежью услугу. Отсутствие правил привело к тому, что мальчишка начал портить не только его нервную систему, но теперь и имущество. Стабильный сон и регулярное питание пошли ему на пользу.
Стакан с виски взорвался с таким оглушающим звоном, что сидевший под столом председатель Мяо, чуть не пробил мохнатой головой потолок, подлетев вверх на добрые 3 метра. Стекла брызнули в разные стороны, мелкой россыпью падая на пол, Магнус инстинктивно отпрыгнул в сторону, но один его всё же задел, вскользь пройдясь по щеке и оставляя на коже длинный порез, из которого тут же покапала кровь. Сказать, что он был удивлен, означает ничего не сказать. Округлив глаза, Магнус на автомате поднял руку и провел ей по лицу – ладонь вмиг стала красной и липкой, словно он окунул ее в краску. – Ты…растерянно пробормотал маг поднимая взгляд на блондина. Лицо Луки все еще было перекошено от гнева  – что только что сделал?! Магнус многое мог простить…он хотел быть понимающим и заботливым по отношению к этому ребенку, когда угодно, но точно не сейчас. Выпрямившись, маг резко взмахнул рукой и блондин отлетел в сторону, со всего размаха впечатываясь в стену.  –  Я слишком многое тебе спускал. Мрачно процедил он, обходя стол и приближаясь к лежавшей на полу фигуре – Еще один такой фокус и можешь мне поверить, твои бренные останки будут покоиться на ближайшем кладбище.

Отредактировано Magnus Bane (2018-09-20 01:11:10)

