Sacra Terra: the descent tempts

Объявление

городское фэнтези ♦ NC-17
Соединенные Штаты Америки, Нью-Йорк
март-апрель, 2017 год
«Некоторые шрамы так и останутся с тобой навсегда, Клэри. Но ты сможешь жить с ними. Разреши себе жить с этими трещинами. Не списывай саму себя со счетов...» [читать дальше]
CHAOS [5235] vs ORDER [6642]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » A problem of memory » Running with the devil [16.04.2018]


Running with the devil [16.04.2018]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Alistair Horne & Mihal' Branwell
http://funkyimg.com/i/2LeGD.gif http://funkyimg.com/i/2LeGB.gif http://funkyimg.com/i/2LeGH.gif
Идрис, утро;
16 апреля, 2018 год;

•••••••••••••••••••
Джонатан наконец-то развернул свою деятельность, заставив изрядно поволноваться напыщенных представителей Закона Ангела. Защита Аликанте крепнет час от часу, посему верный шпион в рядах Совета лишился возможности передавать тайные послания куда либо вне. Пришлось делать по старинке: из рук в руки. И, признаться, Хорн был абсолютно против этой безумной затеи, но юный Моргенштерн умеет убедить, если ему что-то необходимо. Так и столкнулись два предателя: за одним весь Нью-Йорк, а за другой - все Аликанте.

•••••••••••••••••••
Trouble trickles down
Secrets screaming out
It's buried in the ground
It's meant to come out

+3

2

Что точно нравилось Михаль в Аликанте и Идрисе, так это пейзажи и то, каким красивым был сам город. Здесь был совсем другой мир, отличный от от городов примитивных. Здесь все было по другому, можно сказать даже волшебно. И хоть Михаль была готова убраться от сюда как можно скорее, с трудом выдерживая Конклав, правила, устои и отца над душой. Последний кажется решил сменить гнев на милость, если можно так выразиться, и проявлял к дочери интереса больше, чем когда-либо, но исключительно в разговорах о карьере и будущих перспектив для нее в Аликанте. Кажется, за последний год она услышала от Брэнвелла старшего слов больше, чем за все свое детство в общем. И она была бы рада этому проявлению внимания, если бы это не касалось только работы. Душевных бесед и отцовской заботы Михаль так и не видела. Так что отношения между дочерью и отцом не собирались сдвигаться с ледяной точки и хоть как-то оттаивать. Было даже наоборот,за всеми этими разговорами о карьере, важности поддерживать статус их семьи - Михаль только больше разочаровывалась и отдалялась от отца. Все же, пока она была в Институте Барселоны и видела его за год столько раз,что хватит пальцев на руках, чтобы пересчитать, было лучше. Отношения не становились лучше, но и хуже тоже не становились. А теперь, итак пребывающая в своих мыслях и недовольствах текущими правилами и устоями, Михаль тратила еще больше сил, чтобы не сорваться и не высказать все отцу.
Идея мамы побыть тут была хорошей. Девушка пережила потерю своего парабатай, но нахождение рядом с отцом было пыткой. Оставшаяся с детства мечта заслужить его признание и любовь, сидела внутри и доставляла только боль при осознании, что такого не случится никогда. Да и выкинуть слова отца о том, что в смерти Джаспера виновата сама Михаль, она не могла. Прошло три года, а они все еще эхом стояли в голове, являя кошмары той ночи во снах. И видимо так и будут преследовать девушку до конца жизни. Возможно, потому что в глубине души она понимала, отец прав. Возможно, потому что и сама винила себя в этом, но Михаль не могла простить отца за то, что тот отказал ей в просьбе отмщения. Возможно дай он тогда другой ответ, или хотя бы прояви он понимание и скажи доброе слово поддержки, сейчас бы девушка не шла в очередной раз передавать последние записи с заседания Совета.

Руна памяти позволяла Михаль запоминать все, что она писала на заседании, и впоследствии записывать это вновь, но уже на листы, что она передавала Джонатану. Сейчас же защита Идриса и Аликанте была усиленна. Активные действия Моргенштерна всполошили всех, и передавать записи за пределы Идриса было сложно, а полагаться на возможность посетить Институт Барселоны было ненадежно. Но у Михаль было преимущество. О планах усиления защиты она узнала раньше всех, на очередном собрании Совета и успела договорится с Джонатаном о днях и времени, когда кто-то из его верных помощников будет прибывать в Идрис и встречаться с девушкой.
И сегодня был тот самый день. Ранним утром Михаль вышла из дома в Гарде. Еще одна неприятная вещь ее нынешней жизни - жить под крышей в доме отца, что не добавляло радости от слова совсем. Но варианта особого у нее не было, и с этим Михаль тоже приходилось мириться.
Выйдя из дома, девушка накинула капюшон легкой накидки на голову и пошла к северным воротам. Можно было конечно взять лошадь, но девушка решала что пешком будет и тише, и спокойнее. В конце концов прогулки пешком ранним утром выглядят куда убедительнее, чем на лошади.