+2

6

Всего три дня назад — ничтожно малый срок! - всё было просто замечательно. Казалось, что между проживающими в лофте существами наконец-то воцарились мир и взаимопонимание, словно они смогли притереться характерами и привыкнуть друг к другу, не доставляя лишних проблем и не начиная серьёзных конфликтов. Бытовые споры на тему избыточного кормления Председателя, чье-то шумного поведения, особенно по ночам, вопросы о почти постоянном запахе сигарет в лофте и прочие мелочи не считаются — повозмущались, разошлись, с кем не бывает. Но сегодняшний разговор с Магнусом — ссора, реальный конфликт — ничем мирным не закончится.
Наверное, стоило быть умнее и понять сразу, что эти всё и закончится. Лука ведь с самого начала подозревал неладное, не слишком доверяя Бейну с его переменчивым настроением и колебаниями от «ты мне ничего не должен» до «моя помощь не бесплатна». Уилсон не мог сказать, что его прошлый ментор был приятным магом, нет, он был редкостной заразой, но честной! Бывший учитель не носил маски общительного добродушного человека, и не втирался к своему ученику в доверие, чтобы в нужный для себя момент ударить побольнее.
Магнус же на первый взгляд казался готовым к диалогу и компромиссу магом, который пережил достаточно, чтобы уметь безболезненно для себя решать большинство жизненных проблем. Лука даже почти поверил, что вот эта его личина спокойного адекватного существа и является его истинным лицом... да что там, поверил. И, конечно же, ошибся, Уилсон никогда не умел разбираться в людях.
Сейчас Бейн ничем не напоминал того человека, коим казался в первые дни их знакомства. Тон голоса холодный, выражение лица мрачное, а если вслушаться в смысл произнесённых слов... Что он несёт.
Магнусу осколком стакана царапает щёку, и это выводит старшего мага из себя настолько, что ещё через мгновение тишину комнаты нарушает шипение Мяо и растерянное бормотание Бейна. Лука пропускает момент, когда регент Бруклина отшвыривает молодого наркомана от себя, резким движением руки управляя магией и фактически со всей силы впечатывая Уилсона в стену. Кот вылетает из комнаты, а Магнус продолжает отчётливым тоном озвучивать угрозы, смысл которых доходит до Луки как через толщу воды. Вот оно, истинное лицо сына Асмодея — никакой он не яркий мудрый пацифист, но прекрасный актёр, который ведёт себя как добродушный раздолбай только в тех ситуациях, когда всё идёт так, как ему хочется. Лука же с самого начала нарушает привычный жизненный уклад Бейна, говорит не то, что тот хочет слышать, поступает по-своему, пускай даже и встревая из-за этого в неприятности. 
Уилсон медленно принимает вертикальное положение, сохраняя его только благодаря опоре в виде стены, и осторожным движением касается затылка, чтобы с удивлением увидеть на длинных пальцах следы крови. Её вроде бы немного, но об стену Луку приложило знатно, неудивительно, что слова Магнуса доносятся до него как издалека.
"Бренные останки, говоришь?" Лука сощурился, осторожно мотнул головой в разные стороны, отгоняя от себя это чувство тумана и непонятливости, затем прямо посмотрел на приближающегося Бейна, неосознанно делая шаг в противоположную от него сторону. Магнус, безусловно, сильнее, на его стороне опыт и лучший контроль над собственными силами, уже почти не видимый порез на щеке на его боеспособность не влияет. Готов ли Лука, страдавший от наркозависимости и общей истощённости организма, испытывать судьбу, и дальше оставаясь у полного сюрпризов ментора? Пожалуй, нет.
Бейн мог ему помочь, это правда. Но, как показала практика, оказывает поддержку он слишком специфически — запирать испытывающего ломку наркомана в лофте, это умно? Ожидать от него адекватных действий, разумно? Лука себя не оправдывал, он и вправду вёл себя как асоциальная агрессивная личность, но, увы и ах, его наркоманские повадки никуда в ближайшее время не денутся. Ограничение свободы передвижений не погасят ломку, только ещё больше разозлят, а значит, Уилсон и дальше будет пытаться нападать на Магнуса, и всё логично закончится тем, что бренные останки одного ребёнка Баала окажутся на ближайшем кладбище.
Сгореть от наркозависимости или умереть от руки более сильного ментора? Луке первый вариант казался более предпочтительным, так он хотя бы ничего не почувствует, в отличие от  воплощения угроз Магнуса: Бейн всего лишь махнул рукой, а Уилсон больно приложился о стену, значимо шибанувшись о неё головой.
- Ты говорил, что магическую связь можно легко разорвать, если хоть у одного из нас возникнет такое желание, - Лука несильно тряхнул головой, собираясь с мыслями. - Так вот я хочу, я просто хочу уйти.
Чужая благотворительность Луке не нужна, постоянный страх, что его магия всполыхнёт, и это разозлит Его Великолепнейшество до той степени, что он воплотит свои угрозы  в жизнь, тем более. Пожалуй, на этом историю их знакомства можно заканчивать - коротко, ярко, всё, как Уилсон любит.
Наверное, надо было принять устойчивое вертикальное положение и просто уйти, чтобы никогда больше не появляться в лофте, а Магнуса с его загонами оставить Алеку: нефилим за что-то мага полюбил, вот пусть и разбирается со всеми идиотскими поступками Бейна. Эо всё - не проблемы Луки, его дело маленькое, собрать вещи и свалить, может, написать что-то Лайтвуду на прощание, чтобы оставить о себе какую-то память. Эти мысли внезапно подняли в душе Уилсона неожиданную вспышку гнева; Лука зло усмехнулся и сам сделал несколько шагов навстречу Магнусу, вставая к тому вплотную.
- Ты себе представить не можешь, как иногда бесишь своим этим высокомерным видом и таким тоном, как будто ты единственный умный и опытный, а остальные должны молчать и слушаться. Невероятно раздражаешь, - шипел ему в лицо Уилсон, у которого уже руки чесались врезать по накрашенному лицу Магнуса.
А собственно, зачем себе в чём-то отказывать? Лука толкнул Бейна в грудь, взмахом руки роняя на мага висящую на потолке люстру. Попадёт - мало ментору (бывшему?) не покажется, весит она со всеми своими украшениями никак не меньше пары килограммов, а этого достаточно для того, чтобы пробить Магнусу голову.

Отредактировано Luka Wilson (2018-09-21 21:28:04)

+1

7

♫♫♫

Обида отравляет душу. Поражает один орган за другим, как яд, проникает в голову, а затем и в сердце, но еще страшнее – жалость к себе. Она подпитывает злость, виснет якорем на шее и тянет вниз, на самое дно. Даже понимая всё это, Магнус не мог остановиться. Процесс уже был запущен, а в тот момент, когда Лука заговорил, влетев на кухню подобно торнадо, и принялся выплевывать ему в лицо претензии, он стал необратимым. Разве я заслужил такое отношение? Разве я мало сделал? Что еще?! Что еще мне нужно сделать?!
Изначально Магнус просто сочувствовал себе. Тихо раздражался, но все же находил в себе силы оправдывать Луку - по магическим меркам тот был всего лишь ребенком. Сидел на наркотиках, которые серьезно поломали его психику, не умел контролировать магию и, чувствуя, что представляет для окружающих опасность, закрывался от внешнего мира. По этим же причинам он злился, вел себя не сдержано. Ломка лишь усиливала его терзания. Одно вытекало из другого. Этими аргументами Магнус кормил себя целый месяц, продолжая оправдывать всё, что в другой ситуации терпеть бы не стал, но затем он словно прозрел и очень отчетливо увидел впереди тупик, к которому они всё ближе и ближе подбирались. Проблемы копились, взаимные претензии росли как снежный ком, но никто даже и не пытался их решать. Два совершенно разных, чужих друг другу человека просто жили в одной квартире…и самое удивительно, никто из них не понимал, зачем и для чего это соседство нужно. Магнус был твердо убежден, что проблема в Луке, в его нежелании принимать помощь и кого-то впускать в свое сердце, а Лука…Он и сейчас понятия не имел, что творилось в голове у этого парня. Возможно, блондин думал, что проблем вообще не существует, а может, ему просто было наплевать. Айсберг, потопивший Титаник, к слову, тоже просто проплывал мимо и не сделал ничего плохого. Плыл себе и плыл, а на корабль ему было фиолетово, в то время как настоящий виновник  – капитан, не в ту сторону повернул штурвал, тем самым спровоцировав трагедию. Вот и Магнус  - свернул не в ту сторону, а теперь пытался кого-то обвинять в своих проблемах…Ну что ж, в этом есть логика…Скорее всего именно так Лука и размышлял. Он ведь и правда ни о чем его не просил, Магнус все сделал сам. Сам нашел, сам приютил, и расплачиваться за свои решения тоже должен был сам. От этой справедливости хотелось лезть на стену, волком выть, но вдоволь напереживавшись и помучившись, маг кое-как смирился. Через какое-то время, в очередной раз убедив себя, что от добра добра не ищут, он кардинально сменил тактику поведения и просто отстранился.
Надоела чрезмерная опека? Будь по-твоему! Магнус перестал навязывать свое общение, ни о чем особо не просил, не лез в душу, не пытался откровенничать, даже язвительные комментарии старался держал при себе, но при этом он стал более требовательно относиться к тренировкам, решив, что если не может стать другом, тогда попытается быть хотя бы наставником. Собственно за этим мы тут и собрались. Пусть научится контролировать магию, справится с зависимостью, а когда придёт время, если захочет, уйдет. Я удерживать не стану. Повторял он себе, под корень обрубая все теплые чувства. Несмотря на колючесть, Лука принадлежал к той категории людей, которые чудесным образом, ничего для этого не делая, вызывали симпатию, а Магнус был личностью любвеобильной, чувственной и творческой. Для него нежность, ласка, тактильный контакт, являлись жизненно важной потребностью, но об этом, упаси Боже, и речи не шло! От Луки веяло таким холодом, что ему порой казалось, будто лофт превратился в морозильную камеру. Ну хорошо, пусть так, живем дальше…
Видит Бог, Магнус искренне старался, но одного он всё же не учёл. Что из жалости рождается обида, из обиды – злость, которая незаметно копится, а затем выплескивается мощным, неконтролируемым потоком, и рушит всё, что было с таким трудом создано.