Она пришла на место несколько раньше положенного времени, но там ее уже ждал человек, и когда она подошла ближе, то от неожиданности лицо Михаль побелело и кажется вытянулось. Она была готова увидеть кого угодно здесь, но никак не Верховного регента Нью-Йорка. Это было слишком неожиданно, но ошибки быть не могло. Совпадение, при котором в назначенном месте и назначенное время будет кто-то еще, кроме нее и человека,что должен забрать бумаги,было слишком невозможным. Тем более в такую рань. Но рисковать было глупо. Все же, могло быть что угодно, а под суд и на казнь Михаль не торопилась, хотя, не исключала вероятность того, что однажды ее раскроют. И было бы славно,чтобы это было не сегодня.
-Верховный регент? - удивленно произнесла девушка, чувствуя, как сердце внутри предательски начинает бешено колотиться, а в горле пересыхает, - что привело вас так рано в Идрис? Что-то случилось ночью? - она сняла капюшон и протянула рука чтобы поздороваться, - я могу проводить вас с отцу, если хотите, - она мило улыбнулась, стараясь дышать ровно и постепенно беря себя в руки и успокаивая сердцебиение. Нет, она определенно не спешила под суд, но и поверить в то, что Джонатан добрался до Верховного регента и тот занял его сторону было практически невозможно поверить.

Отредактировано Mihal' Branwell (2018-09-15 06:38:07)

+4

3

[indent]  [indent] Ночь не предвещала никаких новых проблем, но внезапно в его убежище прибыло огненное послание, в котором Джонатан скупо и кратко изложил то, что ему срочно необходима помощь его наставника. Алистер, будучи самодостаточный человеком, не любил подобного тона ни в разговоре, ни в переписке, он привык самостоятельно вызывать к себе нужных ему людей и уже в удобной для него обстановке обсуждать то, что, собственно, от него желали получить. Впрочем, выхода у него не было, поэтому Хорн в скором времени оказался в квартире-портале, где его новоиспеченный ученик изложил ему все, что надо, и попросил его выполнить сказанное. Уже бывший Верховный изрядно заупрямился, долго спорил о глупости этой затеи и не один раз уточнял нет ли кого другого ему на замену, но юноша стоял на своем и, сдержав свое отчаянное желание приложить Моргенштерна к стенке лицом разок-другой, маг ответил согласием. Разумеется, он не забыл добавить, что с того будет спрошено в будущем за это столь нежеланное для мужчины задание. Еще раз выразив свое недовольство в самой изощренной из всех возможных форм, чародей удалился восвояси, начав медленно переваривать случившееся, — и время от времени не забывая поглядывая на часы, чтобы не пропустить время встречи.

[indent]  [indent] Лишившись своего поста во главе Правительства Республики, у Хорна наконец-то появилось больше свободного времени. Свой досуг он всецело посвятил сну и изредка чтению чего-то занимательного, но основным занятием все равно оставался ритуал единения с подушкой и одеялом. Мужчина черт знает сколько времени нормально не спал, зато теперь ему был обеспечен двенадцатичасовой здоровый магический сон. Все тело буквально ликовало от избытка сна! Еще несколько спа-процедур в Париже, и он будет как новеньких, даже и не скажешь, что до этого он корячился, не разгибая спины, целых двадцать лет. Сегодня же его лишили законных сновидений, поэтому Алистер заварил себе отборного кофе и просидел в домашнем халате на балконе своего шато до положенного времени, попутно предаваясь чтению замечательного произведения какого-то великого творца, название которого он так и не удосужился запомнить.

[indent]  [indent] Часы пробили ровно шесть утра: до назначенного срока оставалось тридцать минут. Отложив сборник в сторону и взмахом руки сменив свой домашний и не очень пригодный для полевого задания прикид, чародей распахнул портал и оказался в Идрисе, не далеко от Аликанте. Как же давно он не был близ столицы Сумеречных охотников, сияющие вдалеке башни манили его, заставляя созерцать всю их красоту на протяжении нескольких долгих минут. Сумев все же собраться и прекратить себя наслаждаться этими демоно-противными сооружениями, Хорн осмотрелся по сторонам и понял, что находится на одном из многих холмов, окружавших город со всех сторон. Густой лес плотно сходился по обе стороны от него, мешая даже стоять на месте и непреклонно обхватывая его своими ветвями. Силой магии создав себе проход сквозь окружившую его растительность, чародей неспешно направился к месту встречи с шпионом Джонатана в Совете Конклава.

[indent]  [indent] Достигнув необходимого, мужчина остановился и вновь принялся разглядывать богатую на разнообразие природу вокруг себя. Нужны в наблюдении за периметром у него не было: никто не может подобраться незамеченным к чародею его уровня. Приближение гостя он почувствовал минут за пятнадцать до того, как из-за одного из деревьев показалась девушка приятной наружности. Не будь Хорн излишне придирчивым в вопросах красоты, то непременно счел бы ее симпатичной. Полностью развернувшись к пришедшей, мужчина потянул за собой полы своего плаща и откинул капюшон назад, открывая той свое лицо. Стоило ему сделать это, как шпионка Моргенштерна побелела то ли от ужаса, то ли от неожиданности. Полагаю, от всего сразу, — не задумываясь, изрек Алистер в глубинах своего сознания, после чего сощурил свои глаза, внимательно всматриваясь в охотницу, застывшую напротив.

— Неужели ты, дорогая Михаль, — начал он, заодно вспомнив имя этой самой девушки. Она приходилась родной дочерью действующему Консулу, что удивило его больше всего прочего. Змеи — не те, что плодятся у нас за спиной, а те, кого мы пригреваем на шее и любим всем сердцем, — подумал чародей, но не подал и намека на свои мысли, продолжив говорить во все том же непринужденном тоне: — Считаешь, что я стану приходить с чем бы там ни было к твоему отцу? — недовольно поджав губы, кареглазый отмахнулся от этих слов, как от надоедливой мухи. — Я лучше умру, чем вновь окажусь в вашем Аликанте, — презрительно сощурившись, процедил сквозь зубы мужчина и резко высвободил руку из-под плаща. Этот жест явно напугал охотницу, но он отвел ее в сторону, показывая, что не намерен причинять ей боль, хоть ему и хотелось ради забавы спалить ее к чертовой бабушке прямо на этом самом месте. Не важно, что она предательница, она важна Джонатану, — заверил он сам себя и смирился с мыслью, что сегодня кровь девушки не оросит эту землю. — Очень умно с твоей стороны притвориться ничего не знающей глупышкой, но я прекрасно знаю о том, для чего ты здесь, — наконец-то протянув руку вперед, он безмолвно приказал ей взглядом своих темных глаз отдать документы. Чародей не горел желанием торчать здесь битый час, обмениваясь никому не нужными любезностями. Пришел, забрал, отдал Джонатану, напоследок опять вдарив его по мозгам, и все на этом, — кратко описал он план действий и в ожидании сотряс рукой в знак того, что терпение, даже его, далеко не вечно.

+4

4

[indent] Раннее утро в Идрисе, как и закат, добавляли этом месту еще больше красоты, укутывая и без того дивную природу этого места в еще более красивые краски, делая еще более великолепным. Родина Сумеречных охотников была величественной, красивой, статной и божественной. В детстве Михаль с восторгом относилась к редким поездкам в Аликанте, считая это важнее чем любой праздник. И возвращаясь после в Барселону, рисовала пейзажи,запечатленные в голове. Рисовать у нее получалось с самого детства очень хорошо, и пейзажи переложенные на бумагу были очень красивыми, но ни один рисунок не передаст истинную красоту этого места. Места, которое теперь душило Михаль, от куда хотелось убежать и больше не возвращаться. Даже не смотря на то, что природа здесь ей все еще нравилась.
Этого было мало, чтобы чувствовать себя здесь дома, как раньше. Все, что здесь было по мимо красоты,созданной природой, с каждым днем все больше раздражало девушку,а может,все было исключительно в наличии отца рядом. А ведь ей просто хотелось, чтобы он любил ее чуть больше.
Впрочем, со стороны никто не мог сказать, что в семье Брэнвеллов есть какие-то проблемы. Отец не уставал напоминать, что у нее такая же фамилия и в первую очередь, Михаль всегда должна не давать ни малейшего повода омрачить их имя. А потому, личные проблемы отца и дочери оставались только в семье. Для всех же они были отличной,любящей, образцовой семьей.