О содеянном он пожалел не сразу. Лишь спустя пару минут, когда черная пелена гнева перед глазами рассеялась, Магнус понял, что натворил и как далеко зашел, поддавшись внезапному порыву злости и обиды. Он ведь никогда раньше не применял силу к тем, кто был намного слабее его самого, особенно если мог уладить проблему словами! Откуда взялась эта жестокость? Это было самообороной! Пронеслась в голове отчаянная мысль. Смуглое лицо мага исказилось от боли. Сделав несколько шагов назад, словно отказываясь верить в происходящее, он пошатнулся, хватаясь рукой за голову. Как же так? У него и в мыслях не было причинять вред этому мальчику. Проучить, поставить на место, но не ранить. Да и силу Магнус вроде рассчитал, просто отбросил в сторону, так откуда взялась кровь? Блондин открыл глаза, способность двигаться постепенно возвращалась к нему. Пошатываясь, он поднялся с пола, провел рукой по лицу, вытирая со лба кровь, а затем их глаза встретились  - если бы взглядом можно было убить, он был бы уже мертв – и вот тут Магнус понял, что на этом их история закончена. Окончательно и бесповоротно. По этому поводу он не чувствовал ни сожаления ни радости – эмоций просто не осталось. История пришла к логическому завершению, тот самый проклятый тупик…но он никогда не хотел вот такого финала.
Ты говорил, что магическую связь можно легко разорвать, если хоть у одного из нас возникнет такое желание, так вот я хочу, я просто хочу уйти.
- Хорошо. Повесив голову и накрыв глаза рукой, прошептал маг. Он сам себе был противен, что уж говорить о Луке. Таким количеством ненависти на один квадратный метр можно было уничтожить вражескую дивизию, но сейчас вся она предназначался лишь ему одному. Заслужил? Да…
– Не смею больше задерживать…без каких либо эмоций произнес маг, терпеливо дожидаясь, пока Лука покинет кухню и даст ему возможность
насладиться тяжестью вины и заняться самобичеванием – на смену злости пришло состояние полнейшей апатии, однако это был еще не конец. Блондин жаждал мести
Ты себе представить не можешь, как иногда бесишь своим этим высокомерным видом и таким тоном, как будто ты единственный умный и опытный, а остальные должны молчать и слушаться. Невероятно раздражаешь
И Магнус решил не отказывать ему в этом маленьком удовольствии. Он ведь так мало для него делал, пусть хоть теперь котенок порадуется. Грубый толчок в грудь остался без внимания. Голова мага все так же была опущена, а руки безвольно висели вдоль туловища. Сопротивляться, а уж тем более отвечать, он не собирался, а потому, когда люстра над головой опасно закачалась, даже не потрудился выставить блок – до собственной великолепной шкурки в данный момент времени Магнусу не было дела. Убить его не так-то просто, а раз Луке так хочется выпустить пар – пусть считает это прощальным подарком. Он заслужил.
С треком, словно потолок развалился на части, гигантская хрустальная люстра устремилась вниз, прямо на его голову, а что было дальше Магнус к сожалению не помнил. Картинка погасла и мир погрузился во тьму.

Отредактировано Magnus Bane (2018-09-26 01:02:52)

+2

8

Обида? Саможаление? Боль? Не один Магнус очень много знал обо всех этих чувствах.
Луке было обидно с самого начала его появления в Америке. Наверное, от своего переезда он ждал большего, как ребёнок, надеялся, что уедет от строгого ничего не понимающего взрослого ментора, и докажет всем, в том числе самому себе, что способен жить самостоятельно. Как показала реальность, Уилсон умел только выживать, и то, с переменным успехом; помнится, в Лондоне он обижался, что в его пятьдесят старый учитель считает его неразумным мальчишкой. Что ж... он был прав. Менее обидно от этого не становилось, а что ещё больше добавило масла в огонь, так это отношение к нему Магнуса. Тот тоже вёл себя так, словно перед ним стоял совсем дитёныш, и это осознание больно било по самооценке Луки, и без того не слишком высокой в последнее время. На гиперопеку и заботливость Алека он обращал куда меньше внимания, не потому, что ни во что не ставил Лайтвуда, а потому, что нефилим был, наверное, более честным и казался более приземлённым и понятным. Александр был романтичным, скромным, дисциплинированным, радовался любому вниманию и не умел делать простейших вещей, как, например, готовить, правильно общаться с незнакомцами, драться с примитивными... Магнус же оставался загадкой - хороший актёр и прекрасный маг, он то ли и вправду не придавал значения тому, как с ним ведёт себя Лука, то ли умело притворялся. Если верно второе, то в лице Бейна театр потерял великого артиста, пока же у Уилсона складывалось впечатление, что его до сих пор не выгоняют только потому, что с ним неплохо начал общаться Алек, а Магнус просто потакает прихотям любовника.
Порой Лука искренне себя жалел, может, потому, что его больше никто не жалел. Откровенничать с членами семьи было бессмысленно, с тем же успехом можно изливать душу стене, лондонского ментора несильно интересовало душевное состояние ученика, и на момент переезда в Нью-Йорк Уилсон превосходно научился тихонечко страдать в одиночестве. Можно ли было на что-то жаловаться Магнусу? У Луки не было на этот вопрос ответа: они создали связь, но понимать друг друга так и не научились.
Наверное, было ещё рановато для экзистенциального кризиса, но Уилсона он уже настиг. Он как будто всё время пытался найти своё место, и ни одна попытка успехом так и не увенчалась; к душевной боли постепенно прибавлялась боль физическая от вполне реальной ломки, и всё это вместо снедало Луку, мешая трезво оценивать ситуацию.
С Магнусом в конечном итоге они пришли к тем отношениям, что были у Луки с ментором в Лондоне: тренировки, теория магии, практика, но ничего личного. Связь тяжёлым якорем повисла между ними, служа лишь напоминанием о том, что расклад мог быть совсем иным, гораздо более тёплым, если бы не то упрямство, коим природа наградила и Магнуса, и Луку. Долго так, конечно же, продолжаться не могло, но какой будет развязка в реальности, едва ли кто-то смог бы предсказать.
У Луки был много недостатков. Он обладал сложным недружелюбным характером, тяжело сходился с людьми, за очень редким исключением, не нуждался в постоянном обществе, был упрям, плохо шёл на компромиссы, и этот список можно продолжать очень долго. Но каким Уилсон не был - так это жестоким и кровожадным, в нём не было желания убивать, расчленять или обмазывать стены чужой кровью. Отталкивая Магнуса, он хотел разве что усилить эффект от своих слов, а уронив люстру... сложно сказать, была ли в этом действии хоть какая-то цель. Лука психанул, а магия нашла себе применение - если нечего разбить, значит, надо что-то обрушить. Спасибо, люстру, а не целый дом, и очень плохо, что тяжеленный предмет интерьера всё-таки рухнул Магнусу на голову.
У молодого мага тут же прошли обида, злость и желание сделать Бейну больно, всё, что чувствовал Уилсон - это искренний ужас и разочарование в самом себе. Магнус легко мог уйти от такой нелепой бытовой атаки, но, по всей видимости, слова Луки его задели настолько сильно, у что регента Бруклина опустились руки и исчезло намерение защититься.
- Магнус? - дрогнувшим голосом позвал мага Уилсон. Ответа ожидаемо не дождался, и в комнате повисла гнетущая тишина.
Аккуратно с помощью магии Лука отодвинул люстру подальше и сделал шаг к лежащему без движения Магнусу. "Я его убил?" Вот этого он совсем не хотел! Да, Уилсон разозлился, наговорил гадостей, намеревался уйти из лофта - но убивать Бейна? Нет, такой цели Лука точно не преследовал!
Уилсон осторожно коснулся пальцами открытой шеи Магнуса, стараясь сконцентрироваться на поиске пульса, а не на виде крови на голове мага и пятнах на люстре. Несколько секунд Лука бестолково водил ладонью по коже Бейна, а затем всё-таки нащупал артерию, определил слабый, но пульс. "Живой". Ни одна новость в мире никогда не приносила столько облегчения Уилсону, как осознание того, что Магнуса можно поставить на ноги. Но сначала его неплохо было бы полечить; Лука сконцентрировался, и яркие фиолетовые искорки скользнули по кончикам пальцев к голове бессознательного мага. Через некоторое время лечение было завершено - ровно как и история пребывания Уилсона в этом доме.
Лука устало опустил руку и коротко вздохнул. Он уже и так принёс Магнусу немало бед, и упавшая на его голову люстра стала последней жирной точкой в развитии их отношений. Теперь самым правильным решением было подняться, взять сумку с вещами и исчезнуть, и именно этот план Уилсон и собирался претворить в жизнь. Лука отстранился от Магнуса, последний раз глянул на мага, и неожиданно для себя, всё также сидя у стены, разрыдался.