[indent] Но каждый делает свой выбор. И Михаль сделала свой, понимая, что когда правда всплывет наружу, это уничтожит не только отца,но и маму. На счет последней девушке было больно это понимать и принимать как неизбежное, но по другому она не могла. Текущие устои надо было менять. Менять в корне. И каждый так или иначе принесет свою жертву ради всеобщего блага. Нет, Михаль не стремилась к всемирному истреблению нежити, но и не считала, что они могут быть на одной ступени с нефилимами, тем более, когда позволяют себе убивать потомков ангелов.
Впрочем, к магам у девушки претензий не было, а потому к регенту она относилась в общем-то никак. Не хорошо и не плохо. Но вот что ее беспокоило, так это его наличие здесь сегодня.
Знали бы вы, как я вас понимаю.
Михаль и сама бы с большой радостью держалась бы как можно дальше от своего отца и тем более не пошла бы к нему с чем-либо. Одного раза было больше, чем достаточно.

[indent] - Надеюсь, до этого не дойдет, - она мягко улыбнулась, уже успокоив свое сердце и смотрела на регента спокойно, не нервничая. Ошибки быть не могло. Он пришел от Джонатана. И это было удивительно. Слишком удивительно. Но свое удивление Михаль оставила при себе. Долгие годы она прятала свои эмоции так глубоко, а в последние годы еще тщательнее, что иногда ей казалось, что большую часть из них девушка разучилась чувствовать. Но вот любопытство и недоверие - эти эмоции она точно не забыла. Она не доверяла регенту,но раз Джонатан отправил его на встречу - не ей сомневаться в этом решении.

Прежде, чем она успела что-либо ответить, рука инстинктивно дернулась к клинку, но отведенная в сторону рука мага свидетельствовала о безопасности. Хотелось бы верить, что это не ловушка. Выбор был не большой. Или рискнуть и надеяться, что через пять минут ее не схватят с обвинениями, или отступить. И если она ошибется, и ловушки нет, Джонатан по голове ее не погладит.
Черт.
Михаль решила рискнуть, и вытащила свернутые бумаги из рукава, протягивая их магу.
- Было бы очень глупо с ходу признаваться в том, за что тебя казнят в самый короткий срок, - она чуть хмыкнула, смотря, как регент забирает бумаги, - но это весьма интересно конечно, - Михаль чуть улыбнулась. Интересно было то, что предателями оказываются на деле те, кого меньше всего ожидаешь увидеть по другую сторону. И не менее интересным было то, почему среди этих людей регент Нью-Йорка. ВОт уж чьи цели были сейчас для нее загадкой, так это его.

Отредактировано Mihal' Branwell (2018-09-16 03:32:34)

+4

5

[indent]  [indent] Дернулась в сторону клинка, — насмешливо хмыкнул чародей про себя. Как будто это могло спасти ее, — закончил он мысль и наконец-то принял из рук девушки столь нужные его ученику бумаги. Порой самоуверенность сумеречных охотников поражала его не меньше их тщеславия и жестокости по отношению к его собратьям. Они всегда уверены в себе и своих силах, именно поэтому они и проиграют в этой войне. Даже банальные порыв защититься со стороны дочери Консула доказывал неизбежность их краха. Конклав — один большой Дамоклов меч, рубящий на корню все, что стало или может стать в ближайшем будущем потенциальной угрозой, но при этом дети Ангела лишены вековой хитрости и мудрости, которой, к счастью, не был обделен, как и Алистер, так и другие представители Нижнего Мира. Они рубят без разбора, при первой возможности хватаясь за свои холеные ангельские клинки. Будь на месте экс-Верховного кто-нибудь помоложе, то, возможно, это и возымело хоть какое-то действие, но где же логика, где она? Потомки Разиэля безбожно растеряли ее за минувшее тысячелетие. Впрочем, ему всегда казалось, что нефилимы не шибко сильно смышленые создания. Мерзопакостная саранча, которая докучает и вызывает жуткий зуд после своих мелких укусов. Один, два раза это можно было стерпеть, что, собственно, и делала Нежить на протяжении многих столетий, но теперь времена меняются, глупость и недальновидность Конклава погубит его, как могла бы погубить магия чародея эту никчемную девчушку, если бы та осмелилась обнажить свой клинок в его присутствии.