+3

9

♫ ♪ ♫ ♪

В темноте есть какое-то особое, волшебное очарование. Кого-то она пугает и нервирует, но он, напротив, всегда любил ночь. Магнус мог проспать весь день, зато вечером его энергия и жизненные силы как будто увеличивались вдвое. Глаза быстро привыкали к отсутствию света, он чувствовал себя комфортно и спокойно. Зрение сужалось, благодаря чему исчезала необходимость охватывать взглядом всё пространство вокруг. Может прозвучать странно, но это расслабляло. Как будто после шумного базара, заполненного множеством незнакомых людей, ты наконец-то находишь тихое укромное местечко, где можешь остаться наедине с самим собой. Это ни в коем случае не означает, что он закрывался и уходил в себя, напротив, Магнус обожал веселье и не отказывал себе в удовольствии хорошенько оторваться в клубе, на вечеринках, в путешествиях по миру, просто ночью все было иначе. Отпадала необходимость собирать себя в кулак, контролировать происходящие вокруг процессы. Днём он был как натянутая струна, зато ночью позволял себе отдохнуть, оставив все тревожные мысли до утра и фокусируясь на том, что видит и хочет сейчас, в данный, конкретный момент времени, но темнота – не мрак, в ней все равно есть пусть и слабый, но источник света, благодаря которому она кажется такой красивой и уютной… Сейчас всё было по другому. Его окружала непроглядная чернота. Холодная, пустая и звенящая. Словно он провалился на дно, упал в бездну, не имея возможности выбраться обратно на поверхность и буквально рассыпаясь на части от полнейшей безысходности. С люстрой я всё же погорячился…

Маги способны ощущать себя, свое «я» даже когда физическая оболочка утрачивает способность двигаться, говорить или ходить.
Это люди теряют сознание, для детей Лилит такого понятия попросту не существует. Их связь с телом находится на совершенно ином уровне – сознание преобладает над телесной оболочкой, существует отдельно, а не наоборот. Многие примитивные утверждают, даже книги пишут, что в состоянии комы видели себя со стороны, парили под потолком больничной палаты, могли перемещаться в пространстве – такое действительно возможно, но это правда лишь от части. На пороге смерти, нить соединяющая дух с физической оболочкой становится тоньше, происходит так называемый эффект расслоения, но до тех пор пока она окончательно не оборвалась, две половины составляющие целую личность, остаются связаны. До самого моменты смерти. Лишь потом, отделившись, дух становится свободен и может беспрепятственно перемещаться. Жаль не долго. Рай и ад еще никто не отменял. У жителей Нижнего мира всё происходит несколько иначе – вампиры, оборотни, фэйри, маги не впадают в кому, способность мыслить никуда не исчезает. Пока в поврежденном, обездвиженной теле теплится искра жизни, сознание пребывает в заточении. В мрачной, одиночной камере мотает срок и дожидается развязки. Жуткое состояние…
Магнус понятия не имел, что в данный момент происходит с его физической оболочкой, мог только догадываться. Боли он не чувствовал, ровно до тех пор, пока там, в реальности не начался процесс его реанимации.Все рассказы про свет в конце туннеля – бредни примитивных с богатой фантазией! Никакого туннеля нет и в помине! Тебя просто выкидывает на поверхность с такой силой и скоростью, что американские горки нервно курят в сторонке, черную материю пронзают тысячи ослепительных лучей, скорлупа разрушается и все, что ты чувствуешь это - адская боль. Она наполняет каждую клеточку, каждую чертову молекулу тела, пронзая его сотнями игл.