— Тебе прекрасно известно, что я не лажу с вашим народом. Мне нет дела до того, кто его предал и что станет с этим самым человеком. В данном случае, с тобой, — не упустив возможность, он выразил свое полное безразличие к вероятной участи пособницы юного Моргенштерна. Приняв из протянутых ему навстречу рук ценные документы, мужчина опустил взгляд вниз и, развернув их, по диагонали прошелся по каждому из листов, почти что ежесекундно усмехаясь тому, что ему довелось прочесть мгновением ранее. — Вы так предсказуемы, — не прекращая кривить губы в противной ухмылке, резюмировал маг и аккуратно сложил все имеющиеся записи, после чего скрутил в цилиндр и повязал материализовавшейся из воздуха атласной летной бордового цвета. Сжав в руке труды шпионки Джонатана, темноволосый наконец поднял глаза на свою вынужденную коллегу и добавил: — Хороша работа, дорогая. Мы ценим твой вклад в общее дело, — намеренно отметив свою близкую принадлежность к организатору всего этого хаоса, сказал он и спрятал сверток документов во внутренний карман своей мантии. — Надеюсь, мы обойдемся без любезностей и просто разойдемся — кто куда, — следуя четко очерченному плану в своей голове, подвел он к моменту незамедлительного расставания. Наверное, девушке до этого приходилось иметь дело с куда более лояльными и разговорчивыми особами, но это не особо волновало Хорна. Что стоять ранним утром у черта на куличиках и обмениваться никому не нужными наборами слов и их сочетаний? Вот и он не видел в этом ничего шибко заманчивого.

[indent]  [indent] Внутренние магические рецепторы внезапно дали сигнал тревоги, и чародей перевел взгляд своих темных глаз с охотницы куда-то за ее спину. Он насторожился и очень долго и внимательно всматривался в лесную гущу, будто бы пытаясь разыскать там что-то, что столь сильно обеспокоило его. В действительности же Алистер и был занят тем, что выискивал пристальным взглядом тех, кто, возможно, был послан вслед за юной мисс Брэнвелл. И это опасение было отнюдь не беспочвенным.

— Ты привела с собой еще кого-то? Других сторонников Джонатана? — пугающее прошипел он, подскочив вплотную к девушке так быстро, что та даже не успела ухватиться за свое оружие. Сжав руками ее воротник, чародей силой заставил Михаль посмотреть на него. Казалось, еще немного, и он оторвет ее от земли и зашвырнет куда-нибудь подальше, но самообладания Хорну было не занимать, он четко ощущал границу дозволенного ему и не был намерен преступать ее даже в такой критической ситуации. — Неразумная девчонка, — только и смог промолвить мужчина, после чего разжал руки, отпустив ее. Он довольно ясно сумел прочесть недоумение и страх в глазах шпионки: не нужно быть экстрасенсом, чтобы понять, что она к этому не имеет абсолютно никакого отношения. Их преследуют другие сумеречные охотники, взявшие след Брэнвелл где-то у ворот. Пока что они еще не раскрыты, но момент был слишком близок, а идти на неоправданный риск не входило в планы чародея. — За тобой проследили, — только и проронил кареглазый, после чего резко развернулся, взметнув в воздух полны своей мантии, и направился прочь от места их неблагополучной встречи. Пройдя десяток метров в бодром темпе, он остановился и посмотрел назад на шпионку Джонатана. Ей-то бежать некуда, ее все равно поймают и казнят за измену и пособничество врагу всех детей Ангела. Такой исход определенно не устроит его ученика, и, будто бы ощутив на себе его молниеносный гнев, когда тот узнает о случившемся, Алистер тяжело вздохнул и сказал растерянной девушке: — Иди за мной, только быстрее, и не мешайся под ногами ради вашего же Разиэля, — бросил мужчина своей спутнице и продолжил путь. В такой близости от защитных башен экс-Верховный не мог распахнуть портал и улизнуть куда подальше, слишком велики создаваемые ими помехи, блокирующие его магию. Еще и волнение лей-линий, черт бы их побрал. Хорн буквально мог слышать ехидную насмешку затейницы Судьбы, решившей таким образом проучить старого глупца, выпустившего на свободу величайшее зло из когда-либо существовавших на всем белом свете. Гори в Преисподней, чертовка, — мысленно обругал он ее и кинул мимолетный взор через плечо, чтобы убедиться в том, что шпионка Джонатана не сильно отстала от него.