Издав слабый стон, Магнус попытался открыть глаза и тут же об этом пожалел. Ощущения были такими, словно на его веки положили две пудовых гири. Ох, ты ж…. голова! Заскулил он, даже не пытаясь поднять руку и оценить, насколько велики масштабы повреждения. Она просто раскалывалась на части и это было отнюдь не образное выражение – казалось даже мозг внутри черепной коробки болит. Неужели задел?! Открыв рот, чтобы сделать глубокий вздох, Магнус сразу же почувствовал на языке металлический привкус собственной крови. Липкая и, слава Богу теплая, она заливала лицо, стекала вниз по шее, под воротник и дальше по спине, приклеивая к телу рубашку…- Ох… на что-то более сложное, он был пока не способен. Перед падением стоило хотя бы каску наколдовать! Люстра весила не меньше 100 килограмм. Магнус точно не помнил – только бы не амнезия! – но кажется, раньше этот хрустальный монстр висел в одном из оперных театров…Мадрина или Лондона? А впрочем, какая разница?! Факт в том, что он ее украл, повесил у себя на кухне и даже потолок специальным заклинанием укрепил, чтоб не приведи Боже, в один прекрасный момент она не рухнула ему на голову. Как знал….вот и не верь после этого в карму!
Магнус?
Только теперь он осознал, что не один. Все это время Лука находился рядом и судя по надломленному, дрожащему голосу, больше не злился. От этого факта, сразу стало легче. Месть сладка, но только первые секунды. Магнус знал это по собственному опыту - корчившаяся в огне фигура отчима до сих пор стояла у него перед глазами, как напоминания о том, что это обоюдоострый клинок, разящий, к сожалению, не только противника. Пройдет совсем немного времени, и ты будешь жалеть о том, что натворил, поддавшись порыву и позволив ярости управлять собой, но будет уже поздно. Мальчику повезло, что люстра не самое надежное орудие убийства и ему не пришлось познать, какого это – забирать чью-то жизнь. Несмотря на острую боль, Магнус искренне радовался, что не стал для Луки тем самым тяжким бременем, пятном от которого уже не отмыться. Холодные как лед пальцы коснулись его шеи, а затем блондин заговорил тихим, бесцветным голосом шепча заклинание. Значит, на уроках он слушал меня достаточно внимательно… отметил про себя маг, чувствуя, как боль начинает потихоньку стихать, а раны на голове и лице затягиваться. Магия, легким покалыванием ласкала кожу, стирая мелкие царапины оставленные сотнями хрустальных осколков. Постепенно к нему начинали возвращаться силы, и спустя 15 минут Магнус уже мог двигать конечностями. Лука справлялся на отлично, но чтобы закончить начатое ему потребовалось в общем сложности не меньше часа. За всё это время, наблюдая из под полуопущенных ресниц за красивым лицом, маг не произнес ни слова. Просто молчал и смотрел, не обращая внимания на переполняющее сердце чувство сожаления и благодарности. Все уже было решено. Поздно пытаться что-то изменить. Но затем случилось то, чего он не ожидал. Встав, Лука сделал несколько шагов по направлению к двери -  Магнус был к этому готов - но потом внезапно остановившись, опустился на пол, прислонился спиной к стене и закрыв лицо руками, заплакал.