+2

6

- Странно в таком случае, что ты на побегушках у Моргенштерна, - пожала плечами Михаль. Впрочем, ей было не интересно, по каким причинам маг верен Джонатану, и каким образом ее пусть и троюрный, но брат, умудрился перетащить его на свою сторону. Ей в общем-то было все равно на магов и им сочувствующих. Личной неприязни к ним Михаль не испытывала, но и в лучшие друзья напрашиваться не собиралась. Для своего поступка и предательства у нее были свои причины, и к слову вот магов среди этих причин не было. А вообще, наверно, стоило бы навестить его и узнать последние новости из мира, куда власть Конклава не может дотянуться, как бы им не хотелось бы. Да уж, им бы такого шпиона, как Михаль, и быть может Конклав не доживал отведенное ему время, которого оставалось все меньше и меньше.

- Говоришь так, словно я имею вот к этому, - она ткнула пальцем в бумаги, - хоть какое отношение. Мое дело все записать. Если бы я что-то могла решать, поверь, головы членов Конклава уже весели бы на кольях при въезде, - небрежно отмахнулась девушка, - да-да, не за что. Передай моему брату, что я бы хотела с ним повидаться лично, - Михаль посмотрела на мага, чуть склонив голову. Его надменность начинала подбешивать девушку и она была согласна с каждым его последним словом. Обмениваться любезностями желания не было. Ей вообще не сильно хотелось лишний раз общаться с этим последователем Джонатана. Да. С усилением охраны определенно возникал слишком большой перечень проблем и неудобств.

-Если бы тут были другие сторонники, на кой черт я бы лично сюда пришла, - прошипела на выдохе девушка, смотря на мага и думая о том, как в другой раз воткнет ему что-нибудь в глаз, если тот позволит себе дотронуться до нее в такой форме. Однако, эти мысли быстро ушли на другой план, вытесняемые более насущными.
Чертовы дозоры. Им сменили время патруля. Вот же. Михаль замерла на месте, выбирая какую тактику избрать, чтобы сегодня на закате не стать покойницей.
-Сдается мне, они проследили твой портал, о великий маг, - сквозь зубы процедила нефелим с издевкой, доставая стило. Если уж он собирается сбежать, а ей встретиться с теми, кто пришел по их душу, то лучше бы ей правдоподобно умудриться убедить тех, кто вот-вот придет, что ей самой только что угрожала опасность и она пыталась задержать лазутчика. Правда, оставалась другая проблема. Меч дух вполне может быть применен к ней, если будет хоть малейшее подозрение.

Какой неудачный день! В сердцах воскликнула про себя девушка. Сбежать из Аликанте она могла, но это был самый наипаршивейший план. Все же, ей точно надо встретиться с Джонатаном и придумать другой способ передачи информации. Тот, при котором внезапный дозор не станет проблемой и причиной, что Михаль придется принимать помощь мага.
Но пожалуй, сейчас выбор у нее мягко говоря отсутствовал.
Убрав стило обратно и накинув капюшон, девушка быстрым шагом пошла за магом, прикидывая какой у того план. Последнее, чего она бы хотела, это вступать в бой с нефелимами. Ей не нравилось правление Конклава, устои и текущие порядки, но она никогда не хотела убивать своих братьев и сестер. С другой стороны, выбирая между их жизнями и своей, Михаль уж точно выберет свою.

+2

7

[indent]  [indent] Надо отдать Михаль должное, ее ангельские руны скорости и выносливости были на несказанной высоте. Девушка некоторое время отставала от чародея на несколько метров, но вскоре поравнялась с ним и шла почти нога в ногу, как на каком-то показательном марше в честь дня победы. Стиснув зубы и окинув спутницу не предвещающим ничего хорошего взглядом, Алистер ускорил шаг и чуть не споткнулся о какую-то корягу, внезапно появившуюся из рыхлой весенней земли. Подобрав полы своей мантии, чтобы и те ненароком не стали причиной его стремительного падения лицом в грязь, Хорн тихо выругался на ктонианском себе под нос и на время оторвал взор от того, что лежало у его ног и могло помешать скорейшему побегу куда-нибудь далеко и надолго. Экс-Верховный так привык к ровному асфальту в Нью-Йорке, что уже и забыл о том, что кроме него в этом мире есть иные поверхности, куда более проблематичные, чем неровный паркет, который, к слову, и без того редко попадался ему под ноги. Сосредоточенный взор то и дело блуждал по окрестностям, выискивая его преследователей. Весьма ограниченная в этом месте магия давала ему только примерное местонахождение противника, поэтому и приходилось держать себя на взводе, чтобы в случае чего не напороться на какого-нибудь вооруженного верзилу, решившего срезать путь и скорее нагнать своих жертв.

— Когда в следующий раз вздумаешь показать свои коготки, не забывайся о том, с кем ты говоришь. Может, здесь я и не так силен, как в любом другом места на Земле, но все же способен выбить дурь из твоей прелестной головки, — назидательным голосом произнес регент и тут же увернулся от очередной ветки, решившей как следует отхлестать его по лицу. Спалить бы тут все к отцу дражайшему, — мелькнула мысль, полная раздражения, в его голове, и мужчина отодвинул голову на пару сантиметров в сторону, вновь лишив здешнюю фауну возможности воздать ему по заслугам.

[indent]  [indent] Они шли уже с десяток минут, с каждый пройденным метром Алистер все больше ощущал, что железные тиски магии защитных башен ослабевают, а силы наполняют его тело до краев. Еще немного, — нетерпеливо подумал маг и прибавил ходу, надеясь успеть выйти за пределы границ города, пока их не нагнал настойчивый патруль, который, к слову, был уже совсем близко. Пару раз темноволосый судорожно озирался назад и, казалось, слышал, как шуршат листья вдалеке. Это плохо, очень плохо, — не унимался он. Они уже спустились вниз с холма, попав в небольшую долину, когда на вершине, там, где они были минутой ранее, на солнце блеснули обнаженные ангельские клинки.

— Так нам не убежать, — наконец признал чародей и сбавил шаг. Даже под действием усиливающих заклинаний Хорн не мог сравниться с сумеречными охотниками в скорости. По крайней мере, не сейчас, когда лей-линии бушуют и мешают должному эффекту его чар. — Но можно попытать удачу, верно? — задал он вопрос, не требующий ответа. Преследователи нагонят их рано или поздно. Через минуту или через десять. Разницы нет. Однако, им можно помешать, и именно это экс-Верховный и намеревался сделать. Собрав воедино всю магию, что уже успела вернуться к нему обратно, он принялся очерчивать в воздухе причудливые колдовские узоры: плетения были яркого красного цвета, блестящего в рассветных лучах восходящего из-за пиков заснеженных гор солнца. За считанные секунды закончив свою работу, чародей взмахнул рукой — и заклинание воплотилось в реальность: земля неподалеку от них покрылась мириадами тонких трещин, из которых вырвался такой же алый, как и недавние магические символы, огонь, взметнувшийся высоко вверх. Теперь между ними и патрулем, крепко севшим им на хвост, образовался пылающий лабиринт, постоянно расширяющийся и меняющий свою форму благодаря все новым разрывам в земле. — Теперь поспешим, — промолвил он излишне самодовольно, убедившись в том, что чары проработают достаточно долго, чтобы замедлить сумеречных охотников.

[indent]  [indent] Правда, в сложившихся условиях задача бегства изрядно усложнилась, ведь до момента сотворения преград на пути противника Хорн рассчитывал затраты только на открытие нескольких порталов: одного для Михаль, а другого для себя любимого. Потратив приличное количество энергии, чародей нуждался в отдыхе — не говоря о том, что теперь им придется пройти расстояние втрое больше запланированного, чтобы избежать собственной поимки и вечернего свидания с плахой в Гарде. — Никогда более не буду назначать встречи в Аликанте, здесь просто отвратительные условия для труда, — проворчал мужчина и посмотрел на свою спутница. Если ему не показалось, та тоже пребывала не в лучшем расположении духа. Еще бы! Каждый день ведь приходится радоваться толпе вооруженных мужланов, жаждущих предать тебя огню за пособничество их злейшему врагу.

[indent]  [indent] Перепрыгивая непонятно откуда возникающие кочки и впадины, двое последователей Джонатана мчались напрямик через густой лес. Еще один холм, всего один холм, — повторял он из раза в раз, но с каждый пройденной отметкой, выставленной им у себя в голове, чародей вновь и вновь недовольно цокал языком, понимая, что они еще недостаточно далеко отошли от защитных сооружений Аликанте. — Никто же не знает о том, что именно ты покинула город? Я не думаю, что вашим специалистам по зубам мои скрывающие чары, наложенные на открытый портал. Если они знают, то ты должна уйти со мной, если нет, то я переправлю тебя на другую сторону — так, чтобы ты незамеченной могла вернуться обратно и продолжить докладывать Джонатану о планах Совета, — неожиданно решил уточнить Алистер. Этот вопрос можно было задать и позже, но решение, по его мнению, было необходимо принять в данный момент. Даже если эта девушка и будет полезна Моргенштерну в чем-то еще, в чем сам Хорн искренне сомневался, он должен доставить ее к нему, а там пусть делает с ней все, что взбредет ему в голову.