Так случается, когда хочешь казаться сильным и пытаешься всё держать в себе. Эмоции копятся, но рано или поздно они находят выход и тогда случается срыв. Все невысказанное выплескиваться наружу бурным потоком. С трудом, Магнус заставил себя оторваться от пола - Мы слишком слабы, чтобы быть одинокими. Каждому из нас кто-то нужен. Кто-то, кто будет нас любить, жалеть, поддерживать и слушать. Кто-то, кому можно довериться. Это такая же естественная потребность, как дышать. тихо произнес он, опускаясь рядом с Лукой и ласково гладя его по голове. – Мне жаль, что все так получилось. Я не хотел причинить тебе боль. Наклонившись, маг осторожно отнял руки блондина от лица, заглянул в голубые глаза и проводя подушечкой большого пальца вдоль щеки, вытер мокрую дорожку слез  – Со мной все хорошо, не переживай. Ты не виноват.

Отредактировано Magnus Bane (2018-10-13 13:48:07)

+1

10

Лука действительно больше не злился - вспышка гнева оказалась кратковременной, но едва ли не привела к фатальным последствиям. Блондин быстро осознал, что охватившая его ярость чуть не стоила Магнусу жизни, ведь только по какой-то случайности на голову старшего мага упала люстра, а не весь потолок, Уилсон был более чем уверен, что его собственных сил хватило бы и на разрушение целого дома, не то чтобы одного конкретного лофта.
Как же глупо сегодня развивались события: началось всё с ломки, а чуть не закончилось убийством. На самом деле выходило, что реальных поводов для такой невероятной ярости у Луки вроде бы и не было - да, Магнус снова решил всё за своего ученика, запечатал магией двери квартиры, и помешал тем самым Уилсону покинуть здание, но было ли то плохим ходом? Куда бы направился молодой маг, оказавшись на улице? Как верно догадался Бейн, Лука пошёл бы к знакомому наркодилеру, слишком сильно у блондина скручивало, как ему казалось, все внутренние органы, болела буквально каждая клеточка тела, и уже давно знакомый с симптомами ломки Уилсон знал то единственное средство, что могло бы ему помочь.
Настроение было странным: с одной стороны, одна сигарета или пара таблеток решили бы в данный момент все проблемы Луки с ломотой в теле, головной болью и нарастающим желанием убивать, с другой стороны, к каким бы это привело в конечном итоге последствиям? Очевидно, плачевным, Уилсон упустил бы последний шанс слезть с наркотиков, утратил бы право на поддержку со стороны Магнуса, а значит, снова оказался бы фактически предоставлен самому себе. Один в Нью-Йорке, без связей, работы, зато с зависимостью - несложно догадаться, что протянул бы он недолго.
На самом деле Лука не испытывал к Бейну той ненависти, которой буквально час назад сочилось каждое произнесённое им слово, не желал ему смерти или тяжёлых травм, хотя по его лицу можно было прочитать именно намерение сделать Магнусу как можно больнее. Увидев перед собой бессознательное тело наставника, Уилсон растерялся, испугался и окончательно расклеился. Это на словах убивать просто, а на практике Лука лишать других существ жизни никогда не стремился. Хорошо, что Магнуса у него удалось полечить, иначе Уилсон никогда не простил бы себе этой ошибки: ему протянули руку помощи, а он её не то что укусил, так вообще оторвал по самое плечо. Бейн не был обязан помогать молодому наркоману, и уж тем более никто не принуждал его к тому, чтобы тащить парня в свой дом и предлагать ему место своего ученика, регент Бруклина всё сделал по только ему одному ведомым причинам, и такая инициатива оказалась наказуемой. Чем закончилась вся история? У Магнуса травма головы, мелкие царапины по всему телу, а Лука чувствует себя совершенно разбитым и выжатым, как лимон. Одно хорошо: наркотиков уже не хотелось, да что там, пострадал Бейн, а умереть хотелось Уилсону.
Мысленно Лука уже успел перебрать каждый косяк, что он совершил за время проживания в чужом лофте, а таковых было довольно много: памятное появление Уилсона в чужом лофте, невероятное количество мелких ссор и незначительных придирок друг к другу, срывов молодого наркомана, и вот теперь к этому добавилась попытка убийства Магнуса. Как ещё иначе назвать обрушенную на его голову люстру? Случайностью? Поступком в состоянии аффекта? Так себе оправдания...
- Мне правда очень жаль, - так и не отрывая ладоней от лица, тихо выдавил из себя Лука, не решаясь взглянуть на подавшего признаки жизни Магнуса. Бейну наверняка не нужны его извинения, но маг должен был произнести это вслух. Вовсе не для того, чтобы получить ещё один шанс, Магнус был бы совершенно безумным, если бы не решил разорвать все связи с Уилсоном прямо здесь и сейчас, но извиниться всё же стоило.
Странно, но опустившийся рядом на пол Бейн рассерженным не выглядел - говорил тихо, не сердито, но как-то грустно и даже обречённо. Были ли его слова правдой? Наверное, той самой очевидной для почти любого существа истиной, которая каким-то образом прошла мимо Луки. Его учили другому, а он как губка впитывал в себя то, что слышал, и не всегда это было верно и правдиво.
- Я на тебя люстру уронил, конечно, виноват, - тяжело прерывисто вздыхая, произнёс Уилсон, а затем опустил голову так удобно устроившемуся рядом Магнусу на плечо. - Но я не хотел тебя ранить, просто разозлился. Прости.
Один заплаканный, другой весь в крови от уже вылеченных ран - вот вам и сыновья высших демонов, вот так зрелище.
- Почему ты не защитился?
Мог же, влёгкую: Лука от такого удара и сам успел бы отпрянуть или задержать падение, тем самым избежав серьёзных травм. Почему же Магнус просто стоял и покорился судьбе, даже не пытаясь предпринять попытки для самозащиты?

Отредактировано Luka Wilson (2018-10-13 13:09:26)

+1


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » A problem of memory » Quis attero mihi tantum planto mihi validus...[30.04.2017]