+2

8

Плюс того, что она уже который год жила в Идрисе - это то, что Михаль уже привыкла к здешней природе. Привыкла к тому, что под ногами не асфальт, нет машин, электроники, нет ничего из современного мира. Здесь словно попадал в прошлое, после шумных мегаполисов, но находясь здесь так долго, не сложно быстро перемещаться по лесам, тропинкам, ловко переступая между корягами и корнями деревьев. В этом у нее было явное преимущество перегд магом, которому даже мантию пришлось приподнять. ДА, жизнь в городе его определенно избаловала в плане удобств. Зато Михаль вполне себе быстро шла рядом, не споткнувшись ни разу и даже не думая о том, что надо приподнять полы накидки. Ей она не мешала, а удобная местная обувь и того облегчала жизнь. И руны. Конечно же, куда без них. Сейчас, да и впрочем как всегда, они идеально выполняли свою роль, помогая девушке быстро и ловко двигаться рядом с магом, который посматривал на нее недобрым взглядом.
Да, тандем был тот еще. Два создания не переносящих по сути друг друга на дух, должны были вместе спасаться от карающего взора Аликанте и ангельских клинков дозорных, которые те точно пустят в ход, если настигнут.

- Я еще и не показывала их, - Михаль хмыкнула и глянула в глаза магу. Она уважала их опыт и мудрость, но их заносчивость и то, что они считали себя всесильными, бесило неимоверно. А еще бесило, что сейчас она и ее жизнь зависели от Алистера. Мысль, что она зависит и еще при этом окажется в неком долгу перед магом вызывало внутри чувство отвращения и ужаса, но сейчас выбора не было, и приходилось мириться с этой вынужденной мерой, - но когда надумаю, я обязательно тебя предупрежу и буду иметь ввиду твои слова.
Михаль вдохнула и ускорила шаг, наблюдая, как неуютно магу в здешней природе. Да и сама природа реагировала на него. В этом у Михаль было преимущество. Здесь все было к ней благосклонно, в отличии от тех, кто был нежитью. Все, кроме бежавших по следу дозорных сумеречных охотников.

Кажется, они шли след в след и чтобы настигнуть беглецов, им не хвала буквально минуты другой. Это заставляло биться сердце быстрее, думая о том, насколько быстро произведут суд над дочерью Консула. Хотя, с учетом этого факта, это может быть и очень долгим процессом. Что Михаль точно не хотела на себе испытать больше, чем саму казнь, так это пытающие руны. Она стойко переносила боль, любую. Но видела, как корчатся те, к кому Инквизитор применял эти руны, и что-то подсказывало девушки, что она не из тех, кто сможет держать себя в руках под ними. 

- Весьма впечатляюще, - она кивнула на работу мага, прекрасная зная, как ему сложно колдовать в Идрисе, а тем более так близко к Аликанте. Поэтому, не смотря на все свое отношение к ситуации и вообще, Михаль честно была впечатлена и с уважением отнеслась к сотворенному, - ладно, надеюсь нас и правда не поймают, твоей смерти мне захотелось немного меньше, хотя, не питаю надежды что ты не думаешь о том, как было бы проще всадить мне мой же клинок в сердце и свалить от сюда как можно скорее, - она усмехнулась и поправила капюшон накидки. Она бы может и рада была бы пошутить над ситуацией, нов се же события не внушали оптимизма. Даже с учетом того, что сделал маг, вариант с сжиганием на закате все еще висел над головой, похуже меча смерти.

-  Хорошая мысль, обязательно передай ее Джонатану, - отозвалась девушка, продолжая идти рядом с магом, прислушиваясь к движению за спиной. Кажется, их преследователи все же отстали. Оставалось надеяться, что эта фора не исчезнет и они смогут от сюда выбраться.
- Нет, но если знают, то возвращаться мне сюда определенно дорога заказана будет. Впрочем, если они знают меня о смерти и пыток спасет разве что пластическая операция или очень мощные чары, - она покачала головой. Менять внешность не хотелось. Терять возможность передавать данные Джонатану тоже. Да и нет, они не знали кого преследуют. Просто искали нарушителей. Если бы знали, что это Михаль, их бы уже поймали, настолько быстро, насколько это вообще возможно, - так что, я за тот план, при котором я потом незаметно вернусь обратно и спокойно зайду домой в Гарде.

+1


Вы здесь » Sacra Terra: the descent tempts » A problem of memory » Running with the devil [16.04.2018]